Попутчик

8 января 2014 - Владимир Невский
article179827.jpg

 «Что в жизни каждого человека играет важную, а порой и судьбоносную роль. Конечно же – случайность. Стечение обстоятельств, коллекция факторов, объективные и субъективные причины порождают случай. Его Величество Случай».

 Так начала свой первый рассказ Олеся. На поэтической стезе уже были достигнуты кое-какие вершины. И вот теперь она пробовала себя в прозе. Написав вступление молодая, 25 летняя девушка задумалась, глядя на мерцающий монитор компьютера. В голове крутились и сюжет, и фабула, и диалоги главных героев, но вот только не спешили выстраиваться в обдуманную линию, приобрести ясность и колоритность. И когда вроде бы она мысленно нащупала суть, как раздался дверной звонок. Чертыхнувшись про себя, Олеся встала из-за стола. Гадая, кто же это мог быть, она вышла в прихожую. Родители уехали отдыхать на юг, подруги обычно заранее договариваются о визите, ибо знали, как Олеся бывает занята. Либо работой, либо в творческом поиске. Поэтому: или случилось что-то неординарное, или соседка за какой-нибудь глупостью: щепоткой соли, коробкой спичек и прочее, прочее. Олеся так сильно была разозлена этим приходом незваного гостя, что, как-то не особо задумываясь, сразу же распахнула дверь. Мгновение спустя она поругала себя за эту безрассудность. На пороге её квартиры стоял незнакомый парень. В руках он держал букет белоснежных роз, которые истощали умопомрачительный свежий аромат.

– Здравствуйте.

– Здрасти, –  растеряно ответила Олеся, переводя взгляд с букета на его хозяина. Это был довольно симпатичный, 30-летний мужчина с карими, тёплыми глазами, окаймлёнными пушистыми ресницами, которым позавидовала бы любая девчонка.

– Олеся? – голос был таким же тёплым и мягким.

– Да.

– Это вам, – он протянул ей букет.

– Спасибо. – Олеся приняла букет, и аромат окружил её, опьянил. На некоторое время она даже потеряла чувство реальности.

– А вы собственно кто? – наконец-то она вернулась в действительность.

– Я? – Он, кажется, даже удивился. – А вы не помните меня?

Теперь пришла очередь удивляться Олесе. Она никогда не жаловалась на зрительную память. Но теперь была в явном замешательстве. Парня она не помнила. Это отразилось на её лице, что заставило смутиться и парня, вгоняя в лёгкое замешательство. Он затеребил кончик уха.

– Это было два года назад. Я возможно сильно изменился. Вот бороду сбрил.

– А где это было? – поинтересовалась Олеся.

– В автобусе.

– В автобусе?

– Да. Из города «А» в город «В»

Олеся нахмурила брови, напрягая память, и кое-какие отдельные ведения пронеслись у неё в голове. Что-то обрывочное, расплывчатое. Парень решил помочь ей:

– Мы тогда с другом возвращались из отпуска. Билетов нам не досталось и мы всю дорогу простояли в проходе. Стихи ещё читали.

Память наконец-то разблокировалась и выдала ясную и яркую картину.

– Так это были вы? – Улыбка коснулась её полных губ, преобразовывая личико в само очарование. – Вы тогда читали сказку Филатова, «Про Федота – стрельца».

– Да, – парень обрадовался, что его наконец-то вспомнили

– Здорово! Это было здорово. Вы так хорошо читали её наизусть, да выразительно, да разными голосами. Весь автобус был в лёгком нокауте,  аплодировал.

– Это точно, – смутился парень

Где-то, этажом выше, хлопнула дверь, и Олеся только сейчас заметила, что они так и стоят по разные стороны распахнутой двери.

-Ой, простите. Заходите, пожалуйста, - она без капли раздумья пригласила незнакомца в квартиру. Он с первого взгляда не внушал ни капельки страха. Наоборот, порядочность и честность свободно читались на его симпатичном лице.

– Проходите сюда, – они прошли в гостиную, – Присаживайтесь.

Олеся достала вазу, сходила за водой и пристроила шикарный букет.

– Вы тогда были с бородой. Мне казалось: вот два сибиряка едут в отпуск на юг.

– Совсем наоборот, – усмехнулся парень. – Мы с другом возвращались из отпуска. Провели целый месяц в походах, вдали от цивилизации. Дали себе глупый обет: не бриться. Смешными выглядели тогда.

Парень стеснялся, смущался и даже слегка краснел.

– Вы были тогда очень смелыми и раскрепощенными, – заметила Олеся.

– Выпили малость, – оправдался парень. – Казалось, что весь мир лежит у наших ног

– Так оно и было, – согласилась Олеся. – По крайней мере, после вашего триумфа на вас многие смотрели с восторженными и влюблёнными глазами.

