ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Подари мне сердце с добрыми глазами

Подари мне сердце с добрыми глазами

17 октября 2012 - Светлана Тен
article85130.jpg

 - Давайте, Алка будет мамой! Кто за Алку?

- Я!
- Я!
- Я!
- Ладно, в прошлый раз Наташка была, пусть в этот раз Алка будет! – заключила рыжеволосая конопатая девочка лет десяти.
- А кто будет папой? – спросил синеглазый мальчик.
- На фиг нам папа. У нас собаки нету. Антоха, давай ты собакой будешь? – предложила долговязая девочка с конским хвостом.
- Ладно. Правда что, на фиг нам папа, только водку пить будет да мать и детей бить, - согласился Антоха. 


Женя Лебедева сидела на диванчике в игровой комнате детского дома «Надежда» и наблюдала за игрой детей. По- видимому, дети играли в « Дом». Вообще-то, девушка пришла к директору детского дома - Кире Львовне. Но Кира Львовна умчалась по делам прямо перед её носом. 


Женя - корреспондент старейшей городской газеты «Красное знамя». Пролетариата давно уже не было, а «Красное знамя» было. Теперь газета была знаменем мэра и его братии. Вчера главный редактор вызвал Женю к себе и дал задание, написать репортаж о детском доме «Надежда». И чтоб в кратчайшие сроки, и чтоб хвалебный получился репортаж, потому что через неделю маячил Новый год, а еще через три месяца маячили выборы мэра. А нынешний мэр совсем не хотел отдавать этот «лакомый кусочек» в другие руки. Его руки цепко держали этот город за горло,  он прямо-таки врос в него, сроднился с финансами и знал кому, куда и сколько. А в последние полгода он не на шутку «увлекся» детским домом.


Женя с интересом рассматривала обстановку в игровой комнате: уютная мягкая мебель - диван и два кресла, большая тумба, на которой стоял огромный телевизор - подарок мэра. Два стола, на одном из них компьютер, тоже подаренный мэром, пятнадцать мягких стульев, горка, на которой соседствовали книги, игрушки, компьютерные диски и еще много разных мелочей.

- Люда, быстро сходи в магазин и возьми молока, хлеба и шоколадок, - приказным тоном сказала «мама», которая Алла, девочке в джинсовом сарафане, которая «дочка».
- А ты не приказывай! - ответила «дочка».
- Я – мама! Хочу и приказываю!
- Мама любить должна, а не приказывать, - обиделась девочка, которая «дочка».
- Не хочешь – не играй, я себе другую дочку найду! – заявила Алла.


Женя наблюдала за игрой и удивлялась. Какая странная игра получалась, если не сказать -страшная. С самого начала. Детям не нужен отец, потому что он пьет, потом  бьет. Мать не пьет, но приказывает. А дети не хотят подчиняться, и мать с легкостью от них отказывается, как от неудобной, а, значит, ненужной вещи. Наверное, в этой «Доме» одна собака - человек. Мысли Жени расползались по всей голове, смотреть на игру больше не хотелось. 


За столом в одиночестве сидела девочка с густой копной русых волос, открытыми зелено-серыми глазами и пухлыми щечками. На вид ей было не больше пяти. На ней был джинсовый сарафан с «лейблом» «Катя П.». Она что-то увлеченно рисовала фломастерами на альбомном листе.

- Привет!- Женя подошла к девочке.
Девочка оживилась, и глаза её засияли, губки улыбнулись:
- Привет! 
- Как тебя зовут?
- Юля.
- Почему ты не играешь со всеми вместе? – заглядывая в глаза девочке, спросила Женя.
- Я - новенькая и маленькая, они меня не берут играть, - тяжело вздохнув, ответила девочка.
- А что ты рисуешь?
- Дом, небо, солнышко и цветочки.


На листе Женя увидела огромное солнце, оно смеялось и имело разные глаза. Один глаз был большой, голубого цвета, другой - маленький, зеленого. В заштрихованном по-детски голубом небе плыло крохотное облачко, похожее на растрепанный овал, поперек листа был нарисован кривоватый дом с огромной трубой. Труба была размером с сам дом и упиралась в солнце. Возле дома рос гигантский цветок, величиной с трубу. Женя улыбнулась, Юля - тоже. 

- Юля, а почему у солнца глаза разного цвета?
- У меня голубой фломастер изрисовался, - смутилась девочка.

Девушка рассмеялась. Юля подхватила Женин смех и разнесла его по всей игровой так, что дети, которые «жили» в своем «мрачном доме», с удивлением и любопытством посмотрели в их сторону. 

- А ты веришь в Деда Мороза? – спросила Женя.
- Почти что нет.
- Почему?
- Потому что в прошлом году я попросила у него маму, а он не подарил. А Владик сказал, что никакого Деда Мороза нет. Я ему верю, потому что, если бы Дед Мороз был, то у всех бы была мама, - сказала Юля и раскрасила дом красным фломастером.  


