ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Пропавший орден

Пропавший орден

12 декабря 2012 - Александр Шипицын


 

 

            Наша дивизия награждена орденом Красного Знамени. Этот орден, будучи прикрепленным к полотнищу боевого знамени вверху возле древка, красовался в хрустальной пирамиде под бдительной охраной лучших, то есть самых высоких матросов.

            Знамя редко покидало отведенное ему место. Сложность ритуала вынесения-занесения, а скорее лень начальника штаба заниматься все этим, приводили к тому, что даже не на всех торжественных собраниях его можно было лицезреть. Но на день Победы и день Октябрьской Революции знамя выносили всегда.    

            В том году на 9-е мая выдалась прекрасная погода. Обычно в это время парад и демонстрацию проводили в шинелях. На этот раз решили ограничиться черными мундирами. Дивизия представляла собой великолепное зрелище. Офицеры сияют всеми золочеными и посеребренными деталями парадной формы. Матросы начищены и наутюжены. Белые чехлы фуражек и белые перчатки придают парадному строю недоступную сухопутным войскам прелесть. Кортики и ботинки сверкают. Нет, честно, никогда не видел ничего красивее и торжественнее парадного строя дивизии морской авиации.      

            Парад прошел на «ура». Даже командиру дивизии понравилось, хотя ему никогда ничего не нравилось. Полковые знамена отправились в свои пыльные углы за сейфами с секретными документами, а знамя дивизии уже подносили к ее хрустальной пирамиде, готовясь сдать под охрану. И тут выясняется, что ордена на знамени-то и нет! Начальнику штаба доложили, он за сердце и готовится в обморок. Привели его в чувство, и пошел он командиру дивизии рассказывать. Тот вниз сбежал, каждую складку ощупал – нет ордена. Как и не бывало. А орден, надо бы вам знать, и по размеру и по прочим атрибутам – точная копия ордена, что на мундире носят.

            Сразу куда надо доложили. Улицу, по которой парад шел, не то, что с лупой, с микроскопом обыскали. Во все щели и трещины на бетоне заглянули. У всех детишек, что вдоль улицы бегали, все кармашки повыворачивали. Весь мусор, что за неделю навезли, по одной бумажке переложили. Оперуполномоченные особого отдела КГБ день и ночь с секретными сотрудниками беседы вели – никто и ничего.

            О неутешительных результатах командующему доложили. Что делать, спрашивают? Он плечами пожал:

            − Еще случая такого не было ни в армии, ни на флоте, чтобы орден Красного Знамени со знамени сперли. Только в вашей долбаной дивизии такое случиться могло. Не пойду я в Верховный Совет СССР срамиться, новый орден просить. Что хотите, делайте, но чтобы орден был.

            Вот секретные сотрудники, сексоты по-русски, уже друг у друга спрашивают. Мол, не видал ли чего, не слышал ли где? Нигде, никто, ничего. Начальника особого отдела за беспомощность, на пенсию отправили и пинками до самого КПП гнали. Начальник штаба дивизии, догадливее оказался, с обширнейшим инфарктом надолго слег. Потом в санаторий на два срока. И оттуда все телеграммы слал: нашли или не нашли? Не нашли.

            Командир дивизии три раза стреляться собирался и свой генеральский пистолетик ПК – облегченный пистолет Коровина − к виску подносил. Но вовремя вспоминал, что патронов ему к этому пистолету так еще и не выдали. А потребовать себе полновесный ПМ все стеснялся.

            Тут Октябрьские праздники подходят. Начальника штаба из госпиталя вытащили. Хочет-не хочет, а знамя, пусть бы и без ордена, на параде быть обязательно должно. Даже смотреть в его сторону неловко было. Это как если бы из герба Советского Союза кто звезду выковырял, или у генерала с фуражки в летной столовой шитый краб свистнули. Срам, да и только.

            Но нечего делать. Послали майора-знаменосца с капитанами-ассистентами поруганное знамя из призмы доставать. Стоят начальника штаба, ждут. Тут к знаменоносцу друг его, подполковник какой-то из дивизии, подходит.

            − Дай, − говорит, − червонец. Я деньги дома на рояле забыл, а сейчас после построения в кафе зайду, стаканчик пропущу. А деньги я тебе отдам, потом, половину, может быть.

            Не хотелось майору пьянице-подполковнику деньги давать, он  ему и говорит:

            − Вот щас в заначке посмотрю, может, завалялся там червонец.

            А сам в кармашек нагрудный, что в двубортном парадном мундире только у флотских бывает, двумя пальцами полез.

