ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Работа над ошибками

 

Работа над ошибками

10 февраля 2014 - Тарас Гупало
«В эфире вечерний выпуск новостей, здравствуйте! Сегодня в программе:
Сегодня на всемирном съезде глав государств, президент Российской Федерации, Алексей Кирпатов публично раскритиковал факт новых военных исследований, проводимых Соединенными Штатами Америки. В своем выступлении, Алексей Леонидович заметил, что гонка вооружений двух сверхдержав окончилась более шестидесяти лет назад, и что ее возобновление не может привести к дальнейшим улучшениям отношений между странами.
Выступление президента Российской федерации было встречено делегациями США и их стран сателлитов резко негативно. В знак протеста, вышеозначенные главы государств покинули зал заседания. Сам факт обладания Россией подобными данными прокомментирован не был».
Вадим выключил телевизор и закрыл глаза. Достали! Он налил себе в стакан еще водки и одним махом выпил.
Гостиничный номер, в котором остановился Вадим, не отличался особой роскошью, но был уютен и недорог. Не в Москве, все-таки. Довольно удобная одноместная кровать, телевизор, санузел. Даже холодильник в номере имелся. Пока Вадим не получит от страховой компании возмещение, пока не обзаведется новым домом, жить ему здесь. А где дом, спросите? Сгорел. С женой и всеми вещами…
Молодой человек заплакал. Он выпил еще и со злобным стоном разбил стакан о стену. В стороны прыснули крупные и мелкие осколки, а Вадим схватил бутылку и стал пить из горлышка, изо всех сил пытаясь заглушить дикую боль в сердце. Ирка! Ирочка! Почему?!!
Наступила ночь. Вадим так и уснул, с бутылкой в руках. Когда автоматически, по сигналу о срочном сообщении, включился телевизор, он не проснулся. Экран осветил ночной номер, и обеспокоенный диктор сообщил: «Как только что нам сообщили: полтора часа назад, в Вашингтоне прогремел мощнейший взрыв…»
Тут диктор запнулся и дрогнувшим голосом продолжил, - «По предварительным данным в городе и его окрестностях выживших нет».
Утро Вадим встретил в ванной. Войдя в комнату, он бросил взгляд на телевизор и остановился. Ведущий программы новостей сообщал, что весь американский континент опустел за считанные часы. Ни один сигнал не был принят из США, Канады, Мексики, стран центральной и южной Америки. В это трудно было поверить, казалось, это еще не протрезвевший мозг выкидывает различные фокусы перед своим хозяином. И надо признать, Вадим бы сейчас больше обрадовался обыкновенной «белочке», чем осознанию, что все это – реальность. Еще держась за больную голову, он выбежал из номера. Нужно спрятаться. Куда-нибудь подальше, а лучше всего поглубже, туда, где появится хотя бы один шанс выжить. Почему то, он не сомневался, опасность уже близка. Пока Вадим ехал в лифте, мысли о жене снова вернулись, вытеснив на время чувство приближающейся беды.
Всего месяц они с Ирой прожили в счастливом браке. Потом – взрыв, пожар, и гори все! А сейчас… cейчас Вадим последует за женой. Когда они встретятся, он попросит прощения, за те слова.
В голове вихрем пронеслись минуты, когда он, прижав к себе Иру, говорил, что она устала, что говорит ерунду. А ведь Ира знала, все знала об этом дне. Звала с собой. Куда? В конце концов, она уснула, а Вадим ушел на работу. Больше он не видел своей жены. Трупы погибших при взрыве дома опознанию не подлежали…
Спустившись в пустующий холл, Вадим остановился. Зачем бежать? Даже если какой-то шанс и есть, к чему это все?
На улице слышались крики ужаса. Наверное, и здесь началось. Внезапно, полупьяному молодому человеку стало страшно, а потом все тело пронзила нестерпимая боль, как-будто, его что-то пожирало. Дверь на улицу распахнулась, и взору Вадима предстало ужасающее зрелище. В холл, пошатываясь, вошла женщина. Очень знакомой показалась она Вадиму, но откуда, он вспомнить никак не мог. Хмель и ужас перемешались и заглушили все остальные чувства.
