ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → СИНОПТИЙ ПОГ И НОВЫЙ ГОД

 

СИНОПТИЙ ПОГ И НОВЫЙ ГОД

article184914.jpg
 (рисунок Виктора Низовцева)
 
                                                                            * * *
 
Профессор волшебной метеорологии Синоптий Пог витал-обитал в облаках. Во-первых, потому что был рассеян, а во-вторых, потому что жил в летающем замке среди циклонов и атмосферных фронтов.

Замок его был воздушным и неприметным, однако имел просторную гостиную с вертолётной площадкой, дюжину сезонных спален и обсерваторию, напичканную биноклями, барометрами и телескопами. Однако, в своей работе он непременно  использовал и всевозможные ненаучные приспособления. Например, батарею причудливых бутылок на балконе, на все голоса «трубящих» и «свистящих» от залетавших в них ветров, или древовидный фикус в пробковой бочке, который при повышении влажности воздуха чихал всё чаще и чаще. А ещё – чудо-спиннинг для ловли грозовых разрядов и радужных мостов… и полупрозрачные клавиши на подоконнике - для маэстро-дождя, исполняющего фортепианные симфонии.
 
В канун Нового года,  долговязый длинноносый профессор ссутулился у окна с мощнейшим биноклем в руках. Дело в том, что с наступлением осени, он объявлял войну вирусам, проникающим в атмосферу из космоса, и поэтому ежедневно завешивал стерильными марлевыми туманами все досягаемые тучи и облака. 
- Тэк-тэк-тэк… - пробормотал мистер Пог, выпуская из курительной трубки  кольца антисептического  дыма: 
- Стоять! Не двигаться! Ты куда, сопливый микроб, собрался? Тут тебе не пройти! Кру-уугом! Шагом марш в космические дали! 

- Дорогой! - в обсерваторию заглянула Сисиноптия – пухленькая улыбчивая жена профессора.  - Сегодня Новогодняя ночь, а по твоей милости ещё не было ни единого снегопада - все небо завешено противовирусными марлями! Если ты не позаботишься о белоснежности зимних праздников, я сама что-нибудь придумаю – из подручных средств. И нечего ухмыляться, мы учились с тобой в одном университете, и в графе «осадки» у меня всегда стояло «отлично»
- Сиси, милая, какие осадки? Лучше присыпь ещё пару раз сахарной пудрой рождественский штоллен.
- Сахарная пудра? Что ж, спасибо за подсказку! 
Она отправилась на кухню, пожимая плечами и жалуясь хорошенькой оранжевой утятнице:
- Что за человек! Из года в год – одно и то же! Он «сражается» с воздушно-капельными инфекциями,  а мы должны из подручных средств создавать новогодний микроклимат в отдельно взятом городке. Кстати, не знаешь, где мы сейчас зависли?

Утятница звякнула крышкой что-то типа: «Кря-кря» и толкнула холодильник. Тот скрипнул дверцей и распахнул морозильную камеру, а Сисиноптия Пог уже пшикала из пульверизаторов апельсиновой и лимонной водой. Ароматные брызги от холодного дыхания морозилки стали превращаться в снежинки, крупинки и иголочки, и подгоняемые ревущим феном, через вытяжку над плитой, вылетали на улицу. Следом отправились вихри кокосовой стружки, пригоршни белоснежной муки и щепотки сахарной пудры, просеянные сквозь старинное волосяное ситечко. Потом миссис Пог ловко срЕзала с тюлевой занавески низку лилейных снежинок, добавила горсть марципановых снеговиков и со счастливой улыбкой воскликнула:
- Пусть под чудесным снегопадом сбываются мечты! Ура!

- Ура! – эхом воскликнул Синоптий из обсерватории. 
Его неподвижно-сгорбленная фигура казалась почти сросшейся с телескопом, а глаза горели огнём: наконец-то к марлевым заслонам, самодовольно гарцуя на Синей Лошади, приблизился самый опасный враг – барон фон Грипп.
Мистер Пог от волнения даже стал покашливать и шмыгать носом, но потом схватил самодельный арбалет и выстрелил в противника эвкалиптовой стрелой с ментоловым наконечником.

