Олига

16 июля 2014 - Филипп Магальник

Предвыборная кампания в любом городе вызывает оживление – газеты, радио и телевидение пестрят разоблачениями, закулисной любовью и извечными обещаниями народу. На этот раз она обострилась в связи с неожиданной смертью кандидата от правящей партии, что случилась за десять дней до выборов мэра городка, тихого и полусонного. На финиш вырвались пять партий, штабы которых разместились в арендованных квартирах старой улицы. Убедившись в тщетности привлечь людей призывами, штабы выставили столы с привлекательным убранством для душевного разговора. Электорат стойким и монолитным оказался, сумев добросовестно опустошить всех. Штаб правящей партии был закрыт. Националисты взывали к духовности, коммунисты к бедному равенству, ЛДПР – к силовому возврату братских народов. Электорат, переваривая партийные призывы в своих, насыщенных алкогольными парами, мозгах, становился все агрессивнее к брехунам ото всех партий. Приехала милиция. Капитан Донченко разослал подопечных по агитштабам, приказав не вмешиваться ни во что, а только докладывать увиденное. Сам же позвонил другу, сообщив, что ждет гостей в кафе «У Гоши».

Через некоторое время в кафе за столиком сидели капитан Донченко, его друг со школьной скамьи Игорь и приехавший из столицы партийный функционер Павел. Гость не был в родном городе более пятнадцати лет, в столице зацепился и сделал карьеру в партии, ставшей правящей. В связи с кончиной кандидата в мэры, он сам напросился на родину, чтоб оперативно подобрать замену. Поэтому разговор за столиком вертелся вокруг предстоящих выборов и кандидата, способного победить соперников. Павел выразил надежду, что друзья детства ему в этом помогут. Поинтересовался отношением их к своей партии и к выборам градоначальника. Олег сослался на узкий круг общения: лишь с мошенниками, дебоширами и, простите, проститутками.

- Какого уж тут мэра им подавать, и не знаю… Вот Игорек с народом контачит, может он?..

Игорь насупился и пробурчал, вернее пропел:

- А нам все ровно... Могу объяснить почему. Завод приватизировал в девяносто первом году Бегунов, он не дал разворовать оборудование, наладил производство, установил минимальные зарплаты и с тех пор правит балом. В стране третий президент избран, Дума законотворчеством занимается, пятого мэра выбирать будем, а нам-то что... Бегунов еще больше ужесточил эксплуатацию, снизил оплату из-за кризиса и сокращает неугодных, кругом безработица. А мэр-то чем поможет новый? То же самое будет – смена мебели, команды и девочек… Нужен кандидат из хозяйственников, способный городок преобразовать в отлаженное многоотраслевое предприятие жизнедеятельности... Вот. У тебя такого нет, Павел, поэтому... Между прочим, Бегунов продать хочет завод – хлопот много. Сумму, правда, заломил большую, да и кто купит… идем ко дну, Павел, а ты мэр... говоришь...

В буфет ввалилась вереница молодежи, сдвинули столики и зашумели неимоверно, создав атмосферу беззаботности и радости. Неожиданно к нашему озабоченному столу подбежали девушка и парень. Парень обнял капитана, девушка – Игоря (это были их дети), показались отцам и к своим вернулись. Павел для приличия поинтересовался личной жизнью друзей, воздав должное детям-красавцам... У капитана зазвонил громкоговорящий телефон. Докладывал лейтенант Кислов о том, что громят националистов, притом, сожгли всю их литературу... что делать, спрашивал. Капитан приказал составить акт массового опьянения электората националистами, приведшее к беспорядкам. У виновников взять подписку о невыезде... Конечно, капитан извинился за столом... и вернулся к прерванному разговору.

Павел хорошо помнит неразлучную тройку с пентагонного двора, откуда все драки начинались: двух парней и их вечную подругу, плаксивую Катю. Она же красавицей выросла из гадкого утенка, всех затмила... Оказалось, что Катька – мать обоих красавцев, сидящих за дальним столом, только от разных отцов.

Когда тройка – Катя, Олег и Игорь - подросла, возникла проблема – кого Катька выберет, Парни оба были влюблены в нее. И она, ребята видели это, мучилась – обоих любила. Помог случай: Олег в первой же схватке с бандитами получил ножевое ранение в живот, попал в больницу. Катька неотлучно была при нем. И все – поженились, родился мальчик Леня, это тот парень, что подходил. Игоря же в Афган отправили, вернулся он невменяемым и без ступни правой ноги. Ногу залечил, а вот пережитое забыть не мог, замкнулся и таял на глазах. Катя от него не отходила и сообщила Олегу, что уходит к контуженному. У них родилась дочь Майя, давеча отца обнимала, с братом по маме с молодежью сидит.