Ее когда то белый свитер был испачкан в крови. Кровь лилась изо рта, глаз, ушей, а женщина, уже не в состоянии кричать, остановилась, посмотрев на молодого человека, и через мгновение рухнула на пол. Еще через несколько секунд она исчезла, оставив на полу только голый остов да пятна крови. Вадим поднял руку и увидел, что она уже объедена до кости. Он хотел закричать, но вместо этого только закашлялся. Брызнула кровь, а Вадим уже лежал на полу, умирая от боли.
Встречай, Ирка…

****************************************************************
Ну, как же так!
Автомобиль Тима стоял, припаркованный на краю трассы. Он был безмолвным укором всем, кто забывает вовремя подзарядить своего железного коня. Лена хмуро посмотрела на своего мужа. Подобные сюрпризы никогда ее не восхищали, а перспектива ночевки посреди херсонской степи, несмотря на всю ее красоту, просто выводила из себя. Только бабушка Тима, Ирина Федоровна, ничем не выказывала свое недовольство, то и дело шутила. Видимо, она была не прочь заночевать на природе. Слава Богу, выражение «дышать свежим воздухом» теперь не пустые слова. Природа уверенно восстановила свои права перед человеком, а он, кажется, теперь готов подчиниться ее величеству.
Сто с лишним лет назад, все было по-другому. Тим читал, что до катастрофы, которая во всех книгах называлась не иначе, как «Бедой», для людей сто лет было на редкость долгим сроком жизни. Сейчас сто лет - не предел. Маме Тима вчера исполнилось сто сорок, а выглядит замечательно. Вот и поездка по поводу юбилея. Видела она, как гибнет мир, выжила, как очень немногие счастливцы. Только никогда не рассказывала ни о чем. «Не время», - говорила.
И вот, на дворе 2174 год. Заселена только Европа. Территория Украины из-за высокого сельскохозяйственного потенциала пользуется особенной популярностью. Как было написано в учебниках новейшей истории, катастрофа коснулась только человеческого населения земли. После уничтожения прочие живые организмы, а также все материальные ценности остались нетронутыми. Угроза быстро прошла, и то, что убивало людей сотнями миллионов, исчезло через несколько дней.
Вечер, нехотя уступал место ночи. Лена уснула, полулежа на переднем сидении. Ирина Федоровна тоже спала - на заднем. Тим отошел от машины и закурил. Ночь очистила темное небо от облаков и была прекрасна своей ничем незамутненной темнотой.
Завтра Тим вызовет службу техобслуживания и уже через час после вызова они двинутся в путь. Купленный по акции электромобиль позволял пользоваться услугами техотдела бесплатно, так что эта даже в копейку не влетит.
Лена… Она постоянно чем-то недовольна. С недавнего времени она стала просто невыносимой. Может со стороны оно и незаметно, но выдерживать это становится все труднее.
Мысли о жене и планах на завтра прервала теплая мягкая рука, легшая на плечо Тима. От неожиданности тот резко обернулся, но тут же на его лице появилась улыбка.
- Мама.
- Я испугала тебя? Прости, сынок.
- Нет, нет. Ничего страшного. Ты почему не спишь?
Ирина Федоровна тихонько засмеялась, шагнула к Тиму ближе, и Луна осветила ее лицо, на котором почти не было морщинок.
- Хотела спросить тебя о том же. Тебя что-то беспокоит?
- Совсем нет, стою тут и ругаю себя за забывчивость.
- Брось ты, было бы, за что ругать себя, если все можно исправить – значит и вину загладить можно, - мама заглянула Тиму в глаза. Лишь на мгновение, но сын успел разглядеть внезапно родившуюся в глазах тоску.
– А когда ты ничего изменить не в силах, когда… - она осеклась, но уже через несколько секунд продолжила, - когда ты не принадлежишь сам себе, вина без спросу ложится на твои плечи.