                                            * * *

А в это время, прямо под волшебным метеорологическим замком, в Доме Малютки, кто-то тихонько всхлипывал:
- Как плохо быть одиноким в новогоднюю ночь! Не с кем поделиться шоколадной конфетой, некому похвалить моё новое платье и коралловые бусы - им теперь самое место на ёлке, или в аквариуме, или… на заборе!
Директриса Дома Малютки смахнула слезинку и вышла на порожек. Бородатый сторож с бакенбардами в пол лица, часто-часто моргая, подошёл к ней и смущённо произнёс:
- Ну, чего уж слёзы лить? Мечты то сбылись!
- Да, сбылись! Просто чудо какое-то - усыновили и удочерили всех наших воспитанников! Я так рада!.. но мне больше не о ком заботиться, некого брать домой на праздники, некому дарить подарки. Понимаете, я в своё время тоже выросла в этом Доме и, у меня на всём белом свете никого нет.
- Эка невидаль - я тоже всю жизнь один! А замуж за меня пойдёте? Собачку заведём, поросёночка…нет? Тогда давайте я Вас удочерю!  – он рассмеялся и посмотрел вверх: с неба сыпался удивительный снег, пахнущий апельсинами и лимонами, сладковатый, с кокосовым ароматом, а снежинки соединялись в узорчатые белые палантины и ложились на крыши, на дороги, на голые деревья. 
- Как красиво! – воскликнула директриса, любуясь внезапным сказочным снегопадом. – Надо же, крошечные снеговики сыплются с неба, а касаясь земли, превращаются в больших! А там, смотрите: Синяя Лошадь летит, а за ней - человек в доспехах, с копьём… наверное, с костюмированного корпоратива.
- Точно, летит! - сторож прищурил один глаз – как бы прицеливаясь и, раскинув руки, неуклюже побежал навстречу летящему, пронзённому эвкалиптовой стрелой, барону фон Гриппу.

Словно боевая ракета, барон сбил с ног своего спасителя, и какое-то время они, распластанные и неподвижные, лежали на земле. Директриса с тревожным видом склонилась над ними, намереваясь пошлёпать по заросшим щекам сторожа и сделать искусственное дыхание довольно привлекательному «пришельцу» Её коралловые бусы коснулись его лица, и он открыл глаза:
- О, прекрасная, кто вы? Откуда я свалился? И что это за эвкалиптовый аромат? Чувствую себя родившимся заново, спасибо, дорогие, за радушную встречу!
- Поднимайтесь, я вас угощу шоколадной конфетой – ведь скоро наступит Новый год!
- Правда?! Какая чудесная новость! Должен сказать, что у вас очень красивое платье!

                                               * * *

В праздничной гостиной сверкала яркими шарами пышная ель, горели свечи, играла музыка, в бокалах пузырилось шампанское, а стол был накрыт, как минимум, на сто персон. 
Синоптий Пог был одет в свой лучший костюм – ярко-фиолетовый, украшенный шёлковой тесьмой и пуговицами-звёздами, а его сияющая синеглазая жёнушка Сисиноптия нарядилась в золотой корсет и юбку, напоминающую белый пион. 
- Что-то гости задерживаются! – сказал профессор, поднося к глазам театральный бинокль. -  Дорогая, я ведь марлевые повязки с облаков забыл снять!
- Всё твоя рассеянность, - ласково проворчала миссис Пог, - скорее бери спиннинг и поддевай их, пусть наконец начнётся настоящая зима – с вьюгами и метелями, с морозами и снегопадами! Ой, - она расхохоталась, - а я позабыла вертолёты гостевые разослать! 

Сиси вынесла на площадку любимую, на все случаи жизни, утятницу, приоткрыла её крышку и выпустила на волю стайку сиреневых бумажных мотыльков. Кружась и хихикая, они  стали увеличиваться в размерах, пока не превратились в круглые вертолётики и,  жужжа пропеллерами, разлетелись в разные стороны.

Спустя полчаса на вертолётной площадке снежке негде было упасть. Первыми появились под руку директриса и барон, за ними – мэр города с супругой, тёщей и бабушкой, следом - мальчики и девочки со своими названными родителями… и влюблённые пары, и музыканты, и актёры, а на последнем вертолёте прибыл сторож – в новой стёганой телогрейке и начищенных до блеска ботинках. 
Когда часы пробили двенадцать раз, все стали поздравлять друг друга с Новым годом и приговаривать: мечты сбываются, сбываются!
Мэр предложил превратить опустевший Дом Малютки в Дом Детского Творчества, новоиспеченные мамы и папы пообещали дарить своим малышам заботу и любовь, а те в ответ – послушание, уважение и тоже – любовь! Барон фон Грипп уговорил мэра сменить ему документы на имя барона фон Здрава, заверив, что отныне станет ярым пропагандистом здорового образа жизни, а его спутница, задумчиво поведя ресницами, призналась, что всегда мечтала заняться моржеванием.
Сторож всё это выслушал со светлой улыбкой, а затем вышел на опустевшую вертолётную площадку и, вздохнув, еле слышно пробормотал слова, которые, шутя, сказал своей начальнице:
- А замуж за меня пойдёте? Собачку заведём, поросёночка…
- Кря-кря, - ответила забытая всеми утятница и вдруг накренилась, раскололась на множество осколков, завертелась воронкой и превратилась в милейшую тётеньку с симпатичным ротиком, как у уточки. – Да-да, я согласна!

