Прокол

4 октября 2013 - Господин Никто
article162659.jpg
Брюс лениво шагал в сторону остановки пригородного маршрута. Иногда он останавливался и прислушивался. К тишине. Ни воробьиной суеты, ни лая бродячих собак…Может они спрятались от жары /парило, как перед грозой/ или их съели заезжие корейцы…?

Он чертыхнулся и прибавил шаг. Утоптанная тропинка кружила и виляла среди диких яблонь и акаций, но, вдруг,  выпрямлялась в старую асфальтированную дорожку, поросшую травой.
Некогда ухоженный сквер, где в лучшие времена счастливые мамаши гуляли с колясками, а бодрые пенсионеры резались в шахматы,  превратился в помойку…

 Брюс брезгливо косился на использованные презервативы и  остатки “пикников” – банки из-под пива, какие-то обёртки, мятые сигаретные пачки.
Он ускорил шаг, стремясь выбраться скорее из “зелёнки”.
С искореженной скамейки вскочил парень неопределённого возраста, видимо, “торчок”.  Он хотел спросить о чём-то, но, встретившись взглядом с Брюсом, передумал и вернулся на место.

 На выходе из сквера, около задрипанной забегаловки, пожилой кавказец колдовал у мангала,  и, заметив Брюса, радостно замахал руками:
– Э, уважаемый, не проходи мимо!
Запах шашлыка дразнил, и Брюс непроизвольно сглотнул слюну. “Вот почему собак не слышно!” Он усмехнулся и машинально полез за сигаретами, но вспомнил, что бросил месяц назад,  причём, это у него получилось легко и непринуждённо, словно и не было двадцатилетнего “стажа”.
“Не пристало офицеру Сов…Российской армии, хоть и разжалованному, питаться собачатиной!” Мысль эта, ворчливо-ехидная, ворохнулась, царапнула, как гвоздь по стеклу…

Был офицер, да весь вышел! И кто ты теперь? И где ты? А Родина где?!  Нет, она как бы на месте, но ты ей на х@р не нужен…
--------------------------------------------------------------------------------------------
А как всё начиналось! Разведшкола, спецназ ГРУ – молодой лейтенант, перспективы, энергия так и прёт!
В Афган сам напросился – романтика, мля…
А война – она и в Африке, война. Грязная работа: кровь, смерть…
Короче, нахлебался этой самой романтики до изжоги!

Сначала-то было всё круто! Разведрота,  ребята как на подбор – богатыри!
Один Федя Слон чего стоил! Слон, потому что обувь не могли долго ему подобрать. Чуть ли не пятидесятый размер! И рост под два метра. Из ДШБ, после учебки, Слон попал в "Туркестан". Говорил, что избавились, суки, от него. Типа: “дедов” замучил вконец!   Это где такое видано, чтобы “молодой” “дедов” в стойло ставил! То одному настучит по почкам, то другому – с “губы” не слазил, а там тоже ему не рады были…Короче,  дисбатом попахивало, а тут Афган “нарисовался”.

Да, сначала было интересно! Несколько удачных ночных рейдов в селения. Языков пачками брали. Особисты  допрашивать не успевали!
 Потом двое бойцов уговорили Брюса, чтобы он их отпустил ночью сбегать в ближайшее селение за “дурью”.
И с концами…
Обшарили всю “деревню” – ноль! Прихватили пяток “мирных” жителей, побеседовали /уже по-взрослому/, и те указали место: рядом, в ущелье…

На корявом узловатом дереве, на ветки нанизаны головы, как ёлочные игрушки. Языки вырваны, глаза выколоты,  уши обрезаны… Тел так и не нашли.

Брюсу, конечно, вломили по самое-не хочу! Прибыла “восьмёрка”, чтобы забрать этих душманов в штаб для общения с каким-то очень “особым” особистом. Ну и Слона сопровождающим определили, по глупости!

 Один, афганский таджик, немного лопотал по-русски. Он, то ли закумаренный был гашишом, и поэтому за базаром не следил, или фанатик…
Короче, ляпнул он такое: “Я твой мама ипаль!”
Слон молча сгрёб его за шиворот, да и выкинул неразумного за борт. Благо, пролетали как раз над этим самым ущельем! Остальные заверещали, один обоссался… Слону понравилось: ещё одного подтягивает за ногу… Ладно, пилот выскочил в салон и заорал:
– Ты чё, о@@л, земляк?!

