ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Раз курица, два курица... двадцать три курица

Раз курица, два курица... двадцать три курица

17 июня 2019 - Юрий Алексеенко
Колька Иванов, придя к районному следователю на приём, был в скверном настроении. Подпортилось оно после того, как два часа назад, к нему, в березовую хатку с тремя узкими, облупленными и трухлявыми окнами, зашел участковый инспектор, мордатый, в неглаженной, выцветшей форме и лицом красный как ватерлиния. Выдохнув терпкий на запах перегар после вчерашнего и глухо прокашлявшись, он протянул Кольке повестку с угрозливым требованием явиться к следователю в полицейский райотдел в качестве обвиняемого по делу об убийстве соседских кур посредством их утопления в море. Прочитав прямоугольную и почему-то с надкусанными углами бумажку, он сразу впал в депрессию, соответственно тут же снизилось до нуля настроение и все положительные эмоции.

Следователь, молодой, усатый, стриженный под каре и с узкими как у китайца, и цепкими, как у удава, глазами, беря из рук повестку Кольки Иванова, спросил:

- Почему без вещей ?

- У меня, гражданин следователь, кроме чистой совести, никаких других вещей нет !

- Ну, ну... поглядим... Что ж начнем... Фамилия, имя отчество... только говорите складно и громко, без ужимок...

- Николай Васильевич Иванов, раб Божий... молюсь я, непрестанно молюсь... как свободная минутка, так и на коленки - перед иконами... потому что совесть во мне с благородством обитает... Хотите и за вас помолюсь, во имя вашего спасения...

- Обвиняемый, вы давайте не тыкайте мне своей церковностью в лицо... попрывыкали, чуть что, то блаженством прикрываетесь, то карой небесной руки выкручиваете следствию... Напоскудите по жизни, а потом Бога в кенты записываете... Давайте мне тут без молитвенных обветрий... Говорите то, что спрашивают...

- Извиняюсь, гражданин начальник, для вас же стараюсь об вашем же здоровьи и благополучии беспокоюсь. Не я б, то, как бы вы спасались...

Следователь побагровел и с размаху ударил ладонью об стол. Со стола слетели несколько бумажек и толстенная коричневая книга, на лицевой стороне которой было начертано: "Уголовно-процессуальный кодекс". Шмякнувшись о пол, она красными буквами молчаливо уставилась на Кольку. Тот похолодел и по спине пробежали мурашки.

- М-да... дела... Так и посодють из-за каких-то  чаморошных, бестолковых кур... - Подумал он и робко взглянул в налитые кровью глаза следователя.

- Расскажите, гражданин Иванов, что вы делали с 18 января с 8-00 до 18-00 часов.

- В море купался и на пляже, загорал.

- Это в двадцати градусный мороз-то ?

- А я, гражданин следователь, морж, с детства не боюсь холода... Справка на то имеется.

- Ну допустим... кто может подтвердить ваши слова ?

- Моржиха Люси и моржиха Элизабет... вместе так сказать моржевали... Прорубь ломом продолбал недалече от каменной лестницы, напротив замерзшей шелковницы и бултыхал бабёшек туда... Визжали стервы... Только попрошу, гражданин следователь жене, моей, - ни-ни... Она у меня не моржиха, она любит тепло и уют... с моржами делов не имеет... Она у меня живность любит... специалист по курям и утям... Любит эту вкусность жаренную... Не скажите, а ?

- Посмотрим... - исподлобья глянул следователь на Иванова и угрюмо опустил веки к полу. - Поднимите, гражданин Иванов, книгу и бумажки, которые по вашей милости упали.

Иванов немедленно бросился на пол и, согнув коленки, на присядках, покряхтывая, начал подбирать обронённое следователем.

- Пожалиста, пожалиста... без вопросов... рад вам помочь... мы, молящиеся праведно, завсегда помогаем, любим врагов и даже следователей, вражьих натур, никогда не проклинаем... - Тарабанил Иванов без умолку и дрожащими руками клал на стол сначала книгу, потом бумажки...

- Решка. - Произнес громко следователь и дико сощерился, будто только что поймал карманника за руку.

Иванов вопросительно уставился из-под стола на следователя.

