ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Сделай мне ребенка

 

Сделай мне ребенка

12 марта 2014 - Филипп Магальник

После изнурительного жаркого дня солнце ко сну стало готовиться, медленно и осторожно за горизонт опускаясь, чтобы лучами за горы не зацепить. Дождавшись полной темноты, ветерок подул. Сначала слабенький, спросонья видимо, но затем покрепчал и, наконец, разошёлся. Дышать стало легче, люди просто ожили, заговорили, желания вернулись. Это уж кому какие, но по своим возможностям.

- Почему окна полностью не открыты? Дышать нечем. Какие вражеские лазутчики могут проникнуть, Аристон? Разведка, говоришь, донесла о подготовке покушения на меня? Это твоя забота, а мне воздух нужен, ясно? А сейчас главное: передай Пармениону, что бой дадим утром. Ночью же врага обессилить надо длительным ожиданием. Группа воинов пусть шумит, как перед боем, по всему фронту. Глотки и барабаны не жалеть. А сейчас спать буду, иди. Каликсену не хочу в кровать сегодня, устал от зноя. Спать, спать…

Аристон гасит свечи, оставив лишь одну горящей. Уходит. Александр подходит к распахнутому окну, глубоко дышит, раскинув руки. Застывает на минуту в раздумье и упирается взглядом на висящую рядом на стене карту. Щурится в потёмках, приблизив лицо вплотную к разукрашенному участку, пальцем тычет... Еле уловимый шорох у окна его настораживает, и он весь превращается в слух. В проёме окна появляется фигура человека, который осторожно нащупывает ногой пол. В мгновение ока Александр руками перехватывает силуэт и прижимает к полу, пытаясь руки террориста за спину завернуть и связать поясом. Затем Александр насильно сажает брыкающегося гостя на стул, зажигает близстоящие свечи и внимательно разглядывает непрошеного пришельца. На голове у того повязан черный платок, из-под которого длинные чёрные волосы видны. Подбородок закрыт, но большущие глаза и округлости фигуры выдают в ней женщину. В районе груди одежда окровавлена. Голова низко опущена и очень злобно, сквозь зубы, проклятия извергает:

- Будь проклят, холуй царский. Сатрап поганый. Я сорвала намеченное, проглядела тебя. Но другие всё ровно прибьют его – узурпатора македонского. Не жилец он. Что уставился? Добей меня…

Александр развязал тесёмки на рубашке девушки и обнажил окровавленную рану на груди. Не обращая внимания на проклятия, он присыпку принёс и повязку, кровь тампоном утёр.

- Замолкни немедленно, а то рот кляпом закрою. Так, сейчас руки развяжу, и тихо сиди. Грудь левую своей рукой приподними...

- Тебе надо – приподнимай. Зачем перевязка, всё одно убьёте. И откуда ты взялся на мою голову, прислужник царский. Не боюсь смерти, слышишь. Вешать будете, или как...

- Сиську подыми, милая, а то шлёпну. Раз, два... так. Не боишься, а трясёт всю. Что? Более двух часов на подоконнике стояла, продуло… Рубашка вся в крови, сними. Ну. Плохо тебе, вижу. Мою ночную одень. Так, а теперь расскажешь, за что убить хотела. (Стук в дверь раздаётся, затем повторно...) За занавесочкой посиди тихо. Не высовываться. Позову, когда можно будет, быстро...

- Смелее заходите, уважаемые советники. Рассаживайтесь. Хотите изложить некоторые соображения по вопросу единого государства и его устройства? Предварительные? Ну что же, пожалуйста. Анаксар изложит. Слушаю вас. Нет, весь вердикт мне читать не надо, поэтому толстую папку плотно закройте. Лишь стержневые позиции по актуальным проблемам зачитайте, кратко. Вы поняли меня? Тогда начинайте. У вас, Онесикрит, особое мнение есть, просите учесть. Вы не согласны с моей концепцией, свою желаете предложить? Нет, только недостатки можете отметить. И на том спасибо. Ну что…

Анаксар: - Государство на объединённых территориях нашей империи будетОДНОсоздано, без каких-либо границ и армий, комментарии чуть позже. Территориально государство разделено будет на самоуправляемыеполисы-города,с непосредственным подчинением центру каждого. Центр разработает единый устав устройства и жизнедеятельности полиса. В уставах-программах обозначены главные показатели: уровень и продолжительность жизни граждан полиса. Минимально допустимые устанавливаются Центром. Высшая ступень развития единогонародастраны должна быть достигнута за счёт образовательного уровня, высокой организации и равноправия всех людей. Аристотель, как знаете, не верит в возможности поднятия интеллекта варваров, как и недопустимость смешения народов путём браков.

