Прибор

16 апреля 2014 - Вадим Ионов

"Всё можно наладить,
если вертеть в руках достаточно долго".
Закон Вышковского



Павлик, - он у нас хитренький!
«Пашет» он на благо своё и отчизны физиком-теоретиком, истирая в пыль кнопочки калькуляторов и грифели простецких карандашей. 


Думать ему, по роду его занятий, приходится довольно часто, иногда даже в совершенно не подходящих для этого местах, что вызывает у людей, его не знающих недоумение, а у знающих иронию. 


Вот сейчас я так и вижу его сидящим в тёмном уголке, в кресле, на дне рождении нашего общего друга. В правой руке у него бокал с чудесным «Апсны», в левой огрызок сигары. Рядом же, на столе самая большая пепельница, которая есть в доме, потому как, задумавшись, он ведёт себя как блаженный аграрий, удобряя золой окружающие его земли.


В такие минуты мне иногда кажется, что голова его начинает парИть (то ли это коловращение табачного дыма, то ли ….) и почему-то всегда хочется ему предложить  похлопотать, в своём засекречено - пересекреченном институте о портативном черепно-мозговом охладителе. 


Что он там наковырял из матушки-природы я, конечно, не знаю, потому как «партизана» из него сделали ещё в «те времена». Но то, что он что-то там наковырял – это уж точно, потому как звания и премии, за здорово живешь, никто не даёт.


Живёт он тихо и скромно с дочерью и женой. Любит ли он свою жену?! Я уверен, что любит, но делает он это по-своему, руководствуясь законами квантовой механики, считая, что дорогой его сердцу энергетический сгусток может находиться в разных местах одновременно.

 

Это избавляет его от ревности, и от прочих бытовых заноз нашей жизни.  Если же кто-то, проявив силу-волю, дочитает до этого места и решит, что Павлик некое аморфно-идиллическое существо, то спешу его заверить в том, что он глубоко заблуждается. В гневе Пашка страшен, как высокочастотные токи великого Теслы. (Об этом, кстати, хорошо знает его очаровательная супруга, и дочь, которую он называет: «Мой базончик!»)

*** 
Я сидел у Пашки и пил кофе, рассматривая его новый странный «прибор»,  над которым он работал последние полгода. «Прибор» был слеплен из картона и папье-маше, и вид имел совершенно непрезентабельный.

 

В середине склеенной коробки находилась дыра, небрежно вырезанная ножницами, сверху торчали какие-то вязальные спицы и швейные иголки.
Павлик вошёл в комнату, когда я заглядывал внутрь неказистого ящика, трогая пальцем шарики маятника Ньютона, что были помещены внутри.


- Ну, как тебе? – спросил он улыбаясь.
- Более никчёмной вещи я ещё не видел.
- Это и понятно, потому как  здесь не хватает двух необходимых деталей, - фонарика за задней стенкой и сигарного дыма внутри.
- Ах, вот оно что?! Ну, тогда конечно…., съёрничал я, -  Теперь мне всё ясно! И как же работает это замечательный арт-объект?


Пашка хмыкнул и ответил, 
- И вовсе не стоит обзывать совершенно практическую вещь неким декоративным прибамбасом. Это ИКМ. Индивидуальный концентратор мысли.


Я с понимающим видом покивал головой, пытаясь понять, издевается он надо мной или же говорит серьёзно. Павлик же сел напротив и продолжил,
-  Видишь ли, по большому счёту никто не знает, как работают наши мозги. Что там в них перемыкается в моменты «сверхпроводимости» или захвата пролетающих мимо откровений. Кто-то для этого греет в тазике ноги, кто-то насыщается горькой или же имеет потребность перманентной влюблённости…. Я же сажусь перед ИКМ, включаю сзади фонарик и, качнув маятник, наполняю его объём дымом. И ты можешь мне верить или не верить, но работает система безотказно, а в тёмное время суток почти что и стопроцентно.


Уже вечером, дома, я лежал на диване и, глядя в потолок думал о Павлике. Вывод из моих дум напрашивался сам собой, – Павлуха совсем двинулся от своей физики, и для меня будет совсем не удивительно, если его вскорости ждёт принудительная командировка в Белые столбы.

*** 

Лёха шагнул через порог моего дома, снял куртку и, потирая озябшие ладони, пошёл в комнату. Я же пристраивая на вешалку его пуховик, вдруг услышал его удивлённо-саркастическое: «О-о-о!!!»


Я поспешил в комнату и увидел как он, трясясь от беззвучного хихиканья, разглядывает созданную мной конструкцию.
Лёха же гыгыкая, утирая глаза, посмотрел на меня и спросил: «Концентратор мыслей?!» 


Я же, скажу Вам честно, даже немного обиделся. Во-первых, потому, что мой прибор был конусообразным и работал на механическом метрономе, свечке и трубочном дыме, и сделан был из чудесной фанеры. 


А во-вторых, мне стало как-то неловко за невежество моего друга. Да и в самом деле! Как?! Как можно спутать какой-то там кустарный, полу-шаманский «концентратор», с безукоризненно выполненным «Биполярным генератором сюжетов»….