- О чем ты говоришь, мама, - Тим почувствовал, как мать обнимает его, а в следующее мгновение перед ним предстал пустой город. Тишина безраздельно царила здесь. Тишина, которая всегда приходит следом за смертью, покой, такой обманчивый, такой недолгий. Мать отпустила его из объятий и теперь спокойно стояла рядом, глядя почти плачущими глазами на картину запустения.
- Господи! Где мы, мама?! Где Лена?
- Твоя жена спит, где спала. Ей не нужно видеть. Только ты должен понять, что значит, невозможность все исправить. Я тебе покажу, видишь? Так выглядел мой родной город через два дня после катастрофы. Никого. Что это было – не знаю, да и никто не знает, кроме тех, кто это сделал. Но они погибли первыми. Мне и моим сестрам повезло, мы в самом начале были вне досягаемости от Беды. Монастырь наш был не просто домом Бога, - тут Тим уставился на мать с еще большим удивлением. Значит, мама была монахиней?? Новость за новостью, а Ирина Федоровна продолжала, - наш монастырь веками изучал бытие мира, его законы, порядки, которые уже давно были нарушены человеком. Мы даже познали «возвращение». Человек пока живет, оставляет в прошлом свой след, и если его найти, можно вернуться в это прошлое. Когда Беда минула, в живых остались только несколько сотен моих сестер. Теперь обними меня.
Тим все стоял, молча оглядывая мертвое место. Слова матери давили на него. Вот почему она ничего не рассказывала. Без доказательств, таких как это путешествие, она рисковала потерять доверие сына. Все еще не придя полностью в себя, он наклонился и обнял Ирину Федоровну.
Теперь город изменился. Он стал переполненным людьми. Тим в жизни своей не видел столько народу. Никто не обратил внимание на факт возникновения этой пары изниоткуда.
- Несколько месяцев до беды, - задумчиво произнесла Ирина Федоровна, - наших сил хватило, чтобы вернуться в это время. Сначала мы пытались рассказать всем о будущей трагедии, но сам знаешь, как восприняли люди это известие.
Тим не знал. Его общество к каждому человеку относится, как к неповторимому творению божьему. Поэтому он помотал головой в знак отрицания.
- Нас высмеяли! – резко сказала мать, сынок, представляешь, нас пытались поместить в сумасшедшие дома, - внезапно речь матери Тима прервал тихий смешок, - глупенькие. Тогда мы решились на еще одно средство. Я и сестры постарались как можно скорее забеременеть. В нашем времени не осталось мужчин.
Мой мужчина так меня полюбил, что женился на мне. Я всеми способами пыталась предупредить его после свадьбы, а в ответ слышала только «Ты слишком устала, моя Ирунька», так он меня называл. За месяц перед Бедой, я ушла. Вернулась в свое время. Уже с тобой.
Ирина Федоровна все говорила, не замечая, как Тим опустился на корточки и обхватил голову руками.
- Почему ты не забрала отца с собой? Ты же могла…
- Не могла!! – вдруг яростно закричала мать, - не могла, если бы все было так просто, неужели я бы этого не сделала?!! Твой отец не имел своего будущего, а значит и не мог отправиться со мной. Он не верил мне, - голос матери стал тихим, подавленным, - вот, что значит не иметь выбора! Я не принадлежала себе, я была невестой господней, матерью будущего человечества!!
Женщина заплакала. Тим подхватил ее, снова обнял. Прижал к себе.
- Мамочка, не надо, не плачь.
- Вина, - сквозь слезы говорила мать, - вся жизнь - чувство вины под маской. Пока ты не вырос, я не могла отправиться за твоим отцом, не могла рисковать собой, пока ты был маленьким. Теперь ты все знаешь, ты стал большим, сыночек мой. Я не смогу больше вернуться, а ты сможешь. Если я найду своего мужа, мы спрячемся и доживем вместе до ваших дней. Если нет – мы будем вместе, как должны муж и жена, - слезы уже высохли. В глазах появилась уверенность, - не пытайся меня переубедить, прощай, Тимочка, береги Лену и не допусти ошибки. Исправить некоторые из них нелегко - она коснулась рукой своего живота, - Ты понял?