- Что за решка такая? - Переспросил Колька. Глаза его часто захлопали.

- Вы, гражданин обвиняемый, положили книгу буквами вниз, к столу, стало быть, это решка.

- Ну и что тут такого... ? - Пожал плечами Иванов, садясь снова на стул.

- А то, гражданин обвиняемый, если книга упала на решку, то - 288 статья УПК России, орел - 483, а ежели перплётом вверх станет - высшая мера, без права на обжалование… Вот положена она вами на решку - это 8 лет тюрьмы... а если бы - на орла, то всего четыре года... Ничего не поделаешь, вы сами выбрали свой путь...

- Да как это ж, гражданин начальник... несправедливо судите... это не по закону - орел-решка... зачем же азартную игру привлекать...? Не по-людски играть жизнями... Я,я,я... это... не брал этих кур... они сами ко мне в теплицу залезли и поклевали рассаду помидорей... вот я их того... моржихам раздал... не топил я их... клянусь ведром навоза... то есть удобрениями... Клянусь...

- Говорите правду ! - Снова ударил кулаком по столу Иванов.

- А че говорить-то... куры давно уже того в желудках моржих... с них и спрашивайте... Я тут при чём ?

- Не скажите ?!

- Гражданин начальник, ну как это не скажите... я все сказал: моржихи меня споили и после купания произвели надо мной насильственные действия... пришлось им отдать живность...Только жене моей, пожалиста, ни слова ! Морду мне разобьёт... Рука у нее знаете какая ? Одним взмахом любого дурня успокоит... Вот и вас может того... Если злобствовать надо мной будете...

- Так я, вижу, вы меня не понимаете... Ладно... Сухопрошлов ! Зайди ! - Коротко крикнул следователь.

Скрипнула входная дверь и резко хлопнула. На пороге встал рослый, под два метра, человек, с приплюснутым лицом, лысый с оттопыренными ушами, кривым носом и литыми, но очень кривыми руками, на запястьях болтались золотые браслеты... весь он походил на перевернутую кеглю... Он бессмысленно посмотрел на следователя и коротко с ухмылкой спросил:

- Ну... чего надо...?

- Вот этого хлопца, - указывая пальцем, на перепуганного и обезумевшего Кольку. - Тащи в подвал и без курей оттуда не возвращайся...

- Ха, вмиг... А ну, чудик, вставай, пошли...

Колька вскрикнул и упал на колени.

- Гражданин начальник, не надо меня на подвал... мне тут, в вашем кабинете, любо... Прохладно... сквозняки не гуляють... не надо на подвал... тама, говорят, кровью пахнет.

- Говори ! Где куры ! - Заорал бешено следователь.

- Они у меня в курятнике !

- Сколько штук !

- Двадцать три головы !

- Зачем на море их таскал ?

- Моржихам хотел отдать, но передумал ! Они плохо надо мной сотворили насильственные действия... В общем, не дал я этим дурам ничего...

- Говори, где с соучастниками преступления познакомился!

- Да где? По телефону в сауну Ваське Череватому позвонил, он и подогнал к проруби двух тёлок... Делов-то...

- Ладно... , - успокоившись немного, махнул рукой следователь. - Давай так договоримся, три штуки курей себе возьмешь, три этому костолому Сухопрошлову отдашь, а мне остальное... Дело о воровстве курей я закрываю из-за недостатков улик...

- Гражданин начальник, мне бы две курицы накинуть надо... Всё таки работал... Думаете легко по соседскому курятнику ночью лазить и жирных в темноте выбирать...

Следователь с размаху вновь ударил ладонью по столу. Коричневая книга вновь упала...

- Орёл ! - Воскликнул следователь. - Вот сейчас определю тебе статью, как думает эта книга, будешь потом в Якутии десятилетиями борщ хлебать !

