ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ПОБЕДИТЕЛЬНИЦА

 

ПОБЕДИТЕЛЬНИЦА

25 января 2012 - Владимир Потапов

 

   Вера Гасникова  возвращалась домой.

   Возвращалась чемпионом России по стрижке овец. Соревнования проходили 3 дня. Дорога и командировочные были оплачены организаторами соревнования. Иначе бы она и не поехала. Чего деньги-то  тратить попусту? Выиграешь- не выиграешь… Да и дома хлопот хватает…

   Призы- кубок и кухонный комбайн- лежали упакованные в громадном дорожном бауле. Проклятущие перекладные вымотали всю душу. Сначала автобусом до Магнитогорска, затем поездом до Челябинска. Из Челябинска- снова поездом до Самары, там- снова час на автобусе. Теперь вот обратно… До Челябы, слава Богу, добралась. По-людски-то, надобно бы у братишки младшего, у Пашки тормознуться, погостить хотя бы денек… Но уж шибко невтерпеж было дома добраться! Душа уже там была, с мужем и ребятишками! Вот гостинцам порадуются!

   И, как только приехала в Челябинск, сразу же поспешила купить билет до Магнитогорска. Жаль, что только в шесть вечера отходит… Четыре часа валандаться где-то надо…

   -Позвоню-ка Пашке. Может, выходной?..- подумала она, обложившись баулами на лавочке в привокзальном сквере.

   Завод, где работал младший брат, был когда-то союзного значения. Затем наступили кризисные времена 90-х. Завод  пошел по денежным рукам, как распутная девица, захирел, до сей поры перебивался  случайными заказами. Рабочие работали по 2-3 дня в неделю. Чем леший не шутит, может, и, правда, у Пашки выходной…

   Повезло ей. Прикатил младшенький на вокзал, через час уже прикатил. Обнялись, поцеловались, как положено. Пашка- крупный, высокий, под метр восемьдесят- тридцатилетний мужик рядом с Верой гляделся мелковато и щупло. Та, при таком же росте, смотрелась и пошире, и побогаче статью. И, вообще, весь корень их, Гасниковых никогда мелким не был. Хоть дедов взять, хоть детишек. Может, благодаря врожденной силе и дородству Веерка так быстро и справлялась с овцами: хвать за лапы, свалит на бок, коленом прижмет и давай шерсть снимать! Секунды уходили, а овца- будто в армию призвали, лысая и ошарашенная! Да что- овцы!.. Она однажды на спор и Пашку, как барашка, сгребла в охапку да на пол грохнула! Коленом прижала- ни вздохнуть, ни охнуть! А ведь лучшим гиревиком на селе был!

   Начальство Верку ценило. Что ни смотр- конкурс- ее посылают. И хоть бы раз без первого места возвратилась! Было, правда, однажды, в 89-м, в Абхазии… Стыдно вспоминать… Местный какой-то сморчок в гектарной кепке ее обогнал! Откуда, вот, в таком сила? И еще, паршивец, приударить вздумал, сопля носатая! Но ей-то к мелюзге привыкать не в новинку! Сережка, муж-то ее, по габаритам точная копия этого, местного! Нос только пуговкой да волосики белые, а так- близнец близнецом!

   Шашлыки, правда, у южанина вкуснейшие были. Мой Сережка такие делать не умеет! А вино- дрянь дрянью! Кислое, как бражка недоспевшая. Хорошо тогда толпой посидели. Ежели б не второе место- совсем все замечательно…

   -Верка, ты меня слушать будешь?- сердито окликнул ее Пашка.

   -А? Что? Задумалась чего-то…

   -Я говорю: поехали к нам, четыре часа еще до поезда. Отдохнешь по-человечески. Анатолий потом отвезет…

   -А твоя где машина?

   -В ремонте.

   -Да подь ты!.. Не поеду! Что ж я с баулами носиться буду?! И так все руки оборвала!..

   -В камеру давай сдадим.

   Верка посмотрела на него, как на больного.

   -Ага… Приду получать багаж перед поездом, а кладовщик до ветру пошел, днище пробило. А поезд- тю-тю!.. Сиди, говорю! Тебе что, с сестрой не сидится?!