– А вы?

– Я? – Олеся смутилась, но быстро взяла себя в руки. – А что я?

Парень опять растерялся. Со стороны это выглядело так, словно Олеся затеяла игру в незнайку и просто водит парня за нос. А он теряется и не знает как дальше вести себя.

– Вот, – он открыл небольшой дипломат и, порывшись в нем, достал сильно потёртую газету годичной давности. Развернул её и протянул Олеси. Она взяла и тут же, конечно, узнала. В этом номере «Молодёжки» был напечатан её блок стихов.

– И что? – она в недоумении посмотрела на парня.

– Это же ваши стихи?

– Да, мои. И что? – вновь она задала вопрос, от которого парня одновременно бросило и в холод и в жар. На лбу выступили бисерки пота.

– Я думал, что один из этих стихов посвящен мне, – осторожно сказал он.

– Тебе? – изумилась Олеся настолько, что перешла на «ты». – Какое стихотворение?

– Акростих, – прошептал парень и тут же стал оправдываться, – Извините, я просто. Не знаю, почему так решил.

– Акростих? – Олеся не слушала вялое бормотание гостя,  она стала просматривать газету.

– Какой ещё акростих? Где?

Она посмотрела на него таким взглядом, каким  следователи смотрят на подозреваемого. «Быстро говори, не юли и не тяни» - читалось в нём.

– Акростих – это такое стихотворение, где заглавные буквы каждой строчки составляют слово. Он третий в блоке, – пояснил парень.

–  Да знаю я, что это такое. –  Ответила Олеся и прочитала вслух:

Плакал дождь за окном,

Осень рощи обнажала.

Плыла тучка с ветерком,

Улыбку солнышка скрывая.

Ты комплементы говорил,

Чистые, как недотрога,

И читал, читал стихи

Коверкая «эр» немного.

ПОПУТЧИК. Попутчик? – изумление было искренним, не поддельным. – Надо же, как это у меня сложилось.  Недуманно – негаданно. Чудеса какие-то.

Она взглянула на гостя. Глаза её излучали тепло и нежность.

– Почему вы решили, что стихотворение посвящается вам? В тот день вы всех осыпали комплементами

Он молчал, опустив голову, и в волнение затеребил кончик уха.

– Просто мне показалось, что я вам понравился. Глупо всё вышло. Извините, – он посмотрел на неё, – И я немного коверкаю «эр»

Это было так по наивному красиво, что Олеся грустно улыбнулась. Не каждый день случается столь романтичное приключение, от которого повышается настроение и становится легко на душе.

– Как же вы нашли меня?

– Я сразу стал искать. И это было нелегко. Ни адреса, ни имени. Просто я катался по городу, ходил на дискотеки, в кино. А это уже большой подвиг с моей стороны. У меня фобия перед скоплением народа. А потом я прочитал эти стихи. Мне сразу подумалось, что это вы. Я ведь до этого ни кому вот так открыто не говорил комплементы. Да и вы мне понравились очень. Наверное, мне просто хотелось, что бы это оказались вы. Поехал в редакцию, но безуспешно. Никто не хотел давать вашего адреса. Не имели права. Пришлось приложить максимум усилий и вот.

Целый год прикладывали усилия?

– Пришлось подружиться с одним журналистом. А он заядлый рыбак, и мне пришлось полюбить рыболовство. Пока вошел в его доверие, пока то, да сё. Боялся сразу попросить ваш адрес, настоящее имя. Что б ни заподозрили в корысти.

Он замолчал. Молчала и Олеся. Задумалась. Удивительно, что такое происходит в реальной жизни, да в настоящее время. Как же всё-таки приятно, когда ради тебя мужчины идут на такое. Это, конечно, ни подвиг. Ни стихотворение, ни хит эстрады. Но это упорство, эта целеустремлённость стоят не меньше. И ради чего? Что бы вновь увидеть её. Человек, готовый принести в жертву два года своей жизни ради короткого мгновения встречи, стоит, по крайней мере, уважения.

– Мне пора, – парень поднялся. – Извините меня ещё раз.

– Куда же вы? – спросила Олеся, удивляясь в этот миг сама себе. – Может, всё-таки попьём чайку. Познакомимся, в конце концов.

Их взгляды пересеклись. И как много они успели рассказать друг другу за столь короткий миг.

Олеся в тот вечер так и не села за работу. Но разве это потеря, если впереди замерли в ожидании многие года счастья?

