ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Справедливость, цена

 

Справедливость, цена

26 февраля 2014 - Тарас Гупало
Темнота и тишина – главные союзники вора, только первая защитит тебя, а вторую приходится хранить самому. Все как обычно.
Лар Лесли шел по темному коридору второго этажа большого богато обставленного здания. Он идеально сливался с тенями, отбрасываемыми монолитными предметами мебели, беззвучно вознося хвалу пристрастию хозяина дома к роскоши, и последними словами проклиная сволочную яркую Луну.
Да, не самая удачная ночь, чтобы забираться в жилище такой одиозной личности, как Марон Тарцит, впрочем, для подобного подвига вообще трудно найти удачное время. Еще на подходе к двухэтажному дому этого недавно поселившегося в Кронбурге невероятно богатого купца, по всему телу Лара пробежала дрожь. Не от страха, разумеется, а в результате сканирования внештатным вором тайной канцелярии королевства здания, в котором обитал Тацит на предмет наличия в нем магических ловушек. Результат этот, надо сказать, превосходил все ожидания и опасения Лара. Амулет поисковик прямо вибрировал в его руках, передавая вышеупомянутую дрожь своему владельцу. Ловушек не было разве что в сортире, на первом этаже, да и в этом, если честно, Лесли крепко сомневался. Это ж сколько надо денег отвалить за такую сеть безопасности?!
Непростая эта личность, Марон Тарцит, ох непростая!
Но лучше рассказать обо всем по порядку. Лар помнил, как менее пяти лун назад в столице внезапно, словно Батеш из пивного бокала, появился великолепный сэр Марон. Впрочем, нет, сэром он стал несколько позднее, когда король Стигий Второй личным указом пожаловал купцу дворянство и титул графа. Каково, а?! Подобного стремительного роста при дворе не помнят даже придворные хронисты. И главное, за что?! Да, торговля его шла замечательно, на зависть всем. Да что там шла, летела, неслась, обгоняя самых удачливых и матерых кронбургских работников купли-продажи. Но, такой успех никак не объясняет столь быстрого получения титула. Конечно, Всеведающим посланному правителю лучше знать, кого и как облагодетельствовать, однако… Однако, тайная канцелярия, которая выше всего ставила интересы короны, уделила вошедшей на общественный небосклон новой звезде пристальное внимание. И, надо полагать, не зря. Вскоре выяснилось, что господин Тарцит в торговой среде человек новый и занимается своим ремеслом не больше полутора лет, не состоял ни в одной купеческой гильдии, но, не смотря на все эти негативные для подобной деятельности факты, сэр Марон обладал удивительно богатой и разветвленной сетью связей. Вот так, на пустом месте в королевстве появилась личность такого размаха. Бывает подобное? Вот именно. И, поскольку, в тайной канцелярии не было ни детей, ни дураков, верящих в чудеса подобного рода, то на экстренном заседании высшими чинами организации было принято решение о тайном проникновении в жилище графа. Конечно же, секретарь канцелярии, герцог Мариньи шел на огромный риск, скандал мог подняться нешуточный, но с другой стороны, вся эта история пахла… Да Батеш знает, чем она пахла! Как бы то ни было, а любая необъяснимая странность, что касалась, или хотя бы теоретически могла касаться безопасности королевской власти, вызывала у герцога головную боль и зуд пониже спины.
И вот, вызванный в один час по полудни на ковер к высокому, хоть и неофициальному начальству, озадаченный и озабоченный важнейшим поручением, Лар Лесли, как следует подготовившись к ночной вылазке, проник в дом и бесшумно держал курс к спальне «внезапного Графа», как называл купца сам внештатный вор. По дороге Лар старательно обходил, а местами и дезактивировал многочисленные смертоносные сюрпризы, как магического, так и немагического происхождения. Ну теперь-то понятно, -размышлял он, - куда подевались Рик «Игла» и Берт «Сапожник». К Тарциту их потянуло. Ну не дураки ли?