Женя задумалась, потом огорчилась. Ей стало жаль девочку Юлю с открытыми доверчивыми зелено-серыми глазами. Даже она, двадцатипятилетняя Женя, верит в Деда Мороза, и каждый год ждет новогоднего чуда. Так быть не может. Дети должны верить в Деда Мороза. Но так было: дети не верили в отца, не верили в Деда Мороза, они верили в собаку и в то, что в магазине можно взять, а не купить.

 - А какой подарок ты хочешь на Новый год? – спросила Женя.
Девочка смущенно заулыбалась и, закатив глазенки,  прошептала как-то волшебно:
- Я хочу сердце с добрыми глазами. Оно мне снилось. Оно было такое ласковое и теплое. Сердце гладило меня по голове. 
К горлу Жени вдруг подкатил ком, навалился и стал душить. Глаза защипало, будто в них бросили соль. Женя отвернулась. Тут в игровую вбежала Кира Львовна:

- Девушка, вы меня ждете? Пойдемте, а то дел по горло, ничего не успеваю,- задыхаясь, проговорила директор. – Новый год этот, будь он не ладен.
Женя встала с дивана, успев украдкой вытереть слезы, улыбнулась Юле и шепнула ей на ушко:
- А если Дед Мороз подарит тебе сердце с добрыми глазами, ты поверишь в него?
- Наверно, поверю, - таинственно и с надеждой прошептала Юля, кивая головой.
Выходя из игровой, Женя помахала Юле рукой. Юля подбежала к девушке и сунула ей в руки альбомный лист с огромным разноглазым солнцем и нескладным домом.


Женька сидела в редакции, рядом с ней сидело «сердце» из магазина «Мир детства». Оно было размером с большую подушку. "Лицо" его было сшито из розового куска атласа, "затылок" - из бордового. «Сердце» улыбалось большим ртом-дугой, вышитым коричневыми нитками. И имело озорные, добрые глаза с длинными, черными ресницами -ниточками. На щеках его светились маленькие желтые пайетки, они же веснушки. Лоб украшал  незатейливый милый бантик желтого цвета. На затылке блестящим лазоревым была вышита надпись: « Я тебя люблю!» По бокам «сердца» располагались коротенькие ручки с пухлыми пальчиками. Это предавало ему распахнутость настежь. Такому «сердцу» можно было доверять все самые сокровенные тайны.


Женя снова рассматривала рисунок Юли. Репортаж не писался, в голове прочно засела девочка из детского дома и её «если бы Дед Мороз был, то у всех бы была мама». 


Девушка вспоминала свою маму - мамулю-бабулю Аню. Накануне самого искреннего и счастливого, самого  детского, самого теплого праздника в самое холодное время года Дед Мороз допустил, чтобы в машину Жениных родителей въехал пьяный нелюдь, который отделался лишь несколькими синяками и царапинами. А родители Жени погибли. Ей было тогда полтора года. Родители хотели немного отдохнуть. Только вот вместо временного отдыха получился – вечный покой. Девочку воспитывала бабушка. Она работала зубным доктором и берегла Женькины зубы, ограничивая её в сладостях. «От них только дырки в зубах!» - говаривала она. Правда, когда жизнь больно щипала Женьку, мамуля-бабуля покупала «таблетки счастья» - большую шоколадку и пломбир «Морозко». Загребала девочку в свои материнские объятия и отогревала от лютого холода бытия. Мамуля-бабуля знала, что даже самая маленькая дырочка в душе больнее любого осложненного кариеса. В прошлом году мамули-бабули не стало. Не стало накануне Нового года. Так Женя во второй раз потеряла самого дорогого человека, который был для неё всем - воздухом, счастьем, светом, путеводной звездой. Который был для неё мамой.
 

За раздумьями девушка не заметила, как сзади подкрался фотокор Витька и, словно шарф, нежно обвил её шею своими теплыми руками.

С Витькой она познакомилась ещё в университете, он учился на искусствоведении, а она - на журфаке. Витька ей нравился, она ему тоже. У них была любовь, больше похожая на фантастический роман. Витька был совершенно оторван от реальности и мыслил розовыми мечтами. Это был большой ребенок, который никак не хотел принимать жизнь с её проблемами, добром, злом, правдой, ложью. Ей было с ним хорошо, но ненадежно. Жизнь, к сожалению, имела не только розовые оттенки. И с фантастикой имела мало общего.  

-Женча, о чем задумалась? – прошептал Витька в Женину макушку.
- Вить, она не верит в Деда Мороза.
-Кто?- он разомкнул свои руки и сел рядом, глядя в бездонные Женькины глаза.
- Девочка Юля из детского дома, - с какой-то безнадегой выдохнула Женя.