Далее Олег снова женился, а Игорь бобылем ходит, потому что Катя в Палестину отправилась сирот спасать. Это американский миссионер Майкл ее сагитировал. Детям своим постоянно звонит и алименты, как Олег говорит, перечисляет. Вот так-то. А что касается выборов, то Олег полностью... Опять позвонили: коммуняки позорно сбежали с портретом Ленина, оставив на произвол двух стариков с лозунгом «МЫ ПОБЕДИМ». Старцев домой отвезли вместе с транспарантом.

Павел пытался вернуться к выборам, на что Олег сказал, что ему это тоже до фонаря, так как начальник позволяет бить по рукам лишь мелкую шушеру, крупную запрещено трогать. Вот Игорь знает. Последний сетовал на отсутствие денег – не может выкупить завод у Бегунова, которому он и не нужен. Захиреет предприятие, и сотни семей без работы останутся – трагедия будет. Мэры же спешат жира набраться до снятия, остальное...

К столу подошли дети наших героев с очень смуглой девушкой лет четырнадцати-пятнадцати и сообщили, что особа ищет Игоря Иванова и Олега Донченко. Мулатка на ломаном русском языке пояснила, что ищет по просьбе «мама Кэтрин» друзей... детства. Мама просила разрешения повидаться... если можно… К мулаточке из-за колонны подошла молодая женщина с заплаканным лицом и попросила прощения у бывших мужей и детей брошенных (почти как в индийском фильме). Через некоторое время, добавив столик, вся компания уместилась и шумно вспоминала прошлое. Мулатка, впервые услышав, что ее мама бросила детей, сделав их сиротами, прониклась жалостью к брату и сестре, пустила слезу. Нагнулась и поцеловала Майю, затем Леонида хотела чмокнуть, но тот успел увернуться.

- Нигер я, да? – спросила гостья.

- Вот, дура! – ответил парень и, обняв ее, добавил. – Ты же мне сестричка, притом младшая. Что касается родителей – пусть сами... целуй, если хочется! – подставил ей щеку.

А Катя стала рассказывать, как в Палестине попала под обстрел, ранение получила, и её вывезли в Штаты. Она хотела домой уже вернуться, к своим детям… но попросили напоследок с гуманитарной помощью в Багну слетать, в Африку. А дальше – умирающие дети, больницы, приюты и знакомство с Малига, президентом компании золотодобычи. Он ей материально помог в создании нескольких приютов, двух школ, больницы. В итоге не устояла и… вот – родилась Олига. Не африканское имя у нее, а наше – Олег+Игорь. Там прижилась, там нужна и очень любит мужа, дочь и… брошенных ею детей, которые, надеется, ее простят...

Катя, подняв голову, увидела близко сидящих детей, резко встала и запечатлела их на мобильнике. Туда же сняла мужей бывших. Пригласила официанта, сделала большой заказ, сославшись на свои возможности. Еще стала предлагать помощь, если нужна, со своего счета заработанного… Олег возьми и ляпни:

- Нужны деньги на покупку завода, помоги, подруга, если сможешь…

Катя достала блокнот и показала всю сумму, имеющуюся на счету, Игорю. Тот неопределенно пожал плечами. Катя еще раз повинилась и предложила выпить за... всех родственников стола. После третьей рюмки говорили уже все и обо всем. Олег, чуть покрасневший, позвонил Бегунову, хозяину завода, напугал плановой проверкой налоговой, санитарной, а главное – экологической инспекцией. Просил прибыть и приготовиться к солидному штрафу за грубые... Очередную рюмку Майя не дала отцу выпить, все же знают, что...

Зазвонил мобильник Игоря. Линия никелирования остановилась, напряжение есть, а тока нет... Леонид уже стоял рядом и напросился сбегать, так знает дотошно узел питания и быстро вернется. Олига, умоляюще взглянув на мать, побежала с братом. Мобильник Игоря снова звонил – Бегунов просил за любую цену срочно... Одним словом, сделку быстро оформили при помощи Павла, назначив владельцами завода Леонида Донченко и Майю Иванову – детей Кати и ее бывших мужей. Исполнительным директором с широкими полномочиями Игоря определили. Павел, шутя, пожурил друзей за не решение вопроса с мэром, а что делать он не знает. Конечно, он по-хорошему позавидовал друзьям, что живым делом они занимаются – не то, что некоторые – межпартийным перетягиванием заняты. А ведь у него же есть целый ряд предложений по созданию дополнительного производства, увеличению занятости... Выпив рюмку, прохрипел

- Коту под хвост... пойдет…

Наиболее трезвый из стольников Игорь выдал четкий план:

