ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Сверхурочная любовь

 

Сверхурочная любовь

29 декабря 2013 - Юрий Алексеенко
За пустым столом бездельничает,  коротая рабочий день, ведущий инженер Сушняков Ирин Иванович. День уже близится к концу, но жестокосердные часы издеваются над несчастным специалистом, мучают душу черепашьим ходом к заветным 16 часам 30 минутам. Ему хочется на волю, - в любимую забегаловке "У корыта" в Стемяшинском переулке, где ждёт кружечка живого бердянского пива, пакетик чипсов и стайка дружков, таких же как он бездельников и неудачников, которые потом обязательно предложат раскатать пару бутылочек "Путинки" в честь наступающего Нового года.

Измученный настенными часами, Ирин Иванович берёт с верхнего ящика стола белый лист бумаги и выводит на нём для успокоения красным маркером слово: "Счастье". Потом почесав  тупым и ребристым концом колпачка лоб, добавляет следующую пляшущую группку букв: "Пиво". И ставит между ними дефис, а в конце восклицательный знак. 

На душе немного отлегло. Забегали приятные мыслишки, замельтишили в голове, как на экране,  лица собутыльников, стеклянные кружки с  белой шапкой, чипсы и чистая как слеза водочка.... 

 И вот тут, на самой приятной картинке, заголосил начальник. Впрочем, всё было немного не так. Вначале заскрипело его кресло. А уже потом понеслось:

-Не понял я!? Какие ты тут, в таблице, за цифры поставил,а !?

У Сушнякова задражали коленки. Раздался шлепок - упала со стола руководителя тонкая папка с отчётами. Её зацепил локтём расверипевший начальник, Виктор Исаакович Щипательнов, полулысый маленький человечик, на лице которого всегда был нарисован один и тот же смайлик - "я вас всех ненавижу". 

Уткнувшаяся в листок голова Ирина Ивановича не шевелится, напряженна и своим загадочным полу наклоном как бы говорит всему миру : я думаю о работе и только о ней. Рука, повинуясь гундосному окрику начальника, выводит маркером следующую группку буквочек, но уже твёрдых и уверенных: "Козёл". И ставит в конце жирный восклицательный знак.

-Что случилось, Виктор Исаакович ?! - Поднимая к верху глаза, любезно спрашивает Ирин Иванович,  слегка заискивающе улыбаясь. 

- А Ничего ! Пустяки ! Просто я не знаю, что с вами делать, бездарями, бездельниками и тупарями ! - Громко выражался обо всех и вся, сверкая передними золотыми коронками, Щипательнов.

Слова эти больно ударили по самолюбию подчинённых, сидящих в тесной и душной комнатке и истомившихся ожиданиями свободы. .Лишь одна дамочка, у окна, за полукруглым столом, похожим на секретарский, продолжала невозмутимо красить ногти и высокомерно  поглядывать на все остальных. 

На бумаге Ирина Ивановича появляется новая группа букв без знаков препинания: "сучка начальничья подлючка стукачка" и рисуется фигурки двух вцепившихся друг в друга  и целующихся особ в неприличной позе.

 С крайнего у двери стола подскакивает и несётся к упавшей папке побелевшая сотрудница лет двадцати. Простучав коблучками по проходу, она схватила её дрожащими руками и, нежно погладив, уложила обратно на стол начальника.
  
- Вы нечаянно обронили. Возьмите, Виктор Исаакович, Здоровья вам и благополучия в Новом году. - Робко, будто мышка, шуршит она милыми губками.

Начальник с выпученными глазами осматривает молодую и совсем ещё неопытную сотрудницу,  затем - нагловатую, одарённую опытом и вниманием начальника  дамочку у окна, как бы ища в её глазах сочувствия и понимания. 

- Вера, подай мне авторучку, паста закончилась, - почти шёпотом воркует ей Щипательнов, а потом противно и рвуще на части снова визжит -  А ты, Маша, сядь на место ! Не твой час со мной разговаривать!

Покрутив ноздрями, как бычок перед тёлкой, он воротит голову к Свешникову и дикими глазами всверливается в его физиономию.
 
Смайлик на лице начальника приобретает выражение "сейчас я тебя порву".
 
У Свешникова заклокотало всё внутри. Рука его дрожаще добавляет к слову "козёл" ещё три восклицательных знака. 
 
Он с надеждой смотрит на капризные часы, висящими на стенке, над головой руководителя, и видит как жестокосердные стрелки медленно подтягиваются к  четырём часам.  Маркер вновь скрипит в его руках, жирно выводя, красным по белому: "Падлы батарейковые!"

