Шахор-3

14 марта 2014 - Филипп Магальник

- Здравствуйте, это снова я, Шахор, помните, который съел пол-яблока из райского сада? Если забыли, то в первую часть моего повествования загляните, где я рассказал немного о себе и об опытах с ферментами интеллекта на разной живности. Задача не из легких, ибо не знаешь, куда приведёт добавка разума в голове подопытного и что ожидать от него. Вот мне странно смотреть на некоторые направления разума человека. Например, мы, вороны, добываем пищу каждый сам себе, как у коммунистов писалось, помните – «кто не работает…» и т.д. Не без этого – бывают стычки из-за лакомого кусочка в отдельных случаях между сородичами. У людей же не так. Стоящие на высшей ступени по разуму процесс получения пищи свели к пиратству, где одни добывают еду в тяжком труде, а пожирают ее сытно лишь паразиты, которых, как тараканов, не вывести. Обидно мне ворону смотреть на это – эффект пиявки напоминает, без надежды на помутнение.

Кстати, о поумнении с помощью фермента и поговорим далее. Заинтересовали меня пчелы своим необычным образом жизни: организованностью, работоспособностью, умением откладывать запасы в закрома, и многим другим. Коль собрался с пчелами опыты провести, надо было за ними понаблюдать ,что я и сделал.

Оказалось, что все пчелы женского пола – бабье царство. Они целиком справляются с разнообразным трудом в улье: уходом за малышами-личинками, уборкой и выносом мусора, заготовкой пищи, строительством ячеек, охраной и т. д. Роженица, как вы знаете, у пчел одна – это матка, которая только яйца откладывает, полулежа в большом пчелином апартаменте, и хорошо питается при этом. Еще, как природой предусмотрено, матка один лишь раз спаривается с трутнем-самцом, бедняжка. А сейчас несколько слов о трутнях. Каждая пчела снабжена хоботком для добывания нектара, щеточками на задних лапках по сбору пыльцы и жалом ядовитым для защиты. У самцов же трутней орудия добывания пищи отсутствуют, поэтому могут питаться лишь медом готовым, жала также нет. Так вот, после оплодотворения матки трутней из улья выгоняют, где они и погибают от голода за ненадобностью более. Вот такой уклад существует у пчел и поныне, в XXI веке и, похоже, изменять его не собираются.

Пасмурным летним днем, когда большинство цветов прикрыто и пчелки рады любой находке, я и выложил поблизости от них малюсенький шматик райского яблока на обозрение. Вскорости одна, а затем уже и несколько пчелок стали лакомку посещать, приспособившись хоботком отсасывать сок. Вот так-то… Наблюдения вел очень тщательно за ними, такими похожими друг на друга девочками одной мамы и очень агрессивными к чужакам (меня дважды покусали, собаки). Фермент интеллекта необычно повлиял на пчел, вкусивших яблочко. Он пробудил в них инстинкт продления рода – материнство, заложенный природой. На протяжении тысячелетий пчелки создали необычный, коллективный, сытый образ жизни с максимальной защитой от врагов, заглушив все позывы, кроме голода.

Наши подопытные начали действовать почти одновременно, каким-то путем согласовав действия. Перво-наперво, они приступили к созданию индивидуальных гнезд на пнях, в дуплах и даже в грунте, на возвышенности и, дождавшись изгнания трутней из улья, самочки начали действовать (а их в моем обозрении было пять пчелок). Нагрузившись нектаром с цветов, девочки, выбрав себе кавалера, стали подкармливать его, а затем подманили к гнездышкам, уже готовым. Не берусь описывать семейную жизнь невидимую, этого и не надо, и не прилично. У пчел, к вашему сведению, срок жизни невелик, поэтому у них все происходит быстрее, чтобы всё успеть. Итак, пару дней пчелки несли пищу кавалерам домой и недаром – яички самочки снесли все неожиданно и помногу. А далее, как у многих, мама кормила, отец нянчил, убирал и охранял от множества врагов, закрывая собой вход в жилище.