- А все понял, гражданин начальник, три так три... Мне и трех хватит, а на что мне много? Ещё подавишься от счастья… Я за вас сегодня помолюсь, обязательно помолюсь ! Испрошу Бога вам удачи в работе. Совершать благородное дело при исполнении служебных обязанностей не каждому дано…

© Copyright: Юрий Алексеенко, 2019

Регистрационный номер №0449681

от 17 июня 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0449681 выдан для произведения: Колька Иванов, придя к районному следователю на приём, был в скверном настроении. Подпортилось оно после того, как нему, в березовую хатку с тремя узкими, облупленными и трухлявыми окнами, зашел участковый инспектор, мордатый, в неглаженной, выцветшей форме и красный лицом как ватерлиния. Выдохнув терпкий на запах перегар после вчерашнего и глухо прокашлявшись, он протянул Кольке повестку с угрозливым требованием явиться в полицейский райотдел в качестве обвиняемого по делу об убийстве соседских кур посредством их утопления в море. Прочитав прямоугольную и почему-то с надкусанными углами бумажку, он сразу впал в депрессию, соответственно тут же снизилось до нуля настроение и все положительные эмоции.

Следователь, молодой, усатый, стриженный под каре и с узкими как у китайца, и цепкими, как у удава, глазами, беря из рук повестку Кольки Иванова, спросил:

- Почему без вещей ?

- У меня, гражданин следователь, кроме чистой совести, никаких других вещей нет !

- Ну, ну... поглядим... Что ж начнем... Фамилия, имя отчество... только говорите складно и громко, без ужимок...

- Николай Васильевич Иванов, раб Божий... молюсь я, непрестанно молюсь... как свободная минутка, так и на коленки - перед иконами... потому что совесть во мне с благородством обитает... Хотите и за вас помолюсь, во имя вашего спасения...

- Обвиняемый, вы давайте не тыкайте мне своей церковностью в лицо... попрывыкали, чуть что, то блаженством прикрываетесь, то карой небесной руки выкручиваете следствию... Напоскудите по жизни, а потом Бога в кенты записываете... Давайте мне тут без молитвенных обветрий... Говорите то, что спрашивают...

- Извиняюсь, гражданин начальник, для вас же стараюсь об вашем же здоровьи и благополучии беспокоюсь. Не я б, то, как бы вы спасались...
Следователь побагровел и с размаху ударил ладонью об стол. Со стола слетели несколько бумажек и толстенная коричневая книга, на лицевой стороне которой было начертано: "Уголовно-процессуальный кодекс". Шмякнувшись о пол, она красными буквами молчаливо уставилась на Кольку. Он похолодел и по спине пробежали мурашки.

- М-да... дела... Так и посодють за каких-то бестолковых кур... - Подумал он и робко взглянул в налитые кровью глаза следователя.
- Расскажите, гражданин Иванов, что вы делали с 18 января с 8-00 до 18-00 часов.

- В море купался и на пляже, загорал.

- Это в двадцати градусный мороз-то ?

- А я, гражданин следователь, морж, с детства не боюсь холода... Справка на то имеется.

- Ну допустим... кто может подтвердить ваши слова ?

- Моржиха Люси и моржиха Элизабет... вместе так сказать моржевали... Прорубь ломом продолбал недалече от каменной лестницы, напротив замерзшей шелковницы и бултыхал бабёшек туда... Визжали стервы... Только попрошу, гражданин следователь жене, моей, - ни-ни... Она у меня не моржиха, она любит тепло и уют... с моржами делов не имеет... Она у меня живность любит... специалист по курям и утям... Любит эту вкусность жаренную... Не скажите, а ?

- Посмотрим... - исподлобья глянул следователь на Иванова и угрюмо опустил веки к полу. - Поднимите, гражданин Иванов, книгу и бумажки, которые по вашей милости упали.

Иванов немедленно бросился на пол и, согнув коленки, на присядках, покряхтывая, начал подбирать оброненное следователем.

- Пожалиста, пожалиста... без вопросов... рад вам помочь... мы, молящиеся праведно, завсегда помогаем, любим врагов и даже следователей, вражьих натур, никогда не проклинаем... - Тарабанил Иванов без умолку и дрожащими руками клал на стол сначала книгу, потом бумажки...

- Решка. - Произнес громко следователь и дико сощерился, будто только что поймал карманника за руку.

Иванов вопросительно уставился из-под стола на следователя.

- Что за решка такая? - Переспросил Колька. Глаза его часто захлопали.

- Вы, гражданин обвиняемый, положили книгу буквами вниз, к столу, стало быть, это решка.