© Copyright: Владимир Невский, 2014

Регистрационный номер №0179827

от 8 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0179827 выдан для произведения:

 «Что в жизни каждого человека играет важную, а порой и судьбоносную роль. Конечно же – случайность. Стечение обстоятельств, коллекция факторов, объективные и субъективные причины порождают случай. Его Величество Случай».

 Так начала свой первый рассказ Олеся. На поэтической стезе уже были достигнуты кое-какие вершины. И вот теперь она пробовала себя в прозе. Написав вступление молодая, 25 летняя девушка задумалась, глядя на мерцающий монитор компьютера. В голове крутились и сюжет, и фабула, и диалоги главных героев, но вот только не спешили выстраиваться в обдуманную линию, приобрести ясность и колоритность. И когда вроде бы она мысленно нащупала суть, как раздался дверной звонок. Чертыхнувшись про себя, Олеся встала из-за стола. Гадая, кто же это мог быть, она вышла в прихожую. Родители уехали отдыхать на юг, подруги обычно заранее договариваются о визите, ибо знали, как Олеся бывает занята. Либо работой, либо в творческом поиске. Поэтому: или случилось что-то неординарное, или соседка за какой-нибудь глупостью: щепоткой соли, коробкой спичек и прочее, прочее. Олеся так сильно была разозлена этим приходом незваного гостя, что, как-то не особо задумываясь, сразу же распахнула дверь. Мгновение спустя она поругала себя за эту безрассудность. На пороге её квартиры стоял незнакомый парень. В руках он держал букет белоснежных роз, которые истощали умопомрачительный свежий аромат.

– Здравствуйте.

– Здрасти, –  растеряно ответила Олеся, переводя взгляд с букета на его хозяина. Это был довольно симпатичный, 30-летний мужчина с карими, тёплыми глазами, окаймлёнными пушистыми ресницами, которым позавидовала бы любая девчонка.

– Олеся? – голос был таким же тёплым и мягким.

– Да.

– Это вам, – он протянул ей букет.

– Спасибо. – Олеся приняла букет, и аромат окружил её, опьянил. На некоторое время она даже потеряла чувство реальности.

– А вы собственно кто? – наконец-то она вернулась в действительность.

– Я? – Он, кажется, даже удивился. – А вы не помните меня?

Теперь пришла очередь удивляться Олесе. Она никогда не жаловалась на зрительную память. Но теперь была в явном замешательстве. Парня она не помнила. Это отразилось на её лице, что заставило смутиться и парня, вгоняя в лёгкое замешательство. Он затеребил кончик уха.

– Это было два года назад. Я возможно сильно изменился. Вот бороду сбрил.

– А где это было? – поинтересовалась Олеся.

– В автобусе.

– В автобусе?

– Да. Из города «А» в город «В»

Олеся нахмурила брови, напрягая память, и кое-какие отдельные ведения пронеслись у неё в голове. Что-то обрывочное, расплывчатое. Парень решил помочь ей:

– Мы тогда с другом возвращались из отпуска. Билетов нам не досталось и мы всю дорогу простояли в проходе. Стихи ещё читали.

Память наконец-то разблокировалась и выдала ясную и яркую картину.

– Так это были вы? – Улыбка коснулась её полных губ, преобразовывая личико в само очарование. – Вы тогда читали сказку Филатова, «Про Федота – стрельца».

– Да, – парень обрадовался, что его наконец-то вспомнили

– Здорово! Это было здорово. Вы так хорошо читали её наизусть, да выразительно, да разными голосами. Весь автобус был в лёгком нокауте,  аплодировал.

– Это точно, – смутился парень

Где-то, этажом выше, хлопнула дверь, и Олеся только сейчас заметила, что они так и стоят по разные стороны распахнутой двери.

-Ой, простите. Заходите, пожалуйста, - она без капли раздумья пригласила незнакомца в квартиру. Он с первого взгляда не внушал ни капельки страха. Наоборот, порядочность и честность свободно читались на его симпатичном лице.

– Проходите сюда, – они прошли в гостиную, – Присаживайтесь.

Олеся достала вазу, сходила за водой и пристроила шикарный букет.

– Вы тогда были с бородой. Мне казалось: вот два сибиряка едут в отпуск на юг.

– Совсем наоборот, – усмехнулся парень. – Мы с другом возвращались из отпуска. Провели целый месяц в походах, вдали от цивилизации. Дали себе глупый обет: не бриться. Смешными выглядели тогда.

Парень стеснялся, смущался и даже слегка краснел.

– Вы были тогда очень смелыми и раскрепощенными, – заметила Олеся.

– Выпили малость, – оправдался парень. – Казалось, что весь мир лежит у наших ног

– Так оно и было, – согласилась Олеся. – По крайней мере, после вашего триумфа на вас многие смотрели с восторженными и влюблёнными глазами.