Как-то заметил, как трутень осторожно выполз и бодро полетел в цветущие поля. Ну, думаю, вот гад – кормили-кормили, а он налево… Сам с него глаз не спускаю, за ним летаю, а они все на одно лицо, только запахами и познают друг друга… работа адская. Смотрю – мой герой аккурат подлетел к своей пчелке и начал ворсистым телом прижиматься, хлопая крылышками при этом. Накормив на радостях самого близкого прямо на месте, наша молодая мамаша несколько минут блаженствовала, сойдясь своей головкой вплотную с его… сам видел. Покружив в полете немного над цветущим лугом, пара разошлась – он к деткам, она за медом…

Встают эти труженики очень рано, с восходом солнца, и сразу за работу. А наша дама, опустившись на росистые цветы, стала тщательно головку окунать в больших каплях росы, прихорашиваться перед ежедневными встречами прямо здесь. «Вертихвостка», – прокричала пролетающая мимо колхозная девица (да, там они все девицы). Несколько раз любовался, как прилетали семьей на медосбор – впереди мамаша, за ней детки, сзади бдительный папаша. Малые играли, их чуть шлепали, чтобы учились прилежно хлеб пчелиный добывать, затем так же стайкой домой возвращались под неусыпным оком отца и матери.

Недолго длилось счастье пчел – их жизнь скоротечна по нашим понятиям. Уходят из жизни в течение дня, не становясь обузой и не мучаясь длительным угасанием, как бывает у людей. Вот так в тот день и случилось. Когда я прилетел, пчелка уже в цветке шиповника сидела, пытаясь добраться, как обычно, до нектара хоботком. Видимо, у неё сегодня это не получалось, поэтому жужжала и тыкала головкой в соцветие. Наконец, без сил замерла, добравшись до цели и нагрузившись на совесть. Прилетел бодрый трутень и, направившись прямиком к родимой, прижался к ней ворсистым тельцем. Собрав последние силы, пчелка накормила собранным медом друга и стала как-то странно переворачиваться на спину. Я птица не сентиментальная, но смотреть уход из жизни полюбившегося мне разумного творения природы мне было не под силу… улетел. Когда вернулся, пара бездыханная на траве под шиповником лежала – она на спинке вверх лапками, он на боку с ядовитым жалом пчелки в теле. Прилетели их детки, приземлились у трупиков родителей, затем, немного покружив над ними, полетели мед собирать для своих трутней – жизнь продолжалась…

Даже и не знаю, что сказать по проведенному опыту – трогательный… и все. Вы думаете легко быть бесстрастным наблюдателем и фиксировать лишь факты, как медики с лягушками, разрезая их на куски и пытая током? Мне бывает частенько жалко бедняг, но не вмешиваюсь. Будь моя воля, я бы не только человекам поднял бы интеллект, а многим и многим животным, а может даже всем, чтоб им тоже хорошо жилось, независимо от величины и породы. И потом, зачем Творец сплошную охоту на Земле устроил, одних на других с поглощением жертвы победителем? Ужастик и только. Может ОН также недозрелых яблочек познания поел и вот… сами видите, что сотворил, не слепые.

*

Извините, отвлекся… Невдалеке от леса вырос целый поселок престижных особняков разбогатевших на перестройках страны деловых людей. Среди них был и дом, который меня заинтересовал. В нем проживал хозяин фармацевтической небольшой фабрики Константин с четырехлетним сыном Сашкой. Речь, конечно, не о них пойдет, а о большой дородной собаке по кличке Ром. Хозяин приобрел пса за большие деньги с паспортом, удостоверяющим чистоту итальянской породы Кано Корсо, предки которого в XVI веке защитили маленькое государство Эпир на западе Греции от пиратов, и еще много его достоинств в служении людям. В доме были еще две собаки – немецкая овчарка и миниатюрная Эм, породы Грифон, весом около трёх килограмм (у Рома вес был пятьдесят два кг, у овчарки – не знаю). Собак хозяин приобрел после смерти жены при преждевременных родах. Недоношенный мальчик Саша выжил, но постоянно болел, почти не говорил, был очень слаб, нелюдим и всеми обижаем. Хозяин Костя после работы из дому не выходил, чтобы с сыном пообщаться. Он купил книгу и стал собак дрессировать – палку приносить, лапу подавать, на задние лапы вставать, голос и другое. Усердным выполнением команд хозяина отличалась овчарка, всегда первой палку приносила с довольным оскалом, виляя гордо хвостом. Эм постоянно на задних лапках сидела, грациозно вздыбив шерсть. Ром усердия не проявлял в дрессировке, пассивничал, но зато дом надежно охранял и с Сашкой подружился.