Округлённые глаза начальника продолжают ритмично, секунда за секундой, выстреливать лучи неприязни в физиономию затравленного Свешникова. Наконец-то Душещипательный высказывает причину своей возбудимости: 

- На кой ляд, ты, Ириска, вздумал поставить себе в табеле три дня отгула, а мне и Верочке - ни одного. Мы  тоже по выходным работали. Не подпишу эту галиматью !

Дрожь в коленках Свешникова мгновенно исчезает, улыбка испаряется, как капелька на горячей плите, зато в груди всё начало переворачиваться и возмущаться.

- Я, Виктор Исаакович, не знал, что у вас с Верой отдельный график сверхурочных выходов! Говорить надо, что по воскресеньям на работу с ней ходите. И вообще, я не Ириска и тем более не Иринка, как вы с Верой любите меня за глаза обзывать. Зовут меня Ирин Иванович....Мама меня так в свидетельстве о рождении записала...

Бледная Маша густо краснеет, на Веру наплывают новые приливы высокомерия и ненависти, а рука Свешникова вырисовывает на бумаге абракадабру в виде офисного диванчика и над ним зависают два висёленьких смайлика с розочками в руках.
 
-Ты давай это... того... не выдумывай тут странности, а дописывай нам с Верой отгулы, я подпишу.... - переходит на более мягкий тон начальник. - Мы с ней может быть по воскресеньям трудимся, не вынимая мечей из ножен,- столько бумаг перелапачиваем - тебе и не снилось.

-Да откуда я знаю, чем вы по воскресеньем в пустых помещениях занимаетесь ! - продолжает юродствовать над начальником Свешников. - Мне, ответственному за табель,  всё равно-что писать в клетках ! Говорить нужно, чтоб я знал !

 Бедная Маша соскакивает с места и словами: "Боже мой, какое бестыдство", прикрывая лицо обеими руками, выбегает из кабинета, громко  хлопнув дверью.

У начальника аж ёкнуло всё внутрях, а Вера выронила из рук  крыжечку из под лака и снова обдала присутствующих уничтожающим взглядом.

-Как ты мог нас тут всех расстроить своими подозрениями !? - Нервно, хлопая ресницами, снова наскакивает на Сушнякова начальник. - А в адрес Веры зачем бестактности говоришь ? Мы же с ней пока вы тут дурку валяете  денно и нощно на коллектив трудимся....

Свешников супится,  склоняет непокорную голову над бумагой, выказывая внутреннее неуважение к  начальнику, а уверенная рука его выводит маркером: "сука и кобель, безрожий". 
 
Приподнимаясь со стола и облокотившись двумя руками о стол, Вера  смотрит на пляшущий в руках Свешникова маркер и  пытается издали прочитать его писанину.

- Чё ты там пишешь ? - интересуется начальник.
 
- Новый график выходов составляю. Чтоб вам с Верой, не блекло было очертенную зарплату получать. Копеечки ваши золотые обсчитываю.

Вера полушёпотом шепчет:

-Витя,да  он там рисует что-то....

В ответ Свешников пишет новую комбинацию из букв: "Сучка глазастая и вообще падла". 
-Сколько вам выходов ставить в табеле ? - Закрывая листок рукою, спрашивает Ирин Иванович.

- Как и положено ещё четыре, а Вере пять, она ещё в воскресенье дополнительно вечером отрабатывала с начальником службы протокола, отчёт ему помогала писать.

Свешников хмурится, кивает головой в знак согласия и пишет маркером: "Местный Вавилон, шведское семейство".

Вера по прежнему тянет шею в сторону стола Ирина Ивановича, крутит головой, заглядывает под его руку, но ничего неможет разглядеть. Злится. 

А маркер между тем вовсю разошёлся и вырисовывает: "Вавилонская блудница и кабелячья подстилка".

-Давай, давай записывай нам с Верой выхода,- успокаивается начальник. - Мы с ней ради вас потеем по воскресеньям, чтобы у тебя, Ириска, зарплата тяжелела деньгами.
-Да что я Исаакыч, не понимаю.... -соглашается Свешников. -Если бы не вы мы бы с Машей загнулись от безденежья. 

К слову "Козёл" он добавляет ещё три жирных восклицательных знака, а напротив надписи "Вавилонская блудница и кабелячья подстилка" рисует домик и пишет над ним - " сверхурочная работа -это публичный дом".

Затем добавляет: "и доходный бизнес".
 