   -Сидится,- буркнул Пашка. –Давай я хоть пожрать что-нибудь возьму…

   -Ой! Пашка, мне беляшиков возьми! Они у вас, на вокзале, всегда вкусные! Штук пять возьми! И газировки! Дома-то я сроду ее не пью.

   -Чаю горячего, может?..

   -Я тебе говорю: газировки возьми!..

   Пашка принес беляши, газировку и пару шашлыков.

   -Шашлыки-то зачем? Из собачятины какой-нибудь делают…

   -Ешь! Беляши, можно подумать, из другого мяса…

   -Не-е, беляши вкусные!- Верка аж щурилась от удовольствия.

   -Как вы там?- Пашка лениво жевал шашлык. –Колоть-то скотину по осени будете? Мы бы с Толей бычка у вас взяли.

   -Не мы- так другие резать будут. Я тебе позвоню. А вот поросенка точно заколем! Возьмешь?

   -Возьму. Дай газировки… Как там Федька? К нам, в город, не думает?

   Федька, Веркин старший сын закончил школу и работал у отца на МТС.

   -Чего ему здесь шляться? По осени в армию… Пристроен- и слава Богу! По девкам начал бегать, паскудник! Завелась у него одна в Заречье…

   -Ого!  Чего, поселковых не хватает?  Наломают ему местные кости…

   -Да уже!..- Верка утерлась салфеткой, поискала, куда бросить. Не нашла, да и засунула в карман сумки. –Люська на прошлой неделе прибегает, «Мам,- кричит. –Федьку у моста заречные дубасят!» Ну, я веник хвать- и к мосту! Кое-как разогнала! Здоровые все, лосята, а ни черта не соображают! Четверо на одного! Я им говорю: «Ребята, уходите! Не доводите до большого!» А им хоть бы хны! Трое с Федькой маслаются, а четвертый на меня попер, отогнать решил! Ну, я ему и звезданула веником-то по лбу. А потом и тех с Федькой погнали… Не знаю, может, отвяжутся теперь… Вот волчата! И по морде-то Федьку почти не задели, а рубашку- в матинушку изорвали! Зверье, а не молодежь…

   -Чёй-то не верится, что заречные веника твоего испугались,- ухмыльнулся братишка.

   -Да не первый раз уже! Я их и по весне два раза гоняла… У меня там, в венике, прут- шестерка завязан… Убить не убьет, а мало не покажется…

   -Тады ясно… Как отсоревновалась?

   -В среду, говорят, по «России» в новостях покажут. Первое место!- похвасталась она. –Кубок дали и комбайн кухонный! Сейчас, покажу…

   Она расстегнула одну из сумок.

   -Видишь, какой? И даже гравировку именную успели сделать! Ой, я ж тебе здесь купила!..- вспомнила вдруг она, зашарила в туго набитых недрах сумки. –Или в другую положила?.. Не, здесь должны…

   На скамейку поочередно стали вываливаться мешочки, свертки, пакеты с пряниками и сушками, одежка…

   -У себя, что ль, купить не могла?- Брату стало неудобно за базарный развал в людном месте. Он смущенно заозирался по сторонам. –Как торговка…

   -Дурак ты, Пашка. У нас месяцами в сельпо лежит, сохнет, зубы сломаешь… А здесь- все свежее! В Челябе купила бы- думала не успею… Во, нашла!

   Она вытащила янтарные бусы.

   -Держи! Это Шуре, подарок… Вручили с кубком… Я ж не ношу, а ей- в самый раз… Город! А ребятишкам- конфеты,- она подала брату коробку с конфетами. –И тебе привезла… сейчас…- Она распаковала другую сумку. Звякнуло стекло. Вера протянула Пашке завернутого в газеты огромного вяленого леща. –С Волги! На берегу брала… Здесь такого-то и не найдешь!

   -Что ж ты… Давай, хоть за пивом сбегаю…

   -А я тебе дам! Я там Сережке фирменного «Жигулевского» взяла, выделю одну тебе.

   -Сколько ж ты взяла?

   -Ящик. Двадцать штук. Фирменное! Где он такое попробует?!

   -И перла все!.. Ненормальная. Как Сережка? Все там же?

   -В МТС. А где ему еще работать? Руки золотые, плотят вовремя…

   -Пьет?