Сашкина няня как-то рассказала Косте, что прошлой ночью к ним в комнату, где она с мальчиком спала, вор в открытое окно по лестнице взобрался, но при виде клыков Рома грабитель назад со второго этажа прыгнул (сам хозяин в отъезде был). Мальчик в собаке души не чаял, еще бы – все наглые обидчики присмирели с появлением Рома, который часто с Сашей игрался мячом, ямки в песочнике активно рыл и лаял на малыша из-за кустов, делая вид, что уходит. Не желая оставаться один, малыш с потугами стал звать друга, говорить учился. Няня молилась на пса за его заботу, одаривая его вкуснятиной исподтишка. Костя принимал нянины похвалы собаки за выдумки, ибо по итогам дрессуры считал Рому туповатым добряком. И с вором также придумала, это точно…

Вот этому милому Роме я и подбросил шмотки яблока в пищу. Заметных изменений в его поведении не произошло – жил как жил, пока во дворике не устроили грандиозные именины Саши с приглашением множества гостей (взрослых, конечно). И, как всегда у людей, напились все изрядно, до свинства и потери контроля. Вот на этой высшей точке праздника Костя надумал дрессировку своих собак показать, и себя, как хозяина полновластного. Эм посадили на стол, и она во все стороны поворачивалась, излучая послушание и получая сладости при этом. Овчарка с рвением мчалась за мячом, прыгала через палку, лапу радушно подавала. Костя со стола взял обглоданную гостем баранью кость и швырнул вверх, собака под аплодисменты поймала её на лету, проявив ловкость и радость при этом.

К Рому подошла пьяная харя, простите, и низко наклонившись к собаке вплотную, попросил лапу, икая. Чувствительные ноздри Рома были оглушены зловонием алкоголя, табака и газов желудка гостя, поэтому команду он не спешил выполнять… Размахнувшись, харя хотела ударить пса за непослушание, но последний в боевой стойке показал такую пасть с клыками, что желание позабавиться у гостя пропало. Костя, чтобы разрядить обстановку, бросил вверх собаке окорок курицы целиком, дав команду Рому поймать. Тот ни с места. Тишина за столом, выжидающая. Хозяин, с деланной улыбкой, взял палку и повелел прыгать… Тот сидит… Костя с матюгами направился к упрямцу, пригрозив расправиться с тупым рылом… Но Ром в мгновенье ока перепрыгнул через забор и исчез в стороне леса. Я за ним, поэтому как застолье закончилось – не видел, но плачущий зов мальчика далеко слышал.

Ночь прошла тихо – мы спали. С рассветом Ром столкнулся с небольшой стаей одичавших собак, брошенных хозяевами на произвол. Вожак стайки, бульдог, принял грозный вид и зарычал на пришельца, желая его пугнуть и сразу на место поставить. Приближенные бульдога также зарычали дружно в угоду. Ром направился прямиком на вожака, который на тропинке стоял у обрыва ямы, давая понять, что шутить не намерен, если дорожку не освободят. Вожак уступил смелому напору, и Ром ушел, не оглядываясь. У меня было ощущение, что пес без какой-либо цели просто гуляет на природе, любуясь солнцем, небом и зеленью вокруг. Ближе к полудню в тени развесистого клена улегся отдохнуть… Помня, что мой друг росинки во рту не имел еще сегодня, я из витрины дорожного буфета незаметно пирожок с мясом взял и прямиком под нос Рому опустил. Каково мне было в клюве нести пахнущий пирожок и не отщипнуть… лучше не спрашивайте. Затем я второй приволок, но уже ели на двоих.

