ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Гора с горой не сходятся, а человек с человеком

 

Гора с горой не сходятся, а человек с человеком

1 июля 2012 - Владимир Юрков



Ничего не бывает удивительней, чем неожиданные встречи людей. Все остальное в жизни – предсказуемо и объяснимо. Но человеческие встречи непредсказуемы и необъяснимы с материалистической точки зрения.

Этот случай, хоть и произошел в Москве, я но поместил его в сборник «Турково-Саратовских рассказов», поскольку главными действующими лицами были я и Ирина Алекаева.

Не помню, что произошло между нами, но мы почему-то поссорились. Причем поссорились так серьезно, что перестали видеться друг с другом. Ирина за что-то на меня обиделась, а я, молодой и глупый, вместо того, чтобы попросить прощения, хранил идиотскую гордость. Я считал, что она виновата в своей обиде, поэтому пусть и извиняется первой. Ну, в общем, именно такой случай, который в народной практике с усмешкой называется: «милые бранятся – тешатся». Хотя, на моей памяти, такие «шуточные» ссоры приводили к совсем нешуточным последствиям. Много, очень много людей рассталось по пустякам и рассталось, к сожалению, навсегда. Поэтому считаю нужным напомнить моим читателям, а среди них, я уверен, есть молодые люди: умейте просить прощения! И – умейте прощать. Две простые и, вместе с тем, очень важные человеческие истины, которые намного важнее иных жизненных постулатов.

Таким образом, мы с Иринкой уже как две недели не видели друг друга. Я несколько раз, сгорая от любви, пытался подойти и заговорить, но какая-то неведомая сила не давала мне приблизиться к ней. Ноги дервенели и прилипали к земле. В мозгу возникали несуразные мысли: «почему я?», «почему не она?», «подумаешь цаца!», «обидчивая какая!» После чего я с облегчением на полдороги поворачивал обратно.

Что интересно, с Иринкой происходило тоже самое. Она также хотела помириться со мной. Надя Чуранова, которая была на семь лет нас старше и, соответственно, намного больше повидала и попереживала, уговаривала ее плюнуть на гордость и подойти ко мне первой, апеллируя на то, что «зачем терять свою судьбу из-за мелочей»… Но… она, так же как и я, на пол-пути замирала, будто бы сам дьявол разлучал нас.

Время шло. Мы понемногу отвыкали друг от друга, от привычки быть вместе, расходясь на все большее и большее душевное расстояние и ничего, казалось, уже не могло нам помочь. Оставались только тонюсенькие ниточки, которые связывали наши души… (Которые до сих пор заставляют меня с трепетом вспоминать о той, которую я столько лет назад потерял. Выросли наши дети, растут внуки, а ниточки все держат меня, не давая забыть о прошедшей любви.)

Я понимал, что это конец. Еще чуть-чуть и мы расстанемся и расстанемся навсегда. Не имея сил преодолеть себя, я просил судьбу о помощи, чтобы захлопнуть разверзающуюся между нами пропасть. Я думаю, Иринка просила судьбу об том же и, наконец, наши просьбы были услышаны!

В один из дней, мне ни с того, ни с сего, остро захотелось зайти в книжный магазин на улице Горького (теперь она называется Тверская), который находился в доме 19 около Пушкинской площади напротив дома «Известий». В огромном высоком помпезном (а-ля Нью-Йорк) здании с гигантской аркой посредине через которую проходит Малый Палашевский переулок, занимающим место от площади до музея Революции (не знаю как он теперь называется), Может быть, книжный магазин там существует и до сих пор, может быть – нет, не знаю. Но в те годы это был достаточно известный магазин, который торговал литературой гуманитарной тематики – исторической, языковедческой и прочими. А главным его достоинством была букинистическая торговля, поэтому там, время от времени, можно было купить интересные редкие книги. Сейчас, с развитием электронных библиотек, понятие «редкая книга» уходит в прошлое, но четверть века назад оно было очень актуально.

Я помню, что кто-то из моих приятелей составил мне компанию, да только не помню кто. Помню, что я приехал на двенадцатом троллейбусе прямо от МАДИ, походил по магазину, ничего не купил и находился в каком-то странном и, одновременно, глупом положении, когда не знаешь не только чего хочешь, но даже не понимаешь, что вообще тебе надо и зачем. Я вышел из магазина на улицу. Несмотря на 1986 год на улице было полно народа… шумно… Москвичи, как обычно, куда-то спешили, толкались, обгоняя друг друга… А я смотрел на это каким-то затуманенным взором, находясь одновременно, и здесь, и как бы не здесь. И наконец понял! Я не книги ищу! Я ищу Ирину! Ничего, и никто в этом мире мне, кроме нее, не нужен! Мне нужна только она и именно она.