Увезли потом Слона “два красивых охранника”…Больше о нём Брюс не слышал.
……………………………………………………………………………….
– Не думай, брат, да? Кушай шашлык, водка есть – всё есть!
 Брюс очнулся и уставился удивлённо на лживо-добродушного торгаша. Тот орудовал ножом, нарезал кроваво-красные куски мяса, хитро щурясь от дыма…
 Многих своих ребят, в виде таких же окровавленных кусков, обрубков отправил Брюс на Большую Землю… И многих “духов” превратил в такое же месиво, из кишок и крови.
Вот и вся романтика, мля!

Потом Чечня. Уже по контракту. Та же грязь, кровь… Только уже на “своей” земле!
 Там его и прозвали ребята – Брюс Ли. За увлечение каратэ и прочими восточными штучками. Он настолько привык к этому “псевдониму”,  что не сразу откликался, если его звали по имени: Виктор.
---------------------------------------------------------------------------------------------------
– Э-э-э… Зачэм думаешь, да?! Дэнэг нэт, работа нэт? Чэго только нэт, брат! – Говорливый “дух” довольно заржал.
Виктор, очнувшись, взглянул в глаза весельчаку, и тот вдруг съёжился, сник.
– Отвали, “земляк”. – Брюс сплюнул и двинулся дальше.
------------------------------------------------------------------------------------------------
В Чечне Брюс едва не получил срок. Так получилось, что он не довёл до штаба пойманного снайпера. Стрелок, в течение месяца, трепал нервы спецназу. Но ребята к нему даже привыкли, и нередко, курнув “травки”, играли с ним в прятки, показывая из-за укрытия: Fuck!
Шутки закончились, когда снайпер сделал аккуратную дырочку в голове лучшего друга Виктора, Сергея, с которым вместе глотнули лиха ещё в Афгане…

Виктор, зарывшись в “зелёнку”, пас стрелка почти неделю. И тот прокололся!
Видимо, обнаглев от безнаказанности, он помочился прямо с дерева, и Брюс подстрелил его, как тетерева.

 Стрелок оказался молодым эстонцем. Бывшим биатлонистом. Пока Брюс перевязывал его плечо, тот скалил безупречные белые зубы, и Виктору очень хотелось проверить их на крепость прикладом, но он сдерживался.

 На полпути к расположению части, “чухонец” вдруг изрёк, с характерным акцентом:
– Эй, тоффариш! А здорово я ффашего болвана снял? Как на стенде!– И захохотал…
 Блондинчик даже не успел удивиться – так и упал, с довольной улыбкой, словно сломанная кукла. Брюс свернул ему шею, и, с досадой сплюнув, поплёлся в штаб…

 Его долго мурыжили особисты. Брызгали слюной, стучали по столу. А тут и слюнявые “правозащитники” подоспели: мол, судить надо убивца,  всё такое…
 Но обошлось. Ребята вступились. Нашлись “свидетели”, что стрелок пытался бежать и напал первым.
 Брюса лишили всех регалий, разжаловали и пнули из армии.

Виктор ударился в месячный запой. Потерял счёт кабакам и сломанным челюстям. “Челюсти” никуда не заявляли,  поскольку принадлежали к определённому контингенту, проще говоря – братве.
 Он даже завоевал некий авторитет. При встрече, многие блатные фальшиво скалили фиксы,  распускали “веерА”: мол, рады, братан…
 Потом кончились деньги, и ему предложили “поработать” по специальности.

Первый заказ он выполнил легко, без эмоций. Тем более, это были разборки тех же “брател”. Они валили друг друга весело и с размахом. Офицер российской армии стал наёмным убийцей, киллером. А что, нормальная профессия! В свете “демократических преобразований”…
 Затем на него вышли люди более серьёзные. Бывших заказчиков отсекли, подвинули. Кто сам понял, а кому-то “объяснили”.
Работал, как положено, через “диспетчера”, и проколов пока не было.

Вот и сейчас, дело простое. Найти нужный дом, войти и убрать товарища, который тем товарищам совсем не товарищ.
 Схема отработана: контрольный выстрел, ствол сбросить. Единственная помеха, Брюс поморщился, – охранник. Его придётся тоже “зачищать”. Виктор уклонялся, предлагал варианты. Но диспетчер сказал: нет! В другом месте клиента не достать, а убрать его нужно сегодня.  Тем более, двойной тариф…

 А вот и особнячок. Неплохой домишко. Брюс полюбовался немного и нажал кнопку домофона. Собачек, по сведениям, в доме не держали.
 Виктор прикинулся пьяным и промычал в микрофон что-то бессвязное. Голос, видимо принадлежащий охраннику, предложил ему убраться к такой-то матери. Но Виктор продолжал артистично бубнить,  пока, наконец разъяренный цербер не открыл калитку...

