ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Подсудное дело

Подсудное дело

article142050.jpg
Подсудное   дело
 
Приближалась зима. Тихо стало в прибрежном лесу, проплакали над   рекой   свои заунывные песни журавли, прощально кружа над серыми, уже замерзающими болотами. Вчера ещё приветливое и тёплое осеннее солнце стало    вдруг холодным   и безразличным, перестало греть землю и лес. 
 А на косогоре, на самом обрыве, на берегу   упрямой   и быстрой реки   стояла русская деревня. Вернее то, что   осталось от её - два дома   подбоченясь повисли   на   жердях огородов, чуть набекрень задрав свои почерневшие крыши. Казалось какая-то неведомая сила, разбойники ли, а может   и лесное зверьё уничтожили крепкие крестьянские дома, стоявшие когда-то   в две улицы, смотря   голубыми окнами   на извилистую и порожистую реку.
На первый взгляд деревня   умерла, но   над одной из крыш   стелился   дым,   выползая   огромным лохматым   змеем   из полуразвалившейся   печной трубы. В этой старой избе доживала свой   век Петровна, разменявшая этой весной   девятый десяток, бросая в огонь   русской печи   последние дрова, жалея и считая каждое полено:
                    Так, сегодня десятое полено    в печку бросаю...вот разбросалась, чего разбросалась? А зимой чем топить придётся?...А холодов-то   ещё и не было!
Она уже давно разговаривала сама с собой   или   со старым и слепым котом, постоянно спавшим на печи, любившим тепло   и    старушку, ухаживавшую за  ним.
Ещё месяц назад в деревне было два человека, два дома были жилыми, но соседка Петровны, Дунька Демидова враз занемогла, жалуясь на сердце и померла, хорошо ещё что в то время   в гостях   сын был с города, да на машине, похороны обстряпал быстро, из соседней деревни мужиков нанял, да схоронил матушку свою как полагается по-христиански. Поминки были скорые, только за столом   сын Дунькин проклиная   эту глухомань   в сердцах, Петровне   сознался:
-Я, идь, только  из-за мамаши сюда приезжал, в городе у меня дача   в двенадцать соток, домик не хуже этого и недалеко, не то что тут у чёрта на куличках! Дом заколочу и пусть   гниёт и падает, не жалко Петровна! Ничего не жалко!
-А имущество? Самовар, телевизор, комод хороший! Куда всё? - допытывалась Петровна с завистью глядя по сторонам.
-А бери чо   надо! Всё отдам   задарма! - пошёл в разнос сынок.
Ну, после похорон, не дожидаясь сорокоуса, сосед перенёс   Петровне, что она пожелала, заколотил окна и двери своего родного дома гнилыми досками и уехал в город, по его   словам   навсегда!
И теперь Петровна в одиночестве   готовилась   к зимовке. Девять десятков лет навалились   камнем на плечи старухе, вывернули суставы   в руках и ногах, пронзая тело страшной ревматической болью. Глаза когда-то зоркие, покрылись чёрной   пеленой. И часто под погоду   ныло и горело в груди, не   давая дышать. Петровна   давно жила одна.Так вышло, что родни у её не было, мужа ещё   молодого на войне убили, не то что детей, а и ночки любви не было.
Месяц назад приезжали социальные работники с района, красивые речи говорили, жалели старушку, приглашали   в стариковский дом   - в Дом ветеранов, отказалась Петровна наотрез:
-Куда же от хозяйства?
Кот с печки щурил незрячий жёлтый глаз довольный тем, что и про него не забыли.
-Мне бы дровишек, кубов восемь! Поможете? - с тоской    простонала   маленькая и   седовласая старушка, - а можно и десять! Дом то холодный.
-С дровами проблемы, вот бы вы за рекой жили, Елизавета Петровна? А то лесовозы   к вам не дойдут, мост слабоватый, мы еле проскочили. Ну, чего нибудь   придумаем. - пообещала   молодая симпатичная   соцработница, пытаясь измерить давление на сухой   руке Петровны. - Вот и давление   высокое!
Через неделю   почтальонка, бредя в соседнюю деревню занесла пакет   из   соцотдела.
-Не придумали! - закусила   синюю губу Петровна.
Перед её глазами   прыгали    строчки: « Вашу просьбу выполнить не можем, дрова   вам могут подвести   только   в   январе, после того как река   полностью замёрзнет и то если в вашу дервню   будет расчищена дорога. Каждый месяц к вам будет приезжать соцработник, ещё раз подумайте о переезде в районный Дом ветеранов»
Петровна всю ночь не спала, вспоминала, как в молодости сама   таскала из реки на берег свинцовые топляки со дна   сплавной реки, затем    с подругами пилила двухручкой, не боясь тяжёлой мужской работы. Сама колола   с размаху пахнущие илом   чурбаки, укладывали в длинные поленицы, стараясь   сложить их ровно и красиво, со стороны любуясь своей работой. Один вопрос, который она решала этой ночью: «Где взять дров?» не давал Петровне покоя. Кот спустился   с печи, забрался   старушке на колени, урчал, пытаясь   подсобить хозяйке. Только   под утро, измучившись Петровна уснула. Наутро, покормив кота, она отправилась   в соседнюю деревню, где     с   сыновьями   проживал бывший председатель колхоза, всегда выручавший   пенсионерку.
                Дрова   - дело серьёзное! Зима на носу Петровна! - встретил её бывший председатель, приглашая к столу.
                Помирать я   собралась, да смерть не идёт! Думала, какие дрова! Там,- старушка   указала себе под ноги, - дров не надо и так тепло! Зажилась старая, а дровец то и нет, три охапки осталось, на   три дня, как хочешь батюшка, Николай Иванович - отец   родный, а дров бабке запасти надо.- и она положила на стол   перед председателем деньги - свою пенсию., - Дом демидовский   мне распилите на дрова.
                А что дом ничейный?- закурил   старик, -    а то под суд с тобой пойдём на старость лет! Может лучше делянку выписать в районе? Сам  понимаю, канительно.
                Какие делянки? Год на лрова копить   придётся. А похоронах сам сынок Дунькин мне на похоронах клялся, что не нужен ему   дом этот и самовар с комодом мне   отдал! - побожилась Петровна.
                Ну, раз так, то завтра жди! Мои богатыри: Сашка и Мишка враз   дом этот по брёвнышкам   раскатят! -   ободрил Петровну надёжный мужик и спрятал   старушкину   пенсию в карман.
Наутро Петровна, ходила вокруг своего дома как именниница. Пела песни и улыбалась, кот тоже выбрел   еле-еле на улицу   и не понимая   радости хозяки ёжился от северного   ветра. Под жужжание немецкой бензопилы   нехотя, сопротивляясь   своей судьбе пали стены Дунькиного дома, мужики работали быстро и сноровисто и скоро   у огорода выросли   несколько   поленниц    отличных,   пахнущих   смолою дров.
                Петровна! Колоть   завтра придём! -даже не зашли погреться в дом   к Петровне   богатыри - Сашка и Мишка.
                Да хоть горлышко смочите, ребятки! - взмолилась Петровна, протягивая ребятам поллитру.
                Не пьём! Не тянет! Тятя не велел! -   посмеялись   ребята   над старушкой, набросив на плечи, скинутые в работе   куртки.
 