– А вы?

– Я? – Олеся смутилась, но быстро взяла себя в руки. – А что я?

Парень опять растерялся. Со стороны это выглядело так, словно Олеся затеяла игру в незнайку и просто водит парня за нос. А он теряется и не знает как дальше вести себя.

– Вот, – он открыл небольшой дипломат и, порывшись в нем, достал сильно потёртую газету годичной давности. Развернул её и протянул Олеси. Она взяла и тут же, конечно, узнала. В этом номере «Молодёжки» был напечатан её блок стихов.

– И что? – она в недоумении посмотрела на парня.

– Это же ваши стихи?

– Да, мои. И что? – вновь она задала вопрос, от которого парня одновременно бросило и в холод и в жар. На лбу выступили бисерки пота.

– Я думал, что один из этих стихов посвящен мне, – осторожно сказал он.

– Тебе? – изумилась Олеся настолько, что перешла на «ты». – Какое стихотворение?

– Акростих, – прошептал парень и тут же стал оправдываться, – Извините, я просто. Не знаю, почему так решил.

– Акростих? – Олеся не слушала вялое бормотание гостя,  она стала просматривать газету.

– Какой ещё акростих? Где?

Она посмотрела на него таким взглядом, каким  следователи смотрят на подозреваемого. «Быстро говори, не юли и не тяни» - читалось в нём.

– Акростих – это такое стихотворение, где заглавные буквы каждой строчки составляют слово. Он третий в блоке, – пояснил парень.

–  Да знаю я, что это такое. –  Ответила Олеся и прочитала вслух:

Плакал дождь за окном,

Осень рощи обнажала.

Плыла тучка с ветерком,

Улыбку солнышка скрывая.

Ты комплементы говорил,

Чистые, как недотрога,

И читал, читал стихи

Коверкая «эр» немного.

ПОПУТЧИК. Попутчик? – изумление было искренним, не поддельным. – Надо же, как это у меня сложилось.  Недуманно – негаданно. Чудеса какие-то.

Она взглянула на гостя. Глаза её излучали тепло и нежность.

– Почему вы решили, что стихотворение посвящается вам? В тот день вы всех осыпали комплементами

Он молчал, опустив голову, и в волнение затеребил кончик уха.

– Просто мне показалось, что я вам понравился. Глупо всё вышло. Извините, – он посмотрел на неё, – И я немного коверкаю «эр»

Это было так по наивному красиво, что Олеся грустно улыбнулась. Не каждый день случается столь романтичное приключение, от которого повышается настроение и становится легко на душе.

– Как же вы нашли меня?

– Я сразу стал искать. И это было нелегко. Ни адреса, ни имени. Просто я катался по городу, ходил на дискотеки, в кино. А это уже большой подвиг с моей стороны. У меня фобия перед скоплением народа. А потом я прочитал эти стихи. Мне сразу подумалось, что это вы. Я ведь до этого ни кому вот так открыто не говорил комплементы. Да и вы мне понравились очень. Наверное, мне просто хотелось, что бы это оказались вы. Поехал в редакцию, но безуспешно. Никто не хотел давать вашего адреса. Не имели права. Пришлось приложить максимум усилий и вот.

Целый год прикладывали усилия?

– Пришлось подружиться с одним журналистом. А он заядлый рыбак, и мне пришлось полюбить рыболовство. Пока вошел в его доверие, пока то, да сё. Боялся сразу попросить ваш адрес, настоящее имя. Что б ни заподозрили в корысти.

Он замолчал. Молчала и Олеся. Задумалась. Удивительно, что такое происходит в реальной жизни, да в настоящее время. Как же всё-таки приятно, когда ради тебя мужчины идут на такое. Это, конечно, ни подвиг. Ни стихотворение, ни хит эстрады. Но это упорство, эта целеустремлённость стоят не меньше. И ради чего? Что бы вновь увидеть её. Человек, готовый принести в жертву два года своей жизни ради короткого мгновения встречи, стоит, по крайней мере, уважения.

– Мне пора, – парень поднялся. – Извините меня ещё раз.

– Куда же вы? – спросила Олеся, удивляясь в этот миг сама себе. – Может, всё-таки попьём чайку. Познакомимся, в конце концов.

Их взгляды пересеклись. И как много они успели рассказать друг другу за столь короткий миг.

Олеся в тот вечер так и не села за работу. Но разве это потеря, если впереди замерли в ожидании многие года счастья?

Рейтинг: +3 172 просмотра
Комментарии (1)
Серов Владимир # 8 января 2014 в 13:52 0
Хороший рассказ! super
"Что б ни заподозрили в корысти." - здесь должно быть "не".