Тут Лесли себя одернул: «сам-то хорош». Впрочем, как раз у внештатного вора особого выбора не было. Либо выполняй приказ, либо, в лучшем случае, гуляй на все четыре стороны, но когда, спрашивается, в тайной канцелярии выпадали эти самые лучшие случаи? В худшем же…
- Не понял, - Лар Лесли настолько был удивлен видом крадущейся к окну темной фигуры, что выразил свое недоумение вслух.
Фигура на короткий миг замерла и, кажется, быстро бросила взгляд на так некстати обнаружившегося конкурента, а в том, что они оба сюда не колыбельную хозяину петь пришли, ни у кого сомнений не возникло.
«Замечательно, Батеш вас всех обними, - мелькнуло в голове у внештатного вора не жилище графа, а проходной двор!»
Первый удар Лесли пропустил. В глазах его на секунду вспыхнули неведомые здешним астрологам созвездия, и Лар уже на одном инстинкте успел отпрыгнуть, чтобы не получить в челюсть вторично. На этом его удача и закончилась, как и удача всей живущей в доме прислуги, да и хозяина, за одно. Его противник поняв, что выграл необходимое для бегства мгновение бросил что-то под ноги вору канцелярии и, разбив оконное стекло, выпрыгнул на улицу. Скорее всего, ушел через портал, открыв тот прямо в воздухе. Профессионализма у этого парня хватило бы и не на такое.
В следующий миг, Лесли весь покрылся холодным потом. Амулет поисковик опознал брошенный на пол маленький предмет и задрожал, как руки кабацкой телепни с утра. Со всех сторон послышались голоса растревоженной челяди графа. Время пошло на секунды.
Видимо, сегодня если Лар и исчерпал свой слишком уж небольшой лимит удачи, то, все-таки, не полностью. Выпрыгнуть в разбитое окно он все же успел, а брошенный на пол коридора предмет тем временем принялся активировать все магические ловушки в доме. Правда, Лесли этого уже не видел. Обычно удивительно ловкий, он упал как набитый мешок на землю под окном. Милостивая темнота укрыла от него сполохи разгорающегося дома Марона Тарцита. Не услышал он и взрыва, после которого вышеуказанный дом перестал существовать.

* * *
- Присаживайтесь, господа, присаживайтесь, - его высочество Франц Мариньи, племянник его величества короля, герцог Артанский и секретарь тайной канцелярии окинул цепким взглядом собравшихся в кабинете своих помощников, - вина не предлагаю, уже не обессудьте, разговор предстоит серьезный.
Все расселись в удобные кресла. Герцог еще раз осмотрел обоих посетителей кабинета. Его первый заместитель, молодой невысокий человек, в котором, однако, угадывалась немалая физическая сила. Потомственный дворянин, великолепно образованный, он, казалось, был просто создан для своей должности. Именно его, барона Луквиста, секретарь канцелярии прочил себе в приемники. Второй дворянином не являлся. Бриган Амерли, он же Бриг Зрачок главенствовал над гильдией нищих и был бесценным кадром в организации Мариньи. Огромная сеть информаторов, агентура, которой позавидовала бы служба безопасности любого соседнего королевства, все это и многое другое было к услугам канцелярии благодаря господину Амерли.
- Итак, начнем, господа, - после недолгого молчания молвил Мариньи, - что же мы имеем на сегодняшний день? И прошу вас без чинов и титулов, не на светском приеме. Сегодня ночью, как вы знаете, сгорел дом графа Тарцита, и произошло это как раз в то время, когда наш человек выполнял поручение канцелярии. Томас, это же вы ставили ему задачу вчера вечером?
- Конечно, сэр, - кивнул Луквист, - дело слишком необычное и серьезное, чтобы я мог поручить его кому-то из своих подчиненных. Могу добавить, что этот Лар Лесли - вполне квалифицированный и надежный человек. Он должен был проникнуть в жилище Графа и добыть хотя бы малейшие сведения о причинах его успеха в торговли и при дворе. Вы ведь знаете, сэр, что как купцу, господину Тарциту нет цены, вернее, он сам может назначить эту цену. Он может продать что угодно, и если бы у сэра Марона возникнет желание продать ночной горшок трактирщика «Пьяной курицы», можете ни в чем не сомневаться. Слава Всеведающему, подобные мысли его не посещают, да и вообще стоит признать, что при всех своих возможностях Тарцит хоть и занимается торговлей в поистине огромных масштабах, но ни разу не был замечен в безбожном задирании цен.