И она стала рассказывать ему про детский дом, про «маму» Аллу, про «дочку», «собаку» Антона, про маленькую девочку Юлю, про магазины игрушек, где она искала «сердце» с добрыми глазами.
Витька сделал на лбу три складки – так он обычно входил в реальность:
- Непорядок. В Деда надо верить. Дед Мороз - славный старик. Он мне брата подарил, коньки и клюшку. Правда, когда я попросил забрать брата обратно, он моё желание не выполнил. То ли он к тому времени оглох, то ли я стал плохо себя вести.


Женька рассмеялась заливистым колокольчиком. Она обожала в его юморочке серьезное лицо, с которым тот вещал. От этого становилось еще смешнее, особенно, когда кто-то из слушателей мог все принять за «чистую монету».

- Женька, я и тебя Морозу заказал. Помнишь, как мы познакомились? Я тебя нечаянно дверью шарахнул по лбу,- изобразив скорбь на лице, вымолвил Витька.
- Чего? Так ты меня, оказывается, заказал?
- Ну да. Ты ж мимо меня два года смотрела. Вот я и попросил Деда, пусть девушка меня хоть взглядом одарит. И ты одарила, - засмеялся Витька. – Я этот взгляд на всю жизнь запомню.
- Хулиган! Бандюк! - сузив газа, как китаец, Женька запустила в него карандаш. Он ловко поймал его. - А в этом году кого закажешь Деду Морозу?
- Опять тебя. Чтобы ты вышла за меня замуж. Я подарю тебе свое сердце с добрыми глазами, - вдохновенно сказал Витька и сложил крестом ладони на левой стороне груди. Он уже один раз предлагал ей свое сердце вместе с рукой, но Женя боялась оторваться от реальности.
- Вить, ну какой замуж? Ты еще сущий ребенок.
- Тогда усынови меня, - Витька вздохнул и положил свою курчавую голову на Женькины колени. 
Она нежно потрепала его шевелюру:
- У тебя есть мама... А у Юли – нет.
- Я могу перевоплотиться в Деда Мороза.
- Здорово! - оживилась Женя.
- А ты будешь моей внучкой-Снегурочкой. Я тебя увнучу.
- Я согласна, Дедушка, - улыбнулась Женька.


С костюмами помогла Катя - старшая сестра Вити.  Она работала костюмером в местном доме культуры, имела троих детей и ни одного мужа. Дел у Кати всегда было выше её роста, работала она за двоих, потому что ставки было две, а Катя одна. Платили, соответственно, только за Катю. Но она, кроме как шить, больше ничего не умела. А шила она виртуозно и быстро. Костюм для брата был найден сразу. Витька имел телосложение Деда Мороза: высокий, плотный, широкоплечий. А вот Жене повезло меньше. Ей больше подходил костюм Снежинки. Она была маленькая, тоненькая, изящная, как веточка. Кате пришлось немного потрудиться над костюмом Снегурочки: там ушить, тут подшить, здесь присборить.


За два дня до Нового года Витя и Женя в новогодних костюмах с мешком сладостей и «сердцем» пришли в детский дом, к Кире Львовне в кабинет. Кира Львовна немного растерялась.  От неожиданности очки её со лба прыгнули на нос: 

- Вы из ДК? Но Вы же в четыре должны прийти?
- Мы сами по себе, - ответил Витя.
- Кира Львовна, вы меня не помните? - взволнованно проговорила Женя и сняла шапочку Снегурочки. - Мы хотим Юлю поздравить, маленькую девочку Юлю. Мы ей подарок принесли.
- А-а-а. Так это вы? Вы из «Красного знамени»? – узнав Женю, одобрительно покачала головой директор. – Юлю Самохину? Одна она у нас Юля. Ой, я даже не знаю. Не принято у нас разные подарки детям дарить.
 - Пожалуйста, она очень хотела иметь сердце с добрыми глазами, - взмолилась Женя, вытаскивая «сердце» из мешка. – Мы так старались, костюмы доставали…подшивали. Понимаете, она не верит в Деда Мороза. А ведь ей, наверное, не больше пяти. Должны же дети верить в чудо, правда?
 

Кира Львовна посмотрела поверх очков на Деда Мороза, потом на Женю-Снегурочку, тяжело вздохнула, взяла «сердце» в руки, грустно улыбнулась и сказала:

- Должны. Конечно, должны. Какое же детство без  чуда? Ладно. Скажу, что Дед Мороз подсмотрел её сон. Она уже всем сон свой рассказала…про сердце это.


Через минуту в кабинете показалась маленькая Юля. Директор детдома что-то хотела сказать, но говорил уже Дед Мороз - Витька, взяв в руки посох и окончательно войдя в роль:

- Здравствуй, девочка Юля! Гулял я как-то по снам разных людей и забрел в твой сон. Там увидел я красивое сердце с очень добрыми глазами. Я забрал сердце из твоего сна, чтобы ты больше не расставалась с ним. 

