ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Сон мне - желтые огни…

Сон мне - желтые огни…

10 апреля 2014 - Владимир Степанищев
     «Или куришь натощак, или пьешь с похмелья» - пел про утра свои толерантный к пьянству поэт. У меня те же признаки пробуждения, только плюс еще или дурные предчувствия, или ночные кошмары. Вот и сегодня проснулся я в холодном поту оттого, что меня, седовласого да с клюкою, вызвали в военкомат мобилизационной повесткой, захожу, а там все военные почему-то в чёрной гестаповской форме и говорят на ломанном русском, что плевать им на мои седины и подагру, когда родина в беде. «Чья родина в беде?», - искренне удивляюсь я, ибо еще вечером никакой беды из телевизора не было и в помине; «Наша», - злобно отвечают мне и суют в руки комплект камуфляжной одежды, кованые ботинки, автомат АКМ и два рожка, скрученные между собой синей изолентой. «Чего это они скручены?», - зачем-то делаю я вопрос толстому красномордому фельдфебелю-каптёру; «Промедление при перезарядке может стоить тебе жизни, сынок», - отвечает фельдфебель, что возрастом в дети мне годится, не дай бог конечно. Кряхтя и неслышно матерясь сел я на холодную и низкую железную скамейку, отложил в сторону клюшку и автомат, нагнулся снять свои почему-то домашние тапочки, тут в пояснице моей что-то больно хрустнуло и… я проснулся. Вспотевший и расстроенный то ли радикулитом, то ли войною я сел на кровати, выпил залпом целую бутылку пива, что, будто предчувствуя такое утро, оставил с вечера на ночном столике, закурил…, задумался... Я привык к кошмарам. Плохие сны мне снились во все время моей жизни, а вот хорошие только в незапамятных времен пору полового созревания моего, да и те всегда заканчивались конфузом поллюции. По опыту, пост-кошмарная тревога уходит, как только выясняешь, в чем есть глупая сомнамбулическая причина её. Здесь, при всей абсурдности ситуации с войной, меня более заботило – а почему немцы то? И что это такое, когда, говоря о моей родине, фрицы говорят «наша»? Чистое опохмеленное сознание моё приняло с какого-то перепугу странный исторический оборот, связанный с черт его поймет зачем недавним четырехсотлетием дома Романовых.

     М-да… Еще двести пятьдесят лет назад, до 1761 года, когда на русский престол взошел Петр III, урожденный Карл Петер Ульрих Гольштейн-Готторпский, имевший в своей крови лишь на четверть от Романовых по материнской линии, род Михаила Федоровича Романова прекратился - как раз на предшественнице Петра, венценосной и бездетной тетушке Елизавете Петровне. В Павле I родовитости было уж и совсем на осьмушку, а ежели верить слухам, что он от Салтыкова, то и вовсе ни на йоту. Он женился на принцессе Вюртембергской и та родила Александра I и Николая I. Николай женился на Шарлотте Прусской, сын их, Александр II женился на принцессе Гессенской, сын их, Александр III - на принцессе Датской, а последний из рода, Николай II - на принцессе Гессен-Дармштадтской. Таким образом, в последнем цесаревиче, случись ему наследовать трон российский, крови Романовской не более, чем в сыне плотника Иосифа от крови Давидовой и Авраамовой. Видать немцы в Германии стали чем-то недовольны в поведении последнего Гольштейн-Готторпа и усадили на трон Ульянова-Ленина, но того убрал Джугашвили-Сталин, а после разобрался и со всеми немцами вообще. Вот ведь… Сто пятьдесят лет рыли-рыли нам могилу генами да деньгами, а сами, гляди, в нее и угодили. Нет на земле нации более насыщенной именами великих композиторов, художников, поэтов, философов, нежели немецкая, а вот с политикой у них вечно всё через... Впрочем, такое и повсюду с людьми и этносами талантливыми, творческими.

     Так-так… Почему в нашем военкомате гестаповцы - я выяснил – историческая обида, но что же тревога-то не уходит? Может, это предчувствие третьей мировой? А может, в моей крови много борща и украинского тоже? может, потому Крым, Донецк да Харьков так зудят во мне, что не по ним – по мне звонит колокол? Мы уж говорили, что сны есть столбовая дорога в подсознание, а там, если не будущее, то прошлое и настоящее уж точно во всей красе-неглиже. Вон в Гане какой иль в Сомали тоже фашисты у власти – мне же мое коллективное бессознательное ничего не сообщает на их счет, а вот засело быдло это в Киеве - и мне больно почему-то… Или это новостной телевизор разбудил во мне имперское? Но мы же выяснили, что давно уж не Романовы, Гольштейны, что всех их вроде извели… А вдруг Путин, каким-то витиеватым коленом обойдя историю, Романов… или Гольштейн? Он ведь сам с Питера, сидит в Москве на пожизненно, как я понимаю… Эх, хорошо, что это был сон!.. Черт!.. Но в Киеве-то не сон - кошмар?! М-да… Пивком такое не сотрешь, не смоешь. Водочки накатить? Авось рассосется? Кабы так, я б до страшного суда не просыхал бы. Эх, напоить бы горилкой всю незалежну, порасцеловались бы все там да расползлись бы по куреням да хатам, что б наутро и не припомнить, чего бузил; а то вишь ты…, с подагрою и на войну. Ей богу – не спящий, но трезвый разум рождает чудовищ. Чудовища кошмара растворяются утром, а эти, блин!.. Такой вот, нате-ешьте «Сон мне - желтые огни…».