Оглушительно взорвались хлопушки, многоголосьем певучих горцев исполнили туш фигурные бутылки на балконе, старик-фикус чихнул лишь один раз – из-за пролитого на пол лимонада, а чудо-клавиши на подоконнике, под перезвон хрустальных бокалов, самостоятельно сыграли Танец Феи Драже.

- С Новым годом! – одновременно произнесли мистер и миссис Пог,  чмокнули друг друга и обменялись подарками.
Синоптий получил новый бактерицидный телескоп с мягкой подставкой для подбородка, а Сисиноптия - радиоуправляемое ситечко для просеивания сахарной пудры с встроенным гороскопом на ближайшие сто лет.

А за окном дышали морозом снежные облака, мела метель, стелились юркие позёмки. Сказочная ночь, в веночке из ёлочных гирлянд, осторожно ступала по снегу - на цыпочках, чтобы не спугнуть разноцветные чудеса, а Новый год летел рядом - в серебристых санях, запряжённых синими лошадками. 
Праздник заглядывал в каждое окошко, в каждый почтовый ящик, в каждое сердце. Звучали красивые тосты и добрые пожелания, искрились бенгальские огни и россыпи фейерверков, звенели бубенчики на елях и соснах, а волшебный летающий замок, пританцовывая, направлялся к городам и посёлкам, в которых ещё не все мечты сбылись и не все вирусы капитулировали.

© Copyright: Виктория Вирджиния Лукина, 2014

Регистрационный номер №0184914

от 31 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0184914 выдан для произведения: Профессор волшебной метеорологии Синоптий Пог витал-обитал в облаках. Во-первых, потому что был рассеян, а во-вторых, потому что жил в летающем замке среди циклонов и атмосферных фронтов.
Замок его был воздушным и неприметным, однако имел просторную гостиную с вертолётной площадкой, дюжину сезонных спален и обсерваторию, напичканную биноклями, барометрами и телескопами. Однако, в своей работе он непременно  использовал и всевозможные ненаучные приспособления. Например, батарею причудливых бутылок на балконе, на все голоса «трубящих» и «свистящих» от залетавших в них ветров, или древовидный фикус в пробковой бочке, который при повышении влажности воздуха чихал всё чаще и чаще. А ещё – чудо-спиннинг для ловли грозовых разрядов и радужных мостов… и полупрозрачные клавиши на подоконнике - для маэстро-дождя, исполняющего фортепианные симфонии.
 
В канун Нового года,  долговязый длинноносый профессор ссутулился у окна с мощнейшим биноклем в руках. Дело в том, что с наступлением осени, он объявлял войну вирусам, проникающим в атмосферу из космоса, и поэтому ежедневно завешивал стерильными марлевыми туманами все досягаемые тучи и облака. 
- Тэк-тэк-тэк… - пробормотал мистер Пог, выпуская из курительной трубки  кольца антисептического  дыма: 
- Стоять! Не двигаться! Ты куда, сопливый микроб, собрался? Тут тебе не пройти! Кру-уугом! Шагом марш в космические дали! 

- Дорогой! - в обсерваторию заглянула Сисиноптия – пухленькая улыбчивая жена профессора.  - Сегодня Новогодняя ночь, а по твоей милости ещё не было ни единого снегопада - все небо завешено противовирусными марлями! Если ты не позаботишься о белоснежности зимних праздников, я сама что-нибудь придумаю – из подручных средств. И нечего ухмыляться, мы учились с тобой в одном университете, и в графе «осадки» у меня всегда стояло «отлично»
- Сиси, милая, какие осадки? Лучше присыпь ещё пару раз сахарной пудрой рождественский штоллен.
- Сахарная пудра? Что ж, спасибо за подсказку! 
Она отправилась на кухню, пожимая плечами и жалуясь хорошенькой оранжевой утятнице:
- Что за человек! Из года в год – одно и то же! Он «сражается» с воздушно-капельными инфекциями,  а мы должны из подручных средств создавать новогодний микроклимат в отдельно взятом городке. Кстати, не знаешь, где мы сейчас зависли?

