ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Случай на перроне города N

 

Случай на перроне города N

23 октября 2013 - Екатерина Рафальская
article165802.jpg
Наташин рабочий день подходил к концу, как и этих людей, что столпились на перроне города N. Электрички все не было, а ноги нестерпимо ныли. Некстати прихватило сердце, прямо дух перехватило.


«Господи, добраться бы живой до дома»,- привычно подумала женщина, которой далеко было не 18 и не 30.
« Еще не пенсионерка, а разваливаюсь на запчасти»,- подсказывал внутренний голос.


Наталье тревожно стало на душе. Напрасно она зарекалась думать лишь позитивно. Попробуй, если крутит ноги, руки, боли адские доводят до слёз. Да, мысли лезли невеселые.


« Присесть бы где,- просило замученное «Я», а глаза высматривали: куда бы приместиться,- пожалуй, сюда. Правда, пьянчужки только что сидели, но ничего, ушли. Три бабушки с беспокойством смотрят вдаль»

Ход мыслей прервала реплика смуглянки.
- Устала сидеть, давай постою,- решительно сказала одна из них, вся в черном одеянии. На вид самая старшая из них. Другие две не последовали ее примеру.

Они, кажись, узбечки, таджички. Цвет кожи смуглый. Нет, не цыганки. Присяду. Хоть 5 минут нужно дать отдыху телу»,- с этими мыслями страдалица опустилась на скамейку, прижав плотно к себе хозяйственную сумку.

И в самом деле, сердце перестало беспокоить, адская боль из тела куда-то ушла… Вдруг вся толпа зашумела.
- Электричка идет, наша,- разноголосо шумел перрон.


Наташа радостно подхватилась с места, и уже хотела было подумать, в какой вагон лучше сесть, как сознание помрачилось. Ноги она переставляла, делая немыслимые движения, уклоняясь от падающих подростков, молодых парней.


Они налетели ураганом, стремительно прорезав толпу, как ножом режут масло. Это уже потом, Наташе удалось немного воспроизвести цепочку событий.

« Черные. Наши парни убьют их. Нацисты, так, значит и до нас дошло»,- это одна из мыслей, которая надолго поселилась в голове женщины, которая много повидала на своем веку.

А между тем, кровь лилась, трещали кости молодых те. Кто-то из русских пытался остановить этих юношей, кто-то вызвал полицию. Они же должны быть, но нет их. В электричке не оказалось тоже служивых.

Наконец, с помощью бравых правильных парней удалось остановить кровопролитие.
- Они не виновны. Никого не трогали,- переговаривались тревожно люди.
Наташа не чувствовала своего тела.

Какая уж там немощь. Она держала в руках капишон от куртки. Но чей? Пакеты, вещи валялись всюду на платформе. Растерявшиеся вначале люди, опомнились и начали заходить в вагоны.

- Это ваш? Ваш капюшон?- тыкалась к людям чуть одуревшая Наталья
- Наш,- сказал ей тогда один из черных парней.

« Кровь. Все лицо разбито, одежда цела, чуть хромает. Ничего, главное они живы,- краем глаза она увидела другого парня менее избитого.- « Слава Богу»,- с нежностью подумала она.
Вот и в электричке. Тепло, на улице уже прохладно. Осень.

В тамбуре были контролеры и двое пострадавших.
Уже все заняли места, но Наташа не спешила следом за другими.

« Боже, а ведь их земляки подвозили нас на своих машинах бесплатно, кормили в дороге, заботились о нас, когда мы ехали автостопом. Это было этим летом. Русские редко берут, спешат, проедут мимо. А они не такие. Как дружны их семьи. Неужели сегодня я должна поддержать нацистов.

Они не знают что творят, Господи! Каждый человек пусть ответит за свои поступки и только свои. Если этот народ ненужный в России, то пусть им дадут возможность уехать на родину. Только не война». В эти доли секунд, замученная жизнью женщина вспомнила, что и ее обижали, потому что она из другой республики. Белорусы не всеми любимы.


Ливень. Поздняя осень, а ее с сыном ссаживают с электрички под Калугой. Они виновны в том, что бацько Лукашенко издал не тот закон. Люди, что же с нами произошло. СССР бы вернуть. Где мы растеряли лучшие свои качества? Что ставим детям, внукам?»- мыли, мысли, чувства сострадания имели место в сердце к нацистам, не ведающим ужас содеянного.