Реальность померкла. Сначала Тим еще различал белый мамин свитер среди наплывшей туманной темноты, но потом и он пропал, растворился в умершем времени. Тим открыл глаза. Он стоял у своей машины, посреди ночной херсонской степи. Матери рядом не было.
- Мама, мама! – голос Тима сорвался на крик.
- Ну чего ты орешь, как резаный? – Лена проснулась явно не в духе. Осмотрелась, - Где Ирина Федоровна?
Тим повернулся к жене, тяжело дыша. При виде отчаяния на его лице, с Елены тут же слетело недовольство.
- Что, что случилось?
- Мамы больше нет. Ты не поверишь, если я тебе расскажу.
- Как нет?! Где она? Говори!
- Почему ты мне не сказала, что ждешь ребенка? – Тим посмотрел на Лену, - ответь сначала на это.
- Ирина Федоровна просила не говорить тебе до окончания поездки, - Елена была удивлена, - она тебе сказала?
«Ты все продумала заранее», - подумал Тим, глядя в ночное небо.
*******************************************************************
Да, Ирина Федоровна все продумала заранее. Теперь ее ничто не держало. Ни обязательства, ни маленький ребенок. Она продолжала жить лишь для того чтобы вернуться. Потратить свою последнюю из трех возвращений в прошлое и либо прожить с мужем все эти годы гибели и возрождения человечества, либо остаться с ним и исчезнуть в небытии.
Мир был еще переполнен радостью, злобой, надеждами. Преодолевая течение людской толпы, женщина вглядывалась в ее лицо, постоянно меняющееся. Казалось, все они идут навстречу Ирине, все добровольно отдаются воле Беды. Только она, женщина, прожившая сто с лишним лет, оставив после себя новый мир, стремится сейчас лишь изменить судьбу двух человек.
Целый день она скиталась по городу в поисках своего мужа. Дома его не было, сколько ни ждала его Ирина Федоровна. Не вернулся. Спросила у соседей – ничего. Снова вышла в город. Всем этим людям осталось жить всего два дня. Что делать? Последняя надежда отыскать в этом городе человека – больницы и милиция. Времени мало, но попробовать надо, терять нечего. Обход нескольких клиник не дал результата. Но тут…
Проходя по коридору очередной больницы, в направлении регистратуры, она услышала:
- Вы уверены?! Девушка, поймите меня, я ищу свою беременную жену, с ума схожу. Проверьте еще раз, к вам она не поступала? Пожалуйста!.. Да я все больницы уже обошел! Вы моя последняя надежда.
Этот голос она не забыла и через сто лет, не забыла бы и через тысячу. Ира остановилась недалеко от окна регистратуры. Спиной к ней стоял ее муж.
- Сергей, - тихо позвала она.
Молодой человек осекся и обернулся к обратившейся к ней женщине.
- Я вас знаю? – он с любопытством и удивлением рассматривал эту странную женщину. Кого-то она ему напоминала…
- Сережа, идем, - Ира подошла к нему и взяла за руку, а Сергей, почему то покорился ей и пошел следом.
- К…кто вы? – кажется, он боялся услышать ответ, потому что уже его знал. Ирина Федоровна остановилась, посмотрела на своего мужа.
- Сережа, это я, твоя Ирунька, - он все-таки боялся этого ответа, потому что отшатнулся от жены, как от кобры. Но Ира, не позволила ему уйти, нет, еще раз потерять его она не сможет. Женщина схватила своего мужа за ворот, притянула к себе.
- Смотри, это кольцо ты ни с чем не перепутаешь, и этот кулон, ты сам мне его купил. Я все объясню тебе. К черту, ничто сейчас не важно. Я тебя нашла, и ты пойдешь со мной.
Город еще жил, не веря в свой скорый конец. По одной из его улиц в отчаянии бежала Ирина Вяземская, тезка Ирины Федоровны и монахиня того же монастыря. Бежала в поисках своего Вадима. Она обязательно его найдет. Они будут вместе, когда город захлебнется в море ужаса и боли, содрогнется в последней смертной муке и затихнет, оставив все свои радости, страхи и надежды.