Александр: - Вы боитесь, уважаемые философы, оторваться от накатанного. Вам подавай наместников, губернаторов и прочих чиновников для управления страной, которые лишь коррупцию и казнокрадство множат, разваливая экономику. Этому не бывать. Что касается единого народа, то поощрять прошу смешанные браки. Гефестион, пиши приказ: Первые шесть тысяч воинов-эллинцев, которые женятся на местных девушках, получат из казны деньги на постройку дома. Что касается веры, то каждый волен... и равны... Да, указ перевести на персидский и зачитать на площади.

Далее пленница бесстыдно уснула в постели полководца за ширмой и не слушала продолжения диспута с диктаторскими выводами. Только диктаторы и способны мир изменить, и хорошо, когда они разумно это совершают, со знанием дела и на благо всем.

С рассветом, как обычно, царь проснулся рано, девицы не было уже, лишь миниатюрный свой нож оставила на подушке и рубашку. Александр на мгновение улыбнулся и занялся утренней зарядкой. А далее пошли дела и решения. Ему доложили, что вражеские воины всю ночь отстояли в ожидании атаки, топчась на месте. Он приказал повторить тактику шумового эффекта подготовки к бою и на сегодняшний день. Воинов же хорошо накормить приказал и отдохнуть им дать, женщин после победного боя лишь допустить. Затем провёл многочасовую беседу с представителями порабощённых персами городов, государств, племён. Им обещана была независимость и равноправие в едином государстве, наравне со всеми.

После обеда Александр усилено занимался фехтованием и классическими приёмами кулачного боя. Лишь перед сумерками пообщался с преданным другом Буцефалом. Конь был в прекрасной форме, ухожен и полон желания пробежаться с ветерком. Хозяин всем телом почувствовал это и, вскочив на коня без седла, умчался с ним навстречу заходящему солнцу. У бурной речки они в прохладную воду окунулись и, довольными, домой вернулись. Верный Гефестион встретил царя упрёками в выходках мальчишеских, а иначе как назвать такой побег без охраны верхом вблизи противника. Царь виновато молчал. Вошёл Парменион и доложил, что посланец персидского царя на приём просится, заманчивые предложения принёс.

Парменион: - Как какие? Земли большие за Евфратом отдают нам, денег десять тысяч талантов и золота предлагает Дарий. Много золота за соглашение предлагает. Я на твоём месте, Александр, согласился бы.

Александр: - Я понял, что если бы на моём месте был Парменион, то согласие на перемирие противник бы получил. Но на этом решающем месте я, Александр, поэтому передай противнику, что только полная капитуляция может остановить войну. Сдают нервишки у персидского царя. А золота мы и сами добудем завтра. Всем спать.

Перед сном Александр, как правило, Илиаду Гомера читал, где любимым его героем был Ахилл, олицетворяющий высшую степень воинской доблести в его понимании. Начитавшись любимых сцен подвигов Ахилла, царь свой меч осмотрел, доспехи погладил и спать уложился. Ставни окон он заведомо прикрыл плотно. Сон пришёл сразу, как в походе перед боем, чтоб телу и мозгам отдых дать.

*

Во второй половине следующего дня вся дорога, ведущая к резиденции, была запружена народом, который бурно приветствовал полководца-победителя, давшего многим свободу от рабства и порабощения. Колесница с царём с забинтованной ногой на скорости въехала во двор, прямиком к подъезду. В постель его на руках занесли.

Ночь, тишина в покоях царя. Александр горит весь от высокой температуры и мечется в бреду. Над ним Гефестион стоит, утирая пот с лица раненого. Заходит военный лекарь, ощупывает больного и со вздохом говорит, что рана глубокая, колено раздроблено, поэтому нужно время, и немалое, пока полегчает. Ещё посоветовал окна открыть для доступа свежего воздуха. Ушёл затем, сказав, что в соседней комнате прикорнёт на топчане. Гефестион прикрыл Александра пледом, отворил нараспашку ставни и уселся на полу под окном. Сидел, сидел и задремал не ко времени, ибо на него наступила чья-то нога, потом вторая. Лазутчик был мгновенно силой сброшен c подоконника на улицу. Упавший с высоты человек звука не издал. Гефестион через окно крикнул караулу, чтоб лазутчика в клеть поместили до утра. На вопрос – жив ли упавший, получил утвердительный ответ, что шевелится.

Утро. Александр, сидя в постели, просматривает письма, донесения, что-то записывает, реплики издаёт, кряхтит периодически от боли в ноге. Заходит лекарь.