 
 Так Петровна и перезимовала   зиму, не боясь мороза и метели, подбрасывая    в раскалённую печь   дрова, заготовленные   из соседского   дома. В декабре замело дороги, да так сильно,   что в деревню   не могла проехать ни одна машина, Петровна на лыжах   ползала в соседнюю деревню за продуктами, топтала лыжню   по волчьм и заячьим следам. Зима прошла так, как проходит всё, незаметно ослабли морозы, стаял   снег, улыбнулось солнце над лесом и пришла весна.
А в один   из майских дней, привыкшая   к тишине Петровна, вдруг услышала   крики   и ругань на своём дворе, она торопясь   спустилась по ступенькам крыльца, прижимая к груди   ослепшего кота, открыла дверь и увидела   своего соседа - Дунькиного   сына.
-Ты, чего, бабка с   ума сошла! Ты чего   дом мой распилила? Я   же его уже продал! За поллимона! Подсудное дело! - выпучил   глаза соседский сын, ведя   с собой незнакомых Петровне людей, грозя кулаком -Подсудное дело!
 

15.06.2013г.

© Copyright: митрофанов валерий, 2013

Регистрационный номер №0142050

от 15 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0142050 выдан для произведения:
Подсудное   дело
 
Приближалась зима. Тихо стало в прибрежном лесу, проплакали над   рекой   свои заунывные песни журавли, прощально кружа над серыми, уже замерзающими болотами. Вчера ещё приветливое и тёплое осеннее солнце стало    вдруг холодным   и безразличным, перестало греть землю и лес. 
 А на косогоре, на самом обрыве, на берегу   упрямой   и быстрой реки   стояла русская деревня. Вернее то, что   осталось от её - два дома   подбоченясь повисли   на   жердях огородов, чуть набекрень задрав свои почерневшие крыши. Казалось какая-то неведомая сила, разбойники ли, а может   и лесное зверьё уничтожили крепкие крестьянские дома, стоявшие когда-то   в две улицы, смотря   голубыми окнами   на извилистую и порожистую реку.
На первый взгляд деревня   умерла, но   над одной из крыш   стелился   дым,   выползая   огромным лохматым   змеем   из полуразвалившейся   печной трубы. В этой старой избе доживала свой   век Петровна, разменявшая этой весной   девятый десяток, бросая в огонь   русской печи   последние дрова, жалея и считая каждое полено:
                    Так, сегодня десятое полено    в печку бросаю...вот разбросалась, чего разбросалась? А зимой чем топить придётся?...А холодов-то   ещё и не было!
Она уже давно разговаривала сама с собой   или   со старым и слепым котом, постоянно спавшим на печи, любившим тепло   и    старушку, ухаживавшую за  ним.
Ещё месяц назад в деревне было два человека, два дома были жилыми, но соседка Петровны, Дунька Демидова враз занемогла, жалуясь на сердце и померла, хорошо ещё что в то время   в гостях   сын был с города, да на машине, похороны обстряпал быстро, из соседней деревни мужиков нанял, да схоронил матушку свою как полагается по-христиански. Поминки были скорые, только за столом   сын Дунькин проклиная   эту глухомань   в сердцах, Петровне   сознался:
-Я, идь, только  из-за мамаши сюда приезжал, в городе у меня дача   в двенадцать соток, домик не хуже этого и недалеко, не то что тут у чёрта на куличках! Дом заколочу и пусть   гниёт и падает, не жалко Петровна! Ничего не жалко!
-А имущество? Самовар, телевизор, комод хороший! Куда всё? - допытывалась Петровна с завистью глядя по сторонам.
-А бери чо   надо! Всё отдам   задарма! - пошёл в разнос сынок.
Ну, после похорон, не дожидаясь сорокоуса, сосед перенёс   Петровне, что она пожелала, заколотил окна и двери своего родного дома гнилыми досками и уехал в город, по его   словам   навсегда!
И теперь Петровна в одиночестве   готовилась   к зимовке. Девять десятков лет навалились   камнем на плечи старухе, вывернули суставы   в руках и ногах, пронзая тело страшной ревматической болью. Глаза когда-то зоркие, покрылись чёрной   пеленой. И часто под погоду   ныло и горело в груди, не   давая дышать. Петровна   давно жила одна.Так вышло, что родни у её не было, мужа ещё   молодого на войне убили, не то что детей, а и ночки любви не было.