© Copyright: Владимир Степанищев, 2014

Регистрационный номер №0208074

от 10 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0208074 выдан для произведения:      «Или куришь натощак, или пьешь с похмелья» - пел про утра свои толерантный к пьянству поэт. У меня те же признаки пробуждения, только плюс еще или дурные предчувствия, или ночные кошмары. Вот и сегодня проснулся я в холодном поту оттого, что меня, седовласого да с клюкою, вызвали в военкомат мобилизационной повесткой, захожу, а там все военные почему-то в чёрной гестаповской форме и говорят на ломанном русском, что плевать им на мои седины и подагру, когда родина в беде. «Чья родина в беде?», - искренне удивляюсь я, ибо еще вечером никакой беды из телевизора не было и в помине; «Наша», - злобно отвечают мне и суют в руки комплект камуфляжной одежды, кованые ботинки, автомат АКМ и два рожка, скрученные между собой синей изолентой. «Чего это они скручены?», - зачем-то делаю я вопрос толстому красномордому фельдфебелю-каптёру; «Промедление при перезарядке может стоить тебе жизни, сынок», - отвечает фельдфебель, что возрастом в дети мне годится, не дай бог конечно. Кряхтя и неслышно матерясь сел я на холодную и низкую железную скамейку, отложил в сторону клюшку и автомат, нагнулся снять свои почему-то домашние тапочки, тут в пояснице моей что-то больно хрустнуло и… я проснулся. Вспотевший и расстроенный то ли радикулитом, то ли войною я сел на кровати, выпил залпом целую бутылку пива, что, будто предчувствуя такое утро, оставил с вечера на ночном столике, закурил…, задумался... Я привык к кошмарам. Плохие сны мне снились во все время моей жизни, а вот хорошие только в незапамятных времен пору полового созревания моего, да и те всегда заканчивались конфузом поллюции. По опыту, пост-кошмарная тревога уходит, как только выясняешь, в чем есть глупая сомнамбулическая причина её. Здесь, при всей абсурдности ситуации с войной, меня более заботило – а почему немцы то? И что это такое, когда, говоря о моей родине, фрицы говорят «наша»? Чистое опохмеленное сознание моё приняло с какого-то перепугу странный исторический оборот, связанный с черт его поймет зачем недавним четырехсотлетием дома Романовых.

     М-да… Еще двести пятьдесят лет назад, до 1761 года, когда на русский престол взошел Петр III, урожденный Карл Петер Ульрих Гольштейн-Готторпский, имевший в своей крови лишь на четверть от Романовых по материнской линии, род Михаила Федоровича Романова прекратился - как раз на предшественнице Петра, венценосной и бездетной тетушке Елизавете Петровне. В Павле I родовитости было уж и совсем на осьмушку, а ежели верить слухам, что он от Салтыкова, то и вовсе ни на йоту. Он женился на принцессе Вюртембергской и та родила Александра I и Николая I. Николай женился на Шарлотте Прусской, сын их, Александр II женился на принцессе Гессенской, сын их, Александр III - на принцессе Датской, а последний из рода, Николай II - на принцессе Гессен-Дармштадтской. Таким образом, в последнем цесаревиче, случись ему наследовать трон российский, крови Романовской не более, чем в сыне плотника Иосифа от крови Давидовой и Авраамовой. Видать немцы в Германии стали чем-то недовольны в поведении последнего Гольштейн-Готторпа и усадили на трон Ульянова-Ленина, но того убрал Джугашвили-Сталин, а после разобрался и со всеми немцами вообще. Вот ведь… Сто пятьдесят лет рыли-рыли нам могилу генами да деньгами, а сами, гляди, в нее и угодили. Нет на земле нации более насыщенной именами великих композиторов, художников, поэтов, философов, нежели немецкая, а вот с политикой у них вечно всё через... Впрочем, такое и повсюду с людьми и этносами талантливыми, творческими.

     Так-так… Почему в нашем военкомате гестаповцы - я выяснил – историческая обида, но что же тревога-то не уходит? Может, это предчувствие третьей мировой? А может, в моей крови много борща и украинского тоже? может, потому Крым, Донецк да Харьков так зудят во мне, что не по ним – по мне звонит колокол? Мы уж говорили, что сны есть столбовая дорога в подсознание, а там, если не будущее, то прошлое и настоящее уж точно во всей красе-неглиже. Вон в Гане какой иль в Сомали тоже фашисты у власти – мне же мое коллективное бессознательное ничего не сообщает на их счет, а вот засело быдло это в Киеве - и мне больно почему-то… Или это новостной телевизор разбудил во мне имперское? Но мы же выяснили, что давно уж не Романовы, Гольштейны, что всех их вроде извели… А вдруг Путин, каким-то витиеватым коленом обойдя историю, Романов… или Гольштейн? Он ведь сам с Питера, сидит в Москве на пожизненно, как я понимаю… Эх, хорошо, что это был сон!.. Черт!.. Но в Киеве-то не сон - кошмар?! М-да… Пивком такое не сотрешь, не смоешь. Водочки накатить? Авось рассосется? Кабы так, я б до страшного суда не просыхал бы. Эх, напоить бы горилкой всю незалежну, порасцеловались бы все там да расползлись бы по куреням да хатам, что б наутро и не припомнить, чего бузил; а то вишь ты…, с подагрою и на войну. Ей богу – не спящий, но трезвый разум рождает чудовищ. Чудовища кошмара растворяются утром, а эти, блин!.. Такой вот, нате-ешьте «Сон мне - желтые огни…».
Рейтинг: 0 152 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
147
126
123
102
101
99
99
95
94
93
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
81
81
80
80
79
78
77
77
77
77
76
76
75
72
71
65