Он вытащил «сердце» из мешка и протянул Юле.
Витька явно похоронил в себе талант актера. Басил он очень даже по-Дед-Морозовски, что даже Кира Львовна и Женя поверили в существование этого новогоднего Деда с посохом.

Юля стояла, не двигаясь и, почти, не дыша. Она во все глаза рассматривала Деда Мороза и «сердце» с добрыми глазами. Лицо её выражало восторженное удивление, радость и счастье одновременно. Юля взяла «сердце», поцеловала его в «щеку» и крепко прижала к себе. Глядя поверх него, она спросила почему-то шепотом:

- Ты что настоящий Дед Мороз?
Витька, делая вид, что он не слышит, наклонился к Юле поближе и продедморозил басом:
- Ой, девочка, что-то к старости я глуховат стал. Подойди ко мне поближе.
Девочка, крепко держа в руках «сердце», подошла, как завороженная. Шутка ли, сам Дед Мороз пригласил.
Витька сел на стул и подсадил Юлю на колено:
- Ну, говори, девочка.
- Дед Мороз, ты, правда, настоящий-пренастоящий? – спросила загадочным шепотом Юля, глядя Витьке прямо в глаза.
-Конечно! Можешь даже бороду потрогать!
Малышка погладила пухленькими пальчиками бороду, усы, красный нос, щеки.
- А почему ты не холодный?- хитро спросила она.
- Потому что я добрый, - не задумываясь, ответил Витька.
- А ты придешь ко мне ещё?
- Обязательно! Только ты веди себя хорошо!
- Дедушка, а если мне приснится мама, ты сможешь забрать её из моего сна и подарить мне. Я буду себя хорошо вести…очень-преочень, - прошептала Юля.

Витька немного замешкался, как от неожиданного удара. Несколько секунд он молчал и растерянно глядел то на Киру Львовну, то на Женю. Наступила гнетущая тишина. Обмануть Юлю он не мог. Это была бы самая большая подлость в его жизни. Кира Львовна, проработавшая в детском доме более двадцати лет, едва сдерживала слезы. Женя уже не пыталась ничего сдерживать, и слезы предательски текли по её щекам. Она подошла к Юле, обняла её и сказала:

- Юля, у тебя будет мама, обязательно. Без мамы нельзя…никак нельзя.
Юля, увидев Женины слезы, с тревогой спросила:
 - Снегурочка, а ты не растаешь?
- Никогда.
- Никогда-никогда? – перешла на обнадеживающий шепот девочка и обняла Женю одной рукой.
- Никогда-никогда! – ответила Женя.
- А ты придешь в мой сон?
Женя ещё крепче прижала девочку к себе и прошептала сквозь царапающие глаза слезы:
- Обязательно приду.
-  Я буду ждать тебя очень-преочень. Ну и что, что ты Снегурочка. Я научу тебя быть мамой. Это же просто, надо только любить меня и все.



Выходя из детского дома, Женя спросила:
- Вить, ты женишься на нас?
Витька посмотрел в заплаканные Женькины глаза, взял её нежное маленькое лицо Снегурочки в свои надежные теплые руки Деда Мороза и сказал:
- Наконец-то, справедливость восторжествует! Должен же Дед Мороз хоть раз исполнить свое желание. Женька, а ты хорошо будешь себя вести?
- Очень-преочень. Обещаю, - улыбнулась Женя, и её губы почувствовали жаркую нежность Витькиной любви. 

 
 

© Copyright: Светлана Тен, 2012

Регистрационный номер №0085130

от 17 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0085130 выдан для произведения:

 - Давайте, Алка будет мамой! Кто за Алку?

- Я!
- Я!
- Я!
- Ладно, в прошлый раз Наташка была, пусть в этот раз Алка будет! – заключила рыжеволосая конопатая девочка лет десяти.
- А кто будет папой? – спросил синеглазый мальчик.
- На фиг нам папа. У нас собаки нету. Антоха, давай ты собакой будешь? – предложила долговязая девочка с конским хвостом.
- Ладно. Правда что, на фиг нам папа, только водку пить будет да мать и детей бить, - согласился Антоха. 


Женя Лебедева сидела на диванчике в игровой комнате детского дома «Надежда» и наблюдала за игрой детей. По- видимому, дети играли в « Дом». Вообще-то, девушка пришла к директору детского дома - Кире Львовне. Но Кира Львовна умчалась по делам прямо перед её носом. 


Женя - корреспондент старейшей городской газеты «Красное знамя». Пролетариата давно уже не было, а «Красное знамя» было. Теперь газета была знаменем мэра и его братии. Вчера главный редактор вызвал Женю к себе и дал задание, написать репортаж о детском доме «Надежда». И чтоб в кратчайшие сроки, и чтоб хвалебный получился репортаж, потому что через неделю маячил Новый год, а еще через три месяца маячили выборы мэра. А нынешний мэр совсем не хотел отдавать этот «лакомый кусочек» в другие руки. Его руки цепко держали этот город за горло,  он прямо-таки врос в него, сроднился с финансами и знал кому, куда и сколько. А в последние полгода он не на шутку «увлекся» детским домом.