Что-то пса беспокоило, вслушивался острым слухом, поворачивая голову в разные стороны, затем решившись, поднялся и трусцой к домам направился… А там вокруг полуживого мальчика суетились няня и отец. Но тщетно – Саша смотрел лишь на лес и тихо звал друга. Нежданно мальчик поднялся и радостно побежал к лающему Рому. Они практически обнялись и кувыркались на травке. Подбежала няня и буквально стала целовать собаку, при приближении же Кости Ром зарычал. Костя смиренно отошел в сторонку. Няня натащила поднос разнообразной еды, и полную тарелку Саше дала, но малый ее перед Ромом радостно поставил. Собака же с подноса зубами осторожно тарелку взяла, поставила ее рядом с собой. Друзьями из двух тарелок поедалось все, что им подкладывала няня. А когда подали на десерт торт, Ром тарелку отнес к дереву, где я сидел, и посмотрел на меня, приглашая. Торт был бесподобен по вкусу, сроду такого не ел. Невдалеке Костя вслух ворчал: «Тупая собака, через палку не прыгает… сам тупой, папаша… А делает он все с умом, а не по дрессировке, болван я…»

Когда стемнело, Ром к Сашке подошел, лизнул в ухо, что-то думаю прошептав при этом, потому что, когда собака к лесу направилась, малыш не плакал. Но Костя, чуть не упав, побежал за ним и долго просил прощения у пса. Вернулись в дом вместе, уже ночью. Ещё… очень радовалась возвращению Рома элегантная Эм, которая к нему незаметно пробралась и буквально чуть всего не облизала, постоянно заглядывая в глаза близко-близко, ложилась рядом, позабыв, очевидно, обо всех «нельзя» и «правильно делать».

Вот так в доме этом воцарился покой и понимание. Что же касается нашего героя, то не каждая собака желает стать забавой, шутом гороховым, получая за это обглоданную кость. Она, собака, к людям пришла другом. Вот и мне Ром стал верным другом, вопреки поверью о нас. Иногда прилетаю во дворик, посидим молча и расходимся, чтоб снова встретиться. Вот и вчера посетил друга после дождливой ночи, солнце светило – благодать… У шелковицы встретились: я на ветке, он на травке, сидим, блаженствуем. Гляжу – через дворик грациозно, не прикасаясь земли, к другу шагает Эм, светясь гордостью, в сопровождении великолепного щенка огромных размеров. Подойдя к лужице, сынок взял мать в охапку и перенес на сухой асфальт. Я удалился, чтобы не смущать друга своим присутствием. Скоро снова посидим, когда увидимся…

© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0200938

от 14 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0200938 выдан для произведения:

- Здравствуйте, это снова я, Шахор, помните, который съел пол-яблока из райского сада? Если забыли, то в первую часть моего повествования загляните, где я рассказал немного о себе и об опытах с ферментами интеллекта на разной живности. Задача не из легких, ибо не знаешь, куда приведёт добавка разума в голове подопытного и что ожидать от него. Вот мне странно смотреть на некоторые направления разума человека. Например, мы, вороны, добываем пищу каждый сам себе, как у коммунистов писалось, помните – «кто не работает…» и т.д. Не без этого – бывают стычки из-за лакомого кусочка в отдельных случаях между сородичами. У людей же не так. Стоящие на высшей ступени по разуму процесс получения пищи свели к пиратству, где одни добывают еду в тяжком труде, а пожирают ее сытно лишь паразиты, которых, как тараканов, не вывести. Обидно мне ворону смотреть на это – эффект пиявки напоминает, без надежды на помутнение.

Кстати, о поумнении с помощью фермента и поговорим далее. Заинтересовали меня пчелы своим необычным образом жизни: организованностью, работоспособностью, умением откладывать запасы в закрома, и многим другим. Коль собрался с пчелами опыты провести, надо было за ними понаблюдать ,что я и сделал.

Оказалось, что все пчелы женского пола – бабье царство. Они целиком справляются с разнообразным трудом в улье: уходом за малышами-личинками, уборкой и выносом мусора, заготовкой пищи, строительством ячеек, охраной и т. д. Роженица, как вы знаете, у пчел одна – это матка, которая только яйца откладывает, полулежа в большом пчелином апартаменте, и хорошо питается при этом. Еще, как природой предусмотрено, матка один лишь раз спаривается с трутнем-самцом, бедняжка. А сейчас несколько слов о трутнях. Каждая пчела снабжена хоботком для добывания нектара, щеточками на задних лапках по сбору пыльцы и жалом ядовитым для защиты. У самцов же трутней орудия добывания пищи отсутствуют, поэтому могут питаться лишь медом готовым, жала также нет. Так вот, после оплодотворения матки трутней из улья выгоняют, где они и погибают от голода за ненадобностью более. Вот такой уклад существует у пчел и поныне, в XXI веке и, похоже, изменять его не собираются.