- Так когда у меня раны затянутся, уважаемый? Не знаете. У всех по-разному, говорите. Не можете ещё ускорить заживление, и плохо. Застряли мы здесь из-за вас. А теперь слушайте приказ: через три дня поход продолжим, ясно. Думайте и лечите. А сейчас Ореста позовите. Садись рядом. Про дела в школе своей расскажи. Ты понял, надеюсь, что от умения архонтов управлять полисом зависит жизнь людей, поэтому со всей серьёзностью необходимо обучить руководителей городов наукам управления. Знаменитые реформаторские законы Солона должны лечь в основу программы обучения. Только подготовленные специалисты, а не демагоги, должны миром править.

Я же просил не перебивать. Как женщину распять хотят? Кто приказал? Парменион. За что к смерти приговорена, знаешь? В окно проникнуть хотела… Гефестион бдительность проявил, сбросил на землю. В это окно, говоришь? Покажите мне её, эту лазутчицу. Этот Нисон всегда не к месту. Лицо ей открой, Нисон. Не видать ничего, в грязи и крови измазана. Но это та. Узнаёшь меня, беглянка? Что, попить дать. Развязать, помыть, напоить. Чистой приведёшь. Орест, извини. Так говоришь, что... занятия проводятся с учётом...

*

- Может, имя своё назовёшь, познакомимся? Барсина говоришь, красивое имя. А я, надеюсь, знаешь кто. Зачем ко мне в окно лезешь с риском для жизни? Кто ты? Нет, не допрашиваю. Просто знать хочу, зачем такая красавица меня навещает по ночам…

Прошлый раз, поведала Барсина, приходила убить царя и вознаграждение обещанное получить от наместника. Отец в долги большие залез, в рабы вот-вот переведут. Хотела оплатить долги. Сначала Александра за слугу приняла, поэтому не убила, да и обошлись с ней хорошо. С поражением же Дария долги ликвидировали, и семья их благодарна царю-македонцу. Вчера прослышала о ранении, поэтому пришла. Как зачем? Снадобья для ран принесла, мать её лекарша известная в округе. Сохранила порошки при падении, сейчас покажет. Она попросила царя отвернутся на минутку, чтоб достать схороненное на груди... Александр шутя напомнил девушке, что уже видел это у неё и прятаться не надо. Она всё одно отвернулась и достала порошки, добавив, что малую присыпку мама приготовила из шкурок красных ящериц. Этих тварей можно разорвать пополам, оторвать ножку, а при соединении быстро-быстро срастаются, как и у неё на груди. Помнить должен, какой разрез был, сам повязку делал. Нет, показывать не будет. Император императором, а того, что и все парни добивается, не ожидала такого… Попросилась отпустить домой её, пообещав никогда более не приближаться к резиденции царя. На вопрос Александра, голодна ли она, промолчала. Но за поданным обедом еду поглощала с такой скоростью и такой тщательностью, что мыть тарелку не понадобилось.

Александр приказал убрать всё и никого в покои без ведома не пускать.

- Барсина, ты действительно уверена в целебных свойствах порошка ящериц? Хорошо, лечи тогда. Страшно ноет рана, третьи сутки не сплю. Я верю тебе и готов, начинай. Очень больно, невыносимо. Может не надо с ран сдирать? Рот не закрывай мне. Терплю, но очень... что ты гладишь меня? Жалко стало... Отодрала наконец-то бинт… Палач ты персидский, а не женщина. Лицо утри мне, спасибо. Можно…

Сарбина умело открытую рану промыла раствором белого порошка, обильно посыпала красного снадобья и очень туго забинтовала ногу, чтобы рану сомкнуть. Во время перевязки попросила царя рубашкой стыд прикрыть, на что тот ответил, как и она тогда, что если надо, пусть сама и прикроет.

- Очень надо мне на пакость такую смотреть, рубашку вот натяну. Надо же уродство такое иметь, тьфу. Удобно лежать без подушки, а так хорошо? Тогда спать будем, не веришь?

Девушка прикрыла ему глаза ладошками и монотонно забормотала надолго бесконечный речитатив на непонятном языке. Удивительно, но царь уснул вскорости.

Проснулся царь с первыми лучами солнца (привычка уже) свежим и в хорошем настроении. Тишину нарушили удары падающих предметов.

- Кто здесь, ты Аристон? Доброе утро, Барсина. Вот не думал, что усну и нога... Что? Приспичило тебе, мочи нет терпеть, говоришь, опозориться можешь? За шкаф беги – там бочонок...

- Думала умру, прости дуру. Можно я домой пойду, родителей успокоить? Нога-то как? Значит, помогла ящерица. Зачем мне всадник?

- Ты на лошади домой поедешь в сопровождении Нисона, а он вечерком за тобой заедет. Мне твоя помощь ещё нужна, Барсина, хорошо? До вечера. Спасибо.

