ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Пропускной режим

 

Пропускной режим


 

 

            Если хочешь чтобы солдат яму выкопал, ты ему только прикажи – выроет. Но если надо чтобы он котлован вырыл, то ему надо эскаватор дать, обучить, горючесмазочными материалами и запчастями обеспечить, проект заказать и экспертизу ему сделать, согласовать со всеми, разрешения получить и так далее до бесконечности. Чем котлован больше тем суеты больше. Чем больше дело, тем больше работ произвести надо и больше людей в это дело вовлечь.

            Заступил я дежурным по училищу. А перед этим инструктаж прошел. Я еще спросил у начальника штаба:

            – А как пропускной режим?

            – А как обычно, – уклонился начальник штаба.

            Как обычно, это значит – никак. Хошь пропускай, кого хошь, а хочешь нет – на твое усмотрение. Хотя в инструкции дежурному сказано – только по пропускам. И образцы постоянных и временных пропусков перед дневальным-солдатиком под стеклом висят.

            Заступил я на дежурство. Из дежурки только на прием пищи и в туалет выходил. Хотя положено, аки ищейка, всю ночь по училищу рыскать и недостатки на свою голову искать. Я как-то зашел в одну казарму, посмотреть, как наши воспитанники отдыхают. Гляжу: кто по казарме таскается, кто уснуть пытается, небольшая группка по телеку порнушку смотрят. Дожились! Небольшая группка…. Срам, да и только! Да в мое время вся рота один журнал порнографический через диаскоп на простыне, как на экране, рассматривала. А тут…Безобразие, да и только! Я дежурного по роте вызвал. Но пока он шел, кто-то в меня сапогом запустил. Да так неточно, в пяти метрах от меня сапог упал. Пойду-ка я от греха подальше, а то кто половчей найдется, что ж мне всю роту поднимать из-за этого снайпера?

            Вобщем дежурство спокойно, как всегда, прошло. Я утром начальнику училища доложил, мол, происшествий не случилось. Генерал улыбается и говорит:

            – У тебя никогда ничего не случается. Наверное, за ночь ни разу из дежурки не вышел.

            Но не орет же, а улыбается. И я, смущенно так, ему улыбаюсь. Как бы говорю: «А оно вам надо?»

            Позавтракал я, на свое место сел, журнальчик неплохой почитываю. Народ по штабу, туда-сюда, туда-сюда носится. Все деловые такие. Жизнь так и кипит. Процесс так и идет. Вдруг слышу, на втором этаже крики какие-то раздаются. Ну, меня это вряд ли касается, но пойду, гляну, все развлечение какое никакое.

            Лучше бы и не выглядывал. Поднимаюсь на крики наверх, на второй этаж, а там тетка визжит, а начальник училища и начальник политотдела ее вроде успокаивают:

            – Что ж тут поделаешь, гражданочка? Ваш сын показал низкие теоретические знания и по здоровью он в наше училище не проходит. Ничего страшного, он документы еще успеет в другой ВУЗ подать, в мединститут, например или в политех какой.

            – Какой политех? Какой институт? Вы что, издеваетесь надо мной? – тетка визжит как маневровый паровоз «кукушка» на спуске. – Если вы его в училище не возьмете, его ж в тюрьму посадят. Как это по здоровью не подходит? Хулиганить и людей по ночам грабить ему здоровье позволяет, а в училище авиационное не подходит! Вы гляньте, бугай какой!

            Смотрю рядом с теткой здоровенный детина стоит. Весь в татуировках и ирокез на башке. А у него что башка, что кулак – одного размера. И как он мимо меня незаметно прошел? Видно сильно я журналом увлекся.

            – Ты чего, дубина, стоишь? – это она к сыночку своему, – проси у товарища генерала, чтоб тебя в училище приняли.

            – Слышь, чувак! – это он к генералу нашему, – ну, ты, того, в кадетку свою запиши, да! Я, блин, это, учиться, в натуре, хочу. А чо, типа, у вас колоться нельзя чо ли? Так я завяжу, гадом буду.

            Тут наш генерал меня заметил.

            – Синицын! Проводи наших гостей на улицу, а потом ко мне зайди.

            Повернулся и ушел к себе в кабинет. А я мамашу под ручку и предлагаю за мной следовать. Она пошла. Думала, что я ее сыночка оформлять буду. Вывел я их за двери наши парадные и посоветовал домой идти.

            – Мне из-за вас сейчас влетит. Не обрадуюсь. А вы домой идите, а то милицию сейчас вызову. Так сыночка вашего, прямо отсюда на кичман увезут. И хлопот никаких.