   -Да-а, так… попивает иногда…- Верка беспечно махнула рукой. –Как обычно… Вспоминали здесь недавно, как вы спектакль нам на даче устроили. Нахохотались опять до слез!

   -Какой спектакль?-  Пашка открыл бутылку о лавочку, отхлебнул из горлышка. Пиво как пиво, теплое только.

   -Ну как!? Неужели не помнишь? В прошлом году к вам на дачу приезжали?.. А вы с Шурой нас у дома встречали, в тряпье каком-то, как «синяки»!.. Неужто не помнишь? Ой, уморили тогда! И Толька, сосед ваш, в таком же рванье, будто на помойке нашел!- Она с надеждой уставилась на братишку. Видимо, еще захотелось посмеяться. –Не помнишь?..

   -Не помню!- отрезал Пашка. Хотя, на самом деле, все отлично помнил. И как вечером, после отъезда гостей, поругался с женой.

   -Сколько раз тебе говорил: выбрось это тряпье! Весь шкаф на даче приличной одеждой забит- нет! Таскай рванье! Дыра на дыре! «Крякнешь» первой- я те все в гроб сложу, не поленюсь, носи на здоровье! Позорище-то какое перед сеструхой! У нас пастухи в селе такое не оденут!..

   -Язык-то попридержи! Смелый стал, я смотрю!.. Тебе здесь в земле возиться какая разница- в чем?.. Толя, вон, директор магазина, а в таком же ходит, не стесняется… Еще и прореха на заднице… А тебе не нравится- другое бы одел, из шкафа…

   -Ага, я одену, а ты сутки шипеть будешь: «Зачем одел, старое еще не истлело…»

   Слово за слово- разругались в матинушку, сутки не разговаривали. В общем, вспоминать об этом не хотелось. Да и бутылка кончилась, а лещ будто и не убыл. Вторую же у сестренки попросить постеснялся.

   -Верка, посиди, я сейчас…

   Он направился к киоскам. Купил себе «полторашку» местного пива и пару мороженого для сестры.

   -Уж лучше б еще беляшей купил…- попеняла та ему, но за мороженое принялась с удовольствием.

   Так, под пиво, мороженое и разговоры они и досидели до Веркиного поезда.

 

   …Домой добралась уже к полудню следующего дня.

   В хате никого не было: кто на работе, кто в школе. Оставила сумки на кухне, прошлась по дому, разминая онемевшие от тяжелых сумок кисти.

   Прохлада и чистота. Заглянула в холодильник. Борщ в кастрюле. Картошка с мясом на сковородке. Дочка… Умница моя! Хозяюшка… На сердце стало тепло и щемящее. Слезы только не хватало.

   Поставила разогреваться сковороду, а сама пошла смотреть живность и огород.

 

   …Дочка Люська пришла из клуба часов в 10 вечера. Федька где-то гулял со своей зазнобой, а родители были в большой комнате.

   Мать сидела на диване и лузгала семечки, а отец расположился у нее в ногах на паласе, связанный по рукам и ногам.

   -О, бать, опять перебрал?- улыбнулась Люська, залезая с ногами на диван, обняла мать за шею, прижалась всем телом.

   Отец, диковато пьяно вращая глазами, попробовал повернуть к ним голову.

   -Ты где шлялась?! Где, я тебя спрашиваю, шлялась, кобыла?

   Верка пихнула его ногой в тапочке.

   -А ну, замолчи! Поганиться еще будет… Щас вот кляп в глотку запихаю- помычишь у меня!..

   У Сережки от неловкого выверта устала шея, он опять прилег щекой на палас.

   -Как ты, дочка?- Верка тыльной стороной ладошки поправила дочке челку. –А то после школы и поговорить не успели.

   -Нормально, мам… Отработка через два дня кончится… Я тебе там укропа насушила, видела?

   -Видела,- Верка сняла шелуху с губ. –Мужики-то не шалили без меня?

   -Не!  Нормально все!.. Я и сама удивилась: чего это батя сегодня?..- посмотрела она на отца.