Пасмурным летним днем, когда большинство цветов прикрыто и пчелки рады любой находке, я и выложил поблизости от них малюсенький шматик райского яблока на обозрение. Вскорости одна, а затем уже и несколько пчелок стали лакомку посещать, приспособившись хоботком отсасывать сок. Вот так-то… Наблюдения вел очень тщательно за ними, такими похожими друг на друга девочками одной мамы и очень агрессивными к чужакам (меня дважды покусали, собаки). Фермент интеллекта необычно повлиял на пчел, вкусивших яблочко. Он пробудил в них инстинкт продления рода – материнство, заложенный природой. На протяжении тысячелетий пчелки создали необычный, коллективный, сытый образ жизни с максимальной защитой от врагов, заглушив все позывы, кроме голода.

Наши подопытные начали действовать почти одновременно, каким-то путем согласовав действия. Перво-наперво, они приступили к созданию индивидуальных гнезд на пнях, в дуплах и даже в грунте, на возвышенности и, дождавшись изгнания трутней из улья, самочки начали действовать (а их в моем обозрении было пять пчелок). Нагрузившись нектаром с цветов, девочки, выбрав себе кавалера, стали подкармливать его, а затем подманили к гнездышкам, уже готовым. Не берусь описывать семейную жизнь невидимую, этого и не надо, и не прилично. У пчел, к вашему сведению, срок жизни невелик, поэтому у них все происходит быстрее, чтобы всё успеть. Итак, пару дней пчелки несли пищу кавалерам домой и недаром – яички самочки снесли все неожиданно и помногу. А далее, как у многих, мама кормила, отец нянчил, убирал и охранял от множества врагов, закрывая собой вход в жилище.

Как-то заметил, как трутень осторожно выполз и бодро полетел в цветущие поля. Ну, думаю, вот гад – кормили-кормили, а он налево… Сам с него глаз не спускаю, за ним летаю, а они все на одно лицо, только запахами и познают друг друга… работа адская. Смотрю – мой герой аккурат подлетел к своей пчелке и начал ворсистым телом прижиматься, хлопая крылышками при этом. Накормив на радостях самого близкого прямо на месте, наша молодая мамаша несколько минут блаженствовала, сойдясь своей головкой вплотную с его… сам видел. Покружив в полете немного над цветущим лугом, пара разошлась – он к деткам, она за медом…

Встают эти труженики очень рано, с восходом солнца, и сразу за работу. А наша дама, опустившись на росистые цветы, стала тщательно головку окунать в больших каплях росы, прихорашиваться перед ежедневными встречами прямо здесь. «Вертихвостка», – прокричала пролетающая мимо колхозная девица (да, там они все девицы). Несколько раз любовался, как прилетали семьей на медосбор – впереди мамаша, за ней детки, сзади бдительный папаша. Малые играли, их чуть шлепали, чтобы учились прилежно хлеб пчелиный добывать, затем так же стайкой домой возвращались под неусыпным оком отца и матери.

Недолго длилось счастье пчел – их жизнь скоротечна по нашим понятиям. Уходят из жизни в течение дня, не становясь обузой и не мучаясь длительным угасанием, как бывает у людей. Вот так в тот день и случилось. Когда я прилетел, пчелка уже в цветке шиповника сидела, пытаясь добраться, как обычно, до нектара хоботком. Видимо, у неё сегодня это не получалось, поэтому жужжала и тыкала головкой в соцветие. Наконец, без сил замерла, добравшись до цели и нагрузившись на совесть. Прилетел бодрый трутень и, направившись прямиком к родимой, прижался к ней ворсистым тельцем. Собрав последние силы, пчелка накормила собранным медом друга и стала как-то странно переворачиваться на спину. Я птица не сентиментальная, но смотреть уход из жизни полюбившегося мне разумного творения природы мне было не под силу… улетел. Когда вернулся, пара бездыханная на траве под шиповником лежала – она на спинке вверх лапками, он на боку с ядовитым жалом пчелки в теле. Прилетели их детки, приземлились у трупиков родителей, затем, немного покружив над ними, полетели мед собирать для своих трутней – жизнь продолжалась…

