Проводы

24 января 2012 - Юрий Алексеенко


 

Величавая Степь, не ведавшая смерти и не знавшая что такое жизнь, существовала в мире природы вечно. Она не понимала, зачем нужно солнце, почему дует ветер, и откуда приходят люди в её бескрайние владения. Ей было безразлична судьба птиц, зверей, рождающихся и умирающих на её холмах. Она не чувствовала ни проливных дождей, ни буранов, ни снежных вьюг, ни горячих суховеев. Все протекающие события застыли для неё как бы в одном коротком мгновении, и для неё не существовало того убыстряющего бега времени, который ощущали и вбирали в себя все земные живые существа.

Она, постигшая величие и гармонию природы, тем не менее была одинока и очень тревожилась, когда её покой нарушают другие. Однажды поздней осенью, осматривая свои великие просторы, она остановила взгляд на петляющей между холмами цепочке людей, идущих медленно, след в след по неглубокому снегу. Непрошенные гости чёрной нитью резали снежные просторы, и ей захотелось прогнать их куда-нибудь подальше от себя.

Небо резко потемнело, поднялся ветер, закружился снег. Сильные порывы били в лицо людям. Они прикрывали ладонями глаза от колющего снега, гнули головы к земле и, пригибаясь, шли, шли и шли… Люди были плохо одеты, припухшие лица, покрытые шрамами и ссадинами, заросли щетиной и бородой. В руках и на плечах кое-кто нёс грязные и изодранные сумки, наполненные доверху железяками и кусками проволоки.

Радуясь своей затее, Степь с видом победителя оглядывала людскую цепочку. Она увидела, как упал один из идущих… Всмотревшись, заметила, что глаза человека, наполненные тоской и горечью, постепенно покрываются пеленой смерти. Он лежал на боку и угасающими глазами смотрел куда-то поверх фигур, растворяющихся в белизне снежной круговерти.

Степь, взглянув на человека, напряглась и замерла. Стих ветер. Ушла в сторону, за речку метель. И стало как-то теплее и спокойнее. Тишина ещё больше растрогала Степь. Беспокойное её состояние поплыло по воздуху, наполняя своей тоской и скорбью каждую камышинку, сухую травиночку, избитую ветром, и тронутую лёгким льдом студёную речку. Она вглядывалась в белеющий и остывающий лик человека и молчала. Молчали и холмы, покрытые снегом, студёная речка, маленький лесочек на берегу, оголённый осенью. Безмолвие после сильного ветра и пурги, белизна чистого снега желанными образами земной красоты, как заботливые родители, лаской и добротой обнимали одинокого человека.

А люди уходили все дальше и дальше. Они шли и ступали на белую равнину отяжелевшими сапогами, и ничего не замечали. Всем им хотелось тепла и уюта. Морозная осень гнала их вон из Степи, туда, где дымились трубы домашних очагов и огненными точками горели уличные фонари и окна ветхих деревенских домиков.

Снег, тихо падающий на землю, и человек, умирающий от холода и болезни, постепенно сливались в одно белое покрывало. Объятия Степи все сильнее и сильнее вбирали в себя умирающего. Убаюкивая еле уловимым звоном тишины, с трепетом непостижимого для человеческого понимания благородством духа природы она погружала тело в вечное земное пристанище.

И вот час настал. Одинокий человек глубоко вздохнул и закрыл глаза. Навсегда. Ему было уже не страшно перед торжеством человеческого безразличия и пустоты. Душа легко покинула тело и пошла новыми путями, измеряя дорогу своими прежними поступками, скорбями, переживаниями, грехами, печалями и радостями. Вослед поднимающейся ввысь душе смотрела только Степь, она долго и пристально вглядывалась в улетающий призрак, наполненный счастьем и красотой, и любовалась величавой поступи Божьего творения.