- Тихо, я говорить буду. Мы собрались сегодня по просьбе Павла с пакостным вопросом, знаете каким... Катя внесла коррективы в планы застолья, примирив своих трех детей от разных отцов с ней, покаявшейся. Возвращаясь к главному – предлагаю в мэры выдвинуть Павлика, полицмейстером города назначить правдолюбца Олега, я же готов расширить производство с минимальной прибылью и большей занятостью трудяг. Павлик, мы же одной крови – соглашайся, шанс не повторится…

Партийный функционер задумался на минутку, извинился и пошел куда-то звонить. Вернулись Леня с сестричкой, оба в грязной одежде и лицами, но довольные. Майя усадила их рядом и стала салфетками обтирать грязнуль. Мулатка, чуть возбужденная, чмокала то сестричку, то братика. Вернулся Павел, который громогласно заявил, что все Окэй, дали добро на мэра, если изберут. Еще – фирма-разработчик согласилась производственную базу в их городе разместить. Название изделия условно – «ОЛИГА». На вопрос, как ее уменьшительно или ласково мама называет, Олига четко произнесла: «Черноопая... моя».

Сквозь оглушительный смех присутствующих Майя в ухо произнесла сестре недостающую букву, отчего мулатка страшно смутилась. Обстановку сменил Игорь, напомнив друзьям о необходимости незамедлительных действий по выполнению намеченного. Павел должен подготовить выступление назавтра в клубе завода с приглашением жителей района. Тезисы выступления договорились утром обсудить. Донченко сделает содоклад с обрисовкой причин и выявлением виновников беспредела в городе, а так же организует должную охрану Павла. Извинились перед Катей, что так получилось – дела…

Нет, она еще не уезжает, в гостинице сняла номер, а вот завтра приглашает друзей в ресторан вечером, чтоб пообщаться. Еще попросила доченьку Майю к ней подойти, чтоб поцеловать... Доченька продолжала стоять рядом с отцом. Катя в наступившей паузе сама подошла и попыталась рукой коснуться Майи, но последняя, отпрянув, резко сказала ей о приютах, где детей достаточно для поцелуев, и о собственных брошенных детях, и об искалеченных семьях бывших мужей, и т.д .Схватив Леню за руку, приказала поклониться женщине, их родившей, и только. Отец ее до сих пор не женился – верил и ждал... и мы, дети, ждали... А приехала... с дочкой от очередной любви...

Катя, сжимая лицо руками, пыталась крикнуть о пощаде, но потеряв сознание, упала. Придя в себя, пострадавшая без конца повторяла, что Майя права, она недостойна называться матерью, но все ровно счастлива видеть своих детей и надеется... На этот раз капитан Донченко зычным голосом минта рявкнул:

- Слушай мою команду – по местам и за дело...

Теперь рухнула Майя на пол, раскинув руки... Ее также водой опрыскивали, шлепали по лицу, умоляюще звали. Вернувшись из небытия, Майя увидела над собой страшно расширенные глаза матери и черные, ставшие уже родными, заплаканные глаза сестры. Улыбнувшись, нагнула к себе их головы, и крепко обняла.

У сдвинутых столов в ресторане гостей принимала Катя с Олигой. Пришли Олег с женой Людмилой, Леонид с миловидной застенчивой девушкой, Майя представила молодую, чуть старше себя, красивую женщину Галину – лечащего врача папы и мачеху в будущем. Катя и Галина некоторое время разглядывали друг друга, потом улыбнулись, сели рядом. Наконец, появились возбужденный, уверенный в себе Игорь и Павел с усталой улыбкой на лице. Игорь, прежде чем сесть, поцеловал дочурку и Галину, отчего последняя сильно покраснела, опустив глаза.

За столом шумно обсуждались дела минувшего дня, аппетитно ели, чуть выпивали, но не более, чтоб не отключиться. Сидя рядом, мулатка обратила внимание Майи на молодого человека, не сводившего с нее взгляда. Сестра ответила, что видеть его не хочет после вчерашнего, когда он руки распустил нагло.

- Распустил… драться? – уточняла малая.

- Да нет, но парень до свадьбы не должен этого... Поняла, Оля?

- Конечно, я же девушка, поняла. Знаешь, Майя, до свадьбы тоже не позволю... это, как ты…

На подносе принесли факс. Катя его зачитала с переводом на русский. В нем сказано было, что завтра вечером прибывает руководитель компании золотодобычи для рассмотрения вопроса по созданию совместного предприятия «ОЛИГА», просит подготовить проект договора, образец изделия, варианты по производственным площадям. Еще – фирме нужен молодой детский врач, условия хорошие, подробности при встрече...

Первой среагировала Олига, прокричав «ура» от радости, что Майя к ним поедет. Майя же, ошарашенная, шептала, что не справится, куда ей, а как отец?.. Катя успокоила:

- Есть там чудный детский врач, старый, из ЮАР – Натансон Симон, который, конечно, поможет. Отец, думаю, возражать не будет, правда, Игорь?