 Брюс втащил тело охранника на территорию замка и, хищной тенью, метнулся к парадному.
Сквозь стеклянные двери он заметил вышедшего в холл солидного мужчину. Тот, раздражённо-властным тоном, крикнул:
– Гена! Какого чёрта? Меня нет!
Но Гена уже не мог ответить. Вместо него в холл мягко вошёл Брюс и сказал:
– Извините.
Мужчина, нахмурив брови, открыл рот, но два негромких выстрела опрокинули его на шикарный мраморный пол.
Вокруг него очень быстро растеклась кровавая лужица. Левая нога у трупа подёргивалась – казалось, он хочет вскочить и убежать…

Необходимо сделать “контрольку”, но Брюсу не хотелось ступать в кровь. Он нехотя шагнул к телу, как вдруг справа распахнулась дверь, и, с весёлым смехом, вбежала девчушка, лет семи.

Виктор дёрнулся и,  чудом, успел погасить рефлекс. Палец на курке словно одеревенел.
 Девочка поскользнулась в крови и упала. Пытаясь встать, она вся вымазалась: платье, руки, лицо… Не осознавая происходящего, она, смеясь, схватила руку трупа.
– Папа, папа! Пойдём, я что-то тебе покажу!

 Виктор, оцепенело, наблюдал эту дикую картину, не в силах двинуться с места.
 С мелодичным звоном на ступень скатилась гильза. Он очнулся, и, толкнув дверь, выскочил наружу.  У калитки он споткнулся о Гену и немного пришёл в себя.

 Он бежал прочь от особняка, не замечая, что кричит:
– Всё, хватит…Всё, всё, всё…
Какая-то парочка шарахнулась от него, словно от прокажённого…
---------------------------------------------------------------------------------------------------
Он присел на скамейку. Голова гудела.
“Подставили, суки! О ребёнке информации не было…”

Брюс поднял голову и долго смотрел на звёздное небо. Потом рывком выдернул “беретту” и вставил глушитель в рот.
Со стороны, в вечернем полумраке, могло показаться, что алкаш пьёт из горлышка…
Он прикрыл глаза и положил палец на спусковой крючок. 


/12.07.2007г/
 

© Copyright: Господин Никто, 2013

Регистрационный номер №0162659

от 4 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0162659 выдан для произведения:

Брюс лениво вышагивал в сторону остановки пригородного маршрута. Иногда он останавливался и прислушивался. К тишине. Ни воробьиной суеты, ни лая бродячих собак…Может они спрятались от жары /парило, как перед грозой/ или их съели заезжие корейцы…?

Он чертыхнулся и прибавил шаг. Утоптанная тропинка кружила и виляла среди диких яблонь и акаций,
то вдруг выпрямлялась в старую асфальтированную дорожку, поросшую травой.
Некогда ухоженный сквер, где в лучшие времена счастливые мамаши гуляли с колясками, а бодрые пенсионеры резались в шахматы, превратился в помойку…

Брюс брезгливо косился на использованные презервативы и вонючие остатки "пикников” – банки из-под пива, какие-то обёртки, мятые сигаретные пачки…
Он ускорил шаг, стремясь выбраться скорее из "зелёнки”.

С искореженной скамейки вскочил парень неопределённого возраста – видимо, "торчок”. Он хотел спросить о чём-то, но встретившись взглядом с Брюсом, передумал и вернулся на место.

На выходе из сквера, около задрипанной забегаловки, пожилой кавказец колдовал у мангала, и, заметив Брюса, радостно замахал руками:
– Э, уважаемый, не проходи мимо!
Запах шашлыка дразнил, и Брюс непроизвольно сглотнул слюну.
"Вот почему собак не слышно!” Он усмехнулся и машинально полез за сигаретами, но вспомнил, что бросил месяц назад, причём, это у него получилось легко и непринуждённо, словно и не было двадцатилетнего "стажа”.

"Не пристало офицеру Сов…Российской армии, хоть и разжалованному,питаться собачатиной!”
Мысль эта, ворчливо-ехидная, ворохнулась, царапнула, как гвоздь по стеклу…

Да, был офицер, да весь вышел! И кто ты теперь? И где ты? А Родина где?!
Нет, она как бы на месте, но ты ей на хер не нужен…
--------------------------------------------------------------------------------------------
А как всё начиналось! Разведшкола, спецназ ГРУ – молодой лейтенант, перспективы, энергия так и прёт!
В Афган сам напросился – романтика, мля…
А война – она и в Африке, война. Грязная работа: кровь, смерть…
Короче, нахлебался этой самой романтики до изжоги!
Сначала-то было всё круто! Разведрота, ребята как на подбор – богатыри!
Один Федя Слон чего стоил! Слон, потому что обувь не могли долго ему подобрать. Чуть ли не пятидесятый размер! И рост под два метра.
Из ДШБ, после учебки, Слон попал в Чуркестан. Говорил, что избавились, суки, от него, типа: "дедов” замучил вконец! Это где такое видано, чтобы "молодой” "дедов” в стойло ставил! То одному настучит по почкам, то другому – с "губы” не вылазил, а там тоже ему не рады были…Короче, дисбатом попахивало, а тут Афган "нарисовался”.

