ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Она идёт по жизни смеясь

 

Она идёт по жизни смеясь

28 января 2013 - Елена Сироткина

- Ну, проходи-проходи. Честно говоря, не ожидала я от тебя такой прыти.

- Я сам не ожидал. Но подумал, раз уж в Москве, почему бы… (Оглядывается) Я всё не так себе представлял.

- Разумеется! (Смеётся) Все фантазируют какие-то хрустальные дворцы и золочёные ларцы. А я девушка простая по всей жизни и на всю голову. Ты ж меня какой Золушкой видел? Той, что на балу. Теперь изволь разглядеть и мой чуланчик.

- Почему чуланчик? Скажешь тоже… Но скромно, да. А говорят, красивые женщины живут красиво.

- А тут разве безобразно? Ты мастер комплиментов. (Смеётся) Ладно-ладно, я всё поняла. Есть, знаешь, у меня большой недостаток – понятливость. Вот на ней и горю. Садись давай. И рассказывай, кто где.

- Да все там же. Удивились, что ты на встречу не приехала.

- Какую?

- Ну, мы собирались 20-го. Ты что, ты не в курсе что ли?!

- Нет. А что тебя удивляет? Ты первый, кто позвонил за все эти годы.

- ?? То есть? Это невозможно… И девчонки не звонили?

- Девчонки иногда звонили. Когда выходили замуж или разводились – позлорадствовать или поплакаться. А позвать на какую-то там встречу – это выше их сил. (Смеётся) Звонила чаще других Тася, но потом она уехала и как-то затерялась. Тася хорошая…

- Вот как. А мы, дураки, знаешь, тебя всё равно ждали. Ну, молча так, каждый сам про себя. Я всё представлял, как ты войдёшь в актовый зал, шляпу сбросишь, грива твоя по плечам… Его тоже не было.

- Кого?

- Да брось, все знали про вас.

- Боюсь, то, что вы знали, и то, что было на самом деле, – не одно и то же. (Смеётся) Я про сплетни тоже всегда знаю. Но это, видишь ли, только сплетни. У нас ничего не было. Он от меня отказался.

- Ну, что ты несёшь? Я же точно знаю, и не я один – дурел он от тебя.

- Угу, настолько дурел, что даже поздороваться не мог – глаза мимо и пролетел.

- Да врёшь ты.

- Я никогда не вру, ты знаешь. Я могу только недоговаривать. Да правда, правда – не было вообще ничего. Переключись-ка. Как твоя Наталья?

- В порядке Наталья. Но, подожди, как же это не было, когда он сам говорил…

- Что он там говорил вам, неизвестно. Понт пацанский держал. А тебе могу сказать, что с тех самых лет песенка эта грустная за мной и тянется. Ой, у неё то, ай, у неё это – а на деле ничего и нет. Вот, работаю себе, прохожим исправно улыбаюсь. Трагикомедия в ударе.

- Да ты не знаешь ничего! Хотя нет, знаешь, ты точно понятливая. Мы же все сумасшедшие от тебя были, просто считали, что раз уж у вас всё на мази…

- Ты мучить меня приехал? Отказался он от меня, отказался, не поверил, подумал, что играю или ещё какую муть в башку себе вбил. Вам влюбляться опасно, химия у вас какая-то вредная от этого в голове. (Смеётся) Вот бы милашку с кудряшками, что охмуряется от какой-нибудь чепухи в два счёта - там всё ясно. Целенаправленно так и жизнерадостно.

- Ладно, умолкаю. Ты права в общем – понятливость твоя тебя же губит. Однако должен признать, влюблены в тебя, дорогая, были все. Ну, почти все.

- Всех вас там было двое-трое что ли? (Смеётся) Ладно, не переживай. Таких дурней, что эту женщину прекрасную упустили, по земле ещё немало бродит. Вон, к телефону лишний раз не подхожу – молчат и дышат в трубку. Всю жизнь, с детства по самое по сейчас.

- А мужья? Не отпирайся, я знаю, что они были.

- Были-были. Одного разжаловала за эгоизм, лень и зависть, другого… Другой подобрее был, хорошо вспоминаю. Но закомплексовал тоже – я как раз бурно печататься стала. Истерики пошли: статья важнее живого человека, если бы ты меня любила, то тащила бы в загс…

- И бросила бы ты эту литературу свою. Да и прочее тоже. Жила бы, как бабы живут, и в загс бы тащила – всё правильно.

- И кем бы я тогда была? И вспоминал бы ты гриву под шляпой? И мучился бы вместе с другими такими же от желания позвонить хотя бы лет через сто? (Смеётся) Нет, миленький, не только каждому своё, но и каждой. Хотя иногда актрисничаю для пользы дела, чтобы подходящее тело не отпугнуть. Впрочем, хватает мне самой этого театра ненадолго, смешно очень.

- Но ты ж красивая, на кой тебе заморачиваться на работы… Окрутила бы очередное тело, жила бы за его счёт…

- У, дорогой, все вы, мальчики, одинаково бестолковые – раз сами хотите под пальмами с красавицами в обнимку, то и все красавицы того же жаждут. Выясняется, что не все, даже если я такая одна. Ну, не надо рожу сострадания корчить – всё со мной в порядке. Обидно маленько, что те идиоты, к которым я что-то всерьёз чувствовала, всегда маху давали, но это уж их позор, не мой.

- Их позор тот, что тебя другим идиотам отдавали.

- Мда, только этих других я сама брала – говорю же, жизнь иногда заставляет актрисничать. Хотя, наверное, ты прав – это и есть главный позор моих идиотов.

 

14 февраля 2012 года

© Copyright: Елена Сироткина, 2013

Регистрационный номер №0112891

от 28 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0112891 выдан для произведения:

- Ну, проходи-проходи. Честно говоря, не ожидала я от тебя такой прыти.