Женя с интересом рассматривала обстановку в игровой комнате: уютная мягкая мебель - диван и два кресла, большая тумба, на которой стоял огромный телевизор - подарок мэра. Два стола, на одном из них компьютер, тоже подаренный мэром, пятнадцать мягких стульев, горка, на которой соседствовали книги, игрушки, компьютерные диски и еще много разных мелочей.

- Люда, быстро сходи в магазин и возьми молока, хлеба и шоколадок, - приказным тоном сказала «мама», которая Алла, девочке в джинсовом сарафане, которая «дочка».
- А ты не приказывай! - ответила «дочка».
- Я – мама! Хочу и приказываю!
- Мама любить должна, а не приказывать, - обиделась девочка, которая «дочка».
- Не хочешь – не играй, я себе другую дочку найду! – заявила Алла.


Женя наблюдала за игрой и удивлялась. Какая странная игра получалась, если не сказать -страшная. С самого начала. Детям не нужен отец, потому что он пьет, потом  бьет. Мать не пьет, но приказывает. А дети не хотят подчиняться, и мать с легкостью от них отказывается, как от неудобной, а, значит, ненужной вещи. Наверное, в этой «Доме» одна собака - человек. Мысли Жени расползались по всей голове, смотреть на игру больше не хотелось. 


За столом в одиночестве сидела девочка с густой копной русых волос, открытыми зелено-серыми глазами и пухлыми щечками. На вид ей было не больше пяти. На ней был джинсовый сарафан с «лейблом» «Катя П.». Она что-то увлеченно рисовала фломастерами на альбомном листе.

- Привет!- Женя подошла к девочке.
Девочка оживилась, и глаза её засияли, губки улыбнулись:
- Привет! 
- Как тебя зовут?
- Юля.
- Почему ты не играешь со всеми вместе? – заглядывая в глаза девочке, спросила Женя.
- Я - новенькая и маленькая, они меня не берут играть, - тяжело вздохнув, ответила девочка.
- А что ты рисуешь?
- Дом, небо, солнышко и цветочки.


На листе Женя увидела огромное солнце, оно смеялось и имело разные глаза. Один глаз был большой, голубого цвета, другой - маленький, зеленого. В заштрихованном по-детски голубом небе плыло крохотное облачко, похожее на растрепанный овал, поперек листа был нарисован кривоватый дом с огромной трубой. Труба была размером с сам дом и упиралась в солнце. Возле дома рос гигантский цветок, величиной с трубу. Женя улыбнулась, Юля - тоже. 

- Юля, а почему у солнца глаза разного цвета?
- У меня голубой фломастер изрисовался, - смутилась девочка.

Девушка рассмеялась. Юля подхватила Женин смех и разнесла его по всей игровой так, что дети, которые «жили» в своем «мрачном доме», с удивлением и любопытством посмотрели в их сторону. 

- А ты веришь в Деда Мороза? – спросила Женя.
- Почти что нет.
- Почему?
- Потому что в прошлом году я попросила у него маму, а он не подарил. А Владик сказал, что никакого Деда Мороза нет. Я ему верю, потому что, если бы Дед Мороз был, то у всех бы была мама, - сказала Юля и раскрасила дом красным фломастером.  


Женя задумалась, потом огорчилась. Ей стало жаль девочку Юлю с открытыми доверчивыми зелено-серыми глазами. Даже она, двадцатипятилетняя Женя, верит в Деда Мороза, и каждый год ждет новогоднего чуда. Так быть не может. Дети должны верить в Деда Мороза. Но так было: дети не верили в отца, не верили в Деда Мороза, они верили в собаку и в то, что в магазине можно взять, а не купить.

 - А какой подарок ты хочешь на Новый год? – спросила Женя.
Девочка смущенно заулыбалась и, закатив глазенки,  прошептала как-то волшебно:
- Я хочу сердце с добрыми глазами. Оно мне снилось. Оно было такое ласковое и теплое. Сердце гладило меня по голове. 
К горлу Жени вдруг подкатил ком, навалился и стал душить. Глаза защипало, будто в них бросили соль. Женя отвернулась. Тут в игровую вбежала Кира Львовна:

- Девушка, вы меня ждете? Пойдемте, а то дел по горло, ничего не успеваю,- задыхаясь, проговорила директор. – Новый год этот, будь он не ладен.
Женя встала с дивана, успев украдкой вытереть слезы, улыбнулась Юле и шепнула ей на ушко:
- А если Дед Мороз подарит тебе сердце с добрыми глазами, ты поверишь в него?
- Наверно, поверю, - таинственно и с надеждой прошептала Юля, кивая головой.
Выходя из игровой, Женя помахала Юле рукой. Юля подбежала к девушке и сунула ей в руки альбомный лист с огромным разноглазым солнцем и нескладным домом.


