ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Подделка документа, представляющего права

 

Подделка документа, представляющего права


 

     Инспектор спецчасти исправительной колонии,  средних лет, не броской  красоты женщина, строго взглянула на Николая и протянула ему справку об освобождении.

       Через тридцать минут, за спиной Николаю щелкнули электрозамки, он вышел на улицу  и невольно оглянулся.

     Двухэтажное здание штаба колонии, в которой он отбывал наказание последние четыре года, он видел не первый раз, да, наверное, и не последний.

      Возвращаться ему было некуда. С женой он не разводился, но после третьей его судимости, она выгнала его из своей квартиры. А через полгода, он опять вернулся в колонию.

     Его никто не ждал, близкие и дальние и перспективы, были весьма туманные. Денег нет, с работой проблемы, жить негде.

     Николай осмотрел периметр колонии, высокий забор, который закрывал от постороннего взгляда жилые помещения отрядов, и пошел на остановку автобуса.


      Желая ближе познакомиться с Хабаровском, подыскать объекты будущей перспективной работы, прошелся по улице Карла-Маркса, потом, спустившись к прудам через парк «Динамо», присел на скамейку, поглядывая на проходивших мимо девушек. 


      Июнь месяц был теплым. Легкий ветерок, доносил запах недавно распустившихся тополиных листьев. Трава на газонах, была словно изумрудной и чистой, пыль еще не успела осесть на молодые листочки и траву.

     Много молодых людей прохаживалось вокруг прудов, «убивая» время. Отдельные представители прекрасного пола, подставляли солнцу большую часть своего тела,  освобождаясь от излишней, по их мнению, одежды.

     Николай не мог отвести взгляда от юной девушки, у которой на груди была полоска материи, которая называлась топиком и такие короткие шорты, что из них при ходьбе выглядывали ее округлые ягодицы.

 

     Николай глубоко вздохнул, проглотил слюну, неожиданно накопившуюся у него во рту, вытер о рубашку вспотевшие руки.

     Он подумал, что с его четырьмя судимостями, не найдет нормальную женщину и хорошую работу.  Правда, было у него поручение, передать привет от старых приятелей, подельников по последней краже, которые припрятали часть похищенного. Его бы поддержали деньгами, была бы возможность и пожить у них первое время. Вот только, потом отрабатывать пришлось, а как, ему понятно.


      Николай поднялся со скамейки и пошел на улицу Ленина, там за последние годы, построили много новых домов, соседи еще плохо знали друг друга. Нужно было осмотреться.


      На площади Блюхера, он увидел доску объявлений, прочитал один раз, второй, третий, удовлетворенно вздохнул, достал из кармана деньги, пересчитал их и подумал, что их хватит на месяц, если экономить.

     В это время, кто-то подошел к нему сзади и коснулся плеча. Николай оглянулся и увидел своего старого знакомого, с которым вместе отбывал наказание в колонии - Тартышного.

    Евгений стал вслух читать объявление, потом посмотрел на Николая и сказал:

      - А что, это выход!


      Из обвинительного заключения: «Кравенко Р.А. в период с марта по ноябрь 2000 года, в городах Биробиджане и Хабаровске, в целях содействия отправки граждан в Израиль, подыскивал граждан, желающих выехать. Для облегчения отправки, Кравенко организовал деятельность по заключению фиктивных браков в органе записи актов гражданского состояния, осознавая, что данная деятельность противозаконна.

     С этой целью, Кравенко, путем уговоров, склонил должностное лицо сельской административно – территориальной единицы Муниципального образования – Таркову Н.Л., в обязанность которой входит регистрация актов гражданского состояния в соответствии с должностной инструкцией, к совершению должностного преступления – незаконному оформлению браков между гражданами, без их фактического присутствия, без цели вступающих в брак создать семью, то есть совершать действия, явно выходящие за пределы ее полномочий, которые повлекли за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов государства».


       Разговор Руслана и Николая был не долгим.

    Руслан, запросил сумму, которую Николай, сумел «добыть» кражами из квартир, расположенных в новых домах города Хабаровска, хорошо известным ему способом, за три дня.