И подошла Наталья к двум чернооким парням, ободрив их словами сопереживания, ободрив взглядом, улыбкой. И подошли другие из многих, чтобы сказать: « Мы братья этой земли»
И сказала Наталья нацистам: « Вы не ведаете, что творите».

И был ответ одного из друзей нападающих, творящих зло: « Сестра, мы им все объясним. Они поймут».
Немножко успокоилась женщина после этих слов.

А что полиция? Спросит внимательный читатель. Да, были они, пробежав по вагону, но не заметив хитрых подростков, которые сняли свои куртки, натянули капюшоны на глаза.


Удивительно, они были в разных вагонах: русские и черные, но как только добрались до пункта назначения, эти двое тоже сняли куртки. Теперь их не узнать.

Наташа сказала им, что они, эти двое узбеков (как оказалось) могут идти в отделение, а могут и не идти.

Они выбрали второе. Сегодня не каждый готов поверить правоохранительным органам, боясь возмездия, боясь смерти, лишь только потому, что у тебя другой цвет кожи.

Через час, когда Наталья рассказывала эту историю мне, зазвонил телефон. На другом конце провода дрожащий голос от волнения и слова благодарности. Все это слушала Наташа, а негодующий муж кричал рядом:
- Ты с ума сошла, а завтра тебя убьют. Прекрати.

Я этого не вынесу. Ты слышала про теракты.
- Да,- со страхом говорила она.
Это уже другая была Наташа, только сейчас до нее дошло серьезность происшедшего.

- Наташа, а если ты завтра увидишь, что кого-то обижают? Испугаешься, уйдешь в сторону.
- Нет, - покачала седой головой Наталья, ставшая мне вместо родной сестры, ее глаза наполнились слезами.

А ты бы смогла?- в лоб спросила она меня
- Не знаю,- честно сказала я. Я тоже такая же сумасшедшая. Неугомонные мы с тобой, подружка! Поэтому и небогатые.
- Да как ты можешь, так говорить, Галина?!- с жаром выпалила она.- Мы самые счастливые. Перед нами весь мир открыт. Наша семья это все добрые люди на Планете. Других мы тоже перевоспитаем,- сказала мечтательница.

- А телефон, ты зачем дала номер свой ребятам? Муж, видишь, волнуется.
-Понимаешь, мне хотелось им оставить ниточку спасения. Вдруг, начнется резня. Все отвернутся. Они же люди. Ты пойми! А муж? Но ведь и его в каждой стране привечали эти черномазые. Слова, все какие мерзкие. Почему жестокость имеет место на земле?

- Сатана не хочет сдавать позиции, сказал бы мой друг Гарик, Это перед концом света. Там все в писании есть.

Вот и конец этой истории. Мне будет интересно, как и многим нашим читателям, знать ваше мнение на этот счет.

© Copyright: Екатерина Рафальская, 2013

Регистрационный номер №0165802

от 23 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0165802 выдан для произведения: Наташин рабочий день подходил к концу, как и этих людей, что столпились на перроне города N. Электрички все не было, а ноги нестерпимо ныли. Некстати прихватило сердце, прямо дух перехватило.


«Господи, добраться бы живой до дома»,- привычно подумала женщина, которой далеко было не 18 и не 30.
« Еще не пенсионерка, а разваливаюсь на запчасти»,- подсказывал внутренний голос.


Наталье тревожно стало на душе. Напрасно она зарекалась думать лишь позитивно. Попробуй, если крутит ноги, руки, боли адские доводят до слёз. Да, мысли лезли невеселые.


« Присесть бы где,- просило замученное «Я», а глаза высматривали: куда бы приместиться,- пожалуй, сюда. Правда, пьянчужки только что сидели, но ничего, ушли. Три бабушки с беспокойством смотрят вдаль»

Ход мыслей прервала реплика смуглянки.
- Устала сидеть, давай постою,- решительно сказала одна из них, вся в черном одеянии. На вид самая старшая из них. Другие две не последовали ее примеру.