Женька сидела в редакции, рядом с ней сидело «сердце» из магазина «Мир детства». Оно было размером с большую подушку. "Лицо" его было сшито из розового куска атласа, "затылок" - из бордового. «Сердце» улыбалось большим ртом-дугой, вышитым коричневыми нитками. И имело озорные, добрые глаза с длинными, черными ресницами -ниточками. На щеках его светились маленькие желтые пайетки, они же веснушки. Лоб украшал  незатейливый милый бантик желтого цвета. На затылке блестящим лазоревым была вышита надпись: « Я тебя люблю!» По бокам «сердца» располагались коротенькие ручки с пухлыми пальчиками. Это предавало ему распахнутость настежь. Такому «сердцу» можно было доверять все самые сокровенные тайны.


Женя снова рассматривала рисунок Юли. Репортаж не писался, в голове прочно засела девочка из детского дома и её «если бы Дед Мороз был, то у всех бы была мама». 


Девушка вспоминала свою маму - мамулю-бабулю Аню. Накануне самого искреннего и счастливого, самого  детского, самого теплого праздника в самое холодное время года Дед Мороз допустил, чтобы в машину Жениных родителей въехал пьяный нелюдь, который отделался лишь несколькими синяками и царапинами. А родители Жени погибли. Ей было тогда полтора года. Родители хотели немного отдохнуть. Только вот вместо временного отдыха получился – вечный покой. Девочку воспитывала бабушка. Она работала зубным доктором и берегла Женькины зубы, ограничивая её в сладостях. «От них только дырки в зубах!» - говаривала она. Правда, когда жизнь больно щипала Женьку, мамуля-бабуля покупала «таблетки счастья» - большую шоколадку и пломбир «Морозко». Загребала девочку в свои материнские объятия и отогревала от лютого холода бытия. Мамуля-бабуля знала, что даже самая маленькая дырочка в душе больнее любого осложненного кариеса. В прошлом году мамули-бабули не стало. Не стало накануне Нового года. Так Женя во второй раз потеряла самого дорогого человека, который был для неё всем - воздухом, счастьем, светом, путеводной звездой. Который был для неё мамой.
 

За раздумьями девушка не заметила, как сзади подкрался фотокор Витька и, словно шарф, нежно обвил её шею своими теплыми руками.

С Витькой она познакомилась ещё в университете, он учился на искусствоведении, а она - на журфаке. Витька ей нравился, она ему тоже. У них была любовь, больше похожая на фантастический роман. Витька был совершенно оторван от реальности и мыслил розовыми мечтами. Это был большой ребенок, который никак не хотел принимать жизнь с её проблемами, добром, злом, правдой, ложью. Ей было с ним хорошо, но ненадежно. Жизнь, к сожалению, имела не только розовые оттенки. И с фантастикой имела мало общего.  

-Женча, о чем задумалась? – прошептал Витька в Женину макушку.
- Вить, она не верит в Деда Мороза.
-Кто?- он разомкнул свои руки и сел рядом, глядя в бездонные Женькины глаза.
- Девочка Юля из детского дома, - с какой-то безнадегой выдохнула Женя.

И она стала рассказывать ему про детский дом, про «маму» Аллу, про «дочку», «собаку» Антона, про маленькую девочку Юлю, про магазины игрушек, где она искала «сердце» с добрыми глазами.
Витька сделал на лбу три складки – так он обычно входил в реальность:
- Непорядок. В Деда надо верить. Дед Мороз - славный старик. Он мне брата подарил, коньки и клюшку. Правда, когда я попросил забрать брата обратно, он моё желание не выполнил. То ли он к тому времени оглох, то ли я стал плохо себя вести.


Женька рассмеялась заливистым колокольчиком. Она обожала в его юморочке серьезное лицо, с которым тот вещал. От этого становилось еще смешнее, особенно, когда кто-то из слушателей мог все принять за «чистую монету».

- Женька, я и тебя Морозу заказал. Помнишь, как мы познакомились? Я тебя нечаянно дверью шарахнул по лбу,- изобразив скорбь на лице, вымолвил Витька.
- Чего? Так ты меня, оказывается, заказал?
- Ну да. Ты ж мимо меня два года смотрела. Вот я и попросил Деда, пусть девушка меня хоть взглядом одарит. И ты одарила, - засмеялся Витька. – Я этот взгляд на всю жизнь запомню.
- Хулиган! Бандюк! - сузив газа, как китаец, Женька запустила в него карандаш. Он ловко поймал его. - А в этом году кого закажешь Деду Морозу?
- Опять тебя. Чтобы ты вышла за меня замуж. Я подарю тебе свое сердце с добрыми глазами, - вдохновенно сказал Витька и сложил крестом ладони на левой стороне груди. Он уже один раз предлагал ей свое сердце вместе с рукой, но Женя боялась оторваться от реальности.
- Вить, ну какой замуж? Ты еще сущий ребенок.
- Тогда усынови меня, - Витька вздохнул и положил свою курчавую голову на Женькины колени. 
Она нежно потрепала его шевелюру:
- У тебя есть мама... А у Юли – нет.
- Я могу перевоплотиться в Деда Мороза.
- Здорово! - оживилась Женя.
- А ты будешь моей внучкой-Снегурочкой. Я тебя увнучу.
- Я согласна, Дедушка, - улыбнулась Женька.