Огненная волна прокатилась по моему телу. Куда-то удалился мой товарищ, город сдвинулся в сторону, освобождая место для ЕЕ лица! ЕЕ образ заслонил собою городскую суету, и шум, и все мелкие житейские проблемы. Я понял, что у меня только два пути – либо ОНА, либо вечное ОДИНОЧЕСТВО.

Не понимая, что делаю, я неожиданно пошел вперед. Бесцельно, безмаршрутно. Просто пошел и все. Это нельзя было назвать «куда глаза глядят», потому что в тот момент, я, собственно говоря, ничего и не видел. Ведь я думал лишь о НЕЙ.

Натыкаясь на встречных и поперечных я вышел на Пушкинскую площадь, повернул направо в сторону Никитских ворот…

и увидел Ирину…

… не задумавшись ни на секунду над тем реальность ли это или же бред, я бросился к ней навстречу, а она, соответственно, навстречу мне. Мы подбежали, и замерли, гладя друг другу в глаза, но не знали что делать дальше… И, как спасение, откуда-то издалека раздался голос Нади Чурановой: «ну обнимитесь что ли, наконец…»

Мы обнялись и видимый мир вернулся в свое прежнее состояние – появились прохожие, городской шум и прочие атрибуты реальной жизни. Пропасть, разделяющая нас захлопнулась!

Теперь нас волновал только один вопрос: «КАК»! Как, совершенно не сговариваясь, мы смогли оказаться в одно время, в одном и том же месте, в таком огромном городе как Москва. Было ясно это – ЛЮБОВЬ, это – СУДЬБА, судьба, которая благоволит к нам. Любовь, которая делает невозможное реальным и сметает все преграды на своем пути.

Разговорившись мы выяснили, что этим утром Ирина вдруг захотела съездить на Пушкинскую площадь и за компанию позвала с собой Надежду, но почему и зачем она туда поехала, что ей было там надо, она так ответить и не смогла.

Надя, как более опытный в житейских делах товарищ, сказала: «Она поехала за тобой, мирится… Удивительно, что вы помирились и попросили друг у друга прощения не сказав ни одного слова. Какое единство душ! Прямо завидно!»

Так наше счастье вернулось к нам. И пусть не надолго, но вернулось. 

© Copyright: Владимир Юрков, 2012

Регистрационный номер №0059201

от 1 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0059201 выдан для произведения:



Ничего не бывает удивительней, чем неожиданные встречи людей. Все остальное в жизни – предсказуемо и объяснимо. Но человеческие встречи непредсказуемы и необъяснимы с материалистической точки зрения.

Этот случай, хоть и произошел в Москве, я но поместил его в сборник «Турково-Саратовских рассказов», поскольку главными действующими лицами были я и Ирина Алекаева.

Не помню, что произошло между нами, но мы почему-то поссорились. Причем поссорились так серьезно, что перестали видеться друг с другом. Ирина за что-то на меня обиделась, а я, молодой и глупый, вместо того, чтобы попросить прощения, хранил идиотскую гордость. Я считал, что она виновата в своей обиде, поэтому пусть и извиняется первой. Ну, в общем, именно такой случай, который в народной практике с усмешкой называется: «милые бранятся – тешатся». Хотя, на моей памяти, такие «шуточные» ссоры приводили к совсем нешуточным последствиям. Много, очень много людей рассталось по пустякам и рассталось, к сожалению, навсегда. Поэтому считаю нужным напомнить моим читателям, а среди них, я уверен, есть молодые люди: умейте просить прощения! И – умейте прощать. Две простые и, вместе с тем, очень важные человеческие истины, которые намного важнее иных жизненных постулатов.

Таким образом, мы с Иринкой уже как две недели не видели друг друга. Я несколько раз, сгорая от любви, пытался подойти и заговорить, но какая-то неведомая сила не давала мне приблизиться к ней. Ноги дервенели и прилипали к земле. В мозгу возникали несуразные мысли: «почему я?», «почему не она?», «подумаешь цаца!», «обидчивая какая!» После чего я с облегчением на полдороги поворачивал обратно.

Что интересно, с Иринкой происходило тоже самое. Она также хотела помириться со мной. Надя Чуранова, которая была на семь лет нас старше и, соответственно, намного больше повидала и попереживала, уговаривала ее плюнуть на гордость и подойти ко мне первой, апеллируя на то, что «зачем терять свою судьбу из-за мелочей»… Но… она, так же как и я, на пол-пути замирала, будто бы сам дьявол разлучал нас.