-Ну, это как раз мне известно. Кстати, как он? – взгляд герцога обратился к главе гильдии нищих, - раны не слишком тяжелые, мы сможем в ближайшее время допросить его?
- Мои соглядатаи видели, как графа всего обожженного доставили к знахарям. Нам чертовски повезло, что этот человек остался жив, кружку для подаяний ему в задницу! – Зрачок никогда не отличался культурой речи, а сейчас ко всему он был еще и сильно раздосадован, - пусть он свое богатство и титул намотает себе на передок! Я потерял сегодня своего ученика, в доме этого торгаша, словно, дверь к Батешу в гости открылась, здание рвануло так, что стоящему в сорока шагах от него Мэлвину оторвало голову какой-то прилетевшей балкой. Хотел бы я знать, что в этом треклятом городе происходит.
Забывшись, последние слова Бриган уже прокричал.
- Мы и сами не против были бы узнать это, - успокаивающе сказал Мариньи, - и, клянусь пятым пунктом общего закона, мы об этом узнаем. Лесли пришел в себя?
- Еще нет. Все-таки ему сильно досталось, - ответил заместитель секретаря своему начальнику.
- Как только он очнется, немедленно допросить. Я хочу понять, что стряслось в жилище графа. Ладно, а теперь о главном. Сегодня, как только я узнал о происшествии, то послал зов с нижайшей (это слово герцог произнес с неким сарказмом в голосе) просьбой прибыть сюда Архимага Платония…
- Адовы дети! – перебил герцога Бриган, - опять маги будут совать свой прыщавый нос в наши дела!
- … а пока он не прибудет в город, - продолжал Мариньи, словно не обратив внимания на этот крик души главного нищего, и скользя взглядом по одному из листов бумаги, лежавшему у него на столе, - нам предстоит взять в оборот господина графа. Я получу разрешение на допрос у короля, тем более, я уверен: чтобы до сего момента не помогало Тарциту – он это уже потерял.
- Почему? – в один голос поинтересовались его подчиненные.
- Согласно этому донесению, - вздохнул секретарь тайной канцелярии, западное хранилище ордена золотого мешка, которое обслуживало исключительно Графа Марона, сегодня за два часа перед рассветом было ограблено. Сами посудите: дом сгорел, денег нет. Удача покинула нашего дорогого графа. Я лично его допрошу.

***
- Это монета, ваше высочество, - граф Тарцит лежал на просторной кровати. Часть его лица была покрыта страшными ожогами, купец тяжело дышал, время от времени вздрагивая от боли и запинаясь на каждом слове, - у…меня…украли…монету.
- Что за монета? – Франц Мариньи рывком склонился над пострадавшим и, видимо, умирающим человеком.
- Я нашел ее в старом сундуке. Монета делает своего владельца лучшим торговцем на свете. Ему невозможно отказать в покупке… а-а-а… как болит… да, за любую цену.
- Ну, это я уже понял…
- Подождите! Ваше высочество! – Тарцит, как будто в страхе, что герцог сейчас уйдет, - я… я знаю, как ее найти! В сундуке лежала записка. Прежний хозяин монеты написал ее своему наследнику!
Граф Тарцит зарыдал.
- Я никогда не заламывал цен, беднякам часто отпускал еду в долг и забывал про него! За что меня так?!
Герцог остановился. Он смотрел на умирающего с жалостью и нетерпением.
- Маг, сильный маг может найти монету. Только скажите ему, что нужно искать справедливость и цену! Справедливость и цену! Орел, решка, справедливость, цена…больно!.. орел, решка, справедливость, цена…
- Сильный маг, - пробормотал секретарь канцелярии, не видя, что тело Тарцита затряслось и вытянулось. Граф перестал бормотать, затих, - что же, все правильно, сильный маг скоро прибудет.
***
Тяжело дышащий Платоний-архимаг бежал по улице. За ним, еле поспевая, бежали герцог и глава гильдии нищих.