            Стучусь в кабинет начальника училища:

            – Разрешите войти?

            – Заходи, заходи. Ты что ж это, а? Ты как пропускной режим организовал? Что это всякая мразь сюда, как домой к себе, ходит? Иди, организуй пропускной режим, как положено, а не как обычно. Еще хоть кто проскочит мимо тебя, с наряда сниму и выдам, мало не покажется. Будешь до следующего звания, как вечный студент ходить. Распустились!

            Вижу шеф разъярился не на шутку.

            – Разрешите идти выполнять, – спрашиваю.

            – Идите! И смотрите мне тут!

            Я вниз спустился. Солдат своих позвал:

            – Значит, так! – я им говорю, – Всем трем, вот здесь стоять! И ни с места. Я с вами буду здесь же. Чтобы даже муха без пропуска не пролетела!

            – Товарищ подполковник, – тут же один заныл, – а мне отдыхать положено.

            – Вот отладим пропускной режим, потом отдохнешь. Это ты бугая с мамашей пропустил? Твое счастье, что он без скандала ушел. А то я бы тебя послал его выталкивать. Он бы тебя в узел завязал. А теперь приступили. И никого для вас нет, ни командира, ни папы, ни мамы. Пропуска в соответствии с образцом нет – «Кругом! Шагом марш!» И никаких!

            И тут-то оно и началось. Идет начальник строевого отдела:

            – Товарищ подполковник, предъявите ваш пропуск.

            – Вот я вам щас предъявлю…

            – Тогда вы в штаб не пройдете.

            – Да забыл я его дома.

            – Без пропуска вы в штаб не пройдете.

            – Синицын, – это он ко мне, – что за херня! Ты что, меня не знаешь?

            – Знаю. Но без пропуска никто в штаб не пройдет. Таков приказ начальника училища.

            – Ну, тогда выписывай мне временный пропуск.

            – Ага! Щас! Где бланки пропусков? Где приказ с вашей фамилией, чтобы вам пропуск временный выписать? Кстати, это ваш строевой отдел должен был сделать.

            – Так ты меня пропусти, я тут же все сделаю.

            – Нет! Никто без пропуска не пройдет.

            – Да ты ос…, – тут он осекся, увидел, что я кобуру в удобное для извлекания пистолета место переставляю. – Совсем оборзели тут. – А сам бочком, бочком и к выходу.

            Через десять минут перед штабом скопилась приличная толпа народу. Все кричали и митинговали. Жизнь в штабе, да, по большому счету и в училище, замерла.

            Начальник связи училища кричал громче всех:

            – А как, как я позвоню начальнику штаба, если телефон на входе не работает?

            – Не кажется ли вам, – спрашиваю его с намеком, – что это ваша проблема. Вы должны были побеспокоиться, чтобы телефон этот работал.

            – Пропусти меня и я прикажу линейщикам починить его.

            – Только по пропуску.

            – Да где я его тебе возьму? Он у меня дома, а как я домой схожу, если фуражку в кабинете оставил? Я ж только на минутку выходил. Да меня без фуражки комендант заметет. Такой же, как ты долб…

            Я опять кобурой пошевелил. И этот замолк.

            Еще через полчаса позвонил начальник училища:

            – Синицын, найди мне начстроя. Что-то его на рабочем месте уже полчаса нет.

            – А чего его искать, товарищ генерал? Вон он с остальными перед дверью стоит. Громче всех митингует, приказ ваш обсуждает.

            – Какой приказ?

            – Ваш приказ. Строго соблюдать пропускной режим. Вот  я и соблюдаю.

            – То-то я смотрю в штабе тишина такая.

            – Так точно! Уже полчаса, как никто в штаб зайти не может.

            – А почему?

            – Ни у кого пропусков нет, для временных пропусков – бланков нет, штампа на временный пропуск тоже нет и нет списка, подписанного вами или начальником штаба тех, кому временный пропуск выписывать.

            – Синицын! Ну, ты даешь! Передай всем задержанным тобой офицерам, чтобы зашли в зал совещаний. Я им сейчас всем пропуска выдам, попомнят они у меня. А ты тоже: заставь дурака Богу молиться… Иди, запусти всех в зал совещаний.              

             А больше я не припомню, чтобы начальник училища или начальник штаба мне какие-то указания, касательно пропускного режима давали.