Время шло. Мы понемногу отвыкали друг от друга, от привычки быть вместе, расходясь на все большее и большее душевное расстояние и ничего, казалось, уже не могло нам помочь. Оставались только тонюсенькие ниточки, которые связывали наши души… (Которые до сих пор заставляют меня с трепетом вспоминать о той, которую я столько лет назад потерял. Выросли наши дети, растут внуки, а ниточки все держат меня, не давая забыть о прошедшей любви.)

Я понимал, что это конец. Еще чуть-чуть и мы расстанемся и расстанемся навсегда. Не имея сил преодолеть себя, я просил судьбу о помощи, чтобы захлопнуть разверзающуюся между нами пропасть. Я думаю, Иринка просила судьбу об том же и, наконец, наши просьбы были услышаны!

В один из дней, мне ни с того, ни с сего, остро захотелось зайти в книжный магазин на улице Горького (теперь она называется Тверская), который находился в доме 19 около Пушкинской площади напротив дома «Известий». В огромном высоком помпезном (а-ля Нью-Йорк) здании с гигантской аркой посредине через которую проходит Малый Палашевский переулок, занимающим место от площади до музея Революции (не знаю как он теперь называется), Может быть, книжный магазин там существует и до сих пор, может быть – нет, не знаю. Но в те годы это был достаточно известный магазин, который торговал литературой гуманитарной тематики – исторической, языковедческой и прочими. А главным его достоинством была букинистическая торговля, поэтому там, время от времени, можно было купить интересные редкие книги. Сейчас, с развитием электронных библиотек, понятие «редкая книга» уходит в прошлое, но четверть века назад оно было очень актуально.

Я помню, что кто-то из моих приятелей составил мне компанию, да только не помню кто. Помню, что я приехал на двенадцатом троллейбусе прямо от МАДИ, походил по магазину, ничего не купил и находился в каком-то странном и, одновременно, глупом положении, когда не знаешь не только чего хочешь, но даже не понимаешь, что вообще тебе надо и зачем. Я вышел из магазина на улицу. Несмотря на 1986 год на улице было полно народа… шумно… Москвичи, как обычно, куда-то спешили, толкались, обгоняя друг друга… А я смотрел на это каким-то затуманенным взором, находясь одновременно, и здесь, и как бы не здесь. И наконец понял! Я не книги ищу! Я ищу Ирину! Ничего, и никто в этом мире мне, кроме нее, не нужен! Мне нужна только она и именно она.

Огненная волна прокатилась по моему телу. Куда-то удалился мой товарищ, город сдвинулся в сторону, освобождая место для ЕЕ лица! ЕЕ образ заслонил собою городскую суету, и шум, и все мелкие житейские проблемы. Я понял, что у меня только два пути – либо ОНА, либо вечное ОДИНОЧЕСТВО.

Не понимая, что делаю, я неожиданно пошел вперед. Бесцельно, безмаршрутно. Просто пошел и все. Это нельзя было назвать «куда глаза глядят», потому что в тот момент, я, собственно говоря, ничего и не видел. Ведь я думал лишь о НЕЙ.

Натыкаясь на встречных и поперечных я вышел на Пушкинскую площадь, повернул направо в сторону Никитских ворот…

и увидел Ирину…

… не задумавшись ни на секунду над тем реальность ли это или же бред, я бросился к ней навстречу, а она, соответственно, навстречу мне. Мы подбежали, и замерли, гладя друг другу в глаза, но не знали что делать дальше… И, как спасение, откуда-то издалека раздался голос Нади Чурановой: «ну обнимитесь что ли, наконец…»

Мы обнялись и видимый мир вернулся в свое прежнее состояние – появились прохожие, городской шум и прочие атрибуты реальной жизни. Пропасть, разделяющая нас захлопнулась!

Теперь нас волновал только один вопрос: «КАК»! Как, совершенно не сговариваясь, мы смогли оказаться в одно время, в одном и том же месте, в таком огромном городе как Москва. Было ясно это – ЛЮБОВЬ, это – СУДЬБА, судьба, которая благоволит к нам. Любовь, которая делает невозможное реальным и сметает все преграды на своем пути.

Разговорившись мы выяснили, что этим утром Ирина вдруг захотела съездить на Пушкинскую площадь и за компанию позвала с собой Надежду, но почему и зачем она туда поехала, что ей было там надо, она так ответить и не смогла.

Надя, как более опытный в житейских делах товарищ, сказала: «Она поехала за тобой, мирится… Удивительно, что вы помирились и попросили друг у друга прощения не сказав ни одного слова. Какое единство душ! Прямо завидно!»

Так наше счастье вернулось к нам. И пусть не надолго, но вернулось. 

Рейтинг: 0 932 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!