- Это же месть! Вы понимаете, это месть! Монета богатства и мести! – Платоний отдавал последние силы, чтобы не упустить от своего магического взора могучий артефакт.
- Батеш бы всех обнял, - задыхался Зрачок, - кому в голову такое пришло?
- Скорее всего ее заколдовали на похитителя. Граф откуда-то знал, кто придет за монетой, мы уже близко, - Архимаг остановился, быстро восстановил дыхание, - мы на месте.
- Но это же дом Томаса! – воскликнул Мариньи, - как такое может…
- Все может быть, молодой человек, - усмехнулся почтенный старец, идемте.
***
- Луквист, дружище, что же ты, отрыжка Батеша, творишь?
- Томас, мой мальчик, зачем? Тебе не хватало богатства и славы?
- Господа, господа! – заместитель секретаря тайной канцелярии спокойно сидел в роскошно убранном кресле и душевно улыбался, ни дать, ни взять, встречал друзей на холостяцкой пирушке, - вы все неправильно поняли! Да, монета у меня, кстати, вот она, держите, мессир.
Маленький могучий артефакт полетел в руки старого мага. Тот машинально схватил ценность и стал ее рассматривать. Несколько мгновений спустя мертвенно белое лицо его поднялось и безумный взгляд Платония уставился на Лунквиста.
- Оно заколдовано на меня!
- Правильно, мессир, - Томас отвесил шутовской поклон магу, в то время, как по телу последнего пробежала судорога, а глаза вылезли из орбит. В следующую секунду Платоний упал на пол и забился в агонии.
- Да, господа, да. Смерть неминуемая, долгая и мучительная. Старик как раз успеет узнать почему, не хватайтесь за оружие, сэр, - поднял Томас руки, - вы же не упустите возможность услышать эту историю! Знаю, не упустите. Я не буду сопротивляться, все уже сделано.
Знаете, чем занимался мессир Платоний до начала своей магической деятельности? – тихим спокойным голосом спросил Томас – он любил. Любил, любил, ЛЮБИЛ! Этот старый хрен любил женщин, часто против их воли!! Замужних, юных, с детьми на руках, этой сволочи было все равно! А как прикажете отомстить могущественному магу, если ты и твой брат ничего, кроме как зажечь огонь без огнива не можете?
- Но тогда получается, ты своими руками убил своего брата! – у Мариньи картинка в голове мгновенно сложилась, не смотря на то, что он был поражен услышанным, - ты же служил у меня столько лет.
- Нам в любом случае умирать, - усмехнулся Лунквист, - а уничтожение дома Марона заставило вас, сэр, вызвать в город недоброй памяти мессира Платония, кстати, он сдох, слава всевидящему.
Томас подошел к трупу мага и взял у того из ладони артефакт.
- Справедливость, цена, - промолвил он, подбросил монету вверх и поймал, - справедливость выпала, господа, как всегда.
- Ну, ты дружище даешь. Сколько живу, но такого… Я, честно говоря, не жалую магов, одни хлопоты от них, - Зрачок озадаченно почесал затылок, - и что нам, ваше, блин, высочество, теперь делать?
Герцог устало усмехнулся.
- Ничего. То есть, почти ничего. Мне, видимо, пора на покой, а уж смена мне выросла достойная. Просто караул, насколько достойная.
***
Небольшая карета, с конной двойкой остановилась недалеко от восточных городских ворот. Подошедший к карете господин, закутавшийся в длинный плащ, остановился.
- Братишка.
- Да.
- У нас все вышло?
- Даже более, из окна высунулась рука и вложила в ладонь мужчины в плаще желтый блестящий кружочек, ну ты и спекулянт, братец. За одну монету купить столько людей, и продать еще дороже!
Хозяин кареты хохотнул.
- Ну, кто на что учился, - улыбнулся Марон.
- Давай, брат торгуй, только две просьбы.
- Конечно, заказывай.
- Не торгуй в моем городе, а лучше отправься в какое-нибудь княжество.
- Не вопрос, а второе?
- Второе… Выбрасывай на этой монете только справедливость. Цена слишком высока.

© Copyright: Тарас Гупало, 2014

Регистрационный номер №0195602

от 26 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0195602 выдан для произведения: Темнота и тишина – главные союзники вора, только первая защитит тебя, а вторую приходится хранить самому. Все как обычно.