 (с) Александр Шипицын

 

© Copyright: Александр Шипицын, 2013

Регистрационный номер №0139815

от 1 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0139815 выдан для произведения:


 

 

            Если хочешь чтобы солдат яму выкопал, ты ему только прикажи – выроет. Но если надо чтобы он котлован вырыл, то ему надо эскаватор дать, обучить, горючесмазочными материалами и запчастями обеспечить, проект заказать и экспертизу ему сделать, согласовать со всеми, разрешения получить и так далее до бесконечности. Чем котлован больше тем суеты больше. Чем больше дело, тем больше работ произвести надо и больше людей в это дело вовлечь.

            Заступил я дежурным по училищу. А перед этим инструктаж прошел. Я еще спросил у начальника штаба:

            – А как пропускной режим?

            – А как обычно, – уклонился начальник штаба.

            Как обычно, это значит – никак. Хошь пропускай, кого хошь, а хочешь нет – на твое усмотрение. Хотя в инструкции дежурному сказано – только по пропускам. И образцы постоянных и временных пропусков перед дневальным-солдатиком под стеклом висят.

            Заступил я на дежурство. Из дежурки только на прием пищи и в туалет выходил. Хотя положено, аки ищейка, всю ночь по училищу рыскать и недостатки на свою голову искать. Я как-то зашел в одну казарму, посмотреть, как наши воспитанники отдыхают. Гляжу: кто по казарме таскается, кто уснуть пытается, небольшая группка по телеку порнушку смотрят. Дожились! Небольшая группка…. Срам, да и только! Да в мое время вся рота один журнал порнографический через диаскоп на простыне, как на экране, рассматривала. А тут…Безобразие, да и только! Я дежурного по роте вызвал. Но пока он шел, кто-то в меня сапогом запустил. Да так неточно, в пяти метрах от меня сапог упал. Пойду-ка я от греха подальше, а то кто половчей найдется, что ж мне всю роту поднимать из-за этого снайпера?

            Вобщем дежурство спокойно, как всегда, прошло. Я утром начальнику училища доложил, мол, происшествий не случилось. Генерал улыбается и говорит:

            – У тебя никогда ничего не случается. Наверное, за ночь ни разу из дежурки не вышел.

            Но не орет же, а улыбается. И я, смущенно так, ему улыбаюсь. Как бы говорю: «А оно вам надо?»

            Позавтракал я, на свое место сел, журнальчик неплохой почитываю. Народ по штабу, туда-сюда, туда-сюда носится. Все деловые такие. Жизнь так и кипит. Процесс так и идет. Вдруг слышу, на втором этаже крики какие-то раздаются. Ну, меня это вряд ли касается, но пойду, гляну, все развлечение какое никакое.

            Лучше бы и не выглядывал. Поднимаюсь на крики наверх, на второй этаж, а там тетка визжит, а начальник училища и начальник политотдела ее вроде успокаивают:

            – Что ж тут поделаешь, гражданочка? Ваш сын показал низкие теоретические знания и по здоровью он в наше училище не проходит. Ничего страшного, он документы еще успеет в другой ВУЗ подать, в мединститут, например или в политех какой.

            – Какой политех? Какой институт? Вы что, издеваетесь надо мной? – тетка визжит как маневровый паровоз «кукушка» на спуске. – Если вы его в училище не возьмете, его ж в тюрьму посадят. Как это по здоровью не подходит? Хулиганить и людей по ночам грабить ему здоровье позволяет, а в училище авиационное не подходит! Вы гляньте, бугай какой!

            Смотрю рядом с теткой здоровенный детина стоит. Весь в татуировках и ирокез на башке. А у него что башка, что кулак – одного размера. И как он мимо меня незаметно прошел? Видно сильно я журналом увлекся.

            – Ты чего, дубина, стоишь? – это она к сыночку своему, – проси у товарища генерала, чтоб тебя в училище приняли.

            – Слышь, чувак! – это он к генералу нашему, – ну, ты, того, в кадетку свою запиши, да! Я, блин, это, учиться, в натуре, хочу. А чо, типа, у вас колоться нельзя чо ли? Так я завяжу, гадом буду.

            Тут наш генерал меня заметил.

            – Синицын! Проводи наших гостей на улицу, а потом ко мне зайди.

            Повернулся и ушел к себе в кабинет. А я мамашу под ручку и предлагаю за мной следовать. Она пошла. Думала, что я ее сыночка оформлять буду. Вывел я их за двери наши парадные и посоветовал домой идти.

            – Мне из-за вас сейчас влетит. Не обрадуюсь. А вы домой идите, а то милицию сейчас вызову. Так сыночка вашего, прямо отсюда на кичман увезут. И хлопот никаких.

            Стучусь в кабинет начальника училища:

            – Разрешите войти?