   -А-а,- Верка махнула рукой, улыбнулась добродушно. –Привезла ему пива фирменного, заводского… Ну, что с пива-то может быть? Баловство одно. А смотрю- на глазах пьянеет, лыка не вяжет! Ах, думаю, паскудник! В сенях-то порылась- фляга с брагой стоит, под овчиной спрятал. Он- стакан здесь, стакан там, вот и нажрался! А я гадаю: что это он в уборную каждые десять минут повадился?! С леща, что ли? У-у, шаромыга!- Вновь пихнула того ногой. –И еще выпендриваться, прости меня дочка, начал! Пульт взял- и щелкает, щелкает, сериал посмотреть не дает!

   -Вот сама же выражаешься при дочери, охальница! Как Степка Безголовый матюгаешься! При дочери! Вер! Ну. Вер!.. Развяжи меня. Ну, чего перед детьми стыдишь?

   -Да ты перед ними с горшка стыдишься, все угомониться не можешь! Лежи молча! Дай с дочкой поговорить! Сериал, вон, смотри!..

   Сергей тяжело вздохнул, уставился кособоко в телевизор, потом смежил веки.

   А женщины еще долго шушукались и смеялись на диване. Затем ушли чаевничать на кухню.

 

   …Все давно разошлись по своим комнатам и заснули. Верка облачилась в ночнушку. Склонилась над Сергеем, тихонько распутала веревки. Муж что-то обидчиво и плаксиво  прохныкал во сне.

   Она осторожно подняла его на руки, донесла до постели и так же осторожно положила. Стянула носки и брюки. Рубашку снимать поостереглась.

   Выключила ночник и улеглась рядом. От Сережки пахло перегаром и потом. Не отталкивающе, как от какого-нибудь незнакомого мужика или козла. Пахло по-родному. Как и двадцать лет назад…                                  К О Н Е Ц           

   Она разогнула безвольную Сережкину руку к себе на подушку и положила голову ему на плечо. Их сердца бились тихо и безмятежно. И в унисон.

© Copyright: Владимир Потапов, 2012

Регистрационный номер №0019263

от 25 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0019263 выдан для произведения:

 

   Вера Гасникова  возвращалась домой.

   Возвращалась чемпионом России по стрижке овец. Соревнования проходили 3 дня. Дорога и командировочные были оплачены организаторами соревнования. Иначе бы она и не поехала. Чего деньги-то  тратить попусту? Выиграешь- не выиграешь… Да и дома хлопот хватает…

   Призы- кубок и кухонный комбайн- лежали упакованные в громадном дорожном бауле. Проклятущие перекладные вымотали всю душу. Сначала автобусом до Магнитогорска, затем поездом до Челябинска. Из Челябинска- снова поездом до Самары, там- снова час на автобусе. Теперь вот обратно… До Челябы, слава Богу, добралась. По-людски-то, надобно бы у братишки младшего, у Пашки тормознуться, погостить хотя бы денек… Но уж шибко невтерпеж было дома добраться! Душа уже там была, с мужем и ребятишками! Вот гостинцам порадуются!

   И, как только приехала в Челябинск, сразу же поспешила купить билет до Магнитогорска. Жаль, что только в шесть вечера отходит… Четыре часа валандаться где-то надо…

   -Позвоню-ка Пашке. Может, выходной?..- подумала она, обложившись баулами на лавочке в привокзальном сквере.

   Завод, где работал младший брат, был когда-то союзного значения. Затем наступили кризисные времена 90-х. Завод  пошел по денежным рукам, как распутная девица, захирел, до сей поры перебивался  случайными заказами. Рабочие работали по 2-3 дня в неделю. Чем леший не шутит, может, и, правда, у Пашки выходной…

   Повезло ей. Прикатил младшенький на вокзал, через час уже прикатил. Обнялись, поцеловались, как положено. Пашка- крупный, высокий, под метр восемьдесят- тридцатилетний мужик рядом с Верой гляделся мелковато и щупло. Та, при таком же росте, смотрелась и пошире, и побогаче статью. И, вообще, весь корень их, Гасниковых никогда мелким не был. Хоть дедов взять, хоть детишек. Может, благодаря врожденной силе и дородству Веерка так быстро и справлялась с овцами: хвать за лапы, свалит на бок, коленом прижмет и давай шерсть снимать! Секунды уходили, а овца- будто в армию призвали, лысая и ошарашенная! Да что- овцы!.. Она однажды на спор и Пашку, как барашка, сгребла в охапку да на пол грохнула! Коленом прижала- ни вздохнуть, ни охнуть! А ведь лучшим гиревиком на селе был!