Лар Лесли шел по темному коридору второго этажа большого богато обставленного здания. Он идеально сливался с тенями, отбрасываемыми монолитными предметами мебели, беззвучно вознося хвалу пристрастию хозяина дома к роскоши, и последними словами проклиная сволочную яркую Луну.
Да, не самая удачная ночь, чтобы забираться в жилище такой одиозной личности, как Марон Тарцит, впрочем, для подобного подвига вообще трудно найти удачное время. Еще на подходе к двухэтажному дому этого недавно поселившегося в Кронбурге невероятно богатого купца, по всему телу Лара пробежала дрожь. Не от страха, разумеется, а в результате сканирования внештатным вором тайной канцелярии королевства здания, в котором обитал Тацит на предмет наличия в нем магических ловушек. Результат этот, надо сказать, превосходил все ожидания и опасения Лара. Амулет поисковик прямо вибрировал в его руках, передавая вышеупомянутую дрожь своему владельцу. Ловушек не было разве что в сортире, на первом этаже, да и в этом, если честно, Лесли крепко сомневался. Это ж сколько надо денег отвалить за такую сеть безопасности?!
Непростая эта личность, Марон Тарцит, ох непростая!
Но лучше рассказать обо всем по порядку. Лар помнил, как менее пяти лун назад в столице внезапно, словно Батеш из пивного бокала, появился великолепный сэр Марон. Впрочем, нет, сэром он стал несколько позднее, когда король Стигий Второй личным указом пожаловал купцу дворянство и титул графа. Каково, а?! Подобного стремительного роста при дворе не помнят даже придворные хронисты. И главное, за что?! Да, торговля его шла замечательно, на зависть всем. Да что там шла, летела, неслась, обгоняя самых удачливых и матерых кронбургских работников купли-продажи. Но, такой успех никак не объясняет столь быстрого получения титула. Конечно, Всеведающим посланному правителю лучше знать, кого и как облагодетельствовать, однако… Однако, тайная канцелярия, которая выше всего ставила интересы короны, уделила вошедшей на общественный небосклон новой звезде пристальное внимание. И, надо полагать, не зря. Вскоре выяснилось, что господин Тарцит в торговой среде человек новый и занимается своим ремеслом не больше полутора лет, не состоял ни в одной купеческой гильдии, но, не смотря на все эти негативные для подобной деятельности факты, сэр Марон обладал удивительно богатой и разветвленной сетью связей. Вот так, на пустом месте в королевстве появилась личность такого размаха. Бывает подобное? Вот именно. И, поскольку, в тайной канцелярии не было ни детей, ни дураков, верящих в чудеса подобного рода, то на экстренном заседании высшими чинами организации было принято решение о тайном проникновении в жилище графа. Конечно же, секретарь канцелярии, герцог Мариньи шел на огромный риск, скандал мог подняться нешуточный, но с другой стороны, вся эта история пахла… Да Батеш знает, чем она пахла! Как бы то ни было, а любая необъяснимая странность, что касалась, или хотя бы теоретически могла касаться безопасности королевской власти, вызывала у герцога головную боль и зуд пониже спины.
И вот, вызванный в один час по полудни на ковер к высокому, хоть и неофициальному начальству, озадаченный и озабоченный важнейшим поручением, Лар Лесли, как следует подготовившись к ночной вылазке, проник в дом и бесшумно держал курс к спальне «внезапного Графа», как называл купца сам внештатный вор. По дороге Лар старательно обходил, а местами и дезактивировал многочисленные смертоносные сюрпризы, как магического, так и немагического происхождения. Ну теперь-то понятно, -размышлял он, - куда подевались Рик «Игла» и Берт «Сапожник». К Тарциту их потянуло. Ну не дураки ли?
Тут Лесли себя одернул: «сам-то хорош». Впрочем, как раз у внештатного вора особого выбора не было. Либо выполняй приказ, либо, в лучшем случае, гуляй на все четыре стороны, но когда, спрашивается, в тайной канцелярии выпадали эти самые лучшие случаи? В худшем же…
- Не понял, - Лар Лесли настолько был удивлен видом крадущейся к окну темной фигуры, что выразил свое недоумение вслух.