Ю.Алексеенко

© Copyright: Юрий Алексеенко, 2012

Регистрационный номер №0018931

от 24 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0018931 выдан для произведения:


 

Величавая Степь, не ведавшая смерти и не знавшая что такое жизнь, существовала в мире природы вечно. Она не понимала, зачем нужно солнце, почему дует ветер, и откуда приходят люди в её бескрайние владения. Ей было безразлична судьба птиц, зверей, рождающихся и умирающих на её холмах. Она не чувствовала ни проливных дождей, ни буранов, ни снежных вьюг, ни горячих суховеев. Все протекающие события застыли для неё как бы в одном коротком мгновении, и для неё не существовало того убыстряющего бега времени, который ощущали и вбирали в себя все земные живые существа.

Она, постигшая величие и гармонию природы, тем не менее была одинока и очень тревожилась, когда её покой нарушают другие. Однажды поздней осенью, осматривая свои великие просторы, она остановила взгляд на петляющей между холмами цепочке людей, идущих медленно, след в след по неглубокому снегу. Непрошенные гости чёрной нитью резали снежные просторы, и ей захотелось прогнать их куда-нибудь подальше от себя.

Небо резко потемнело, поднялся ветер, закружился снег. Сильные порывы били в лицо людям. Они прикрывали ладонями глаза от колющего снега, гнули головы к земле и, пригибаясь, шли, шли и шли… Люди были плохо одеты, припухшие лица, покрытые шрамами и ссадинами, заросли щетиной и бородой. В руках и на плечах кое-кто нёс грязные и изодранные сумки, наполненные доверху железяками и кусками проволоки.

Радуясь своей затее, Степь с видом победителя оглядывала людскую цепочку. Она увидела, как упал один из идущих… Всмотревшись, заметила, что глаза человека, наполненные тоской и горечью, постепенно покрываются пеленой смерти. Он лежал на боку и угасающими глазами смотрел куда-то поверх фигур, растворяющихся в белизне снежной круговерти.

Степь, взглянув на человека, напряглась и замерла. Стих ветер. Ушла в сторону, за речку метель. И стало как-то теплее и спокойнее. Тишина ещё больше растрогала Степь. Беспокойное её состояние поплыло по воздуху, наполняя своей тоской и скорбью каждую камышинку, сухую травиночку, избитую ветром, и тронутую лёгким льдом студёную речку. Она вглядывалась в белеющий и остывающий лик человека и молчала. Молчали и холмы, покрытые снегом, студёная речка, маленький лесочек на берегу, оголённый осенью. Безмолвие после сильного ветра и пурги, белизна чистого снега желанными образами земной красоты, как заботливые родители, лаской и добротой обнимали одинокого человека.

А люди уходили все дальше и дальше. Они шли и ступали на белую равнину отяжелевшими сапогами, и ничего не замечали. Всем им хотелось тепла и уюта. Морозная осень гнала их вон из Степи, туда, где дымились трубы домашних очагов и огненными точками горели уличные фонари и окна ветхих деревенских домиков.

Снег, тихо падающий на землю, и человек, умирающий от холода и болезни, постепенно сливались в одно белое покрывало. Объятия Степи все сильнее и сильнее вбирали в себя умирающего. Убаюкивая еле уловимым звоном тишины, с трепетом непостижимого для человеческого понимания благородством духа природы она погружала тело в вечное земное пристанище.

И вот час настал. Одинокий человек глубоко вздохнул и закрыл глаза. Навсегда. Ему было уже не страшно перед торжеством человеческого безразличия и пустоты. Душа легко покинула тело и пошла новыми путями, измеряя дорогу своими прежними поступками, скорбями, переживаниями, грехами, печалями и радостями. Вослед поднимающейся ввысь душе смотрела только Степь, она долго и пристально вглядывалась в улетающий призрак, наполненный счастьем и красотой, и любовалась величавой поступи Божьего творения.

Ю.Алексеенко

Рейтинг: +3 273 просмотра
Комментарии (4)
Татьяна Гольдберг # 27 января 2012 в 11:22 +1
Очень проникновенно, спасибо.
Марина Попова # 27 января 2012 в 13:38 +1
Благодарю, Юрий.
Здесь и говорить не хочется.
Погружаешься в Тишину.
Виктор Чиянов # 20 сентября 2012 в 08:34 +1
Хорошо и душевно написано! Удачи!!! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Юрий Алексеенко # 20 сентября 2012 в 09:44 0
Спасибо за оценку, Виктор.