ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Пропавший орден

 

Пропавший орден

12 декабря 2012 - Александр Шипицын


 

 

            Наша дивизия награждена орденом Красного Знамени. Этот орден, будучи прикрепленным к полотнищу боевого знамени вверху возле древка, красовался в хрустальной пирамиде под бдительной охраной лучших, то есть самых высоких матросов.

            Знамя редко покидало отведенное ему место. Сложность ритуала вынесения-занесения, а скорее лень начальника штаба заниматься все этим, приводили к тому, что даже не на всех торжественных собраниях его можно было лицезреть. Но на день Победы и день Октябрьской Революции знамя выносили всегда.    

            В том году на 9-е мая выдалась прекрасная погода. Обычно в это время парад и демонстрацию проводили в шинелях. На этот раз решили ограничиться черными мундирами. Дивизия представляла собой великолепное зрелище. Офицеры сияют всеми золочеными и посеребренными деталями парадной формы. Матросы начищены и наутюжены. Белые чехлы фуражек и белые перчатки придают парадному строю недоступную сухопутным войскам прелесть. Кортики и ботинки сверкают. Нет, честно, никогда не видел ничего красивее и торжественнее парадного строя дивизии морской авиации.      

            Парад прошел на «ура». Даже командиру дивизии понравилось, хотя ему никогда ничего не нравилось. Полковые знамена отправились в свои пыльные углы за сейфами с секретными документами, а знамя дивизии уже подносили к ее хрустальной пирамиде, готовясь сдать под охрану. И тут выясняется, что ордена на знамени-то и нет! Начальнику штаба доложили, он за сердце и готовится в обморок. Привели его в чувство, и пошел он командиру дивизии рассказывать. Тот вниз сбежал, каждую складку ощупал – нет ордена. Как и не бывало. А орден, надо бы вам знать, и по размеру и по прочим атрибутам – точная копия ордена, что на мундире носят.

            Сразу куда надо доложили. Улицу, по которой парад шел, не то, что с лупой, с микроскопом обыскали. Во все щели и трещины на бетоне заглянули. У всех детишек, что вдоль улицы бегали, все кармашки повыворачивали. Весь мусор, что за неделю навезли, по одной бумажке переложили. Оперуполномоченные особого отдела КГБ день и ночь с секретными сотрудниками беседы вели – никто и ничего.

            О неутешительных результатах командующему доложили. Что делать, спрашивают? Он плечами пожал:

            − Еще случая такого не было ни в армии, ни на флоте, чтобы орден Красного Знамени со знамени сперли. Только в вашей долбаной дивизии такое случиться могло. Не пойду я в Верховный Совет СССР срамиться, новый орден просить. Что хотите, делайте, но чтобы орден был.

            Вот секретные сотрудники, сексоты по-русски, уже друг у друга спрашивают. Мол, не видал ли чего, не слышал ли где? Нигде, никто, ничего. Начальника особого отдела за беспомощность, на пенсию отправили и пинками до самого КПП гнали. Начальник штаба дивизии, догадливее оказался, с обширнейшим инфарктом надолго слег. Потом в санаторий на два срока. И оттуда все телеграммы слал: нашли или не нашли? Не нашли.

            Командир дивизии три раза стреляться собирался и свой генеральский пистолетик ПК – облегченный пистолет Коровина − к виску подносил. Но вовремя вспоминал, что патронов ему к этому пистолету так еще и не выдали. А потребовать себе полновесный ПМ все стеснялся.

            Тут Октябрьские праздники подходят. Начальника штаба из госпиталя вытащили. Хочет-не хочет, а знамя, пусть бы и без ордена, на параде быть обязательно должно. Даже смотреть в его сторону неловко было. Это как если бы из герба Советского Союза кто звезду выковырял, или у генерала с фуражки в летной столовой шитый краб свистнули. Срам, да и только.

            Но нечего делать. Послали майора-знаменосца с капитанами-ассистентами поруганное знамя из призмы доставать. Стоят начальника штаба, ждут. Тут к знаменоносцу друг его, подполковник какой-то из дивизии, подходит.

            − Дай, − говорит, − червонец. Я деньги дома на рояле забыл, а сейчас после построения в кафе зайду, стаканчик пропущу. А деньги я тебе отдам, потом, половину, может быть.

            Не хотелось майору пьянице-подполковнику деньги давать, он  ему и говорит:

            − Вот щас в заначке посмотрю, может, завалялся там червонец.