Да, сначала было интересно! Несколько удачных ночных рейдов в селения.
Языков пачками брали. Особисты допрашивать не успевали!

Потом двое бойцов уговорили Брюса, чтобы он их отпустил ночью, сбегать в ближайшее селение за "дурью”.
И с концами…
Обшарили всю "деревню” – ноль! Прихватили пяток "мирных” жителей, побеседовали /уже по-взрослому/,
и те указали место: рядом, в ущелье…
На корявом узловатом дереве, на ветки нанизаны головы, как ёлочные игрушки! Языки вырваны, глаза выколоты, уши обрезаны…
Тел так и не нашли.

Брюсу, конечно, вломили по самое-не хочу! Прибыла "восьмёрка”, чтобы забрать этих душманов в штаб.
Для общения с каким-то очень "особым” особистом. Ну и Слона сопровождающим определили, по глупости!

Один, афганский таджик, немного лопотал по-русски. Он, то ли закумаренный был гашишом, и поэтому, за базаром не следил, или фанатик…
Короче, ляпнул он такое: "Я твой мама ибаль!”

Слон, молча, сгрёб его за шиворот, да и выкинул неразумного за борт. Благо, пролетали как раз над этим самым ущельем!
Остальные заверещали, один обоссался…Слону понравилось: ещё одного подтягивает за ногу, ладно пилот выскочил в салон и заорал:
– Ты чё, о@ел, земляк?!

Увезли потом Слона "два красивых охранника”…Больше о нём Брюс не слышал.
……………………………………………………………………………….
– Не думай, брат, да? Кушай шашлык, водка есть – всё есть!
Брюс очнулся и уставился удивлённо на лживо-добродушного торгаша.
Тот орудовал ножом, нарезал кроваво-красные куски мяса, хитро щурясь от дыма…

Многих своих ребят, в виде таких же окровавленных кусков, обрубков отправил Брюс на Большую Землю…
И многих "духов” превратил в такое же месиво, из кишок и крови.
Вот и вся романтика, мля!
Потом Чечня. Уже по контракту. Та же грязь, кровь… Только уже на "своей” земле!

Там его и прозвали ребята – Брюс Ли. За увлечение каратэ и прочими восточными штучками. Он настолько привык к этому "псевдониму”, что не сразу откликался, если его звали по имени: Виктор.
---------------------------------------------------------------------------------------------------
– Э-э-э…Зачэм думаешь, да?! Дэнэг нэт, работа нэт? Чэго только нэт, брат! – Говорливый "дух” довольно заржал.
Виктор, очнувшись, взглянул в глаза весельчаку, и тот, вдруг съёжился, сник.
– Отвали, "земляк”. – Брюс сплюнул и двинулся дальше.
------------------------------------------------------------------------------------------------
В Чечне Брюс едва не получил срок. Так получилось, что он не довёл до штаба пойманного снайпера.
Стрелок, в течение месяца, трепал нервы спецназу. Но ребята к нему даже привыкли, и нередко, курнув "травки”, играли с ним в прятки, показывая из-за укрытия Fuck!
Шутки закончились, когда снайпер сделал аккуратную дырочку в голове лучшего друга Виктора, Сергея, с которым вместе глотнули лиха ещё в Афгане…

Виктор, зарывшись в "зелёнку”, пас стрелка почти неделю. И тот прокололся!
Видимо, обнаглев от безнаказанности, он помочился прямо с дерева.
Брюс подстрелил его, как глухаря.
Стрелок оказался молодым эстонцем. Пока Брюс перевязывал его плечо, он скалил безупречные белые зубы,
и Виктору очень хотелось проверить их крепость прикладом, но он сдерживался.
На полпути к расположению части, чухонец вдруг изрёк, с характерным акцентом:
– Эй, тоффариш! А здорово я ффашего болвана снял? Как на стенде! – И захохотал…

Блондинчик даже не успел удивиться – так и упал, с довольной улыбкой, как сломанная кукла. Брюс свернул ему шею, и, с досадой пнув труп, поплёлся в штаб…

Его долго мурыжили особисты. Брызгали слюной, стучали по столу. А тут и слюнявые "правозащитники” подоспели: мол, судить надо убивца, всё такое…
Но обошлось. Ребята вступились. Нашлись "свидетели”, что стрелок пытался бежать и напал первым.