            − Ой, − говорит, − я тут укололся обо что-то. Что бы это было? – а сам пальцы другу показывает.

            И правда, на одном пальце капля крови выступила. Полез тогда туда заначку искать друг его, подполковник. И к изумлению всех присутствующих из этого кармашка орден Красного Знамени достает. Где этот орден преспокойненько с мая по ноябрь и пролежал.

            Раньше на орденах заколки типа большой английской булавки были. На ветру, от полоскания флага заколка как-то расстегнулась, и орден соскользнул по полотнищу в кармашек к знаменосцу. Он в этот кармашек никогда ничего не клал, вот ничего там и не искал.          

            Уж как начальник штаба обрадовался! У него сразу и рубец от инфаркта рассосался. Бегом к комдиву побежал докладывать. Будто это он орден нашел. И комдив обрадовался, кинулся командующему звонить. Самолично орден к знамени приколол и велел глаз с него не спускать. А после парада приказал колодку орденскую с  закруткой на гайке сделать. И больше в нашей дивизии ордена не пропадали.

 

(с) Александр Шипицын  

© Copyright: Александр Шипицын, 2012

Регистрационный номер №0101198

от 12 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0101198 выдан для произведения:


 

 

            Наша дивизия награждена орденом Красного Знамени. Этот орден, будучи прикрепленным к полотнищу боевого знамени вверху возле древка, красовался в хрустальной пирамиде под бдительной охраной лучших, то есть самых высоких матросов.

            Знамя редко покидало отведенное ему место. Сложность ритуала вынесения-занесения, а скорее лень начальника штаба заниматься все этим, приводили к тому, что даже не на всех торжественных собраниях его можно было лицезреть. Но на день Победы и день Октябрьской Революции знамя выносили всегда.    

            В том году на 9-е мая выдалась прекрасная погода. Обычно в это время парад и демонстрацию проводили в шинелях. На этот раз решили ограничиться черными мундирами. Дивизия представляла собой великолепное зрелище. Офицеры сияют всеми золочеными и посеребренными деталями парадной формы. Матросы начищены и наутюжены. Белые чехлы фуражек и белые перчатки придают парадному строю недоступную сухопутным войскам прелесть. Кортики и ботинки сверкают. Нет, честно, никогда не видел ничего красивее и торжественнее парадного строя дивизии морской авиации.      

            Парад прошел на «ура». Даже командиру дивизии понравилось, хотя ему никогда ничего не нравилось. Полковые знамена отправились в свои пыльные углы за сейфами с секретными документами, а знамя дивизии уже подносили к ее хрустальной пирамиде, готовясь сдать под охрану. И тут выясняется, что ордена на знамени-то и нет! Начальнику штаба доложили, он за сердце и готовится в обморок. Привели его в чувство, и пошел он командиру дивизии рассказывать. Тот вниз сбежал, каждую складку ощупал – нет ордена. Как и не бывало. А орден, надо бы вам знать, и по размеру и по прочим атрибутам – точная копия ордена, что на мундире носят.

            Сразу куда надо доложили. Улицу, по которой парад шел, не то, что с лупой, с микроскопом обыскали. Во все щели и трещины на бетоне заглянули. У всех детишек, что вдоль улицы бегали, все кармашки повыворачивали. Весь мусор, что за неделю навезли, по одной бумажке переложили. Оперуполномоченные особого отдела КГБ день и ночь с секретными сотрудниками беседы вели – никто и ничего.

            О неутешительных результатах командующему доложили. Что делать, спрашивают? Он плечами пожал:

            − Еще случая такого не было ни в армии, ни на флоте, чтобы орден Красного Знамени со знамени сперли. Только в вашей долбаной дивизии такое случиться могло. Не пойду я в Верховный Совет СССР срамиться, новый орден просить. Что хотите, делайте, но чтобы орден был.

            Вот секретные сотрудники, сексоты по-русски, уже друг у друга спрашивают. Мол, не видал ли чего, не слышал ли где? Нигде, никто, ничего. Начальника особого отдела за беспомощность, на пенсию отправили и пинками до самого КПП гнали. Начальник штаба дивизии, догадливее оказался, с обширнейшим инфарктом надолго слег. Потом в санаторий на два срока. И оттуда все телеграммы слал: нашли или не нашли? Не нашли.

            Командир дивизии три раза стреляться собирался и свой генеральский пистолетик ПК – облегченный пистолет Коровина − к виску подносил. Но вовремя вспоминал, что патронов ему к этому пистолету так еще и не выдали. А потребовать себе полновесный ПМ все стеснялся.

