ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Садитесь... тетенька!

Садитесь... тетенька!

1 июля 2012 - Владимир Юрков

Садитесь… тетенька!

После жаркого саратовского дня вечер принес долгожданную, хотя и незначительную, прохладу. Мы сидели на балконе и со скуки смотрели на проходящие мимо трамваи. Дневная жара окончательно расплавила и мозги и тело. Идей, чем заняться, не было никаких, как вдруг Иринка предложила поехать к Детскому миру – там вечером работала дискотека, где собирался молодняк поплясать, да девок потискать. Ее младшая сестра туда регулярно ходила, а мы – старики (26 лет против 18) там никогда не были.

Идея была хорошая – там работало кафе, мороженое (хотя в то голодное время только «белковое мороженое»[1]) можно было купить[2], коктейли из газировки и соков[3], что само по себе не так уж и плохо. Собрались и – поехали, благо третий трамвай, конечная которого располагалась под нашими окнами, ехал как раз до «Крытого рынка», рядом с которым стоял «Детский мир».

Несмотря на относительную близость центра города и на то, что третий трамвай официально считался скоростным (!), добрались мы к «Детскому миру», только минут через сорок, когда уже окончательно стемнело и стало совсем прохладно. Прохладу, правда, надо понимать не по-московски, а по-саратовски – это двадцать пять-двадцать шесть градусов. Как раз для того чтобы потанцевать – и не холодно и не жарко. По-моему, вся эта танцевалка была на втором этаже. Помнится какой-то полутемный зал, то ли веранда, с цветными лампочками, громкой музыкой и толпой каких-то недомерков в возрасте от восьмого класса до второго курса института.

Мы малость попрыгали под модную в тот год музыку стиля «брейк», быстро устали (тут сказался не только возраст, а достаточно душная атмосфера от большого скопления народа) и Иринка захотела присесть и чего-нибудь попить. Неподалеку от барной стойки, вдоль стены, была целая линейка табуреток-кнопок, где виднелось несколько свободных мест. Мы присели… а через пару минут Ирина попросила меня принести какого-либо сока. Я направился к бару, но почти у самой стойки Иринка догнала меня – как настоящая женщина, у которой семь пятниц на неделе, она, в то время как я приближался к стойке, вдруг поняла, что ей хочется не сока, а мороженого. Крикнуть мне в такой обстановке было бесполезно – музыка заглушала все звуки, поэтому она побежала за мною, чтобы сообщить свое новое желание.

Взяв в обе руки по стаканчику мороженого я повернулся и двинулся к табуреткам на которых мы только что сидели, но они оказались заняты! На них развалились какие-то два школяра достаточно хлипкого телосложения. Один из них, заметив меня, сразу же куда-то слинял в мгновение ока. А второй – основательно оторопев, продолжал сидеть глуповато поглядывая в нашу сторону. Мне ничего не оставалось как сказать: «У-у-у…», намекая юнцу на то, что старшим принято уступать место.

И он намек понял правильно… вскочил с табуретки… пригнулся как половой в трактире… рукавом рубашки быстро протер сидение табуретки… и промямлил: «Садитесь, тетенька!»

О! Боже! Вечер был испорчен окончательно.



[1] Что это такое я толком не знаю. Судя по названию – охлажденное соевое молоко. Были специальные автоматы, которые производили это, так называемое, «мороженое». Вкус его, вначале, был даже очень неплох, но впоследствии безнадежно испортился, поскольку в то жуткое время фиксированных и дико заниженных цен, не воровать было нельзя. Поэтому и разбавляли его черти чем портя вкус. Что поделать – СССР!

[2] При большевиках продуктовые магазины закрывались в 19-00 с окончанием продажи водки, дежурные – один на весь район – работали до 20-00, после чего еду можно было купить только в редковстречающихся кафе и в буфетах на вокзале. Все!

[3] Речь идет о правлении последнего генсека СССР Горбачева Михаила Сергеевича, прозванного в народе «Меченный» за лиловое родимое пятно на лысой голове, который ввел в стране «сухой закон» в виде карточной системы распределения водки, уменьшения выпуска вина и пива, чем и подписал смертный приговор Коммунистической власти – одному из самых тиранических режимов ХХ века.

 

© Copyright: Владимир Юрков, 2012

Регистрационный номер №0059356

от 1 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0059356 выдан для произведения:

Садитесь… тетенька!