© Copyright: Тарас Гупало, 2014

Регистрационный номер №0188692

от 10 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0188692 выдан для произведения:
«В эфире вечерний выпуск новостей, здравствуйте! Сегодня в программе:
Сегодня на всемирном съезде глав государств, президент Российской Федерации, Алексей Кирпатов публично раскритиковал факт новых военных исследований, проводимых Соединенными Штатами Америки. В своем выступлении, Алексей Леонидович заметил, что гонка вооружений двух сверхдержав окончилась более шестидесяти лет назад, и что ее возобновление не может привести к дальнейшим улучшениям отношений между странами.
Выступление президента Российской федерации было встречено делегациями США и их стран сателлитов резко негативно. В знак протеста, вышеозначенные главы государств покинули зал заседания. Сам факт обладания Россией подобными данными прокомментирован не был».
Вадим выключил телевизор и закрыл глаза. Достали! Он налил себе в стакан еще водки и одним махом выпил.
Гостиничный номер, в котором остановился Вадим, не отличался особой роскошью, но был уютен и недорог. Не в Москве, все-таки. Довольно удобная одноместная кровать, телевизор, санузел. Даже холодильник в номере имелся. Пока Вадим не получит от страховой компании возмещение, пока не обзаведется новым домом, жить ему здесь. А где дом, спросите? Сгорел. С женой и всеми вещами…
Молодой человек заплакал. Он выпил еще и со злобным стоном разбил стакан о стену. В стороны прыснули крупные и мелкие осколки, а Вадим схватил бутылку и стал пить из горлышка, изо всех сил пытаясь заглушить дикую боль в сердце. Ирка! Ирочка! Почему?!!
Наступила ночь. Вадим так и уснул, с бутылкой в руках. Когда автоматически, по сигналу о срочном сообщении, включился телевизор, он не проснулся. Экран осветил ночной номер, и обеспокоенный диктор сообщил: «Как только что нам сообщили: полтора часа назад, в Вашингтоне прогремел мощнейший взрыв…»
Тут диктор запнулся и дрогнувшим голосом продолжил, - «По предварительным данным в городе и его окрестностях выживших нет».
Утро Вадим встретил в ванной. Войдя в комнату, он бросил взгляд на телевизор и остановился. Ведущий программы новостей сообщал, что весь американский континент опустел за считанные часы. Ни один сигнал не был принят из США, Канады, Мексики, стран центральной и южной Америки. В это трудно было поверить, казалось, это еще не протрезвевший мозг выкидывает различные фокусы перед своим хозяином. И надо признать, Вадим бы сейчас больше обрадовался обыкновенной «белочке», чем осознанию, что все это – реальность. Еще держась за больную голову, он выбежал из номера. Нужно спрятаться. Куда-нибудь подальше, а лучше всего поглубже, туда, где появится хотя бы один шанс выжить. Почему то, он не сомневался, опасность уже близка. Пока Вадим ехал в лифте, мысли о жене снова вернулись, вытеснив на время чувство приближающейся беды.
Всего месяц они с Ирой прожили в счастливом браке. Потом – взрыв, пожар, и гори все! А сейчас… cейчас Вадим последует за женой. Когда они встретятся, он попросит прощения, за те слова.
В голове вихрем пронеслись минуты, когда он, прижав к себе Иру, говорил, что она устала, что говорит ерунду. А ведь Ира знала, все знала об этом дне. Звала с собой. Куда? В конце концов, она уснула, а Вадим ушел на работу. Больше он не видел своей жены. Трупы погибших при взрыве дома опознанию не подлежали…
Спустившись в пустующий холл, Вадим остановился. Зачем бежать? Даже если какой-то шанс и есть, к чему это все?
На улице слышались крики ужаса. Наверное, и здесь началось. Внезапно, полупьяному молодому человеку стало страшно, а потом все тело пронзила нестерпимая боль, как-будто, его что-то пожирало. Дверь на улицу распахнулась, и взору Вадима предстало ужасающее зрелище. В холл, пошатываясь, вошла женщина. Очень знакомой показалась она Вадиму, но откуда, он вспомнить никак не мог. Хмель и ужас перемешались и заглушили все остальные чувства.