Фигура на короткий миг замерла и, кажется, быстро бросила взгляд на так некстати обнаружившегося конкурента, а в том, что они оба сюда не колыбельную хозяину петь пришли, ни у кого сомнений не возникло.
«Замечательно, Батеш вас всех обними, - мелькнуло в голове у внештатного вора не жилище графа, а проходной двор!»
Первый удар Лесли пропустил. В глазах его на секунду вспыхнули неведомые здешним астрологам созвездия, и Лар уже на одном инстинкте успел отпрыгнуть, чтобы не получить в челюсть вторично. На этом его удача и закончилась, как и удача всей живущей в доме прислуги, да и хозяина, за одно. Его противник поняв, что выграл необходимое для бегства мгновение бросил что-то под ноги вору канцелярии и, разбив оконное стекло, выпрыгнул на улицу. Скорее всего, ушел через портал, открыв тот прямо в воздухе. Профессионализма у этого парня хватило бы и не на такое.
В следующий миг, Лесли весь покрылся холодным потом. Амулет поисковик опознал брошенный на пол маленький предмет и задрожал, как руки кабацкой телепни с утра. Со всех сторон послышались голоса растревоженной челяди графа. Время пошло на секунды.
Видимо, сегодня если Лар и исчерпал свой слишком уж небольшой лимит удачи, то, все-таки, не полностью. Выпрыгнуть в разбитое окно он все же успел, а брошенный на пол коридора предмет тем временем принялся активировать все магические ловушки в доме. Правда, Лесли этого уже не видел. Обычно удивительно ловкий, он упал как набитый мешок на землю под окном. Милостивая темнота укрыла от него сполохи разгорающегося дома Марона Тарцита. Не услышал он и взрыва, после которого вышеуказанный дом перестал существовать.

* * *
- Присаживайтесь, господа, присаживайтесь, - его высочество Франц Мариньи, племянник его величества короля, герцог Артанский и секретарь тайной канцелярии окинул цепким взглядом собравшихся в кабинете своих помощников, - вина не предлагаю, уже не обессудьте, разговор предстоит серьезный.
Все расселись в удобные кресла. Герцог еще раз осмотрел обоих посетителей кабинета. Его первый заместитель, молодой невысокий человек, в котором, однако, угадывалась немалая физическая сила. Потомственный дворянин, великолепно образованный, он, казалось, был просто создан для своей должности. Именно его, барона Луквиста, секретарь канцелярии прочил себе в приемники. Второй дворянином не являлся. Бриган Амерли, он же Бриг Зрачок главенствовал над гильдией нищих и был бесценным кадром в организации Мариньи. Огромная сеть информаторов, агентура, которой позавидовала бы служба безопасности любого соседнего королевства, все это и многое другое было к услугам канцелярии благодаря господину Амерли.
- Итак, начнем, господа, - после недолгого молчания молвил Мариньи, - что же мы имеем на сегодняшний день? И прошу вас без чинов и титулов, не на светском приеме. Сегодня ночью, как вы знаете, сгорел дом графа Тарцита, и произошло это как раз в то время, когда наш человек выполнял поручение канцелярии. Томас, это же вы ставили ему задачу вчера вечером?
- Конечно, сэр, - кивнул Луквист, - дело слишком необычное и серьезное, чтобы я мог поручить его кому-то из своих подчиненных. Могу добавить, что этот Лар Лесли - вполне квалифицированный и надежный человек. Он должен был проникнуть в жилище Графа и добыть хотя бы малейшие сведения о причинах его успеха в торговли и при дворе. Вы ведь знаете, сэр, что как купцу, господину Тарциту нет цены, вернее, он сам может назначить эту цену. Он может продать что угодно, и если бы у сэра Марона возникнет желание продать ночной горшок трактирщика «Пьяной курицы», можете ни в чем не сомневаться. Слава Всеведающему, подобные мысли его не посещают, да и вообще стоит признать, что при всех своих возможностях Тарцит хоть и занимается торговлей в поистине огромных масштабах, но ни разу не был замечен в безбожном задирании цен.