© Copyright: Юрий Алексеенко, 2013

Регистрационный номер №0178033

от 29 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0178033 выдан для произведения: За пустым столом бездельничает,  коротая рабочий день, ведущий инженер Сушняков Ирин Иванович. День уже близится к концу, но жестокосердные часы издеваются над несчастным специалистом, мучают душу черепашьим ходом к заветным 16 часам 30 минутам. Ему хочется на волю, - в любимую забегаловке "У корыта" в Стемяшинском переулке, где ждёт кружечка живого бердянского пива, пакетик чипсов и стайка дружков, таких же как он бездельников и неудачников, которые потом обязательно предложат раскатать пару бутылочек "Путинки" в честь наступающего Нового года.

Измученный настенными часами, Ирин Иванович берёт с верхнего ящика стола белый лист бумаги и выводит на нём для успокоения красным маркером слово: "Счастье". Потом почесав  тупым и ребристым концом колпачка лоб, добавляет следующую пляшущую группку букв: "Пиво". И ставит между ними дефис, а в конце восклицательный знак. 

На душе немного отлегло. Забегали приятные мыслишки, замельтишили в голове, как на экране,  лица собутыльников, стеклянные кружки с  белой шапкой, чипсы и чистая как слеза водочка.... 

 И вот тут, на самой приятной картинке, заголосил начальник. Впрочем, всё было немного не так. Вначале заскрипело его кресло. А уже потом понеслось:

-Не понял я!? Какие ты тут, в таблице, за цифры поставил,а !?

У Сушнякова задражали коленки. Раздался шлепок - упала со стола руководителя тонкая папка с отчётами. Её зацепил локтём расверипевший начальник, Виктор Исаакович Щипательнов, полулысый маленький человечик, на лице которого всегда был нарисован один и тот же смайлик - "я вас всех ненавижу". 

Уткнувшаяся в листок голова Ирина Ивановича не шевелится, напряженна и своим загадочным полу наклоном как бы говорит всему миру : я думаю о работе и только о ней. Рука, повинуясь гундосному окрику начальника, выводит маркером следующую группку буквочек, но уже твёрдых и уверенных: "Козёл". И ставит в конце жирный восклицательный знак.

-Что случилось, Виктор Исаакович ?! - Поднимая к верху глаза, любезно спрашивает Ирин Иванович,  слегка заискивающе улыбаясь. 

- А Ничего ! Пустяки ! Просто я не знаю, что с вами делать, бездарями, бездельниками и тупарями ! - Громко выражался обо всех и вся, сверкая передними золотыми коронками, Щипательнов.

Слова эти больно ударили по самолюбию подчинённых, сидящих в тесной и душной комнатке и истомившихся ожиданиями свободы. .Лишь одна дамочка, у окна, за полукруглым столом, похожим на секретарский, продолжала невозмутимо красить ногти и высокомерно  поглядывать на все остальных. 

На бумаге Ирина Ивановича появляется новая группа букв без знаков препинания: "сучка начальничья подлючка стукачка" и рисуется фигурки двух вцепившихся друг в друга  и целующихся особ в неприличной позе.

 С крайнего у двери стола подскакивает и несётся к упавшей папке побелевшая сотрудница лет двадцати. Простучав коблучками по проходу, она схватила её дрожащими руками и, нежно погладив, уложила обратно на стол начальника.
  
- Вы нечаянно обронили. Возьмите, Виктор Исаакович, Здоровья вам и благополучия в Новом году. - Робко, будто мышка, шуршит она милыми губками.

Начальник с выпученными глазами осматривает молодую и совсем ещё неопытную сотрудницу,  затем - нагловатую, одарённую опытом и вниманием начальника  дамочку у окна, как бы ища в её глазах сочувствия и понимания. 

- Вера, подай мне авторучку, паста закончилась, - почти шёпотом воркует ей Щипательнов, а потом противно и рвуще на части снова визжит -  А ты, Маша, сядь на место ! Не твой час со мной разговаривать!

Покрутив ноздрями, как бычок перед тёлкой, он воротит голову к Свешникову и дикими глазами всверливается в его физиономию.
 
Смайлик на лице начальника приобретает выражение "сейчас я тебя порву".
 
У Свешникова заклокотало всё внутри. Рука его дрожаще добавляет к слову "козёл" ещё три восклицательных знака. 
 
Он с надеждой смотрит на капризные часы, висящими на стенке, над головой руководителя, и видит как жестокосердные стрелки медленно подтягиваются к  четырём часам.  Маркер вновь скрипит в его руках, жирно выводя, красным по белому: "Падлы батарейковые!"