            А сам в кармашек нагрудный, что в двубортном парадном мундире только у флотских бывает, двумя пальцами полез.

            − Ой, − говорит, − я тут укололся обо что-то. Что бы это было? – а сам пальцы другу показывает.

            И правда, на одном пальце капля крови выступила. Полез тогда туда заначку искать друг его, подполковник. И к изумлению всех присутствующих из этого кармашка орден Красного Знамени достает. Где этот орден преспокойненько с мая по ноябрь и пролежал.

            Раньше на орденах заколки типа большой английской булавки были. На ветру, от полоскания флага заколка как-то расстегнулась, и орден соскользнул по полотнищу в кармашек к знаменосцу. Он в этот кармашек никогда ничего не клал, вот ничего там и не искал.          

            Уж как начальник штаба обрадовался! У него сразу и рубец от инфаркта рассосался. Бегом к комдиву побежал докладывать. Будто это он орден нашел. И комдив обрадовался, кинулся командующему звонить. Самолично орден к знамени приколол и велел глаз с него не спускать. А после парада приказал колодку орденскую с  закруткой на гайке сделать. И больше в нашей дивизии ордена не пропадали.

 

(с) Александр Шипицын  

© Copyright: Александр Шипицын, 2012

Регистрационный номер №0101198

от 12 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0101198 выдан для произведения:


 

 

            Наша дивизия награждена орденом Красного Знамени. Этот орден, будучи прикрепленным к полотнищу боевого знамени вверху возле древка, красовался в хрустальной пирамиде под бдительной охраной лучших, то есть самых высоких матросов.

            Знамя редко покидало отведенное ему место. Сложность ритуала вынесения-занесения, а скорее лень начальника штаба заниматься все этим, приводили к тому, что даже не на всех торжественных собраниях его можно было лицезреть. Но на день Победы и день Октябрьской Революции знамя выносили всегда.    

            В том году на 9-е мая выдалась прекрасная погода. Обычно в это время парад и демонстрацию проводили в шинелях. На этот раз решили ограничиться черными мундирами. Дивизия представляла собой великолепное зрелище. Офицеры сияют всеми золочеными и посеребренными деталями парадной формы. Матросы начищены и наутюжены. Белые чехлы фуражек и белые перчатки придают парадному строю недоступную сухопутным войскам прелесть. Кортики и ботинки сверкают. Нет, честно, никогда не видел ничего красивее и торжественнее парадного строя дивизии морской авиации.      

            Парад прошел на «ура». Даже командиру дивизии понравилось, хотя ему никогда ничего не нравилось. Полковые знамена отправились в свои пыльные углы за сейфами с секретными документами, а знамя дивизии уже подносили к ее хрустальной пирамиде, готовясь сдать под охрану. И тут выясняется, что ордена на знамени-то и нет! Начальнику штаба доложили, он за сердце и готовится в обморок. Привели его в чувство, и пошел он командиру дивизии рассказывать. Тот вниз сбежал, каждую складку ощупал – нет ордена. Как и не бывало. А орден, надо бы вам знать, и по размеру и по прочим атрибутам – точная копия ордена, что на мундире носят.

            Сразу куда надо доложили. Улицу, по которой парад шел, не то, что с лупой, с микроскопом обыскали. Во все щели и трещины на бетоне заглянули. У всех детишек, что вдоль улицы бегали, все кармашки повыворачивали. Весь мусор, что за неделю навезли, по одной бумажке переложили. Оперуполномоченные особого отдела КГБ день и ночь с секретными сотрудниками беседы вели – никто и ничего.

            О неутешительных результатах командующему доложили. Что делать, спрашивают? Он плечами пожал:

            − Еще случая такого не было ни в армии, ни на флоте, чтобы орден Красного Знамени со знамени сперли. Только в вашей долбаной дивизии такое случиться могло. Не пойду я в Верховный Совет СССР срамиться, новый орден просить. Что хотите, делайте, но чтобы орден был.

            Вот секретные сотрудники, сексоты по-русски, уже друг у друга спрашивают. Мол, не видал ли чего, не слышал ли где? Нигде, никто, ничего. Начальника особого отдела за беспомощность, на пенсию отправили и пинками до самого КПП гнали. Начальник штаба дивизии, догадливее оказался, с обширнейшим инфарктом надолго слег. Потом в санаторий на два срока. И оттуда все телеграммы слал: нашли или не нашли? Не нашли.

            Командир дивизии три раза стреляться собирался и свой генеральский пистолетик ПК – облегченный пистолет Коровина − к виску подносил. Но вовремя вспоминал, что патронов ему к этому пистолету так еще и не выдали. А потребовать себе полновесный ПМ все стеснялся.