Даже и не знаю, что сказать по проведенному опыту – трогательный… и все. Вы думаете легко быть бесстрастным наблюдателем и фиксировать лишь факты, как медики с лягушками, разрезая их на куски и пытая током? Мне бывает частенько жалко бедняг, но не вмешиваюсь. Будь моя воля, я бы не только человекам поднял бы интеллект, а многим и многим животным, а может даже всем, чтоб им тоже хорошо жилось, независимо от величины и породы. И потом, зачем Творец сплошную охоту на Земле устроил, одних на других с поглощением жертвы победителем? Ужастик и только. Может ОН также недозрелых яблочек познания поел и вот… сами видите, что сотворил, не слепые.

*

Извините, отвлекся… Невдалеке от леса вырос целый поселок престижных особняков разбогатевших на перестройках страны деловых людей. Среди них был и дом, который меня заинтересовал. В нем проживал хозяин фармацевтической небольшой фабрики Константин с четырехлетним сыном Сашкой. Речь, конечно, не о них пойдет, а о большой дородной собаке по кличке Ром. Хозяин приобрел пса за большие деньги с паспортом, удостоверяющим чистоту итальянской породы Кано Корсо, предки которого в XVI веке защитили маленькое государство Эпир на западе Греции от пиратов, и еще много его достоинств в служении людям. В доме были еще две собаки – немецкая овчарка и миниатюрная Эм, породы Грифон, весом около трёх килограмм (у Рома вес был пятьдесят два кг, у овчарки – не знаю). Собак хозяин приобрел после смерти жены при преждевременных родах. Недоношенный мальчик Саша выжил, но постоянно болел, почти не говорил, был очень слаб, нелюдим и всеми обижаем. Хозяин Костя после работы из дому не выходил, чтобы с сыном пообщаться. Он купил книгу и стал собак дрессировать – палку приносить, лапу подавать, на задние лапы вставать, голос и другое. Усердным выполнением команд хозяина отличалась овчарка, всегда первой палку приносила с довольным оскалом, виляя гордо хвостом. Эм постоянно на задних лапках сидела, грациозно вздыбив шерсть. Ром усердия не проявлял в дрессировке, пассивничал, но зато дом надежно охранял и с Сашкой подружился.

Сашкина няня как-то рассказала Косте, что прошлой ночью к ним в комнату, где она с мальчиком спала, вор в открытое окно по лестнице взобрался, но при виде клыков Рома грабитель назад со второго этажа прыгнул (сам хозяин в отъезде был). Мальчик в собаке души не чаял, еще бы – все наглые обидчики присмирели с появлением Рома, который часто с Сашей игрался мячом, ямки в песочнике активно рыл и лаял на малыша из-за кустов, делая вид, что уходит. Не желая оставаться один, малыш с потугами стал звать друга, говорить учился. Няня молилась на пса за его заботу, одаривая его вкуснятиной исподтишка. Костя принимал нянины похвалы собаки за выдумки, ибо по итогам дрессуры считал Рому туповатым добряком. И с вором также придумала, это точно…

Вот этому милому Роме я и подбросил шмотки яблока в пищу. Заметных изменений в его поведении не произошло – жил как жил, пока во дворике не устроили грандиозные именины Саши с приглашением множества гостей (взрослых, конечно). И, как всегда у людей, напились все изрядно, до свинства и потери контроля. Вот на этой высшей точке праздника Костя надумал дрессировку своих собак показать, и себя, как хозяина полновластного. Эм посадили на стол, и она во все стороны поворачивалась, излучая послушание и получая сладости при этом. Овчарка с рвением мчалась за мячом, прыгала через палку, лапу радушно подавала. Костя со стола взял обглоданную гостем баранью кость и швырнул вверх, собака под аплодисменты поймала её на лету, проявив ловкость и радость при этом.