После жаркого саратовского дня вечер принес долгожданную, хотя и незначительную, прохладу. Мы сидели на балконе и со скуки смотрели на проходящие мимо трамваи. Дневная жара окончательно расплавила и мозги и тело. Идей, чем заняться, не было никаких, как вдруг Иринка предложила поехать к Детскому миру – там вечером работала дискотека, где собирался молодняк поплясать, да девок потискать. Ее младшая сестра туда регулярно ходила, а мы – старики (26 лет против 18) там никогда не были.

Идея была хорошая – там работало кафе, мороженое (хотя в то голодное время только «белковое мороженое»[1]) можно было купить[2], коктейли из газировки и соков[3], что само по себе не так уж и плохо. Собрались и – поехали, благо третий трамвай, конечная которого располагалась под нашими окнами, ехал как раз до «Крытого рынка», рядом с которым стоял «Детский мир».

Несмотря на относительную близость центра города и на то, что третий трамвай официально считался скоростным (!), добрались мы к «Детскому миру», только минут через сорок, когда уже окончательно стемнело и стало совсем прохладно. Прохладу, правда, надо понимать не по-московски, а по-саратовски – это двадцать пять-двадцать шесть градусов. Как раз для того чтобы потанцевать – и не холодно и не жарко. По-моему, вся эта танцевалка была на втором этаже. Помнится какой-то полутемный зал, то ли веранда, с цветными лампочками, громкой музыкой и толпой каких-то недомерков в возрасте от восьмого класса до второго курса института.

Мы малость попрыгали под модную в тот год музыку стиля «брейк», быстро устали (тут сказался не только возраст, а достаточно душная атмосфера от большого скопления народа) и Иринка захотела присесть и чего-нибудь попить. Неподалеку от барной стойки, вдоль стены, была целая линейка табуреток-кнопок, где виднелось несколько свободных мест. Мы присели… а через пару минут Ирина попросила меня принести какого-либо сока. Я направился к бару, но почти у самой стойки Иринка догнала меня – как настоящая женщина, у которой семь пятниц на неделе, она, в то время как я приближался к стойке, вдруг поняла, что ей хочется не сока, а мороженого. Крикнуть мне в такой обстановке было бесполезно – музыка заглушала все звуки, поэтому она побежала за мною, чтобы сообщить свое новое желание.

Взяв в обе руки по стаканчику мороженого я повернулся и двинулся к табуреткам на которых мы только что сидели, но они оказались заняты! На них развалились какие-то два школяра достаточно хлипкого телосложения. Один из них, заметив меня, сразу же куда-то слинял в мгновение ока. А второй – основательно оторопев, продолжал сидеть глуповато поглядывая в нашу сторону. Мне ничего не оставалось как сказать: «У-у-у…», намекая юнцу на то, что старшим принято уступать место.

И он намек понял правильно… вскочил с табуретки… пригнулся как половой в трактире… рукавом рубашки быстро протер сидение табуретки… и промямлил: «Садитесь, тетенька!»

О! Боже! Вечер был испорчен окончательно.



[1] Что это такое я толком не знаю. Судя по названию – охлажденное соевое молоко. Были специальные автоматы, которые производили это, так называемое, «мороженое». Вкус его, вначале, был даже очень неплох, но впоследствии безнадежно испортился, поскольку в то жуткое время фиксированных и дико заниженных цен, не воровать было нельзя. Поэтому и разбавляли его черти чем портя вкус. Что поделать – СССР!

[2] При большевиках продуктовые магазины закрывались в 19-00 с окончанием продажи водки, дежурные – один на весь район – работали до 20-00, после чего еду можно было купить только в редковстречающихся кафе и в буфетах на вокзале. Все!

[3] Речь идет о правлении последнего генсека СССР Горбачева Михаила Сергеевича, прозванного в народе «Меченный» за лиловое родимое пятно на лысой голове, который ввел в стране «сухой закон» в виде карточной системы распределения водки, уменьшения выпуска вина и пива, чем и подписал смертный приговор Коммунистической власти – одному из самых тиранических режимов ХХ века.

 

Рейтинг: 0 660 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
130
122
94
85
76
74
68
66
64
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
58
57
54
54
53
53
53
52
50
49
46
44
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
41
40