   Начальство Верку ценило. Что ни смотр- конкурс- ее посылают. И хоть бы раз без первого места возвратилась! Было, правда, однажды, в 89-м, в Абхазии… Стыдно вспоминать… Местный какой-то сморчок в гектарной кепке ее обогнал! Откуда, вот, в таком сила? И еще, паршивец, приударить вздумал, сопля носатая! Но ей-то к мелюзге привыкать не в новинку! Сережка, муж-то ее, по габаритам точная копия этого, местного! Нос только пуговкой да волосики белые, а так- близнец близнецом!

   Шашлыки, правда, у южанина вкуснейшие были. Мой Сережка такие делать не умеет! А вино- дрянь дрянью! Кислое, как бражка недоспевшая. Хорошо тогда толпой посидели. Ежели б не второе место- совсем все замечательно…

   -Верка, ты меня слушать будешь?- сердито окликнул ее Пашка.

   -А? Что? Задумалась чего-то…

   -Я говорю: поехали к нам, четыре часа еще до поезда. Отдохнешь по-человечески. Анатолий потом отвезет…

   -А твоя где машина?

   -В ремонте.

   -Да подь ты!.. Не поеду! Что ж я с баулами носиться буду?! И так все руки оборвала!..

   -В камеру давай сдадим.

   Верка посмотрела на него, как на больного.

   -Ага… Приду получать багаж перед поездом, а кладовщик до ветру пошел, днище пробило. А поезд- тю-тю!.. Сиди, говорю! Тебе что, с сестрой не сидится?!

   -Сидится,- буркнул Пашка. –Давай я хоть пожрать что-нибудь возьму…

   -Ой! Пашка, мне беляшиков возьми! Они у вас, на вокзале, всегда вкусные! Штук пять возьми! И газировки! Дома-то я сроду ее не пью.

   -Чаю горячего, может?..

   -Я тебе говорю: газировки возьми!..

   Пашка принес беляши, газировку и пару шашлыков.

   -Шашлыки-то зачем? Из собачятины какой-нибудь делают…

   -Ешь! Беляши, можно подумать, из другого мяса…

   -Не-е, беляши вкусные!- Верка аж щурилась от удовольствия.

   -Как вы там?- Пашка лениво жевал шашлык. –Колоть-то скотину по осени будете? Мы бы с Толей бычка у вас взяли.

   -Не мы- так другие резать будут. Я тебе позвоню. А вот поросенка точно заколем! Возьмешь?

   -Возьму. Дай газировки… Как там Федька? К нам, в город, не думает?

   Федька, Веркин старший сын закончил школу и работал у отца на МТС.

   -Чего ему здесь шляться? По осени в армию… Пристроен- и слава Богу! По девкам начал бегать, паскудник! Завелась у него одна в Заречье…

   -Ого!  Чего, поселковых не хватает?  Наломают ему местные кости…

   -Да уже!..- Верка утерлась салфеткой, поискала, куда бросить. Не нашла, да и засунула в карман сумки. –Люська на прошлой неделе прибегает, «Мам,- кричит. –Федьку у моста заречные дубасят!» Ну, я веник хвать- и к мосту! Кое-как разогнала! Здоровые все, лосята, а ни черта не соображают! Четверо на одного! Я им говорю: «Ребята, уходите! Не доводите до большого!» А им хоть бы хны! Трое с Федькой маслаются, а четвертый на меня попер, отогнать решил! Ну, я ему и звезданула веником-то по лбу. А потом и тех с Федькой погнали… Не знаю, может, отвяжутся теперь… Вот волчата! И по морде-то Федьку почти не задели, а рубашку- в матинушку изорвали! Зверье, а не молодежь…

   -Чёй-то не верится, что заречные веника твоего испугались,- ухмыльнулся братишка.

   -Да не первый раз уже! Я их и по весне два раза гоняла… У меня там, в венике, прут- шестерка завязан… Убить не убьет, а мало не покажется…

   -Тады ясно… Как отсоревновалась?