Они, кажись, узбечки, таджички. Цвет кожи смуглый. Нет, не цыганки. Присяду. Хоть 5 минут нужно дать отдыху телу»,- с этими мыслями страдалица опустилась на скамейку, прижав плотно к себе хозяйственную сумку.

И в самом деле, сердце перестало беспокоить, адская боль из тела куда-то ушла… Вдруг вся толпа зашумела.
- Электричка идет, наша,- разноголосо шумел перрон.


Наташа радостно подхватилась с места, и уже хотела было подумать, в какой вагон лучше сесть, как сознание помрачилось. Ноги она переставляла, делая немыслимые движения, уклоняясь от падающих подростков, молодых парней.


Они налетели ураганом, стремительно прорезав толпу, как ножом режут масло. Это уже потом, Наташе удалось немного воспроизвести цепочку событий.

« Черные. Наши парни убьют их. Нацисты, так, значит и до нас дошло»,- это одна из мыслей, которая надолго поселилась в голове женщины, которая много повидала на своем веку.

А между тем, кровь лилась, трещали кости молодых те. Кто-то из русских пытался остановить этих юношей, кто-то вызвал полицию. Они же должны быть, но нет их. В электричке не оказалось тоже служивых.

Наконец, с помощью бравых правильных парней удалось остановить кровопролитие.
- Они не виновны. Никого не трогали,- переговаривались тревожно люди.
Наташа не чувствовала своего тела.

Какая уж там немощь. Она держала в руках капишон от куртки. Но чей? Пакеты, вещи валялись всюду на платформе. Растерявшиеся вначале люди, опомнились и начали заходить в вагоны.

- Это ваш? Ваш капюшон?- тыкалась к людям чуть одуревшая Наталья
- Наш,- сказал ей тогда один из черных парней.

« Кровь. Все лицо разбито, одежда цела, чуть хромает. Ничего, главное они живы,- краем глаза она увидела другого парня менее избитого.- « Слава Богу»,- с нежностью подумала она.
Вот и в электричке. Тепло, на улице уже прохладно. Осень.

В тамбуре были контролеры и двое пострадавших.
Уже все заняли места, но Наташа не спешила следом за другими.

« Боже, а ведь их земляки подвозили нас на своих машинах бесплатно, кормили в дороге, заботились о нас, когда мы ехали автостопом. Это было этим летом. Русские редко берут, спешат, проедут мимо. А они не такие. Как дружны их семьи. Неужели сегодня я должна поддержать нацистов.

Они не знают что творят, Господи! Каждый человек пусть ответит за свои поступки и только свои. Если этот народ ненужный в России, то пусть им дадут возможность уехать на родину. Только не война». В эти доли секунд, замученная жизнью женщина вспомнила, что и ее обижали, потому что она из другой республики. Белорусы не всеми любимы.


Ливень. Поздняя осень, а ее с сыном ссаживают с электрички под Калугой. Они виновны в том, что бацько Лукашенко издал не тот закон. Люди, что же с нами произошло. СССР бы вернуть. Где мы растеряли лучшие свои качества? Что ставим детям, внукам?»- мыли, мысли, чувства сострадания имели место в сердце к нацистам, не ведающим ужас содеянного.

И подошла Наталья к двум чернооким парням, ободрив их словами сопереживания, ободрив взглядом, улыбкой. И подошли другие из многих, чтобы сказать: « Мы братья этой земли»
И сказала Наталья нацистам: « Вы не ведаете, что творите».

И был ответ одного из друзей нападающих, творящих зло: « Сестра, мы им все объясним. Они поймут».
Немножко успокоилась женщина после этих слов.

А что полиция? Спросит внимательный читатель. Да, были они, пробежав по вагону, но не заметив хитрых подростков, которые сняли свои куртки, натянули капюшоны на глаза.


Удивительно, они были в разных вагонах: русские и черные, но как только добрались до пункта назначения, эти двое тоже сняли куртки. Теперь их не узнать.

Наташа сказала им, что они, эти двое узбеков (как оказалось) могут идти в отделение, а могут и не идти.

Они выбрали второе. Сегодня не каждый готов поверить правоохранительным органам, боясь возмездия, боясь смерти, лишь только потому, что у тебя другой цвет кожи.