Описывать рабочий день Александра Великого весной 333 года д.н.э. не входит в мои планы, поэтому перенесёмся сразу на вечернее время, когда заботы дня уже улеглись, и всё живое готовится ко сну. Барсина, как её попросили, приехала в резиденцию с Нисоном. Александр приветливо поздоровался и попросил её подождать с часик, ибо ходоки бесконечно с докладами донимают. Девушка у книжного шкафа пристроилась на топчане и читала что-то.

Специалисты инженерных войск демонстрировали царю макет метательного орудия, из которого стреляли горящими факелами небольшими. Один огонёк перед носом Барсины упал, вызвав громкий вскрик девушки и взрыв смеха спецов. Александр успокоил Барсину и попросил мужиков закругляться, ибо его дожидается лекарша. Кто-то из испытателей посетовал, что сожалеет об отсутствии у него такой красавицы, от одного вида которой можно выздороветь. Конечно, девушке было лестно о себе такое услышать и она, смутившись, уткнулась в книгу. Неожиданно вошёл адъютант и прошептал что-то Александру на ухо. Спецов, поблагодарив, отпустили. Вошёл без спроса грузный Парменион и уверенным, спокойным голосом изрёк, что два поселения горцев восстали, прогнали солдат порядка, а одного воина македонца повесили. Беспокоиться царю нет необходимости. Отряд молодчиков Пармелион уже подготовил для полного подавления мятежников, нужна лишь команда царя.

- Отчего мирные горцы взорвались, скажи?

Парменион: - Девчонок их наши всадники приласкали. Одна упёрлась, кусаться начала. Вот её и изнасиловали. Виновника повесили на площади. Как кто повёл всадников? Да мой доблестный сын Филот. Победители, должен знать, имеют право при победе на обогащение и женскую ласку.

Александр: - На грабёж и насилие, хочешь сказать. Зверюга твой сын и его дружки, а не носители свободы и цивилизации.

Парменион: - Мы обязаны носить богатый сбор с покорённых народов, обогатить воинов надобно. А твоя цивилизация надумана и варварам не нужна. Это не только моё мнение. А у женщин не убудет... Что, Филота арестовать велишь? Да это... А если не послушаюсь...

Александр в порыве вскакивает на одну ногу и дёргает сильно кольцо подвесной верёвки. Появляется стража.

Александр: - Арестовать Филота и в клеть посадить. Ясно? Действуйте. Замолкни, Парменион, а то и тебя под стражу. Все свободны. Чего ждёте. А ты, Аристон, возьми Барсину и к горцам скачите. Сообщите, что видели и извинитесь за содеянное. Нет, меня более лечить не надо, домой иди, девушка. Всё, я сказал.

Александр падает на пол, его трясёт, глаза закатаны. Царя укладывают в постель, Барсина пытается к постели подойти, но её за руку Аристон берёт и на выход ведёт – приказ выполнять. В покоях тишина, свечи погашены. Александр лежит и тихонько вслух что-то из Гомера цитирует...

Перед самым рассветом Александр увидел, как лазутчица вернулась, к постели его подошла и лоб потрогала. Затем, нагнувшись, в открытые глаза его заглянула. И в доли секунды рядом улеглась, голову его к груди своей прижав. Он покорно тихо лежал, изредка вздрагивая. Она тихо говорить стала, что не все плохо думают, как его полководцы. Простые люди приветствуют свободу, Александра славят. Что касается цивилизации, то еще не все разобрались с этим, но несомненно оценят со временем. Молодые поддерживают царя, им надобно дорогу дать. А теперь глаза прикрыть велела и руку убрать попросила, она же по-хорошему к нему прилегла, по-дружески. Очень просила не унижать домогательством. Сообщила ещё, что скоро уйдёт, и навсегда. На предложение Александра остаться в свите среди близких, верных подданных, ответила, что уже наметила себе цель в жизни. Она пришла к выводу, что не только рожать предназначение женщины, коровы тоже рожают. Главное – это вырастить здоровых, образованных, трудолюбивых людей для последующих поколений. Чтоб добиться такого развития детей, женщина сама должна быть образованной и служить примером. Лишь после проверки советом полиса интеллекта, женщине может быть разрешено матерью стать, считает она. Её отец учитель, поэтому так воспитали.

- На кого хотела бы, чтобы сын мой был похож, спрашиваешь? На всех тех, кто что-то делает, чтоб жизнь улучшить на земле. Что, хочу ли я, чтоб дети на тебя походили? Наверное, да. Так в чём дело, опять спрашиваешь? Поняла, чего ж не понять. Ну что же – делай мне ребёнка.

На следующий день Александр продолжил победное шествие своей армии в надежде мир изменить. Что из этого получилось, история повествует, все знаем.

Барсина через девять месяцев благополучно родила мальчика, которого нарекла Гераклом, в честь античного героя страны Александра. Вот и всё...

© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0200417

от 12 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0200417 выдан для произведения:

После изнурительного жаркого дня солнце ко сну стало готовиться, медленно и осторожно за горизонт опускаясь, чтобы лучами за горы не зацепить. Дождавшись полной темноты, ветерок подул. Сначала слабенький, спросонья видимо, но затем покрепчал и, наконец, разошёлся. Дышать стало легче, люди просто ожили, заговорили, желания вернулись. Это уж кому какие, но по своим возможностям.

- Почему окна полностью не открыты? Дышать нечем. Какие вражеские лазутчики могут проникнуть, Аристон? Разведка, говоришь, донесла о подготовке покушения на меня? Это твоя забота, а мне воздух нужен, ясно? А сейчас главное: передай Пармениону, что бой дадим утром. Ночью же врага обессилить надо длительным ожиданием. Группа воинов пусть шумит, как перед боем, по всему фронту. Глотки и барабаны не жалеть. А сейчас спать буду, иди. Каликсену не хочу в кровать сегодня, устал от зноя. Спать, спать…

Аристон гасит свечи, оставив лишь одну горящей. Уходит. Александр подходит к распахнутому окну, глубоко дышит, раскинув руки. Застывает на минуту в раздумье и упирается взглядом на висящую рядом на стене карту. Щурится в потёмках, приблизив лицо вплотную к разукрашенному участку, пальцем тычет... Еле уловимый шорох у окна его настораживает, и он весь превращается в слух. В проёме окна появляется фигура человека, который осторожно нащупывает ногой пол. В мгновение ока Александр руками перехватывает силуэт и прижимает к полу, пытаясь руки террориста за спину завернуть и связать поясом. Затем Александр насильно сажает брыкающегося гостя на стул, зажигает близстоящие свечи и внимательно разглядывает непрошеного пришельца. На голове у того повязан черный платок, из-под которого длинные чёрные волосы видны. Подбородок закрыт, но большущие глаза и округлости фигуры выдают в ней женщину. В районе груди одежда окровавлена. Голова низко опущена и очень злобно, сквозь зубы, проклятия извергает:

- Будь проклят, холуй царский. Сатрап поганый. Я сорвала намеченное, проглядела тебя. Но другие всё ровно прибьют его – узурпатора македонского. Не жилец он. Что уставился? Добей меня…

Александр развязал тесёмки на рубашке девушки и обнажил окровавленную рану на груди. Не обращая внимания на проклятия, он присыпку принёс и повязку, кровь тампоном утёр.

- Замолкни немедленно, а то рот кляпом закрою. Так, сейчас руки развяжу, и тихо сиди. Грудь левую своей рукой приподними...

- Тебе надо – приподнимай. Зачем перевязка, всё одно убьёте. И откуда ты взялся на мою голову, прислужник царский. Не боюсь смерти, слышишь. Вешать будете, или как...

- Сиську подыми, милая, а то шлёпну. Раз, два... так. Не боишься, а трясёт всю. Что? Более двух часов на подоконнике стояла, продуло… Рубашка вся в крови, сними. Ну. Плохо тебе, вижу. Мою ночную одень. Так, а теперь расскажешь, за что убить хотела. (Стук в дверь раздаётся, затем повторно...) За занавесочкой посиди тихо. Не высовываться. Позову, когда можно будет, быстро...

- Смелее заходите, уважаемые советники. Рассаживайтесь. Хотите изложить некоторые соображения по вопросу единого государства и его устройства? Предварительные? Ну что же, пожалуйста. Анаксар изложит. Слушаю вас. Нет, весь вердикт мне читать не надо, поэтому толстую папку плотно закройте. Лишь стержневые позиции по актуальным проблемам зачитайте, кратко. Вы поняли меня? Тогда начинайте. У вас, Онесикрит, особое мнение есть, просите учесть. Вы не согласны с моей концепцией, свою желаете предложить? Нет, только недостатки можете отметить. И на том спасибо. Ну что…

Анаксар: - Государство на объединённых территориях нашей империи будетОДНОсоздано, без каких-либо границ и армий, комментарии чуть позже. Территориально государство разделено будет на самоуправляемыеполисы-города,с непосредственным подчинением центру каждого. Центр разработает единый устав устройства и жизнедеятельности полиса. В уставах-программах обозначены главные показатели: уровень и продолжительность жизни граждан полиса. Минимально допустимые устанавливаются Центром. Высшая ступень развития единогонародастраны должна быть достигнута за счёт образовательного уровня, высокой организации и равноправия всех людей. Аристотель, как знаете, не верит в возможности поднятия интеллекта варваров, как и недопустимость смешения народов путём браков.