   -В среду, говорят, по «России» в новостях покажут. Первое место!- похвасталась она. –Кубок дали и комбайн кухонный! Сейчас, покажу…

   Она расстегнула одну из сумок.

   -Видишь, какой? И даже гравировку именную успели сделать! Ой, я ж тебе здесь купила!..- вспомнила вдруг она, зашарила в туго набитых недрах сумки. –Или в другую положила?.. Не, здесь должны…

   На скамейку поочередно стали вываливаться мешочки, свертки, пакеты с пряниками и сушками, одежка…

   -У себя, что ль, купить не могла?- Брату стало неудобно за базарный развал в людном месте. Он смущенно заозирался по сторонам. –Как торговка…

   -Дурак ты, Пашка. У нас месяцами в сельпо лежит, сохнет, зубы сломаешь… А здесь- все свежее! В Челябе купила бы- думала не успею… Во, нашла!

   Она вытащила янтарные бусы.

   -Держи! Это Шуре, подарок… Вручили с кубком… Я ж не ношу, а ей- в самый раз… Город! А ребятишкам- конфеты,- она подала брату коробку с конфетами. –И тебе привезла… сейчас…- Она распаковала другую сумку. Звякнуло стекло. Вера протянула Пашке завернутого в газеты огромного вяленого леща. –С Волги! На берегу брала… Здесь такого-то и не найдешь!

   -Что ж ты… Давай, хоть за пивом сбегаю…

   -А я тебе дам! Я там Сережке фирменного «Жигулевского» взяла, выделю одну тебе.

   -Сколько ж ты взяла?

   -Ящик. Двадцать штук. Фирменное! Где он такое попробует?!

   -И перла все!.. Ненормальная. Как Сережка? Все там же?

   -В МТС. А где ему еще работать? Руки золотые, плотят вовремя…

   -Пьет?

   -Да-а, так… попивает иногда…- Верка беспечно махнула рукой. –Как обычно… Вспоминали здесь недавно, как вы спектакль нам на даче устроили. Нахохотались опять до слез!

   -Какой спектакль?-  Пашка открыл бутылку о лавочку, отхлебнул из горлышка. Пиво как пиво, теплое только.

   -Ну как!? Неужели не помнишь? В прошлом году к вам на дачу приезжали?.. А вы с Шурой нас у дома встречали, в тряпье каком-то, как «синяки»!.. Неужто не помнишь? Ой, уморили тогда! И Толька, сосед ваш, в таком же рванье, будто на помойке нашел!- Она с надеждой уставилась на братишку. Видимо, еще захотелось посмеяться. –Не помнишь?..

   -Не помню!- отрезал Пашка. Хотя, на самом деле, все отлично помнил. И как вечером, после отъезда гостей, поругался с женой.

   -Сколько раз тебе говорил: выбрось это тряпье! Весь шкаф на даче приличной одеждой забит- нет! Таскай рванье! Дыра на дыре! «Крякнешь» первой- я те все в гроб сложу, не поленюсь, носи на здоровье! Позорище-то какое перед сеструхой! У нас пастухи в селе такое не оденут!..

   -Язык-то попридержи! Смелый стал, я смотрю!.. Тебе здесь в земле возиться какая разница- в чем?.. Толя, вон, директор магазина, а в таком же ходит, не стесняется… Еще и прореха на заднице… А тебе не нравится- другое бы одел, из шкафа…

   -Ага, я одену, а ты сутки шипеть будешь: «Зачем одел, старое еще не истлело…»

   Слово за слово- разругались в матинушку, сутки не разговаривали. В общем, вспоминать об этом не хотелось. Да и бутылка кончилась, а лещ будто и не убыл. Вторую же у сестренки попросить постеснялся.

   -Верка, посиди, я сейчас…

   Он направился к киоскам. Купил себе «полторашку» местного пива и пару мороженого для сестры.

   -Уж лучше б еще беляшей купил…- попеняла та ему, но за мороженое принялась с удовольствием.

   Так, под пиво, мороженое и разговоры они и досидели до Веркиного поезда.

 

   …Домой добралась уже к полудню следующего дня.

   В хате никого не было: кто на работе, кто в школе. Оставила сумки на кухне, прошлась по дому, разминая онемевшие от тяжелых сумок кисти.