Ее когда то белый свитер был испачкан в крови. Кровь лилась изо рта, глаз, ушей, а женщина, уже не в состоянии кричать, остановилась, посмотрев на молодого человека, и через мгновение рухнула на пол. Еще через несколько секунд она исчезла, оставив на полу только голый остов да пятна крови. Вадим поднял руку и увидел, что она уже объедена до кости. Он хотел закричать, но вместо этого только закашлялся. Брызнула кровь, а Вадим уже лежал на полу, умирая от боли.
Встречай, Ирка…

****************************************************************
Ну, как же так!
Автомобиль Тима стоял, припаркованный на краю трассы. Он был безмолвным укором всем, кто забывает вовремя подзарядить своего железного коня. Лена хмуро посмотрела на своего мужа. Подобные сюрпризы никогда ее не восхищали, а перспектива ночевки посреди херсонской степи, несмотря на всю ее красоту, просто выводила из себя. Только бабушка Тима, Ирина Федоровна, ничем не выказывала свое недовольство, то и дело шутила. Видимо, она была не прочь заночевать на природе. Слава Богу, выражение «дышать свежим воздухом» теперь не пустые слова. Природа уверенно восстановила свои права перед человеком, а он, кажется, теперь готов подчиниться ее величеству.
Сто с лишним лет назад, все было по-другому. Тим читал, что до катастрофы, которая во всех книгах называлась не иначе, как «Бедой», для людей сто лет было на редкость долгим сроком жизни. Сейчас сто лет - не предел. Маме Тима вчера исполнилось сто сорок, а выглядит замечательно. Вот и поездка по поводу юбилея. Видела она, как гибнет мир, выжила, как очень немногие счастливцы. Только никогда не рассказывала ни о чем. «Не время», - говорила.
И вот, на дворе 2174 год. Заселена только Европа. Территория Украины из-за высокого сельскохозяйственного потенциала пользуется особенной популярностью. Как было написано в учебниках новейшей истории, катастрофа коснулась только человеческого населения земли. После уничтожения прочие живые организмы, а также все материальные ценности остались нетронутыми. Угроза быстро прошла, и то, что убивало людей сотнями миллионов, исчезло через несколько дней.
Вечер, нехотя уступал место ночи. Лена уснула, полулежа на переднем сидении. Ирина Федоровна тоже спала - на заднем. Тим отошел от машины и закурил. Ночь очистила темное небо от облаков и была прекрасна своей ничем незамутненной темнотой.
Завтра Тим вызовет службу техобслуживания и уже через час после вызова они двинутся в путь. Купленный по акции электромобиль позволял пользоваться услугами техотдела бесплатно, так что эта даже в копейку не влетит.
Лена… Она постоянно чем-то недовольна. С недавнего времени она стала просто невыносимой. Может со стороны оно и незаметно, но выдерживать это становится все труднее.
Мысли о жене и планах на завтра прервала теплая мягкая рука, легшая на плечо Тима. От неожиданности тот резко обернулся, но тут же на его лице появилась улыбка.
- Мама.
- Я испугала тебя? Прости, сынок.
- Нет, нет. Ничего страшного. Ты почему не спишь?
Ирина Федоровна тихонько засмеялась, шагнула к Тиму ближе, и Луна осветила ее лицо, на котором почти не было морщинок.
- Хотела спросить тебя о том же. Тебя что-то беспокоит?
- Совсем нет, стою тут и ругаю себя за забывчивость.
- Брось ты, было бы, за что ругать себя, если все можно исправить – значит и вину загладить можно, - мама заглянула Тиму в глаза. Лишь на мгновение, но сын успел разглядеть внезапно родившуюся в глазах тоску.
– А когда ты ничего изменить не в силах, когда… - она осеклась, но уже через несколько секунд продолжила, - когда ты не принадлежишь сам себе, вина без спросу ложится на твои плечи.
- О чем ты говоришь, мама, - Тим почувствовал, как мать обнимает его, а в следующее мгновение перед ним предстал пустой город. Тишина безраздельно царила здесь. Тишина, которая всегда приходит следом за смертью, покой, такой обманчивый, такой недолгий. Мать отпустила его из объятий и теперь спокойно стояла рядом, глядя почти плачущими глазами на картину запустения.