 

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0209267

от 16 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0209267 выдан для произведения:

"Всё можно наладить,
если вертеть в руках достаточно долго".
Закон Вышковского



Павлик, - он у нас хитренький!
«Пашет» он на благо своё и отчизны физиком-теоретиком, истирая в пыль кнопочки калькуляторов и грифели простецких карандашей. 


Думать ему, по роду его занятий, приходится довольно часто, иногда даже в совершенно не подходящих для этого местах, что вызывает у людей, его не знающих недоумение, а у знающих иронию. 


Вот сейчас я так и вижу его сидящим в тёмном уголке, в кресле, на дне рождении нашего общего друга. В правой руке у него бокал с чудесным «Апсны», в левой огрызок сигары. Рядом же, на столе самая большая пепельница, которая есть в доме, потому как, задумавшись, он ведёт себя как блаженный аграрий, удобряя золой окружающие его земли.


В такие минуты мне иногда кажется, что голова его начинает парИть (то ли это коловращение табачного дыма, то ли ….) и почему-то всегда хочется ему предложить  похлопотать, в своём засекречено - пересекреченном институте о портативном черепно-мозговом охладителе. 


Что он там наковырял из матушки-природы я, конечно, не знаю, потому как «партизана» из него сделали ещё в «те времена». Но то, что он что-то там наковырял – это уж точно, потому как звания и премии, за здорово живешь, никто не даёт.


Живёт он тихо и скромно с дочерью и женой. Любит ли он свою жену?! Я уверен, что любит, но делает он это по-своему, руководствуясь законами квантовой механики, считая, что дорогой его сердцу энергетический сгусток может находиться в разных местах одновременно.

 

Это избавляет его от ревности, и от прочих бытовых заноз нашей жизни.  Если же кто-то, проявив силу-волю, дочитает до этого места и решит, что Павлик некое аморфно-идиллическое существо, то спешу его заверить в том, что он глубоко заблуждается. В гневе Пашка страшен, как высокочастотные токи великого Теслы. (Об этом, кстати, хорошо знает его очаровательная супруга, и дочь, которую он называет: «Мой базончик!»)

*** 
Я сидел у Пашки и пил кофе, рассматривая его новый странный «прибор»,  над которым он работал последние полгода. «Прибор» был слеплен из картона и папье-маше, и вид имел совершенно непрезентабельный.

 

В середине склеенной коробки находилась дыра, небрежно вырезанная ножницами, сверху торчали какие-то вязальные спицы и швейные иголки.
Павлик вошёл в комнату, когда я заглядывал внутрь неказистого ящика, трогая пальцем шарики маятника Ньютона, что были помещены внутри.


- Ну, как тебе? – спросил он улыбаясь.
- Более никчёмной вещи я ещё не видел.
- Это и понятно, потому как  здесь не хватает двух необходимых деталей, - фонарика за задней стенкой и сигарного дыма внутри.
- Ах, вот оно что?! Ну, тогда конечно…., съёрничал я, -  Теперь мне всё ясно! И как же работает это замечательный арт-объект?


Пашка хмыкнул и ответил, 
- И вовсе не стоит обзывать совершенно практическую вещь неким декоративным прибамбасом. Это ИКМ. Индивидуальный концентратор мысли.


Я с понимающим видом покивал головой, пытаясь понять, издевается он надо мной или же говорит серьёзно. Павлик же сел напротив и продолжил,
-  Видишь ли, по большому счёту никто не знает, как работают наши мозги. Что там в них перемыкается в моменты «сверхпроводимости» или захвата пролетающих мимо откровений. Кто-то для этого греет в тазике ноги, кто-то насыщается горькой или же имеет потребность перманентной влюблённости…. Я же сажусь перед ИКМ, включаю сзади фонарик и, качнув маятник, наполняю его объём дымом. И ты можешь мне верить или не верить, но работает система безотказно, а в тёмное время суток почти что и стопроцентно.


Уже вечером, дома, я лежал на диване и, глядя в потолок думал о Павлике. Вывод из моих дум напрашивался сам собой, – Павлуха совсем двинулся от своей физики, и для меня будет совсем не удивительно, если его вскорости ждёт принудительная командировка в Белые столбы.

*** 

Лёха шагнул через порог моего дома, снял куртку и, потирая озябшие ладони, пошёл в комнату. Я же пристраивая на вешалку его пуховик, вдруг услышал его удивлённо-саркастическое: «О-о-о!!!»


Я поспешил в комнату и увидел как он, трясясь от беззвучного хихиканья, разглядывает созданную мной конструкцию.
Лёха же гыгыкая, утирая глаза, посмотрел на меня и спросил: «Концентратор мыслей?!» 


Я же, скажу Вам честно, даже немного обиделся. Во-первых, потому, что мой прибор был конусообразным и работал на механическом метрономе, свечке и трубочном дыме, и сделан был из чудесной фанеры. 


А во-вторых, мне стало как-то неловко за невежество моего друга. Да и в самом деле! Как?! Как можно спутать какой-то там кустарный, полу-шаманский «концентратор», с безукоризненно выполненным «Биполярным генератором сюжетов»….

 

 

Рейтинг: 0 136 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!