   Прохлада и чистота. Заглянула в холодильник. Борщ в кастрюле. Картошка с мясом на сковородке. Дочка… Умница моя! Хозяюшка… На сердце стало тепло и щемящее. Слезы только не хватало.

   Поставила разогреваться сковороду, а сама пошла смотреть живность и огород.

 

   …Дочка Люська пришла из клуба часов в 10 вечера. Федька где-то гулял со своей зазнобой, а родители были в большой комнате.

   Мать сидела на диване и лузгала семечки, а отец расположился у нее в ногах на паласе, связанный по рукам и ногам.

   -О, бать, опять перебрал?- улыбнулась Люська, залезая с ногами на диван, обняла мать за шею, прижалась всем телом.

   Отец, диковато пьяно вращая глазами, попробовал повернуть к ним голову.

   -Ты где шлялась?! Где, я тебя спрашиваю, шлялась, кобыла?

   Верка пихнула его ногой в тапочке.

   -А ну, замолчи! Поганиться еще будет… Щас вот кляп в глотку запихаю- помычишь у меня!..

   У Сережки от неловкого выверта устала шея, он опять прилег щекой на палас.

   -Как ты, дочка?- Верка тыльной стороной ладошки поправила дочке челку. –А то после школы и поговорить не успели.

   -Нормально, мам… Отработка через два дня кончится… Я тебе там укропа насушила, видела?

   -Видела,- Верка сняла шелуху с губ. –Мужики-то не шалили без меня?

   -Не!  Нормально все!.. Я и сама удивилась: чего это батя сегодня?..- посмотрела она на отца.

   -А-а,- Верка махнула рукой, улыбнулась добродушно. –Привезла ему пива фирменного, заводского… Ну, что с пива-то может быть? Баловство одно. А смотрю- на глазах пьянеет, лыка не вяжет! Ах, думаю, паскудник! В сенях-то порылась- фляга с брагой стоит, под овчиной спрятал. Он- стакан здесь, стакан там, вот и нажрался! А я гадаю: что это он в уборную каждые десять минут повадился?! С леща, что ли? У-у, шаромыга!- Вновь пихнула того ногой. –И еще выпендриваться, прости меня дочка, начал! Пульт взял- и щелкает, щелкает, сериал посмотреть не дает!

   -Вот сама же выражаешься при дочери, охальница! Как Степка Безголовый матюгаешься! При дочери! Вер! Ну. Вер!.. Развяжи меня. Ну, чего перед детьми стыдишь?

   -Да ты перед ними с горшка стыдишься, все угомониться не можешь! Лежи молча! Дай с дочкой поговорить! Сериал, вон, смотри!..

   Сергей тяжело вздохнул, уставился кособоко в телевизор, потом смежил веки.

   А женщины еще долго шушукались и смеялись на диване. Затем ушли чаевничать на кухню.

 

   …Все давно разошлись по своим комнатам и заснули. Верка облачилась в ночнушку. Склонилась над Сергеем, тихонько распутала веревки. Муж что-то обидчиво и плаксиво  прохныкал во сне.

   Она осторожно подняла его на руки, донесла до постели и так же осторожно положила. Стянула носки и брюки. Рубашку снимать поостереглась.

   Выключила ночник и улеглась рядом. От Сережки пахло перегаром и потом. Не отталкивающе, как от какого-нибудь незнакомого мужика или козла. Пахло по-родному. Как и двадцать лет назад…                                  К О Н Е Ц           

   Она разогнула безвольную Сережкину руку к себе на подушку и положила голову ему на плечо. Их сердца бились тихо и безмятежно. И в унисон.

Рейтинг: +1 162 просмотра
Комментарии (4)
Алла Рыженко # 26 января 2012 в 22:30 0
Хочу Вашу книгу! Толстенную!!!!!!!!!!!!!
Владимир Потапов # 26 января 2012 в 22:33 0
Алла, еще раз прошу: не вводите в краску...
И спасибо Вам.
Алла Рыженко # 26 января 2012 в 22:33 0
Ну не получается никак.... знаете, как мне нравятся Ваши произведения!
Владимир Потапов # 26 января 2012 в 22:38 0
Ну вот, а я все боюсь выкладывать большие вещи. Уже самый главный читатель есть! smile