 
      Кравенко Р.А. обратился к Тарковой Н.Л. для государственной регистрации заключения фиктивного брака между Клеменко Николаем Владимировичем, который состоял в официальном браке и Потока Еленой Борисовной, в целях их совместного выезда за границу Российской Федерации, без фактического присутствия лиц вступающих в брак, без цели лиц вступающих в брак создать семью.

     Таркова Н.Л., понимая, что совершает действия, явно выходящие за пределы ее полномочий, согласилась помочь Кравенко, то есть произвести государственную регистрацию брака в нарушение ч.2 ст.11 Семейного кодекса.

     В нарушение ч.1 ст. 26 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 года, согласно которого лица, вступающие в брак, подают в письменной форме совместное и совместно подписанное заявление о заключении брака в орган записи актов гражданского состояния, ч.3 ст. 27 того же закона, согласно которой «с совместным заявлением о сокращении срока для заключения брака обращаются сами вступающие в брак», и ст.12 ч.1 Семейного кодекса РФ, согласно которого условием для заключения брака является добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, приняла у Кравенко Р.А., заполненное им и Потока Е.Б. заявление о вступлении в брак от имени Клеменко и Потока, не ознакомив, в нарушение инструкции о регистрации актов гражданского состояния, Клеменко и Потока с порядком и условиями государственной регистрации заключения брака, не разъяснив им их права и обязанности будущих супругов и не убедившись, что они взаимно осведомлены о состоянии здоровья и семейном положении друг друга, а так же, не предупредив их об ответственности за сокрытие препятствий к вступлению в брак.

     Таркова зная, что согласно ч.1 ст.14 Семейного кодекса РФ, согласно которой «Не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно уже состоит в другом зарегистрированном браке», в нарушение ч.2 ст.12 Семейного кодекса, продолжила процедуру государственной регистрации заключения брака между Клеменко и Потока.

     Таркова написала фиктивную справку об отъезде Клеменко в командировку, а Кравенко написал от имени лиц, вступающих в брак, заявление о снижении месячного срока.


      В нарушение ч.1 ст.11 Семейного кодекса РФ, которая гласит, что «Заключение брака производится в личном присутствии лиц, вступающих в брак», Таркова производит государственную регистрацию заключения брака между Клеменко и Потока без их фактического присутствия.

     Оформив государственную регистрацию заключения брака между Клеменко и Потока, Таркова заполнила Запись акта о заключении брака № 5 от 30 июня 2000 года, где Кравенко поставил подписи от имени Клеменко и Потока.

     Затем Туркова оформила свидетельство о заключении брака между Клеменко и Потока, а так же внесла соответствующие записи и штампы в их паспорта, причем предварительно поставила штамп и внесла записи в паспорт Клеменко о расторжении брака. 


      Уже через месяц, Николай Клеменко, вылетел из города Хабаровска чартерным рейсом в Израиль, на постоянное место жительство.


       Из обвинительного заключения: «Таркова Н.Л., с октября 1999 года состояла в должности специалиста первой категории сельской административно-территориальной единицы Муниципального образования, и в ее обязанности входит регистрация актов гражданского состояния, в соответствии с должностной инструкцией.

     Являясь должностным лицом, Таркова, обладая правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения, то есть выдавать от имени государственного или муниципального учреждения официальные документы, подтверждающие определенный юридический факт, и тем самым организовывать, направлять поведение других лиц, для которых этот документ имеет юридическую силу, совершала действия, явно выходящие за пределы ее полномочий, которые повлекли за собой, существенное нарушение  охраняемых законом интересов государства».


       В судебном заседании было установлено, что Таркова совершила несколько эпизодов подделки официального документа, представляющего права.

      В июле 2000 года, Кравенко обратился к Тарковой  для производства государственной регистрации заключения фиктивного брака между Ритушным Дмитрием Владимировичем и  Кочановой Натальей Федоровной  в  целях  их  совместного выезда за границу Российской Федерации, без фактического присутствия лиц вступающих в брак,  без цели лиц вступающих в брак создать семью.