- Господи! Где мы, мама?! Где Лена?
- Твоя жена спит, где спала. Ей не нужно видеть. Только ты должен понять, что значит, невозможность все исправить. Я тебе покажу, видишь? Так выглядел мой родной город через два дня после катастрофы. Никого. Что это было – не знаю, да и никто не знает, кроме тех, кто это сделал. Но они погибли первыми. Мне и моим сестрам повезло, мы в самом начале были вне досягаемости от Беды. Монастырь наш был не просто домом Бога, - тут Тим уставился на мать с еще большим удивлением. Значит, мама была монахиней?? Новость за новостью, а Ирина Федоровна продолжала, - наш монастырь веками изучал бытие мира, его законы, порядки, которые уже давно были нарушены человеком. Мы даже познали «возвращение». Человек пока живет, оставляет в прошлом свой след, и если его найти, можно вернуться в это прошлое. Когда Беда минула, в живых остались только несколько сотен моих сестер. Теперь обними меня.
Тим все стоял, молча оглядывая мертвое место. Слова матери давили на него. Вот почему она ничего не рассказывала. Без доказательств, таких как это путешествие, она рисковала потерять доверие сына. Все еще не придя полностью в себя, он наклонился и обнял Ирину Федоровну.
Теперь город изменился. Он стал переполненным людьми. Тим в жизни своей не видел столько народу. Никто не обратил внимание на факт возникновения этой пары изниоткуда.
- Несколько месяцев до беды, - задумчиво произнесла Ирина Федоровна, - наших сил хватило, чтобы вернуться в это время. Сначала мы пытались рассказать всем о будущей трагедии, но сам знаешь, как восприняли люди это известие.
Тим не знал. Его общество к каждому человеку относится, как к неповторимому творению божьему. Поэтому он помотал головой в знак отрицания.
- Нас высмеяли! – резко сказала мать, сынок, представляешь, нас пытались поместить в сумасшедшие дома, - внезапно речь матери Тима прервал тихий смешок, - глупенькие. Тогда мы решились на еще одно средство. Я и сестры постарались как можно скорее забеременеть. В нашем времени не осталось мужчин.
Мой мужчина так меня полюбил, что женился на мне. Я всеми способами пыталась предупредить его после свадьбы, а в ответ слышала только «Ты слишком устала, моя Ирунька», так он меня называл. За месяц перед Бедой, я ушла. Вернулась в свое время. Уже с тобой.
Ирина Федоровна все говорила, не замечая, как Тим опустился на корточки и обхватил голову руками.
- Почему ты не забрала отца с собой? Ты же могла…
- Не могла!! – вдруг яростно закричала мать, - не могла, если бы все было так просто, неужели я бы этого не сделала?!! Твой отец не имел своего будущего, а значит и не мог отправиться со мной. Он не верил мне, - голос матери стал тихим, подавленным, - вот, что значит не иметь выбора! Я не принадлежала себе, я была невестой господней, матерью будущего человечества!!
Женщина заплакала. Тим подхватил ее, снова обнял. Прижал к себе.
- Мамочка, не надо, не плачь.
- Вина, - сквозь слезы говорила мать, - вся жизнь - чувство вины под маской. Пока ты не вырос, я не могла отправиться за твоим отцом, не могла рисковать собой, пока ты был маленьким. Теперь ты все знаешь, ты стал большим, сыночек мой. Я не смогу больше вернуться, а ты сможешь. Если я найду своего мужа, мы спрячемся и доживем вместе до ваших дней. Если нет – мы будем вместе, как должны муж и жена, - слезы уже высохли. В глазах появилась уверенность, - не пытайся меня переубедить, прощай, Тимочка, береги Лену и не допусти ошибки. Исправить некоторые из них нелегко - она коснулась рукой своего живота, - Ты понял?
Реальность померкла. Сначала Тим еще различал белый мамин свитер среди наплывшей туманной темноты, но потом и он пропал, растворился в умершем времени. Тим открыл глаза. Он стоял у своей машины, посреди ночной херсонской степи. Матери рядом не было.