Утятница звякнула крышкой что-то типа: «Кря-кря» и толкнула холодильник. Тот скрипнул дверцей и распахнул морозильную камеру, а Сисиноптия Пог уже пшикала из пульверизаторов апельсиновой и лимонной водой. Ароматные брызги от холодного дыхания морозилки стали превращаться в снежинки, крупинки и иголочки, и подгоняемые ревущим феном, через вытяжку над плитой, вылетали на улицу. Следом отправились вихри кокосовой стружки, пригоршни белоснежной муки и щепотки сахарной пудры, просеянные сквозь старинное волосяное ситечко. Потом миссис Пог ловко срЕзала с тюлевой занавески низку лилейных снежинок, добавила горсть марципановых снеговиков и со счастливой улыбкой воскликнула:
- Пусть под чудесным снегопадом сбываются мечты! Ура!

- Ура! – эхом воскликнул Синоптий из обсерватории. 
Его неподвижно-сгорбленная фигура казалась почти сросшейся с телескопом, а глаза горели огнём: наконец-то к марлевым заслонам, самодовольно гарцуя на Синей Лошади, приблизился самый опасный враг – барон фон Грипп.
Мистер Пог от волнения даже стал покашливать и шмыгать носом, но потом схватил самодельный арбалет и выстрелил в противника эвкалиптовой стрелой с ментоловым наконечником.

                                            * * *

А в это время, прямо под волшебным метеорологическим замком, в Доме Малютки, кто-то тихонько всхлипывал:
- Как плохо быть одиноким в новогоднюю ночь! Не с кем поделиться шоколадной конфетой, некому похвалить моё новое платье и коралловые бусы - им теперь самое место на ёлке, или в аквариуме, или… на заборе!
Директриса Дома Малютки смахнула слезинку и вышла на порожек. Бородатый сторож с бакенбардами в пол лица, часто-часто моргая, подошёл к ней и смущённо произнёс:
- Ну, чего уж слёзы лить? Мечты то сбылись!
- Да, сбылись! Просто чудо какое-то - усыновили и удочерили всех наших воспитанников! Я так рада!.. но мне больше не о ком заботиться, некого брать домой на праздники, некому дарить подарки. Понимаете, я в своё время тоже выросла в этом Доме и, у меня на всём белом свете никого нет.
- Эка невидаль - я тоже всю жизнь один! А замуж за меня пойдёте? Собачку заведём, поросёночка…нет? Тогда давайте я Вас удочерю!  – он рассмеялся и посмотрел вверх: с неба сыпался удивительный снег, пахнущий апельсинами и лимонами, сладковатый, с кокосовым ароматом, а снежинки соединялись в узорчатые белые палантины и ложились на крыши, на дороги, на голые деревья. 
- Как красиво! – воскликнула директриса, любуясь внезапным сказочным снегопадом. – Надо же, крошечные снеговики сыплются с неба, а касаясь земли, превращаются в больших! А там, смотрите: Синяя Лошадь летит, а за ней - человек в доспехах, с копьём… наверное, с костюмированного корпоратива.
- Точно, летит! - сторож прищурил один глаз – как бы прицеливаясь и, раскинув руки, неуклюже побежал навстречу летящему, пронзённому эвкалиптовой стрелой, барону фон Гриппу.

Словно боевая ракета, барон сбил с ног своего спасителя, и какое-то время они, распластанные и неподвижные, лежали на земле. Директриса с тревожным видом склонилась над ними, намереваясь пошлёпать по заросшим щекам сторожа и сделать искусственное дыхание довольно привлекательному «пришельцу» Её коралловые бусы коснулись его лица, и он открыл глаза:
- О, прекрасная, кто вы? Откуда я свалился? И что это за эвкалиптовый аромат? Чувствую себя родившимся заново, спасибо, дорогие, за радушную встречу!
- Поднимайтесь, я вас угощу шоколадной конфетой – ведь скоро наступит Новый год!
- Правда?! Какая чудесная новость! Должен сказать, что у вас очень красивое платье!