Александр: - Вы боитесь, уважаемые философы, оторваться от накатанного. Вам подавай наместников, губернаторов и прочих чиновников для управления страной, которые лишь коррупцию и казнокрадство множат, разваливая экономику. Этому не бывать. Что касается единого народа, то поощрять прошу смешанные браки. Гефестион, пиши приказ: Первые шесть тысяч воинов-эллинцев, которые женятся на местных девушках, получат из казны деньги на постройку дома. Что касается веры, то каждый волен... и равны... Да, указ перевести на персидский и зачитать на площади.

Далее пленница бесстыдно уснула в постели полководца за ширмой и не слушала продолжения диспута с диктаторскими выводами. Только диктаторы и способны мир изменить, и хорошо, когда они разумно это совершают, со знанием дела и на благо всем.

С рассветом, как обычно, царь проснулся рано, девицы не было уже, лишь миниатюрный свой нож оставила на подушке и рубашку. Александр на мгновение улыбнулся и занялся утренней зарядкой. А далее пошли дела и решения. Ему доложили, что вражеские воины всю ночь отстояли в ожидании атаки, топчась на месте. Он приказал повторить тактику шумового эффекта подготовки к бою и на сегодняшний день. Воинов же хорошо накормить приказал и отдохнуть им дать, женщин после победного боя лишь допустить. Затем провёл многочасовую беседу с представителями порабощённых персами городов, государств, племён. Им обещана была независимость и равноправие в едином государстве, наравне со всеми.

После обеда Александр усилено занимался фехтованием и классическими приёмами кулачного боя. Лишь перед сумерками пообщался с преданным другом Буцефалом. Конь был в прекрасной форме, ухожен и полон желания пробежаться с ветерком. Хозяин всем телом почувствовал это и, вскочив на коня без седла, умчался с ним навстречу заходящему солнцу. У бурной речки они в прохладную воду окунулись и, довольными, домой вернулись. Верный Гефестион встретил царя упрёками в выходках мальчишеских, а иначе как назвать такой побег без охраны верхом вблизи противника. Царь виновато молчал. Вошёл Парменион и доложил, что посланец персидского царя на приём просится, заманчивые предложения принёс.

Парменион: - Как какие? Земли большие за Евфратом отдают нам, денег десять тысяч талантов и золота предлагает Дарий. Много золота за соглашение предлагает. Я на твоём месте, Александр, согласился бы.

Александр: - Я понял, что если бы на моём месте был Парменион, то согласие на перемирие противник бы получил. Но на этом решающем месте я, Александр, поэтому передай противнику, что только полная капитуляция может остановить войну. Сдают нервишки у персидского царя. А золота мы и сами добудем завтра. Всем спать.

Перед сном Александр, как правило, Илиаду Гомера читал, где любимым его героем был Ахилл, олицетворяющий высшую степень воинской доблести в его понимании. Начитавшись любимых сцен подвигов Ахилла, царь свой меч осмотрел, доспехи погладил и спать уложился. Ставни окон он заведомо прикрыл плотно. Сон пришёл сразу, как в походе перед боем, чтоб телу и мозгам отдых дать.

*

Во второй половине следующего дня вся дорога, ведущая к резиденции, была запружена народом, который бурно приветствовал полководца-победителя, давшего многим свободу от рабства и порабощения. Колесница с царём с забинтованной ногой на скорости въехала во двор, прямиком к подъезду. В постель его на руках занесли.

Ночь, тишина в покоях царя. Александр горит весь от высокой температуры и мечется в бреду. Над ним Гефестион стоит, утирая пот с лица раненого. Заходит военный лекарь, ощупывает больного и со вздохом говорит, что рана глубокая, колено раздроблено, поэтому нужно время, и немалое, пока полегчает. Ещё посоветовал окна открыть для доступа свежего воздуха. Ушёл затем, сказав, что в соседней комнате прикорнёт на топчане. Гефестион прикрыл Александра пледом, отворил нараспашку ставни и уселся на полу под окном. Сидел, сидел и задремал не ко времени, ибо на него наступила чья-то нога, потом вторая. Лазутчик был мгновенно силой сброшен c подоконника на улицу. Упавший с высоты человек звука не издал. Гефестион через окно крикнул караулу, чтоб лазутчика в клеть поместили до утра. На вопрос – жив ли упавший, получил утвердительный ответ, что шевелится.

Утро. Александр, сидя в постели, просматривает письма, донесения, что-то записывает, реплики издаёт, кряхтит периодически от боли в ноге. Заходит лекарь.

- Так когда у меня раны затянутся, уважаемый? Не знаете. У всех по-разному, говорите. Не можете ещё ускорить заживление, и плохо. Застряли мы здесь из-за вас. А теперь слушайте приказ: через три дня поход продолжим, ясно. Думайте и лечите. А сейчас Ореста позовите. Садись рядом. Про дела в школе своей расскажи. Ты понял, надеюсь, что от умения архонтов управлять полисом зависит жизнь людей, поэтому со всей серьёзностью необходимо обучить руководителей городов наукам управления. Знаменитые реформаторские законы Солона должны лечь в основу программы обучения. Только подготовленные специалисты, а не демагоги, должны миром править.