     Таркова,  согласилась помочь Кравенко, то  есть произвести государственную регистрацию заключения брака.

     Таркова, не разъяснив им их права и обязанности будущих супругов  и не убедившись, что они взаимно осведомлены о состоянии здоровья и семейном положении друг друга,  не предупредив их об  ответственности за сокрытие препятствий к вступлению в брак,  а также собственноручно, от имени Ритушного и Кочановой,  заполнила  на основании фиктивной справки о беременности Кочановой, заполненной Кравенко, заявление о сокращении месячного срока и внесла дописку в графу "она" в строку 11, о месте жительства Качановой.

    Таркова в нарушение ч. 1 ст. 11 Семейного кодекса РФ, производит государственную регистрацию заключения брака между Ритушным и Кочановой без их фактического присутствия.


     Оформив государственную регистрацию заключения брака между Ритушным и Кочановой,  Таркова  заполнила запись акта о заключении брака № 6 от 27 июля 2000 года,  где были проставлены подписи от имени Ритушного и Кочановой,  но ни Ритушный, ни Кочанова данные подписи не ставили.

     Затем Таркова оформила свидетельства о заключении брака между Кочановой  и  Ритушным,  а  также внесла соответствующие записи и штампы в их паспорта.


      В судебном заседании свидетель Потока пояснила суду, что при заполнении заявления о вступлении в брак написала свою часть, Клеменко свою часть не писал, на регистрации, и расторжении брака Клеменко не присутствовал. Ее, Потока, не знакомили с порядком и условиями регистрации, не разъясняли права и обязанности супругов. Ей не говорили, что Клеменко состоит в браке и имеет ребенка. 

     Она не присутствовала при регистрации брака, а при расторжении брака, присутствовала. Графу места жительства, она написала - город Биробиджан. Заявление о снижении месячного срока не писала. В книге учета актов гражданского состояния не расписывалась.


      Свидетель Тартышный Е.А. пояснил, что в июне  2000 года он и Клеменко Н., увидели на улице Ленина в городе Хабаровске рекламный щит о работе за рубежом. Он, вместе с Клеменко Н., пришли в фирму, где их встретил Кравенко Руслан и пояснил, что Клеменко для выезда в государство Израиль, нужно жениться на еврейке. Кравенко Р. попросил у Клеменко Н. отдать свой паспорт.


       Из показаний потерпевшей Клеменко Е.В. видно, что она состоит в браке с Клеменко Н.В. с 1987 года, имеют дочь, расторгать брак не собиралась.


      Оглашая приговор суда, федеральный судья акцентировал внимание присутствующих в зале судебного заседания на то, что Кравенко организовал превышение полномочий, а Таркова, являясь должностным лицом, превышала свои полномочия.

      Кравенко и Таркова заполняли анкеты от имени вступающих в брак, расписывались в журнале за вступающих в брак, писали от их имени заявления о снижении срока регистрации.


       Таркова, регистрируя брак в отсутствии бракосочетающихся, либо одного из них, регистрировала граждан, которые проживали вне села и области, принимала анкеты и справки от Кравенко и предоставляла Кравенко возможность заполнять заявления, справки и расписываться в журнале актов, от имени отсутствующих граждан, этим существенно нарушала охраняемые законом интересы  государства.

      Кравенко и Таркова нарушая установленный Законом порядок заполнения документов, нарушали установленный Законом порядок регистрации браков /разводов/ граждан, тем самым существенно нарушали охраняемые законом интересы государства.


       Приговор подсудимые, выслушали молча.


      В течение установленного законом срока, десяти дней, осужденные и государственный обвинитель, приговор не обжаловали.


     После оглашения приговора, судья, находясь в своем кабинете, подумал о том, что следствию так и не удалось установить, сколько всего лиц, ранее судимых и граждан, совершивших преступления на территории Хабаровского края и Еврейской автономной области, выехали по подобным документам в Израиль на постоянное место жительство.


     Тревожила и другая мысль, что преступные деяния некоторых уехавших из России граждан, так и остались безнаказанными.