- Я сам не ожидал. Но подумал, раз уж в Москве, почему бы… (Оглядывается) Я всё не так себе представлял.

- Разумеется! (Смеётся) Все фантазируют какие-то хрустальные дворцы и золочёные ларцы. А я девушка простая по всей жизни и на всю голову. Ты ж меня какой Золушкой видел? Той, что на балу. Теперь изволь разглядеть и мой чуланчик.

- Почему чуланчик? Скажешь тоже… Но скромно, да. А говорят, красивые женщины живут красиво.

- А тут разве безобразно? Ты мастер комплиментов. (Смеётся) Ладно-ладно, я всё поняла. Есть, знаешь, у меня большой недостаток – понятливость. Вот на ней и горю. Садись давай. И рассказывай, кто где.

- Да все там же. Удивились, что ты на встречу не приехала.

- Какую?

- Ну, мы собирались 20-го. Ты что, ты не в курсе что ли?!

- Нет. А что тебя удивляет? Ты первый, кто позвонил за все эти годы.

- ?? То есть? Это невозможно… И девчонки не звонили?

- Девчонки иногда звонили. Когда выходили замуж или разводились – позлорадствовать или поплакаться. А позвать на какую-то там встречу – это выше их сил. (Смеётся) Звонила чаще других Тася, но потом она уехала и как-то затерялась. Тася хорошая…

- Вот как. А мы, дураки, знаешь, тебя всё равно ждали. Ну, молча так, каждый сам про себя. Я всё представлял, как ты войдёшь в актовый зал, шляпу сбросишь, грива твоя по плечам… Его тоже не было.

- Кого?

- Да брось, все знали про вас.

- Боюсь, то, что вы знали, и то, что было на самом деле, – не одно и то же. (Смеётся) Я про сплетни тоже всегда знаю. Но это, видишь ли, только сплетни. У нас ничего не было. Он от меня отказался.

- Ну, что ты несёшь? Я же точно знаю, и не я один – дурел он от тебя.

- Угу, настолько дурел, что даже поздороваться не мог – глаза мимо и пролетел.

- Да врёшь ты.

- Я никогда не вру, ты знаешь. Я могу только недоговаривать. Да правда, правда – не было вообще ничего. Переключись-ка. Как твоя Наталья?

- В порядке Наталья. Но, подожди, как же это не было, когда он сам говорил…

- Что он там говорил вам, неизвестно. Понт пацанский держал. А тебе могу сказать, что с тех самых лет песенка эта грустная за мной и тянется. Ой, у неё то, ай, у неё это – а на деле ничего и нет. Вот, работаю себе, прохожим исправно улыбаюсь. Трагикомедия в ударе.

- Да ты не знаешь ничего! Хотя нет, знаешь, ты точно понятливая. Мы же все сумасшедшие от тебя были, просто считали, что раз уж у вас всё на мази…

- Ты мучить меня приехал? Отказался он от меня, отказался, не поверил, подумал, что играю или ещё какую муть в башку себе вбил. Вам влюбляться опасно, химия у вас какая-то вредная от этого в голове. (Смеётся) Вот бы милашку с кудряшками, что охмуряется от какой-нибудь чепухи в два счёта - там всё ясно. Целенаправленно так и жизнерадостно.

- Ладно, умолкаю. Ты права в общем – понятливость твоя тебя же губит. Однако должен признать, влюблены в тебя, дорогая, были все. Ну, почти все.

- Всех вас там было двое-трое что ли? (Смеётся) Ладно, не переживай. Таких дурней, что эту женщину прекрасную упустили, по земле ещё немало бродит. Вон, к телефону лишний раз не подхожу – молчат и дышат в трубку. Всю жизнь, с детства по самое по сейчас.

- А мужья? Не отпирайся, я знаю, что они были.

- Были-были. Одного разжаловала за эгоизм, лень и зависть, другого… Другой подобрее был, хорошо вспоминаю. Но закомплексовал тоже – я как раз бурно печататься стала. Истерики пошли: статья важнее живого человека, если бы ты меня любила, то тащила бы в загс…

- И бросила бы ты эту литературу свою. Да и прочее тоже. Жила бы, как бабы живут, и в загс бы тащила – всё правильно.

- И кем бы я тогда была? И вспоминал бы ты гриву под шляпой? И мучился бы вместе с другими такими же от желания позвонить хотя бы лет через сто? (Смеётся) Нет, миленький, не только каждому своё, но и каждой. Хотя иногда актрисничаю для пользы дела, чтобы подходящее тело не отпугнуть. Впрочем, хватает мне самой этого театра ненадолго, смешно очень.

- Но ты ж красивая, на кой тебе заморачиваться на работы… Окрутила бы очередное тело, жила бы за его счёт…

- У, дорогой, все вы, мальчики, одинаково бестолковые – раз сами хотите под пальмами с красавицами в обнимку, то и все красавицы того же жаждут. Выясняется, что не все, даже если я такая одна. Ну, не надо рожу сострадания корчить – всё со мной в порядке. Обидно маленько, что те идиоты, к которым я что-то всерьёз чувствовала, всегда маху давали, но это уж их позор, не мой.

- Их позор тот, что тебя другим идиотам отдавали.

- Мда, только этих других я сама брала – говорю же, жизнь иногда заставляет актрисничать. Хотя, наверное, ты прав – это и есть главный позор моих идиотов.

 

14 февраля 2012 года

Рейтинг: +2 215 просмотров
Комментарии (2)
Влад Устимов # 21 сентября 2015 в 09:57 +1
Сильная вещь!
Елена Сироткина # 21 сентября 2015 в 13:31 +1
Возможно... Спасибо за отклик. :)