Через час, когда Наталья рассказывала эту историю мне, зазвонил телефон. На другом конце провода дрожащий голос от волнения и слова благодарности. Все это слушала Наташа, а негодующий муж кричал рядом:
- Ты с ума сошла, а завтра тебя убьют. Прекрати.

Я этого не вынесу. Ты слышала про теракты.
- Да,- со страхом говорила она.
Это уже другая была Наташа, только сейчас до нее дошло серьезность происшедшего.

- Наташа, а если ты завтра увидишь, что кого-то обижают? Испугаешься, уйдешь в сторону.
- Нет, - покачала седой головой Наталья, ставшая мне вместо родной сестры, ее глаза наполнились слезами.

А ты бы смогла?- в лоб спросила она меня
- Не знаю,- честно сказала я. Я тоже такая же сумасшедшая. Неугомонные мы с тобой, подружка! Поэтому и небогатые.
- Да как ты можешь, так говорить, Галина?!- с жаром выпалила она.- Мы самые счастливые. Перед нами весь мир открыт. Наша семья это все добрые люди на Планете. Других мы тоже перевоспитаем,- сказала мечтательница.

- А телефон, ты зачем дала номер свой ребятам? Муж, видишь, волнуется.
-Понимаешь, мне хотелось им оставить ниточку спасения. Вдруг, начнется резня. Все отвернутся. Они же люди. Ты пойми! А муж? Но ведь и его в каждой стране привечали эти черномазые. Слова, все какие мерзкие. Почему жестокость имеет место на земле?

- Сатана не хочет сдавать позиции, сказал бы мой друг Гарик, Это перед концом света. Там все в писании есть.

Вот и конец этой истории. Мне будет интересно, как и многим нашим читателям, знать ваше мнение на этот счет.
Рейтинг: +1 201 просмотр
Комментарии (3)
Серов Владимир # 24 октября 2013 в 00:02 0
Очень сложный вопрос! По жизни был знаком с людьми разных национальностей. Могу сказать, что люди все разные - хорошие и плохие. И это от национальности не зависит! А "чернорубашечники" - я бы их тупо сажал, и на лесоповал! Это молодые парни, не знающие и не видевшие ни жизни, ни труда, с промытыми кем-то мозгами. Их используют для каких-то неочевидных нам целей. Если найти тех, кто их посылает на эти "акции", то исчезнут и они. Беда в том, что у таких парней мозги, как у курицы! А об подумать - даже и не заикайтесь!
Александр Киселев # 24 октября 2013 в 11:06 0
ох тема сложная. да брать если любую нацию- всего хватает, и хороших в т ч. да вот только хорошие они, когда слабые. А стоит кодлой собраться- а сраои они и на нас, и на обычаи, и на законы наши. И срут! А мы ж интеллигентные, политкорректные мать нашу... нам по яйцам, а мы кряхтим и лыбимся им сквозь слезы - ответить низзя, в варвары и наци запишут. Мы ж культурные! А те, ' гости' заполняют рабочие места, сбивая цену на труд русских, подрывают автобусы с русскими людьми, перегораживают свадебными кортежами улицы в русской столице - и не стесняются! А че, не дома чай! А мы жалеем, вон, телефончики раздаем-приходите, дорогие!
Я согласен любить остальные нации - у них дома. Но нет, не сидится им дома, тут слаще! Депортировать всех под гребенку - как в свое время немцев. А кто остался- не обессудьте, родные.
Хоть нацистом, хоть фашистом зовите.
И не надо разводить демагогию об уважении друг к другу - нация, что дает об себя ноги вытирать ,его не заслуживает. А вот когда полетят головы 'гостей' - они начнут бояться. Великие империи никогда не строились на уважении- на силе! Это исторический факт. Казнить, тупо казнить всех, кто относится к нам как к быдлу, не стоящему уважения, кто хоть в малейшей мере преступил наши законы. Тогда, глядишь, и уважение появится. А не появится - плевать. Главное, чтоб знали, что платить поидется полной мерой. Без их уважения и помощи мы проживем.
А вот они без нашей - очень сомневаюсь .
А потом можно будет и поплакать над тяжелой судьбой бараньих пастухов.
Серов Владимир # 24 октября 2013 в 11:28 0
"Депортировать всех под гребенку -..." - я это предлагал ещё в 94-м. c0137
Меня больше беспокоят наши "неофашисты"!