            – Заходи, заходи. Ты что ж это, а? Ты как пропускной режим организовал? Что это всякая мразь сюда, как домой к себе, ходит? Иди, организуй пропускной режим, как положено, а не как обычно. Еще хоть кто проскочит мимо тебя, с наряда сниму и выдам, мало не покажется. Будешь до следующего звания, как вечный студент ходить. Распустились!

            Вижу шеф разъярился не на шутку.

            – Разрешите идти выполнять, – спрашиваю.

            – Идите! И смотрите мне тут!

            Я вниз спустился. Солдат своих позвал:

            – Значит, так! – я им говорю, – Всем трем, вот здесь стоять! И ни с места. Я с вами буду здесь же. Чтобы даже муха без пропуска не пролетела!

            – Товарищ подполковник, – тут же один заныл, – а мне отдыхать положено.

            – Вот отладим пропускной режим, потом отдохнешь. Это ты бугая с мамашей пропустил? Твое счастье, что он без скандала ушел. А то я бы тебя послал его выталкивать. Он бы тебя в узел завязал. А теперь приступили. И никого для вас нет, ни командира, ни папы, ни мамы. Пропуска в соответствии с образцом нет – «Кругом! Шагом марш!» И никаких!

            И тут-то оно и началось. Идет начальник строевого отдела:

            – Товарищ подполковник, предъявите ваш пропуск.

            – Вот я вам щас предъявлю…

            – Тогда вы в штаб не пройдете.

            – Да забыл я его дома.

            – Без пропуска вы в штаб не пройдете.

            – Синицын, – это он ко мне, – что за херня! Ты что, меня не знаешь?

            – Знаю. Но без пропуска никто в штаб не пройдет. Таков приказ начальника училища.

            – Ну, тогда выписывай мне временный пропуск.

            – Ага! Щас! Где бланки пропусков? Где приказ с вашей фамилией, чтобы вам пропуск временный выписать? Кстати, это ваш строевой отдел должен был сделать.

            – Так ты меня пропусти, я тут же все сделаю.

            – Нет! Никто без пропуска не пройдет.

            – Да ты ос…, – тут он осекся, увидел, что я кобуру в удобное для извлекания пистолета место переставляю. – Совсем оборзели тут. – А сам бочком, бочком и к выходу.

            Через десять минут перед штабом скопилась приличная толпа народу. Все кричали и митинговали. Жизнь в штабе, да, по большому счету и в училище, замерла.

            Начальник связи училища кричал громче всех:

            – А как, как я позвоню начальнику штаба, если телефон на входе не работает?

            – Не кажется ли вам, – спрашиваю его с намеком, – что это ваша проблема. Вы должны были побеспокоиться, чтобы телефон этот работал.

            – Пропусти меня и я прикажу линейщикам починить его.

            – Только по пропуску.

            – Да где я его тебе возьму? Он у меня дома, а как я домой схожу, если фуражку в кабинете оставил? Я ж только на минутку выходил. Да меня без фуражки комендант заметет. Такой же, как ты долб…

            Я опять кобурой пошевелил. И этот замолк.

            Еще через полчаса позвонил начальник училища:

            – Синицын, найди мне начстроя. Что-то его на рабочем месте уже полчаса нет.

            – А чего его искать, товарищ генерал? Вон он с остальными перед дверью стоит. Громче всех митингует, приказ ваш обсуждает.

            – Какой приказ?

            – Ваш приказ. Строго соблюдать пропускной режим. Вот  я и соблюдаю.

            – То-то я смотрю в штабе тишина такая.

            – Так точно! Уже полчаса, как никто в штаб зайти не может.

            – А почему?

            – Ни у кого пропусков нет, для временных пропусков – бланков нет, штампа на временный пропуск тоже нет и нет списка, подписанного вами или начальником штаба тех, кому временный пропуск выписывать.

            – Синицын! Ну, ты даешь! Передай всем задержанным тобой офицерам, чтобы зашли в зал совещаний. Я им сейчас всем пропуска выдам, попомнят они у меня. А ты тоже: заставь дурака Богу молиться… Иди, запусти всех в зал совещаний.              

             А больше я не припомню, чтобы начальник училища или начальник штаба мне какие-то указания, касательно пропускного режима давали.

 (с) Александр Шипицын

 

Рейтинг: +1 248 просмотров
Комментарии (2)
arbiter # 1 декабря 2013 в 00:50 0
0_2d109_877c3bf4_S Не скучное дежурство получиось live1
Александр Шипицын # 1 декабря 2013 в 06:52 +1
Нам было нелегко, но всегда весело!