- Мама, мама! – голос Тима сорвался на крик.
- Ну чего ты орешь, как резаный? – Лена проснулась явно не в духе. Осмотрелась, - Где Ирина Федоровна?
Тим повернулся к жене, тяжело дыша. При виде отчаяния на его лице, с Елены тут же слетело недовольство.
- Что, что случилось?
- Мамы больше нет. Ты не поверишь, если я тебе расскажу.
- Как нет?! Где она? Говори!
- Почему ты мне не сказала, что ждешь ребенка? – Тим посмотрел на Лену, - ответь сначала на это.
- Ирина Федоровна просила не говорить тебе до окончания поездки, - Елена была удивлена, - она тебе сказала?
«Ты все продумала заранее», - подумал Тим, глядя в ночное небо.
*******************************************************************
Да, Ирина Федоровна все продумала заранее. Теперь ее ничто не держало. Ни обязательства, ни маленький ребенок. Она продолжала жить лишь для того чтобы вернуться. Потратить свою последнюю из трех возвращений в прошлое и либо прожить с мужем все эти годы гибели и возрождения человечества, либо остаться с ним и исчезнуть в небытии.
Мир был еще переполнен радостью, злобой, надеждами. Преодолевая течение людской толпы, женщина вглядывалась в ее лицо, постоянно меняющееся. Казалось, все они идут навстречу Ирине, все добровольно отдаются воле Беды. Только она, женщина, прожившая сто с лишним лет, оставив после себя новый мир, стремится сейчас лишь изменить судьбу двух человек.
Целый день она скиталась по городу в поисках своего мужа. Дома его не было, сколько ни ждала его Ирина Федоровна. Не вернулся. Спросила у соседей – ничего. Снова вышла в город. Всем этим людям осталось жить всего два дня. Что делать? Последняя надежда отыскать в этом городе человека – больницы и милиция. Времени мало, но попробовать надо, терять нечего. Обход нескольких клиник не дал результата. Но тут…
Проходя по коридору очередной больницы, в направлении регистратуры, она услышала:
- Вы уверены?! Девушка, поймите меня, я ищу свою беременную жену, с ума схожу. Проверьте еще раз, к вам она не поступала? Пожалуйста!.. Да я все больницы уже обошел! Вы моя последняя надежда.
Этот голос она не забыла и через сто лет, не забыла бы и через тысячу. Ира остановилась недалеко от окна регистратуры. Спиной к ней стоял ее муж.
- Сергей, - тихо позвала она.
Молодой человек осекся и обернулся к обратившейся к ней женщине.
- Я вас знаю? – он с любопытством и удивлением рассматривал эту странную женщину. Кого-то она ему напоминала…
- Сережа, идем, - Ира подошла к нему и взяла за руку, а Сергей, почему то покорился ей и пошел следом.
- К…кто вы? – кажется, он боялся услышать ответ, потому что уже его знал. Ирина Федоровна остановилась, посмотрела на своего мужа.
- Сережа, это я, твоя Ирунька, - он все-таки боялся этого ответа, потому что отшатнулся от жены, как от кобры. Но Ира, не позволила ему уйти, нет, еще раз потерять его она не сможет. Женщина схватила своего мужа за ворот, притянула к себе.
- Смотри, это кольцо ты ни с чем не перепутаешь, и этот кулон, ты сам мне его купил. Я все объясню тебе. К черту, ничто сейчас не важно. Я тебя нашла, и ты пойдешь со мной.
Город еще жил, не веря в свой скорый конец. По одной из его улиц в отчаянии бежала Ирина Вяземская, тезка Ирины Федоровны и монахиня того же монастыря. Бежала в поисках своего Вадима. Она обязательно его найдет. Они будут вместе, когда город захлебнется от ужаса и боли, содрогнется в последней смертной муке и затихнет, оставив все свои радости, страхи и надежды.
Рейтинг: +1 153 просмотра
Комментарии (1)
Влад Устимов # 21 февраля 2014 в 17:47 +1
Хорошо написано.
Если бы так было "можно исправить"!
Спасибо. Успехов!