Месяц назад приезжали социальные работники с района, красивые речи говорили, жалели старушку, приглашали   в стариковский дом   - в Дом ветеранов, отказалась Петровна наотрез:
-Куда же от хозяйства?
Кот с печки щурил незрячий жёлтый глаз довольный тем, что и про него не забыли.
-Мне бы дровишек, кубов восемь! Поможете? - с тоской    простонала   маленькая и   седовласая старушка, - а можно и десять! Дом то холодный.
-С дровами проблемы, вот бы вы за рекой жили, Елизавета Петровна? А то лесовозы   к вам не дойдут, мост слабоватый, мы еле проскочили. Ну, чего нибудь   придумаем. - пообещала   молодая симпатичная   соцработница, пытаясь измерить давление на сухой   руке Петровны. - Вот и давление   высокое!
Через неделю   почтальонка, бредя в соседнюю деревню занесла пакет   из   соцотдела.
-Не придумали! - закусила   синюю губу Петровна.
Перед её глазами   прыгали    строчки: « Вашу просьбу выполнить не можем, дрова   вам могут подвести   только   в   январе, после того как река   полностью замёрзнет и то если в вашу дервню   будет расчищена дорога. Каждый месяц к вам будет приезжать соцработник, ещё раз подумайте о переезде в районный Дом ветеранов»
Петровна всю ночь не спала, вспоминала, как в молодости сама   таскала из реки на берег свинцовые топляки со дна   сплавной реки, затем    с подругами пилила двухручкой, не боясь тяжёлой мужской работы. Сама колола   с размаху пахнущие илом   чурбаки, укладывали в длинные поленицы, стараясь   сложить их ровно и красиво, со стороны любуясь своей работой. Один вопрос, который она решала этой ночью: «Где взять дров?» не давал Петровне покоя. Кот спустился   с печи, забрался   старушке на колени, урчал, пытаясь   подсобить хозяйке. Только   под утро, измучившись Петровна уснула. Наутро, покормив кота, она отправилась   в соседнюю деревню, где     с   сыновьями   проживал бывший председатель колхоза, всегда выручавший   пенсионерку.
                Дрова   - дело серьёзное! Зима на носу Петровна! - встретил её бывший председатель, приглашая к столу.
                Помирать я   собралась, да смерть не идёт! Думала, какие дрова! Там,- старушка   указала себе под ноги, - дров не надо и так тепло! Зажилась старая, а дровец то и нет, три охапки осталось, на   три дня, как хочешь батюшка, Николай Иванович - отец   родный, а дров бабке запасти надо.- и она положила на стол   перед председателем деньги - свою пенсию., - Дом демидовский   мне распилите на дрова.
                А что дом ничейный?- закурил   старик, -    а то под суд с тобой пойдём на старость лет! Может лучше делянку выписать в районе? Сам  понимаю, канительно.
                Какие делянки? Год на лрова копить   придётся. А похоронах сам сынок Дунькин мне на похоронах клялся, что не нужен ему   дом этот и самовар с комодом мне   отдал! - побожилась Петровна.
                Ну, раз так, то завтра жди! Мои богатыри: Сашка и Мишка враз   дом этот по брёвнышкам   раскатят! -   ободрил Петровну надёжный мужик и спрятал   старушкину   пенсию в карман.
Наутро Петровна, ходила вокруг своего дома как именниница. Пела песни и улыбалась, кот тоже выбрел   еле-еле на улицу   и не понимая   радости хозяки ёжился от северного   ветра. Под жужжание немецкой бензопилы   нехотя, сопротивляясь   своей судьбе пали стены Дунькиного дома, мужики работали быстро и сноровисто и скоро   у огорода выросли   несколько   поленниц    отличных,   пахнущих   смолою дров.
                Петровна! Колоть   завтра придём! -даже не зашли погреться в дом   к Петровне   богатыри - Сашка и Мишка.
                Да хоть горлышко смочите, ребятки! - взмолилась Петровна, протягивая ребятам поллитру.
                Не пьём! Не тянет! Тятя не велел! -   посмеялись   ребята   над старушкой, набросив на плечи, скинутые в работе   куртки.
 