            Тут Октябрьские праздники подходят. Начальника штаба из госпиталя вытащили. Хочет-не хочет, а знамя, пусть бы и без ордена, на параде быть обязательно должно. Даже смотреть в его сторону неловко было. Это как если бы из герба Советского Союза кто звезду выковырял, или у генерала с фуражки в летной столовой шитый краб свистнули. Срам, да и только.

            Но нечего делать. Послали майора-знаменосца с капитанами-ассистентами поруганное знамя из призмы доставать. Стоят начальника штаба, ждут. Тут к знаменоносцу друг его, подполковник какой-то из дивизии, подходит.

            − Дай, − говорит, − червонец. Я деньги дома на рояле забыл, а сейчас после построения в кафе зайду, стаканчик пропущу. А деньги я тебе отдам, потом, половину, может быть.

            Не хотелось майору пьянице-подполковнику деньги давать, он  ему и говорит:

            − Вот щас в заначке посмотрю, может, завалялся там червонец.

            А сам в кармашек нагрудный, что в двубортном парадном мундире только у флотских бывает, двумя пальцами полез.

            − Ой, − говорит, − я тут укололся обо что-то. Что бы это было? – а сам пальцы другу показывает.

            И правда, на одном пальце капля крови выступила. Полез тогда туда заначку искать друг его, подполковник. И к изумлению всех присутствующих из этого кармашка орден Красного Знамени достает. Где этот орден преспокойненько с мая по ноябрь и пролежал.

            Раньше на орденах заколки типа большой английской булавки были. На ветру, от полоскания флага заколка как-то расстегнулась, и орден соскользнул по полотнищу в кармашек к знаменосцу. Он в этот кармашек никогда ничего не клал, вот ничего там и не искал.          

            Уж как начальник штаба обрадовался! У него сразу и рубец от инфаркта рассосался. Бегом к комдиву побежал докладывать. Будто это он орден нашел. И комдив обрадовался, кинулся командующему звонить. Самолично орден к знамени приколол и велел глаз с него не спускать. А после парада приказал колодку орденскую с  закруткой на гайке сделать. И больше в нашей дивизии ордена не пропадали.

 

(с) Александр Шипицын  

Рейтинг: +3 256 просмотров
Комментарии (7)
Дмитрий Криушов # 12 декабря 2012 в 18:33 +1
А вот ещё одна, вполне правдивая, байка, слушайте. Итак, как известно, опальный Жуков после войны у нас в Свердловске командовал округом. ну, и на правах командующего принимал парады, естественно. Как положено, на горячем коне. А тот, зараза такая, на скользкой брусчатке возьми и поскользнись! Прямо на параде, перед войсками и зрителями, стыдобища... Маршал победы - и с коня упал, да как! С грохотом, да звоном! Прямо орденами - да на камень!
Не знаю, сочувствовал ли кто, но что многие смеялись - это точно. Злорадствующие и восе утверждали, что алмазы из Ордена Победы-де, у Жукова повылетали, и их потом аж две недели по всей площади искали. А как их там найдешь? Брусчатка - она и есть брусчатка, а алмазики - всего лишь стекляшки.
Я лично не знаю, потерял ли тогда Маршал брильянты, или же нет, я просто видел кадры киносъемки, да в курсе, что с тех пор у нас парады принимают только на автомобиле. Вот и вся история. Успехов! 30
Александр Шипицын # 7 января 2013 в 09:03 +1
39
Алексей Матвеев # 5 сентября 2013 в 11:46 +1
Класс!!!! Вот только я не понимаю, если орден на знамени - копия, почему нельзя было вторую сделать?)
Александр Шипицын # 5 сентября 2013 в 12:29 +1
Алексей, а кто вам сказал, что на знамени копия? А это наверное я неправильно выразился. Копия в смысле ничем от носимого на груди не отличается. Спасибо за замечание. Лучше было бы сказать: Точно такой-же как ... Знамя дивизии - одно и орден один. Никакие копии недопустимы.
Алексей Матвеев # 5 сентября 2013 в 12:37 +1
Вас понял, вопросов не имею. От не помню, но сдаётся мне что на знамени нашего отряда орден был вышит.
ТАТЬЯНА СП (Кляксой) # 7 сентября 2013 в 06:59 0
спасибо Вам!!!
Александр Шипицын # 7 сентября 2013 в 07:03 0
prezent
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
99
98
97
96
92
90
89
83
82
80
79
79
73
73
71
70
69
66
66
66
64
64
61
58
54