К Рому подошла пьяная харя, простите, и низко наклонившись к собаке вплотную, попросил лапу, икая. Чувствительные ноздри Рома были оглушены зловонием алкоголя, табака и газов желудка гостя, поэтому команду он не спешил выполнять… Размахнувшись, харя хотела ударить пса за непослушание, но последний в боевой стойке показал такую пасть с клыками, что желание позабавиться у гостя пропало. Костя, чтобы разрядить обстановку, бросил вверх собаке окорок курицы целиком, дав команду Рому поймать. Тот ни с места. Тишина за столом, выжидающая. Хозяин, с деланной улыбкой, взял палку и повелел прыгать… Тот сидит… Костя с матюгами направился к упрямцу, пригрозив расправиться с тупым рылом… Но Ром в мгновенье ока перепрыгнул через забор и исчез в стороне леса. Я за ним, поэтому как застолье закончилось – не видел, но плачущий зов мальчика далеко слышал.

Ночь прошла тихо – мы спали. С рассветом Ром столкнулся с небольшой стаей одичавших собак, брошенных хозяевами на произвол. Вожак стайки, бульдог, принял грозный вид и зарычал на пришельца, желая его пугнуть и сразу на место поставить. Приближенные бульдога также зарычали дружно в угоду. Ром направился прямиком на вожака, который на тропинке стоял у обрыва ямы, давая понять, что шутить не намерен, если дорожку не освободят. Вожак уступил смелому напору, и Ром ушел, не оглядываясь. У меня было ощущение, что пес без какой-либо цели просто гуляет на природе, любуясь солнцем, небом и зеленью вокруг. Ближе к полудню в тени развесистого клена улегся отдохнуть… Помня, что мой друг росинки во рту не имел еще сегодня, я из витрины дорожного буфета незаметно пирожок с мясом взял и прямиком под нос Рому опустил. Каково мне было в клюве нести пахнущий пирожок и не отщипнуть… лучше не спрашивайте. Затем я второй приволок, но уже ели на двоих.

Что-то пса беспокоило, вслушивался острым слухом, поворачивая голову в разные стороны, затем решившись, поднялся и трусцой к домам направился… А там вокруг полуживого мальчика суетились няня и отец. Но тщетно – Саша смотрел лишь на лес и тихо звал друга. Нежданно мальчик поднялся и радостно побежал к лающему Рому. Они практически обнялись и кувыркались на травке. Подбежала няня и буквально стала целовать собаку, при приближении же Кости Ром зарычал. Костя смиренно отошел в сторонку. Няня натащила поднос разнообразной еды, и полную тарелку Саше дала, но малый ее перед Ромом радостно поставил. Собака же с подноса зубами осторожно тарелку взяла, поставила ее рядом с собой. Друзьями из двух тарелок поедалось все, что им подкладывала няня. А когда подали на десерт торт, Ром тарелку отнес к дереву, где я сидел, и посмотрел на меня, приглашая. Торт был бесподобен по вкусу, сроду такого не ел. Невдалеке Костя вслух ворчал: «Тупая собака, через палку не прыгает… сам тупой, папаша… А делает он все с умом, а не по дрессировке, болван я…»

Когда стемнело, Ром к Сашке подошел, лизнул в ухо, что-то думаю прошептав при этом, потому что, когда собака к лесу направилась, малыш не плакал. Но Костя, чуть не упав, побежал за ним и долго просил прощения у пса. Вернулись в дом вместе, уже ночью. Ещё… очень радовалась возвращению Рома элегантная Эм, которая к нему незаметно пробралась и буквально чуть всего не облизала, постоянно заглядывая в глаза близко-близко, ложилась рядом, позабыв, очевидно, обо всех «нельзя» и «правильно делать».

Вот так в доме этом воцарился покой и понимание. Что же касается нашего героя, то не каждая собака желает стать забавой, шутом гороховым, получая за это обглоданную кость. Она, собака, к людям пришла другом. Вот и мне Ром стал верным другом, вопреки поверью о нас. Иногда прилетаю во дворик, посидим молча и расходимся, чтоб снова встретиться. Вот и вчера посетил друга после дождливой ночи, солнце светило – благодать… У шелковицы встретились: я на ветке, он на травке, сидим, блаженствуем. Гляжу – через дворик грациозно, не прикасаясь земли, к другу шагает Эм, светясь гордостью, в сопровождении великолепного щенка огромных размеров. Подойдя к лужице, сынок взял мать в охапку и перенес на сухой асфальт. Я удалился, чтобы не смущать друга своим присутствием. Скоро снова посидим, когда увидимся…

Рейтинг: 0 144 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!