С костюмами помогла Катя - старшая сестра Вити.  Она работала костюмером в местном доме культуры, имела троих детей и ни одного мужа. Дел у Кати всегда было выше её роста, работала она за двоих, потому что ставки было две, а Катя одна. Платили, соответственно, только за Катю. Но она, кроме как шить, больше ничего не умела. А шила она виртуозно и быстро. Костюм для брата был найден сразу. Витька имел телосложение Деда Мороза: высокий, плотный, широкоплечий. А вот Жене повезло меньше. Ей больше подходил костюм Снежинки. Она была маленькая, тоненькая, изящная, как веточка. Кате пришлось немного потрудиться над костюмом Снегурочки: там ушить, тут подшить, здесь присборить.


За два дня до Нового года Витя и Женя в новогодних костюмах с мешком сладостей и «сердцем» пришли в детский дом, к Кире Львовне в кабинет. Кира Львовна немного растерялась.  От неожиданности очки её со лба прыгнули на нос: 

- Вы из ДК? Но Вы же в четыре должны прийти?
- Мы сами по себе, - ответил Витя.
- Кира Львовна, вы меня не помните? - взволнованно проговорила Женя и сняла шапочку Снегурочки. - Мы хотим Юлю поздравить, маленькую девочку Юлю. Мы ей подарок принесли.
- А-а-а. Так это вы? Вы из «Красного знамени»? – узнав Женю, одобрительно покачала головой директор. – Юлю Самохину? Одна она у нас Юля. Ой, я даже не знаю. Не принято у нас разные подарки детям дарить.
 - Пожалуйста, она очень хотела иметь сердце с добрыми глазами, - взмолилась Женя, вытаскивая «сердце» из мешка. – Мы так старались, костюмы доставали…подшивали. Понимаете, она не верит в Деда Мороза. А ведь ей, наверное, не больше пяти. Должны же дети верить в чудо, правда?
 

Кира Львовна посмотрела поверх очков на Деда Мороза, потом на Женю-Снегурочку, тяжело вздохнула, взяла «сердце» в руки, грустно улыбнулась и сказала:

- Должны. Конечно, должны. Какое же детство без  чуда? Ладно. Скажу, что Дед Мороз подсмотрел её сон. Она уже всем сон свой рассказала…про сердце это.


Через минуту в кабинете показалась маленькая Юля. Директор детдома что-то хотела сказать, но говорил уже Дед Мороз - Витька, взяв в руки посох и окончательно войдя в роль:

- Здравствуй, девочка Юля! Гулял я как-то по снам разных людей и забрел в твой сон. Там увидел я красивое сердце с очень добрыми глазами. Я забрал сердце из твоего сна, чтобы ты больше не расставалась с ним. 

Он вытащил «сердце» из мешка и протянул Юле.
Витька явно похоронил в себе талант актера. Басил он очень даже по-Дед-Морозовски, что даже Кира Львовна и Женя поверили в существование этого новогоднего Деда с посохом.

Юля стояла, не двигаясь и, почти, не дыша. Она во все глаза рассматривала Деда Мороза и «сердце» с добрыми глазами. Лицо её выражало восторженное удивление, радость и счастье одновременно. Юля взяла «сердце», поцеловала его в «щеку» и крепко прижала к себе. Глядя поверх него, она спросила почему-то шепотом:

- Ты что настоящий Дед Мороз?
Витька, делая вид, что он не слышит, наклонился к Юле поближе и продедморозил басом:
- Ой, девочка, что-то к старости я глуховат стал. Подойди ко мне поближе.
Девочка, крепко держа в руках «сердце», подошла, как завороженная. Шутка ли, сам Дед Мороз пригласил.
Витька сел на стул и подсадил Юлю на колено:
- Ну, говори, девочка.
- Дед Мороз, ты, правда, настоящий-пренастоящий? – спросила загадочным шепотом Юля, глядя Витьке прямо в глаза.
-Конечно! Можешь даже бороду потрогать!
Малышка погладила пухленькими пальчиками бороду, усы, красный нос, щеки.
- А почему ты не холодный?- хитро спросила она.
- Потому что я добрый, - не задумываясь, ответил Витька.
- А ты придешь ко мне ещё?
- Обязательно! Только ты веди себя хорошо!
- Дедушка, а если мне приснится мама, ты сможешь забрать её из моего сна и подарить мне. Я буду себя хорошо вести…очень-преочень, - прошептала Юля.