 
 Так Петровна и перезимовала   зиму, не боясь мороза и метели, подбрасывая    в раскалённую печь   дрова, заготовленные   из соседского   дома. В декабре замело дороги, да так сильно,   что в деревню   не могла проехать ни одна машина, Петровна на лыжах   ползала в соседнюю деревню за продуктами, топтала лыжню   по волчьм и заячьим следам. Зима прошла так, как проходит всё, незаметно ослабли морозы, стаял   снег, улыбнулось солнце над лесом и пришла весна.
А в один   из майских дней, привыкшая   к тишине Петровна, вдруг услышала   крики   и ругань на своём дворе, она торопясь   спустилась по ступенькам крыльца, прижимая к груди   ослепшего кота, открыла дверь и увидела   своего соседа - Дунькиного   сына.
-Ты, чего, бабка с   ума сошла! Ты чего   дом мой распилила? Я   же его уже продал! За поллимона! Подсудное дело! - выпучил   глаза соседский сын, ведя   с собой незнакомых Петровне людей, грозя кулаком -Подсудное дело!
 

15.06.2013г.

Рейтинг: +3 309 просмотров
Комментарии (6)
Анна Магасумова # 15 июня 2013 в 21:14 0
Да...действительно, очень печальный рассказ... 38 Но бабушка зиму пережила, а как дальше?
митрофанов валерий # 15 июня 2013 в 21:24 0
на самом деле у нас был такой случай, а рассказал мне его полицейский, вот и делай выводы...спасибо за отклик, Анна. kuku
Алексей Куренков # 18 июня 2013 в 17:07 0
У бабушки конечно и выбора не было, но... воровать - не хорошо. В принципе могла перезимовать в доме престарелых. А проблемка то вымирающих сёл есть. http://parnasse.ru/konkurs/konkurs56/nom1kon56/pridorozhnye-cvety.html

best
митрофанов валерий # 18 июня 2013 в 21:21 +1
проблемка? - вы чего городской? уничтожают деревню и село как могут............... voentank
Татьяна Лаптева # 18 июня 2013 в 21:43 0
Даже и не знаю, что написать. Развалились колхозы - развалились села и деревни.
nogt
митрофанов валерий # 19 июня 2013 в 20:47 0
так и есть...спасибо за прочтение. 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
100
99
98
97
95
93
93
92
91
88
85
84
84
82
81
81
77
73
61
52
50