 

© Copyright: Владимир Винников, 2014

Регистрационный номер №0217966

от 31 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0217966 выдан для произведения:


 

     Инспектор спецчасти исправительной колонии,  средних лет, не броской  красоты женщина, строго взглянула на Николая и протянула ему справку об освобождении.

       Через тридцать минут, за спиной Николаю щелкнули электрозамки, он вышел на улицу  и невольно оглянулся.

     Двухэтажное здание штаба колонии, в которой он отбывал наказание последние четыре года, он видел не первый раз, да, наверное, и не последний.

      Возвращаться ему было некуда. С женой он не разводился, но после третьей его судимости, она выгнала его из своей квартиры. А через полгода, он опять вернулся в колонию.

     Его никто не ждал, близкие и дальние и перспективы, были весьма туманные. Денег нет, с работой проблемы, жить негде.

     Николай осмотрел периметр колонии, высокий забор, который закрывал от постороннего взгляда жилые помещения отрядов, и пошел на остановку автобуса.


      Желая ближе познакомиться с Хабаровском, подыскать объекты будущей перспективной работы, прошелся по улице Карла-Маркса, потом, спустившись к прудам через парк «Динамо», присел на скамейку, поглядывая на проходивших мимо девушек. 


      Июнь месяц был теплым. Легкий ветерок, доносил запах недавно распустившихся тополиных листьев. Трава на газонах, была словно изумрудной и чистой, пыль еще не успела осесть на молодые листочки и траву.

     Много молодых людей прохаживалось вокруг прудов, «убивая» время. Отдельные представители прекрасного пола, подставляли солнцу большую часть своего тела,  освобождаясь от излишней, по их мнению, одежды.

     Николай не мог отвести взгляда от юной девушки, у которой на груди была полоска материи, которая называлась топиком и такие короткие шорты, что из них при ходьбе выглядывали ее округлые ягодицы.

 

     Николай глубоко вздохнул, проглотил слюну, неожиданно накопившуюся у него во рту, вытер о рубашку вспотевшие руки.

     Он подумал, что с его четырьмя судимостями, не найдет нормальную женщину и хорошую работу.  Правда, было у него поручение, передать привет от старых приятелей, подельников по последней краже, которые припрятали часть похищенного. Его бы поддержали деньгами, была бы возможность и пожить у них первое время. Вот только, потом отрабатывать пришлось, а как, ему понятно.


      Николай поднялся со скамейки и пошел на улицу Ленина, там за последние годы, построили много новых домов, соседи еще плохо знали друг друга. Нужно было осмотреться.


      На площади Блюхера, он увидел доску объявлений, прочитал один раз, второй, третий, удовлетворенно вздохнул, достал из кармана деньги, пересчитал их и подумал, что их хватит на месяц, если экономить.

     В это время, кто-то подошел к нему сзади и коснулся плеча. Николай оглянулся и увидел своего старого знакомого, с которым вместе отбывал наказание в колонии - Тартышного.

    Евгений стал вслух читать объявление, потом посмотрел на Николая и сказал:

      - А что, это выход!


      Из обвинительного заключения: «Кравенко Р.А. в период с марта по ноябрь 2000 года, в городах Биробиджане и Хабаровске, в целях содействия отправки граждан в Израиль, подыскивал граждан, желающих выехать. Для облегчения отправки, Кравенко организовал деятельность по заключению фиктивных браков в органе записи актов гражданского состояния, осознавая, что данная деятельность противозаконна.

     С этой целью, Кравенко, путем уговоров, склонил должностное лицо сельской административно – территориальной единицы Муниципального образования – Таркову Н.Л., в обязанность которой входит регистрация актов гражданского состояния в соответствии с должностной инструкцией, к совершению должностного преступления – незаконному оформлению браков между гражданами, без их фактического присутствия, без цели вступающих в брак создать семью, то есть совершать действия, явно выходящие за пределы ее полномочий, которые повлекли за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов государства».


       Разговор Руслана и Николая был не долгим.

    Руслан, запросил сумму, которую Николай, сумел «добыть» кражами из квартир, расположенных в новых домах города Хабаровска, хорошо известным ему способом, за три дня.