Брюса лишили всех регалий, разжаловали и пнули из армии.
Виктор ударился в месячный запой. Потерял счёт кабакам и сломанным челюстям. "Челюсти” никуда не заявляли, поскольку принадлежали к определённому контингенту, проще говоря – братве.
Он даже завоевал некий авторитет. При встрече, многие блатные фальшиво скалили фиксы, распускали "веерА”, мол, рады, братан…

Потом кончились деньги, и ему предложили "поработать” по специальности.
Первый заказ он выполнил легко, без эмоций. Тем более, это были разборки тех же "брател”. Они валили друг друга весело и с размахом.

Офицер российской армии стал наёмным убийцей, киллером. А что, нормальная профессия! В свете "демократических преобразований”…

Затем на него вышли люди более серьёзные. Бывших заказчиков отсекли, подвинули. Кто сам понял, а кому-то "объяснили”.
Работал, как положено, через "диспетчера”, и проколов пока не было.

Вот и сейчас, дело простое. Найти нужный дом, войти и убрать товарища, который тем товарищам совсем не товарищ…

Схема отработана: контрольный выстрел, ствол сбросить. Единственная помеха, Брюс поморщился, – охранник. Его придётся тоже "зачищать”
Виктор уклонялся, предлагал варианты. Но диспетчер сказал: нет! В другом месте клиента не достать, а убрать его нужно сегодня. Тем более, двойной тариф…

А вот и особнячок . Неплохой домишко. Брюс полюбовался немного и нажал кнопку домофона. Собачек, по сведениям, в доме не держали.
Виктор прикинулся пьяным и промычал в микрофон что-то бессвязное.
Голос, видимо принадлежащий охраннику, предложил ему убраться к такой-то матери. Но Виктор продолжал артистично бубнить, пока наконец разъяренный цербер не открыл калитку.

Брюс втащил тело охранника на территорию замка и, хищной тенью, метнулся к парадному. Сквозь стеклянные двери он заметил вышедшего в холл солидного мужчину. Тот, раздражённо-властным тоном, крикнул:
– Гена! Какого чёрта? Меня нет!
Но Гена уже не мог ответить. Вместо него в холл мягко вошёл Брюс и сказал:
– Извините.
Мужчина, нахмурив брови, открыл рот, но два негромких выстрела опрокинули его на шикарный мраморный пол. Вокруг него, очень быстро, растеклась кровавая лужица. Левая нога у трупа подёргивалась – казалось, он хочет вскочить и убежать…
Необходимо сделать "контрольку”, но Брюсу не хотелось ступать в кровь.
Он нехотя шагнул к телу, как вдруг справа распахнулась дверь, и, с весёлым смехом, вбежала девчушка, лет семи.
Виктор дёрнулся и, каким-то чудом, успел погасить рефлекс. Палец на курке словно одеревенел.

Девочка поскользнулась в крови и упала. Пытаясь встать, она вся вымазалась: платье, руки, лицо…
Не осознавая происходящего, она, смеясь, схватила руку трупа.
– Папа, папа! Пойдём, я что-то тебе покажу!

Виктор, как парализованный, наблюдал эту дикую картину, не в силах двинуться с места.
С мелодичным звоном на ступень скатилась гильза. Брюс очнулся, и, толкнув дверь, выскочил наружу. У калитки он споткнулся о Гену и немного пришёл в себя.

Он бежал прочь от особняка, повторяя, как в бреду:
– Всё, хватит…Всё, всё, всё…
Какая-то парочка шарахнулась от него, словно от прокажённого…

Он присел на скамейку. Голова гудела.
"Подставили, суки! О ребёнке информации не было…”
Брюс поднял голову и долго смотрел на звёздное небо. Потом рывком выдернул "беретту” и вставил глушитель в рот.
Со стороны, в вечернем полумраке, могло показаться, что алкаш пьёт из горлышка…
Он прикрыл глаза и потянул спусковой крючок.

/12.07.2007г/

Рейтинг: +1 239 просмотров
Комментарии (2)
Александр Киселев # 4 октября 2013 в 21:28 +1
Очень сильно. И сюжет, и язык, и мораль.
Господин Никто # 5 октября 2013 в 03:58 0
Благодарю, Александр! 39
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
122
94
85
76
73
66
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
59
58
57
57
56
54
54
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
54
53
53
53
52
47
46
44
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
41
40