Я же просил не перебивать. Как женщину распять хотят? Кто приказал? Парменион. За что к смерти приговорена, знаешь? В окно проникнуть хотела… Гефестион бдительность проявил, сбросил на землю. В это окно, говоришь? Покажите мне её, эту лазутчицу. Этот Нисон всегда не к месту. Лицо ей открой, Нисон. Не видать ничего, в грязи и крови измазана. Но это та. Узнаёшь меня, беглянка? Что, попить дать. Развязать, помыть, напоить. Чистой приведёшь. Орест, извини. Так говоришь, что... занятия проводятся с учётом...

*

- Может, имя своё назовёшь, познакомимся? Барсина говоришь, красивое имя. А я, надеюсь, знаешь кто. Зачем ко мне в окно лезешь с риском для жизни? Кто ты? Нет, не допрашиваю. Просто знать хочу, зачем такая красавица меня навещает по ночам…

Прошлый раз, поведала Барсина, приходила убить царя и вознаграждение обещанное получить от наместника. Отец в долги большие залез, в рабы вот-вот переведут. Хотела оплатить долги. Сначала Александра за слугу приняла, поэтому не убила, да и обошлись с ней хорошо. С поражением же Дария долги ликвидировали, и семья их благодарна царю-македонцу. Вчера прослышала о ранении, поэтому пришла. Как зачем? Снадобья для ран принесла, мать её лекарша известная в округе. Сохранила порошки при падении, сейчас покажет. Она попросила царя отвернутся на минутку, чтоб достать схороненное на груди... Александр шутя напомнил девушке, что уже видел это у неё и прятаться не надо. Она всё одно отвернулась и достала порошки, добавив, что малую присыпку мама приготовила из шкурок красных ящериц. Этих тварей можно разорвать пополам, оторвать ножку, а при соединении быстро-быстро срастаются, как и у неё на груди. Помнить должен, какой разрез был, сам повязку делал. Нет, показывать не будет. Император императором, а того, что и все парни добивается, не ожидала такого… Попросилась отпустить домой её, пообещав никогда более не приближаться к резиденции царя. На вопрос Александра, голодна ли она, промолчала. Но за поданным обедом еду поглощала с такой скоростью и такой тщательностью, что мыть тарелку не понадобилось.

Александр приказал убрать всё и никого в покои без ведома не пускать.

- Барсина, ты действительно уверена в целебных свойствах порошка ящериц? Хорошо, лечи тогда. Страшно ноет рана, третьи сутки не сплю. Я верю тебе и готов, начинай. Очень больно, невыносимо. Может не надо с ран сдирать? Рот не закрывай мне. Терплю, но очень... что ты гладишь меня? Жалко стало... Отодрала наконец-то бинт… Палач ты персидский, а не женщина. Лицо утри мне, спасибо. Можно…

Сарбина умело открытую рану промыла раствором белого порошка, обильно посыпала красного снадобья и очень туго забинтовала ногу, чтобы рану сомкнуть. Во время перевязки попросила царя рубашкой стыд прикрыть, на что тот ответил, как и она тогда, что если надо, пусть сама и прикроет.

- Очень надо мне на пакость такую смотреть, рубашку вот натяну. Надо же уродство такое иметь, тьфу. Удобно лежать без подушки, а так хорошо? Тогда спать будем, не веришь?

Девушка прикрыла ему глаза ладошками и монотонно забормотала надолго бесконечный речитатив на непонятном языке. Удивительно, но царь уснул вскорости.

Проснулся царь с первыми лучами солнца (привычка уже) свежим и в хорошем настроении. Тишину нарушили удары падающих предметов.

- Кто здесь, ты Аристон? Доброе утро, Барсина. Вот не думал, что усну и нога... Что? Приспичило тебе, мочи нет терпеть, говоришь, опозориться можешь? За шкаф беги – там бочонок...

- Думала умру, прости дуру. Можно я домой пойду, родителей успокоить? Нога-то как? Значит, помогла ящерица. Зачем мне всадник?

- Ты на лошади домой поедешь в сопровождении Нисона, а он вечерком за тобой заедет. Мне твоя помощь ещё нужна, Барсина, хорошо? До вечера. Спасибо.

Описывать рабочий день Александра Великого весной 333 года д.н.э. не входит в мои планы, поэтому перенесёмся сразу на вечернее время, когда заботы дня уже улеглись, и всё живое готовится ко сну. Барсина, как её попросили, приехала в резиденцию с Нисоном. Александр приветливо поздоровался и попросил её подождать с часик, ибо ходоки бесконечно с докладами донимают. Девушка у книжного шкафа пристроилась на топчане и читала что-то.