 
      Кравенко Р.А. обратился к Тарковой Н.Л. для государственной регистрации заключения фиктивного брака между Клеменко Николаем Владимировичем, который состоял в официальном браке и Потока Еленой Борисовной, в целях их совместного выезда за границу Российской Федерации, без фактического присутствия лиц вступающих в брак, без цели лиц вступающих в брак создать семью.

     Таркова Н.Л., понимая, что совершает действия, явно выходящие за пределы ее полномочий, согласилась помочь Кравенко, то есть произвести государственную регистрацию брака в нарушение ч.2 ст.11 Семейного кодекса.

     В нарушение ч.1 ст. 26 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 года, согласно которого лица, вступающие в брак, подают в письменной форме совместное и совместно подписанное заявление о заключении брака в орган записи актов гражданского состояния, ч.3 ст. 27 того же закона, согласно которой «с совместным заявлением о сокращении срока для заключения брака обращаются сами вступающие в брак», и ст.12 ч.1 Семейного кодекса РФ, согласно которого условием для заключения брака является добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, приняла у Кравенко Р.А., заполненное им и Потока Е.Б. заявление о вступлении в брак от имени Клеменко и Потока, не ознакомив, в нарушение инструкции о регистрации актов гражданского состояния, Клеменко и Потока с порядком и условиями государственной регистрации заключения брака, не разъяснив им их права и обязанности будущих супругов и не убедившись, что они взаимно осведомлены о состоянии здоровья и семейном положении друг друга, а так же, не предупредив их об ответственности за сокрытие препятствий к вступлению в брак.

     Таркова зная, что согласно ч.1 ст.14 Семейного кодекса РФ, согласно которой «Не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно уже состоит в другом зарегистрированном браке», в нарушение ч.2 ст.12 Семейного кодекса, продолжила процедуру государственной регистрации заключения брака между Клеменко и Потока.

     Таркова написала фиктивную справку об отъезде Клеменко в командировку, а Кравенко написал от имени лиц, вступающих в брак, заявление о снижении месячного срока.


      В нарушение ч.1 ст.11 Семейного кодекса РФ, которая гласит, что «Заключение брака производится в личном присутствии лиц, вступающих в брак», Таркова производит государственную регистрацию заключения брака между Клеменко и Потока без их фактического присутствия.

     Оформив государственную регистрацию заключения брака между Клеменко и Потока, Таркова заполнила Запись акта о заключении брака № 5 от 30 июня 2000 года, где Кравенко поставил подписи от имени Клеменко и Потока.

     Затем Туркова оформила свидетельство о заключении брака между Клеменко и Потока, а так же внесла соответствующие записи и штампы в их паспорта, причем предварительно поставила штамп и внесла записи в паспорт Клеменко о расторжении брака. 


      Уже через месяц, Николай Клеменко, вылетел из города Хабаровска чартерным рейсом в Израиль, на постоянное место жительство.


       Из обвинительного заключения: «Таркова Н.Л., с октября 1999 года состояла в должности специалиста первой категории сельской административно-территориальной единицы Муниципального образования, и в ее обязанности входит регистрация актов гражданского состояния, в соответствии с должностной инструкцией.

     Являясь должностным лицом, Таркова, обладая правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения, то есть выдавать от имени государственного или муниципального учреждения официальные документы, подтверждающие определенный юридический факт, и тем самым организовывать, направлять поведение других лиц, для которых этот документ имеет юридическую силу, совершала действия, явно выходящие за пределы ее полномочий, которые повлекли за собой, существенное нарушение  охраняемых законом интересов государства».


       В судебном заседании было установлено, что Таркова совершила несколько эпизодов подделки официального документа, представляющего права.

      В июле 2000 года, Кравенко обратился к Тарковой  для производства государственной регистрации заключения фиктивного брака между Ритушным Дмитрием Владимировичем и  Кочановой Натальей Федоровной  в  целях  их  совместного выезда за границу Российской Федерации, без фактического присутствия лиц вступающих в брак,  без цели лиц вступающих в брак создать семью.