Округлённые глаза начальника продолжают ритмично, секунда за секундой, выстреливать лучи неприязни в физиономию затравленного Свешникова. Наконец-то Душещипательный высказывает причину своей возбудимости: 

- На кой ляд, ты, Ириска, вздумал поставить себе в табеле три дня отгула, а мне и Верочке - ни одного. Мы  тоже по выходным работали. Не подпишу эту галиматью !

Дрожь в коленках Свешникова мгновенно исчезает, улыбка испаряется, как капелька на горячей плите, зато в груди всё начало переворачиваться и возмущаться.

- Я, Виктор Исаакович, не знал, что у вас с Верой отдельный график сверхурочных выходов! Говорить надо, что по воскресеньям на работу с ней ходите. И вообще, я не Ириска и тем более не Иринка, как вы с Верой любите меня за глаза обзывать. Зовут меня Ирин Иванович....Мама меня так в свидетельстве о рождении записала...

Бледная Маша густо краснеет, на Веру наплывают новые приливы высокомерия и ненависти, а рука Свешникова вырисовывает на бумаге абракадабру в виде офисного диванчика и над ним зависают два висёленьких смайлика с розочками в руках.
 
-Ты давай это... того... не выдумывай тут странности, а дописывай нам с Верой отгулы, я подпишу.... - переходит на более мягкий тон начальник. - Мы с ней может быть по воскресеньям трудимся, не вынимая мечей из ножен,- столько бумаг перелапачиваем - тебе и не снилось.

-Да откуда я знаю, чем вы по воскресеньем в пустых помещениях занимаетесь ! - продолжает юродствовать над начальником Свешников. - Мне, ответственному за табель,  всё равно-что писать в клетках ! Говорить нужно, чтоб я знал !

 Бедная Маша соскакивает с места и словами: "Боже мой, какое бестыдство", прикрывая лицо обеими руками, выбегает из кабинета, громко  хлопнув дверью.

У начальника аж ёкнуло всё внутрях, а Вера выронила из рук  крыжечку из под лака и снова обдала присутствующих уничтожающим взглядом.

-Как ты мог нас тут всех расстроить своими подозрениями !? - Нервно, хлопая ресницами, снова наскакивает на Сушнякова начальник. - А в адрес Веры зачем бестактности говоришь ? Мы же с ней пока вы тут дурку валяете  денно и нощно на коллектив трудимся....

Свешников супится,  склоняет непокорную голову над бумагой, выказывая внутреннее неуважение к  начальнику, а уверенная рука его выводит маркером: "сука и кобель, безрожий". 
 
Приподнимаясь со стола и облокотившись двумя руками о стол, Вера  смотрит на пляшущий в руках Свешникова маркер и  пытается издали прочитать его писанину.

- Чё ты там пишешь ? - интересуется начальник.
 
- Новый график выходов составляю. Чтоб вам с Верой, не блекло было очертенную зарплату получать. Копеечки ваши золотые обсчитываю.

Вера полушёпотом шепчет:

-Витя,да  он там рисует что-то....

В ответ Свешников пишет новую комбинацию из букв: "Сучка глазастая и вообще падла". 
-Сколько вам выходов ставить в табеле ? - Закрывая листок рукою, спрашивает Ирин Иванович.

- Как и положено ещё четыре, а Вере пять, она ещё в воскресенье дополнительно вечером отрабатывала с начальником службы протокола, отчёт ему помогала писать.

Свешников хмурится, кивает головой в знак согласия и пишет маркером: "Местный Вавилон, шведское семейство".

Вера по прежнему тянет шею в сторону стола Ирина Ивановича, крутит головой, заглядывает под его руку, но ничего неможет разглядеть. Злится. 

А маркер между тем вовсю разошёлся и вырисовывает: "Вавилонская блудница и кабелячья подстилка".

-Давай, давай записывай нам с Верой выхода,- успокаивается начальник. - Мы с ней ради вас потеем по воскресеньям, чтобы у тебя, Ириска, зарплата тяжелела деньгами.
-Да что я Исаакыч, не понимаю.... -соглашается Свешников. -Если бы не вы мы бы с Машей загнулись от безденежья. 

К слову "Козёл" он добавляет ещё три жирных восклицательных знака, а напротив надписи "Вавилонская блудница и кабелячья подстилка" рисует домик и пишет над ним - " сверхурочная работа -это публичный дом".

Затем добавляет: "и доходный бизнес".
 
Рейтинг: +2 152 просмотра
Комментарии (1)
Надежда Рыжих # 22 января 2014 в 15:36 0
А вот тут я похохотала всласть! К ак все точно и емко!