Специалисты инженерных войск демонстрировали царю макет метательного орудия, из которого стреляли горящими факелами небольшими. Один огонёк перед носом Барсины упал, вызвав громкий вскрик девушки и взрыв смеха спецов. Александр успокоил Барсину и попросил мужиков закругляться, ибо его дожидается лекарша. Кто-то из испытателей посетовал, что сожалеет об отсутствии у него такой красавицы, от одного вида которой можно выздороветь. Конечно, девушке было лестно о себе такое услышать и она, смутившись, уткнулась в книгу. Неожиданно вошёл адъютант и прошептал что-то Александру на ухо. Спецов, поблагодарив, отпустили. Вошёл без спроса грузный Парменион и уверенным, спокойным голосом изрёк, что два поселения горцев восстали, прогнали солдат порядка, а одного воина македонца повесили. Беспокоиться царю нет необходимости. Отряд молодчиков Пармелион уже подготовил для полного подавления мятежников, нужна лишь команда царя.

- Отчего мирные горцы взорвались, скажи?

Парменион: - Девчонок их наши всадники приласкали. Одна упёрлась, кусаться начала. Вот её и изнасиловали. Виновника повесили на площади. Как кто повёл всадников? Да мой доблестный сын Филот. Победители, должен знать, имеют право при победе на обогащение и женскую ласку.

Александр: - На грабёж и насилие, хочешь сказать. Зверюга твой сын и его дружки, а не носители свободы и цивилизации.

Парменион: - Мы обязаны носить богатый сбор с покорённых народов, обогатить воинов надобно. А твоя цивилизация надумана и варварам не нужна. Это не только моё мнение. А у женщин не убудет... Что, Филота арестовать велишь? Да это... А если не послушаюсь...

Александр в порыве вскакивает на одну ногу и дёргает сильно кольцо подвесной верёвки. Появляется стража.

Александр: - Арестовать Филота и в клеть посадить. Ясно? Действуйте. Замолкни, Парменион, а то и тебя под стражу. Все свободны. Чего ждёте. А ты, Аристон, возьми Барсину и к горцам скачите. Сообщите, что видели и извинитесь за содеянное. Нет, меня более лечить не надо, домой иди, девушка. Всё, я сказал.

Александр падает на пол, его трясёт, глаза закатаны. Царя укладывают в постель, Барсина пытается к постели подойти, но её за руку Аристон берёт и на выход ведёт – приказ выполнять. В покоях тишина, свечи погашены. Александр лежит и тихонько вслух что-то из Гомера цитирует...

Перед самым рассветом Александр увидел, как лазутчица вернулась, к постели его подошла и лоб потрогала. Затем, нагнувшись, в открытые глаза его заглянула. И в доли секунды рядом улеглась, голову его к груди своей прижав. Он покорно тихо лежал, изредка вздрагивая. Она тихо говорить стала, что не все плохо думают, как его полководцы. Простые люди приветствуют свободу, Александра славят. Что касается цивилизации, то еще не все разобрались с этим, но несомненно оценят со временем. Молодые поддерживают царя, им надобно дорогу дать. А теперь глаза прикрыть велела и руку убрать попросила, она же по-хорошему к нему прилегла, по-дружески. Очень просила не унижать домогательством. Сообщила ещё, что скоро уйдёт, и навсегда. На предложение Александра остаться в свите среди близких, верных подданных, ответила, что уже наметила себе цель в жизни. Она пришла к выводу, что не только рожать предназначение женщины, коровы тоже рожают. Главное – это вырастить здоровых, образованных, трудолюбивых людей для последующих поколений. Чтоб добиться такого развития детей, женщина сама должна быть образованной и служить примером. Лишь после проверки советом полиса интеллекта, женщине может быть разрешено матерью стать, считает она. Её отец учитель, поэтому так воспитали.

- На кого хотела бы, чтобы сын мой был похож, спрашиваешь? На всех тех, кто что-то делает, чтоб жизнь улучшить на земле. Что, хочу ли я, чтоб дети на тебя походили? Наверное, да. Так в чём дело, опять спрашиваешь? Поняла, чего ж не понять. Ну что же – делай мне ребёнка.

На следующий день Александр продолжил победное шествие своей армии в надежде мир изменить. Что из этого получилось, история повествует, все знаем.

Барсина через девять месяцев благополучно родила мальчика, которого нарекла Гераклом, в честь античного героя страны Александра. Вот и всё...

Рейтинг: +1 211 просмотров
Комментарии (2)
Мария # 13 марта 2014 в 15:40 0
Филипп Магальник # 14 марта 2014 в 11:28 0
Спасибо за оценку