     Таркова,  согласилась помочь Кравенко, то  есть произвести государственную регистрацию заключения брака.

     Таркова, не разъяснив им их права и обязанности будущих супругов  и не убедившись, что они взаимно осведомлены о состоянии здоровья и семейном положении друг друга,  не предупредив их об  ответственности за сокрытие препятствий к вступлению в брак,  а также собственноручно, от имени Ритушного и Кочановой,  заполнила  на основании фиктивной справки о беременности Кочановой, заполненной Кравенко, заявление о сокращении месячного срока и внесла дописку в графу "она" в строку 11, о месте жительства Качановой.

    Таркова в нарушение ч. 1 ст. 11 Семейного кодекса РФ, производит государственную регистрацию заключения брака между Ритушным и Кочановой без их фактического присутствия.


     Оформив государственную регистрацию заключения брака между Ритушным и Кочановой,  Таркова  заполнила запись акта о заключении брака № 6 от 27 июля 2000 года,  где были проставлены подписи от имени Ритушного и Кочановой,  но ни Ритушный, ни Кочанова данные подписи не ставили.

     Затем Таркова оформила свидетельства о заключении брака между Кочановой  и  Ритушным,  а  также внесла соответствующие записи и штампы в их паспорта.


      В судебном заседании свидетель Потока пояснила суду, что при заполнении заявления о вступлении в брак написала свою часть, Клеменко свою часть не писал, на регистрации, и расторжении брака Клеменко не присутствовал. Ее, Потока, не знакомили с порядком и условиями регистрации, не разъясняли права и обязанности супругов. Ей не говорили, что Клеменко состоит в браке и имеет ребенка. 

     Она не присутствовала при регистрации брака, а при расторжении брака, присутствовала. Графу места жительства, она написала - город Биробиджан. Заявление о снижении месячного срока не писала. В книге учета актов гражданского состояния не расписывалась.


      Свидетель Тартышный Е.А. пояснил, что в июне  2000 года он и Клеменко Н., увидели на улице Ленина в городе Хабаровске рекламный щит о работе за рубежом. Он, вместе с Клеменко Н., пришли в фирму, где их встретил Кравенко Руслан и пояснил, что Клеменко для выезда в государство Израиль, нужно жениться на еврейке. Кравенко Р. попросил у Клеменко Н. отдать свой паспорт.


       Из показаний потерпевшей Клеменко Е.В. видно, что она состоит в браке с Клеменко Н.В. с 1987 года, имеют дочь, расторгать брак не собиралась.


      Оглашая приговор суда, федеральный судья акцентировал внимание присутствующих в зале судебного заседания на то, что Кравенко организовал превышение полномочий, а Таркова, являясь должностным лицом, превышала свои полномочия.

      Кравенко и Таркова заполняли анкеты от имени вступающих в брак, расписывались в журнале за вступающих в брак, писали от их имени заявления о снижении срока регистрации.


       Таркова, регистрируя брак в отсутствии бракосочетающихся, либо одного из них, регистрировала граждан, которые проживали вне села и области, принимала анкеты и справки от Кравенко и предоставляла Кравенко возможность заполнять заявления, справки и расписываться в журнале актов, от имени отсутствующих граждан, этим существенно нарушала охраняемые законом интересы  государства.

      Кравенко и Таркова нарушая установленный Законом порядок заполнения документов, нарушали установленный Законом порядок регистрации браков /разводов/ граждан, тем самым существенно нарушали охраняемые законом интересы государства.


       Приговор подсудимые, выслушали молча.


      В течение установленного законом срока, десяти дней, осужденные и государственный обвинитель, приговор не обжаловали.


     После оглашения приговора, судья, находясь в своем кабинете, подумал о том, что следствию так и не удалось установить, сколько всего лиц, ранее судимых и граждан, совершивших преступления на территории Хабаровского края и Еврейской автономной области, выехали по подобным документам в Израиль на постоянное место жительство.


     Тревожила и другая мысль, что преступные деяния некоторых уехавших из России граждан, так и остались безнаказанными.

 

Рейтинг: 0 152 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!