            Тут Октябрьские праздники подходят. Начальника штаба из госпиталя вытащили. Хочет-не хочет, а знамя, пусть бы и без ордена, на параде быть обязательно должно. Даже смотреть в его сторону неловко было. Это как если бы из герба Советского Союза кто звезду выковырял, или у генерала с фуражки в летной столовой шитый краб свистнули. Срам, да и только.

            Но нечего делать. Послали майора-знаменосца с капитанами-ассистентами поруганное знамя из призмы доставать. Стоят начальника штаба, ждут. Тут к знаменоносцу друг его, подполковник какой-то из дивизии, подходит.

            − Дай, − говорит, − червонец. Я деньги дома на рояле забыл, а сейчас после построения в кафе зайду, стаканчик пропущу. А деньги я тебе отдам, потом, половину, может быть.

            Не хотелось майору пьянице-подполковнику деньги давать, он  ему и говорит:

            − Вот щас в заначке посмотрю, может, завалялся там червонец.

            А сам в кармашек нагрудный, что в двубортном парадном мундире только у флотских бывает, двумя пальцами полез.

            − Ой, − говорит, − я тут укололся обо что-то. Что бы это было? – а сам пальцы другу показывает.

            И правда, на одном пальце капля крови выступила. Полез тогда туда заначку искать друг его, подполковник. И к изумлению всех присутствующих из этого кармашка орден Красного Знамени достает. Где этот орден преспокойненько с мая по ноябрь и пролежал.

            Раньше на орденах заколки типа большой английской булавки были. На ветру, от полоскания флага заколка как-то расстегнулась, и орден соскользнул по полотнищу в кармашек к знаменосцу. Он в этот кармашек никогда ничего не клал, вот ничего там и не искал.          

            Уж как начальник штаба обрадовался! У него сразу и рубец от инфаркта рассосался. Бегом к комдиву побежал докладывать. Будто это он орден нашел. И комдив обрадовался, кинулся командующему звонить. Самолично орден к знамени приколол и велел глаз с него не спускать. А после парада приказал колодку орденскую с  закруткой на гайке сделать. И больше в нашей дивизии ордена не пропадали.

 

(с) Александр Шипицын  

Рейтинг: +3 238 просмотров
Комментарии (7)
Дмитрий Криушов # 12 декабря 2012 в 18:33 +1
А вот ещё одна, вполне правдивая, байка, слушайте. Итак, как известно, опальный Жуков после войны у нас в Свердловске командовал округом. ну, и на правах командующего принимал парады, естественно. Как положено, на горячем коне. А тот, зараза такая, на скользкой брусчатке возьми и поскользнись! Прямо на параде, перед войсками и зрителями, стыдобища... Маршал победы - и с коня упал, да как! С грохотом, да звоном! Прямо орденами - да на камень!
Не знаю, сочувствовал ли кто, но что многие смеялись - это точно. Злорадствующие и восе утверждали, что алмазы из Ордена Победы-де, у Жукова повылетали, и их потом аж две недели по всей площади искали. А как их там найдешь? Брусчатка - она и есть брусчатка, а алмазики - всего лишь стекляшки.
Я лично не знаю, потерял ли тогда Маршал брильянты, или же нет, я просто видел кадры киносъемки, да в курсе, что с тех пор у нас парады принимают только на автомобиле. Вот и вся история. Успехов! 30
Александр Шипицын # 7 января 2013 в 09:03 +1
39
Алексей Матвеев # 5 сентября 2013 в 11:46 +1
Класс!!!! Вот только я не понимаю, если орден на знамени - копия, почему нельзя было вторую сделать?)
Александр Шипицын # 5 сентября 2013 в 12:29 +1
Алексей, а кто вам сказал, что на знамени копия? А это наверное я неправильно выразился. Копия в смысле ничем от носимого на груди не отличается. Спасибо за замечание. Лучше было бы сказать: Точно такой-же как ... Знамя дивизии - одно и орден один. Никакие копии недопустимы.
Алексей Матвеев # 5 сентября 2013 в 12:37 +1
Вас понял, вопросов не имею. От не помню, но сдаётся мне что на знамени нашего отряда орден был вышит.
ТАТЬЯНА СП (Кляксой) # 7 сентября 2013 в 06:59 0
спасибо Вам!!!
Александр Шипицын # 7 сентября 2013 в 07:03 0
prezent