-Ну, это как раз мне известно. Кстати, как он? – взгляд герцога обратился к главе гильдии нищих, - раны не слишком тяжелые, мы сможем в ближайшее время допросить его?
- Мои соглядатаи видели, как графа всего обожженного доставили к знахарям. Нам чертовски повезло, что этот человек остался жив, кружку для подаяний ему в задницу! – Зрачок никогда не отличался культурой речи, а сейчас ко всему он был еще и сильно раздосадован, - пусть он свое богатство и титул намотает себе на передок! Я потерял сегодня своего ученика, в доме этого торгаша, словно, дверь к Батешу в гости открылась, здание рвануло так, что стоящему в сорока шагах от него Мэлвину оторвало голову какой-то прилетевшей балкой. Хотел бы я знать, что в этом треклятом городе происходит.
Забывшись, последние слова Бриган уже прокричал.
- Мы и сами не против были бы узнать это, - успокаивающе сказал Мариньи, - и, клянусь пятым пунктом общего закона, мы об этом узнаем. Лесли пришел в себя?
- Еще нет. Все-таки ему сильно досталось, - ответил заместитель секретаря своему начальнику.
- Как только он очнется, немедленно допросить. Я хочу понять, что стряслось в жилище графа. Ладно, а теперь о главном. Сегодня, как только я узнал о происшествии, то послал зов с нижайшей (это слово герцог произнес с неким сарказмом в голосе) просьбой прибыть сюда Архимага Платония…
- Адовы дети! – перебил герцога Бриган, - опять маги будут совать свой прыщавый нос в наши дела!
- … а пока он не прибудет в город, - продолжал Мариньи, словно не обратив внимания на этот крик души главного нищего, и скользя взглядом по одному из листов бумаги, лежавшему у него на столе, - нам предстоит взять в оборот господина графа. Я получу разрешение на допрос у короля, тем более, я уверен: чтобы до сего момента не помогало Тарциту – он это уже потерял.
- Почему? – в один голос поинтересовались его подчиненные.
- Согласно этому донесению, - вздохнул секретарь тайной канцелярии, западное хранилище ордена золотого мешка, которое обслуживало исключительно Графа Марона, сегодня за два часа перед рассветом было ограблено. Сами посудите: дом сгорел, денег нет. Удача покинула нашего дорогого графа. Я лично его допрошу.

***
- Это монета, ваше высочество, - граф Тарцит лежал на просторной кровати. Часть его лица была покрыта страшными ожогами, купец тяжело дышал, время от времени вздрагивая от боли и запинаясь на каждом слове, - у…меня…украли…монету.
- Что за монета? – Франц Мариньи рывком склонился над пострадавшим и, видимо, умирающим человеком.
- Я нашел ее в старом сундуке. Монета делает своего владельца лучшим торговцем на свете. Ему невозможно отказать в покупке… а-а-а… как болит… да, за любую цену.
- Ну, это я уже понял…
- Подождите! Ваше высочество! – Тарцит, как будто в страхе, что герцог сейчас уйдет, - я… я знаю, как ее найти! В сундуке лежала записка. Прежний хозяин монеты написал ее своему наследнику!
Граф Тарцит зарыдал.
- Я никогда не заламывал цен, беднякам часто отпускал еду в долг и забывал про него! За что меня так?!
Герцог остановился. Он смотрел на умирающего с жалостью и нетерпением.
- Маг, сильный маг может найти монету. Только скажите ему, что нужно искать справедливость и цену! Справедливость и цену! Орел, решка, справедливость, цена…больно!.. орел, решка, справедливость, цена…
- Сильный маг, - пробормотал секретарь канцелярии, не видя, что тело Тарцита затряслось и вытянулось. Граф перестал бормотать, затих, - что же, все правильно, сильный маг скоро прибудет.
***
Тяжело дышащий Платоний-архимаг бежал по улице. За ним, еле поспевая, бежали герцог и глава гильдии нищих.
- Это же месть! Вы понимаете, это месть! Монета богатства и мести! – Платоний отдавал последние силы, чтобы не упустить от своего магического взора могучий артефакт.