                                               * * *

В праздничной гостиной сверкала яркими шарами пышная ель, горели свечи, играла музыка, в бокалах пузырилось шампанское, а стол был накрыт, как минимум, на сто персон. 
Синоптий Пог был одет в свой лучший костюм – ярко-фиолетовый, украшенный шёлковой тесьмой и пуговицами-звёздами, а его сияющая синеглазая жёнушка Сисиноптия нарядилась в золотой корсет и юбку, напоминающую белый пион. 
- Что-то гости задерживаются! – сказал профессор, поднося к глазам театральный бинокль. -  Дорогая, я ведь марлевые повязки с облаков забыл снять!
- Всё твоя рассеянность, - ласково проворчала миссис Пог, - скорее бери спиннинг и поддевай их, пусть наконец начнётся настоящая зима – с вьюгами и метелями, с морозами и снегопадами! Ой, - она расхохоталась, - а я позабыла вертолёты гостевые разослать! 

Сиси вынесла на площадку любимую, на все случаи жизни, утятницу, приоткрыла её крышку и выпустила на волю стайку сиреневых бумажных мотыльков. Кружась и хихикая, они  стали увеличиваться в размерах, пока не превратились в круглые вертолётики и,  жужжа пропеллерами, разлетелись в разные стороны.

Спустя полчаса на вертолётной площадке снежке негде было упасть. Первыми появились под руку директриса и барон, за ними – мэр города с супругой, тёщей и бабушкой, следом - мальчики и девочки со своими названными родителями… и влюблённые пары, и музыканты, и актёры, а на последнем вертолёте прибыл сторож – в новой стёганой телогрейке и начищенных до блеска ботинках. 
Когда часы пробили двенадцать раз, все стали поздравлять друг друга с Новым годом и приговаривать: мечты сбываются, сбываются!
Мэр предложил превратить опустевший Дом Малютки в Дом Детского Творчества, новоиспеченные мамы и папы пообещали дарить своим малышам заботу и любовь, а те в ответ – послушание, уважение и тоже – любовь! Барон фон Грипп уговорил мэра сменить ему документы на имя барона фон Здрава, заверив, что отныне станет ярым пропагандистом здорового образа жизни, а его спутница, задумчиво поведя ресницами, призналась, что всегда мечтала заняться моржеванием.
Сторож всё это выслушал со светлой улыбкой, а затем вышел на опустевшую вертолётную площадку и, вздохнув, еле слышно пробормотал слова, которые, шутя, сказал своей начальнице:
- А замуж за меня пойдёте? Собачку заведём, поросёночка…
- Кря-кря, - ответила забытая всеми утятница и вдруг накренилась, раскололась на множество осколков, завертелась воронкой и превратилась в милейшую тётеньку с симпатичным ротиком, как у уточки. – Да-да, я согласна!

Оглушительно взорвались хлопушки, многоголосьем певучих горцев исполнили туш фигурные бутылки на балконе, старик-фикус чихнул лишь один раз – из-за пролитого на пол лимонада, а чудо-клавиши на подоконнике, под перезвон хрустальных бокалов, самостоятельно сыграли Танец Феи Драже.

- С Новым годом! – одновременно произнесли мистер и миссис Пог,  чмокнули друг друга и обменялись подарками.
Синоптий получил новый бактерицидный телескоп с мягкой подставкой для подбородка, а Сисиноптия - радиоуправляемое ситечко для просеивания сахарной пудры с встроенным гороскопом на ближайшие сто лет.

А за окном дышали морозом снежные облака, мела метель, стелились юркие позёмки. Сказочная ночь, в веночке из ёлочных гирлянд, осторожно ступала по снегу - на цыпочках, чтобы не спугнуть разноцветные чудеса, а Новый год летел рядом - в серебристых санях, запряжённых синими лошадками. 
Праздник заглядывал в каждое окошко, в каждый почтовый ящик, в каждое сердце. Звучали красивые тосты и добрые пожелания, искрились бенгальские огни и россыпи фейерверков, звенели бубенчики на елях и соснах, а волшебный летающий замок, пританцовывая, направлялся к городам и посёлкам, в которых ещё не все мечты сбылись и не все вирусы капитулировали.
Рейтинг: +2 178 просмотров
Комментарии (2)
Серов Владимир # 31 января 2014 в 21:03 0
Затейливо как! ura
Виктория Вирджиния Лукина # 31 января 2014 в 21:28 0
Спасибо, Владимир! rose