ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Путёвки на турбазу

Путёвки на турбазу

7 января 2012 - Николай Зубец
article12646.jpg


Взял я три путёвки на турбазу – себе, матери и сыну. Взял, как обычно, на два срока. Всегда нам раньше везло с погодой, а тут дожди и дожди. Уже и глаза разболелись от чтения; уже все, какие знал, байки сынишке раз по сто пересказал, и мать уже ворчит – её в летнем домике стал ревматизм донимать. А дожди не щадят. Один срок и тот не дотянули, а остальные путёвки решили сдать.

 

Уже в городе, в своём профкоме покрутился, в бухгалтерии потоптался и получаю назад деньги. Но какая-то ошибочка приключилась – деньги, вижу, выписали за оба срока. Однако, взял, промолчал, хоть и очень неудобно. Стою и мучаюсь у кассы. Небольшие деньги-то, а отдать их жалко. И стыдно не отдать. Всё же ухожу. Медленно, тяжело, но ухожу. Придумываю оправдания, одно противнее другого. Уже по улице иду, а подходящего оправдания всё нет. Густые тучи нависли, и что-то погромыхивает не то над головой, не то прямо в голове. Вдруг дождь пошёл, ливень даже. Забегаю в ближайший подъезд – ёлки-палки! – да это же суд. Если верить во что-то, то всё очень логично получается. В коридоре много людей, все сумрачные и озабоченные. Как раз закончился перерыв, и люди угрюмо потянулись в зал заседаний. А в окно видно, что ливень не стихает. Я тоже в зал зашёл и сел у входа.

 

Судят женщину за приписки на работе. Чётко всё доказали. Ясно, что не раз этим занималась, но пока доказали лишь один эпизод. А меня поразило, что весь серьёзный разговор идёт о смехотворной сумме – даже поменьше моей, но похожей. Очень стало неуютно. И охранник у двери что-то пригляделся. А подсудимая всё выкручивается, хотя уже совсем запуталась – никак не сходятся концы с концами. И так мне её жалко! И себя стало жалко. И деньги свои жалкие в кармане чувствую как тяжесть. А охранник рентгеновским взглядом, кажется, видит их. Я поднялся выходить, а он не пускает – надо ждать перерыва. Еле уговорил – не могу, дескать, терпеть – и прямо под сильным дождём опять на работу.

 

Бухгалтера на меня смотрят подозрительно. Конечно, деньги принимают, а я ещё прошу переписать платёжку. Ломаются: мы перепишем, не волнуйтесь и ступайте… Нет уж! Я не хочу извиваться потом как та бедолага, тем более, что денежки отдал. Выдержал все недовольные взгляды, все церемонии спецпауз переждал, а всё-таки вернул свою расписку и с удовольствием порвал.

 

 

 

А нет уже дождя. И ласково сверкают голубые лужи. И лето не ушло ещё.

 

Может, зря уехали с турбазы?



Рисунок Николая Провоторова

 

 


© Copyright: Николай Зубец, 2012

Регистрационный номер №0012646

от 7 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0012646 выдан для произведения:


Взял я три путёвки на турбазу – себе, матери и сыну. Взял, как обычно, на два срока. Всегда нам раньше везло с погодой, а тут дожди и дожди. Уже и глаза разболелись от чтения; уже все, какие знал, байки сынишке раз по сто пересказал, и мать уже ворчит – её в летнем домике стал ревматизм донимать. А дожди не щадят. Один срок и тот не дотянули, а остальные путёвки решили сдать.

 

Уже в городе, в своём профкоме покрутился, в бухгалтерии потоптался и получаю назад деньги. Но какая-то ошибочка приключилась – деньги, вижу, выписали за оба срока. Однако, взял, промолчал, хоть и очень неудобно. Стою и мучаюсь у кассы. Небольшие деньги-то, а отдать их жалко. И стыдно не отдать. Всё же ухожу. Медленно, тяжело, но ухожу. Придумываю оправдания, одно противнее другого. Уже по улице иду, а подходящего оправдания всё нет. Густые тучи нависли, и что-то погромыхивает не то над головой, не то прямо в голове. Вдруг дождь пошёл, ливень даже. Забегаю в ближайший подъезд – ёлки-палки! – да это же суд. Если верить во что-то, то всё очень логично получается. В коридоре много людей, все сумрачные и озабоченные. Как раз закончился перерыв, и люди угрюмо потянулись в зал заседаний. А в окно видно, что ливень не стихает. Я тоже в зал зашёл и сел у входа.

 

Судят женщину за приписки на работе. Чётко всё доказали. Ясно, что не раз этим занималась, но пока доказали лишь один эпизод. А меня поразило, что весь серьёзный разговор идёт о смехотворной сумме – даже поменьше моей, но похожей. Очень стало неуютно. И охранник у двери что-то пригляделся. А подсудимая всё выкручивается, хотя уже совсем запуталась – никак не сходятся концы с концами. И так мне её жалко! И себя стало жалко. И деньги свои жалкие в кармане чувствую как тяжесть. А охранник рентгеновским взглядом, кажется, видит их. Я поднялся выходить, а он не пускает – надо ждать перерыва. Еле уговорил – не могу, дескать, терпеть – и прямо под сильным дождём опять на работу.

 

Бухгалтера на меня смотрят подозрительно. Конечно, деньги принимают, а я ещё прошу переписать платёжку. Ломаются: мы перепишем, не волнуйтесь и ступайте… Нет уж! Я не хочу извиваться потом как та бедолага, тем более, что денежки отдал. Выдержал все недовольные взгляды, все церемонии спецпауз переждал, а всё-таки вернул свою расписку и с удовольствием порвал.

 

 

А нет уже дождя. И ласково сверкают голубые лужи. И лето не ушло ещё.

 

Может, зря уехали с турбазы?



Рисунок Николая Провоторова

 

 


Рейтинг: 0 701 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
100
99
98
97
95
93
93
92
91
89
85
84
84
82
82
81
77
73
61
52
50