- Батеш бы всех обнял, - задыхался Зрачок, - кому в голову такое пришло?
- Скорее всего ее заколдовали на похитителя. Граф откуда-то знал, кто придет за монетой, мы уже близко, - Архимаг остановился, быстро восстановил дыхание, - мы на месте.
- Но это же дом Томаса! – воскликнул Мариньи, - как такое может…
- Все может быть, молодой человек, - усмехнулся почтенный старец, идемте.
***
- Луквист, дружище, что же ты, отрыжка Батеша, творишь?
- Томас, мой мальчик, зачем? Тебе не хватало богатства и славы?
- Господа, господа! – заместитель секретаря тайной канцелярии спокойно сидел в роскошно убранном кресле и душевно улыбался, ни дать, ни взять, встречал друзей на холостяцкой пирушке, - вы все неправильно поняли! Да, монета у меня, кстати, вот она, держите, мессир.
Маленький могучий артефакт полетел в руки старого мага. Тот машинально схватил ценность и стал ее рассматривать. Несколько мгновений спустя мертвенно белое лицо его поднялось и безумный взгляд Платония уставился на Лунквиста.
- Оно заколдовано на меня!
- Правильно, мессир, - Томас отвесил шутовской поклон магу, в то время, как по телу последнего пробежала судорога, а глаза вылезли из орбит. В следующую секунду Платоний упал на пол и забился в агонии.
- Да, господа, да. Смерть неминуемая, долгая и мучительная. Старик как раз успеет узнать почему, не хватайтесь за оружие, сэр, - поднял Томас руки, - вы же не упустите возможность услышать эту историю! Знаю, не упустите. Я не буду сопротивляться, все уже сделано.
Знаете, чем занимался мессир Платоний до начала своей магической деятельности? – тихим спокойным голосом спросил Томас – он любил. Любил, любил, ЛЮБИЛ! Этот старый хрен любил женщин, часто против их воли!! Замужних, юных, с детьми на руках, этой сволочи было все равно! А как прикажете отомстить могущественному магу, если ты и твой брат ничего, кроме как зажечь огонь без огнива не можете?
- Но тогда получается, ты своими руками убил своего брата! – у Мариньи картинка в голове мгновенно сложилась, не смотря на то, что он был поражен услышанным, - ты же служил у меня столько лет.
- Нам в любом случае умирать, - усмехнулся Лунквист, - а уничтожение дома Марона заставило вас, сэр, вызвать в город недоброй памяти мессира Платония, кстати, он сдох, слава всевидящему.
Томас подошел к трупу мага и взял у того из ладони артефакт.
- Справедливость, цена, - промолвил он, подбросил монету вверх и поймал, - справедливость выпала, господа, как всегда.
- Ну, ты дружище даешь. Сколько живу, но такого… Я, честно говоря, не жалую магов, одни хлопоты от них, - Зрачок озадаченно почесал затылок, - и что нам, ваше, блин, высочество, теперь делать?
Герцог устало усмехнулся.
- Ничего. То есть, почти ничего. Мне, видимо, пора на покой, а уж смена мне выросла достойная. Просто караул, насколько достойная.
***
Небольшая карета, с конной двойкой остановилась недалеко от восточных городских ворот. Подошедший к карете господин, закутавшийся в длинный плащ, остановился.
- Братишка.
- Да.
- У нас все вышло?
- Даже более, из окна высунулась рука и вложила в ладонь мужчины в плаще желтый блестящий кружочек, ну ты и спекулянт, братец. За одну монету купить столько людей, и продать еще дороже!
Хозяин кареты хохотнул.
- Ну, кто на что учился, - улыбнулся Марон.
- Давай, брат торгуй, только две просьбы.
- Конечно, заказывай.
- Не торгуй в моем городе, а лучше отправься в какое-нибудь княжество.
- Не вопрос, а второе?
- Второе… Выбрасывай на этой монете только справедливость. Цена слишком высока.
Рейтинг: +1 157 просмотров
Комментарии (1)
Влад Устимов # 4 марта 2014 в 15:24 +1
Интересно. Оригинально. Понравилось.Особенно: "кто на что учился". Новых Вам фантазий и удачи!