- Ну и что тут такого... ? - Пожал плечами Иванов, садясь снова на стул.

- А то, гражданин обвиняемый, если книга упала на решку, то - 288 статья УПК России, орел - 483, а ежели перплётом вверх станет- высшая мера, без права на обжалование… Вот положена она вами на решку - это 8 лет тюрьмы... а если бы - на орла, то всего четыре года... Ничего не поделаешь, вы сами выбрали свой путь...

- Да как это ж, гражданин начальник... несправедливо судите... это не по закону - орел-решка... зачем же азартную игру привлекать...? Не по-людски играть жизнями... Я,я,я... это... не брал этих кур... они сами ко мне в теплицу залезли и поклевали рассаду помидорей... вот я их того... моржихам раздал... не топил я их... клянусь ведром навоза... то есть удобрениями... Клянусь...

- Говорите правду ! - Снова ударил кулаком по столу Иванов.

- А че говорить-то... куры давно уже того в желудках моржих... с них и спрашивайте... Я тут при чем ?

- Не скажите ?!

- Гражданин начальник, ну как это не скажите... я все сказал: моржихи меня споили и после купания произвели надо мной насильственные действия... пришлось им отдать живность...Только жене моей, пожалиста, ни слова ! Морду мне разобьёт... Рука у нее знаете какая ? Одним взмахом любого дурня успокоит... Вот и вас может того... Если злобствовать надо мной будете...

- Так я, вижу, вы меня не понимаете... Ладно... Сухопрошлов ! Зайди ! - Коротко крикнул следователь.

Скрипнула входная дверь и резко хлопнула. На пороге встал рослый, под два метра, человек, с приплюснутым лицом, лысый с оттопыренными ушами, кривым носом и литыми, но очень кривыми руками, на запястьях болтались золотые браслеты... весь он походил на перевернутую кеглю... Он бессмысленно посмотрел на следователя и коротко с ухмылкой спросил:

- Ну... чего надо...?

- Вот этого хлопца, - указывая пальцем, на перепуганного и обезумевшего Кольку. - Тащи в подвал и без курей оттуда не возвращайся...
- Ха, вмиг... А ну, чудик, вставай, пошли...

Колька вскрикнул и упал на колени.

- Гражданин начальник, не надо меня на подвал... мне тут, вашем кабинете, любо... Прохладно... сквозняки не гуляють... не надо на подвал... тама, говорят, кровью пахнет.

- Говори ! Где куры ! - Заорал бешено следователь.

- Они у меня в курятнике !

- Сколько штук !

- Двадцать три головы !

- Зачем на море их таскал ?

- Моржихам хотел отдать, но передумал ! Они плохо надо мной сотворили насильственные действия... В общем, не дал я этим дурам ничего...
- Говори, где с соучастниками преступления познакомился!

- Да где? По телефону в сауну Ваське Череватому позвонил, он и подогнал к проруби двух тёлок... Делов-то...

- Ладно... , - успокоившись немного, махнул рукой следователь. - Давай так договоримся, три штуки курей себе возьмешь, три этому костолому Сухопрошлову отдашь, а мне остальное... Дело о воровстве курей я закрываю из-за недостатков улик...

- Гражданин начальник, мне бы две курицы накинуть надо... Всё таки работал... Думаете легко по соседскому курятнику ночью лазить и жирных в темноте выбирать...
Следователь с размаху вновь ударил ладонью по столу. Черная книга вновь упала...

- Орёл ! - Воскликнул следователь. - Вот сейчас определю тебе статью, как думает эта книга, будешь потом в Якутии десятилетиями борщ хлебать !

- А все понял, гражданин начальник, три так три... Мне и трех хватит, а на что мне ещё? Ещё подавишься от счастья… Я за вас сегодня помолюсь, обязательно помолюсь ! испрошу Бога вам удачи в работе. Совершать благородное дело при исполнении служебных обязанностей не каждому дано…
 
Рейтинг: +1 63 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
122
107
105
104
95
95
92
90
89
84
82
81
79
79
77
77
74
В НОЯБРЕ 9 ноября 2019 (Рената Юрьева)
72
72
72
70
69
68
66
65
61
56
Заноябрило... 6 ноября 2019 (Alex HAMMER)
55
52
50