Витька немного замешкался, как от неожиданного удара. Несколько секунд он молчал и растерянно глядел то на Киру Львовну, то на Женю. Наступила гнетущая тишина. Обмануть Юлю он не мог. Это была бы самая большая подлость в его жизни. Кира Львовна, проработавшая в детском доме более двадцати лет, едва сдерживала слезы. Женя уже не пыталась ничего сдерживать, и слезы предательски текли по её щекам. Она подошла к Юле, обняла её и сказала:

- Юля, у тебя будет мама, обязательно. Без мамы нельзя…никак нельзя.
Юля, увидев Женины слезы, с тревогой спросила:
 - Снегурочка, а ты не растаешь?
- Никогда.
- Никогда-никогда? – перешла на обнадеживающий шепот девочка и обняла Женю одной рукой.
- Никогда-никогда! – ответила Женя.
- А ты придешь в мой сон?
Женя ещё крепче прижала девочку к себе и прошептала сквозь царапающие глаза слезы:
- Обязательно приду.
-  Я буду ждать тебя очень-преочень. Ну и что, что ты Снегурочка. Я научу тебя быть мамой. Это же просто, надо только любить меня и все.



Выходя из детского дома, Женя спросила:
- Вить, ты женишься на нас?
Витька посмотрел в заплаканные Женькины глаза, взял её нежное маленькое лицо Снегурочки в свои надежные теплые руки Деда Мороза и сказал:
- Наконец-то, справедливость восторжествует! Должен же Дед Мороз хоть раз исполнить свое желание. Женька, а ты хорошо будешь себя вести?
- Очень-преочень. Обещаю, - улыбнулась Женя, и её губы почувствовали жаркую нежность Витькиной любви. 

 
 
Рейтинг: +11 491 просмотр
Комментарии (16)
0 # 17 октября 2012 в 16:08 +1
Хорошо! Слава Богу, у Юли будет семья- я уверена! И пусть у них будет и Новый год, и подарки, и любовь, и радость!
Светлана Тен # 17 октября 2012 в 16:21 +2
Танюша! Спасибо Вам! Вы мой самый преданный читатель. Стоически выдерживаете мои прозаические объемы 38
Ольга Кельнер # 17 октября 2012 в 16:51 +2
очень понравилось,и главное конец замечательный .И все такие положительные и добрые,что проник live1 аешь большой симпатией к вашим героям.
Светлана Тен # 17 октября 2012 в 22:37 +1
Вячеслав Светлов # 17 октября 2012 в 20:53 +2
38 buket1
Светлана Тен # 17 октября 2012 в 22:38 +1
Благодарю, Вячеслав! soln
Владимир Непогодьев # 4 ноября 2012 в 12:41 +1
Отличный рассказ! Прочитал не отрываясь! Просто нет слов. Так просто написано и так захватывающе. Все мы по-прежнему верим, хоть и не разумом, а сердцем, но верим в Деда Мороза и каждый Новый Год с надеждой загадываем свои желания, и ждём что они обязательно исполнятся. sneg rolf
Людмила Телякова # 4 ноября 2012 в 17:44 +1
Светланочка! Какая же ты умничка! Такой рассказ написала. Читала не отрываясь, а слёзы сами на глаза наворачивались. А в конце-такое облегчение. Ну, по-другому и нельзя. Ведь есть же ещё добро на этом свете.
Владлена Денисова # 5 ноября 2012 в 01:10 0
Очень теплый рассказ, трогательный мир детства.
Хочется пожелать этим детям, чтобы жизнь была добра к ним.
Наташа Дуплякова # 16 ноября 2012 в 13:26 +1
Не первый же раз читаю, а всё равно вся в слезах. Свет, ты умничка. 5min live4
Светлана Тен # 16 ноября 2012 в 21:30 +1
Наташенька, чмок тебя! kissfor
Маргарита Светлая (Моргана). # 16 ноября 2012 в 13:38 +1
Пробрало до глубины души..
Светлана Тен # 16 ноября 2012 в 21:31 +1
Сердечно благодарю,Маргарита!
Игорь Кичапов # 30 марта 2013 в 01:57 +1
Все таки ЖЕНЩИНА о таком пишет сердцем.
Спасибо... понравилось!!
Игорь Кичапов # 30 марта 2013 в 01:57 +1
Все таки ЖЕНЩИНА о таком пишет сердцем.
Спасибо... понравилось!!
Светлана Тен # 24 июля 2013 в 20:10 0
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
114
109
107
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
102
99
89
88
87
86
86
83
78
78
77
76
75
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
74
73
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
72
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
65
65
64
63