Последний взял тайм-аут до встречи с г. Малига. А вот остальное сегодня надо готовить. Мы не видели изделия, чтоб определить... Павел, ты слышал вопрос? Что случилось, скажи, почему впал в депрессию... Что? Жена отказалась сюда ехать, вчера звонил, просил... все пояснил… Нет и нет.

- Может еще передумает... поймет. А с твоими разработками, Павел, как? Можешь показать? У тебя нет их и не… Не мешайте, кто вы, женщина?

- Изделие в машине, привезла, как и просил, милый, – произнес женский, очень знакомый, голос популярной артистки театра и кино. Она в сопровождении ватаги поклонников с ребенком на руках подошла театрально к столу и воскликнула:

- Кто-нибудь возьмет ребенка у меня?

Олига первая рванулась, перехватив мальчика.

- Спасибо, милая. Самый раз теперача и мужа обнять… (Павел, с улыбкой до ушей стоял уже рядом)… Вот так, Павлуша, миленький, через полчаса после моего отказа я уже мчалась к тебе, чтоб стать первой лэди этого славного города. Не слышу аплодисментов, то-то же. Милая незнакомка, верните нам Диму, пожалуйста. Вы очаровательны, как... зовут вас?.. Олига. Восхитительное имя!


© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0227169

от 16 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0227169 выдан для произведения:

Предвыборная кампания в любом городе вызывает оживление – газеты, радио и телевидение пестрят разоблачениями, закулисной любовью и извечными обещаниями народу. На этот раз она обострилась в связи с неожиданной смертью кандидата от правящей партии, что случилась за десять дней до выборов мэра городка, тихого и полусонного. На финиш вырвались пять партий, штабы которых разместились в арендованных квартирах старой улицы. Убедившись в тщетности привлечь людей призывами, штабы выставили столы с привлекательным убранством для душевного разговора. Электорат стойким и монолитным оказался, сумев добросовестно опустошить всех. Штаб правящей партии был закрыт. Националисты взывали к духовности, коммунисты к бедному равенству, ЛДПР – к силовому возврату братских народов. Электорат, переваривая партийные призывы в своих, насыщенных алкогольными парами, мозгах, становился все агрессивнее к брехунам ото всех партий. Приехала милиция. Капитан Донченко разослал подопечных по агитштабам, приказав не вмешиваться ни во что, а только докладывать увиденное. Сам же позвонил другу, сообщив, что ждет гостей в кафе «У Гоши».

Через некоторое время в кафе за столиком сидели капитан Донченко, его друг со школьной скамьи Игорь и приехавший из столицы партийный функционер Павел. Гость не был в родном городе более пятнадцати лет, в столице зацепился и сделал карьеру в партии, ставшей правящей. В связи с кончиной кандидата в мэры, он сам напросился на родину, чтоб оперативно подобрать замену. Поэтому разговор за столиком вертелся вокруг предстоящих выборов и кандидата, способного победить соперников. Павел выразил надежду, что друзья детства ему в этом помогут. Поинтересовался отношением их к своей партии и к выборам градоначальника. Олег сослался на узкий круг общения: лишь с мошенниками, дебоширами и, простите, проститутками.

- Какого уж тут мэра им подавать, и не знаю… Вот Игорек с народом контачит, может он?..

Игорь насупился и пробурчал, вернее пропел:

- А нам все ровно... Могу объяснить почему. Завод приватизировал в девяносто первом году Бегунов, он не дал разворовать оборудование, наладил производство, установил минимальные зарплаты и с тех пор правит балом. В стране третий президент избран, Дума законотворчеством занимается, пятого мэра выбирать будем, а нам-то что... Бегунов еще больше ужесточил эксплуатацию, снизил оплату из-за кризиса и сокращает неугодных, кругом безработица. А мэр-то чем поможет новый? То же самое будет – смена мебели, команды и девочек… Нужен кандидат из хозяйственников, способный городок преобразовать в отлаженное многоотраслевое предприятие жизнедеятельности... Вот. У тебя такого нет, Павел, поэтому... Между прочим, Бегунов продать хочет завод – хлопот много. Сумму, правда, заломил большую, да и кто купит… идем ко дну, Павел, а ты мэр... говоришь...

В буфет ввалилась вереница молодежи, сдвинули столики и зашумели неимоверно, создав атмосферу беззаботности и радости. Неожиданно к нашему озабоченному столу подбежали девушка и парень. Парень обнял капитана, девушка – Игоря (это были их дети), показались отцам и к своим вернулись. Павел для приличия поинтересовался личной жизнью друзей, воздав должное детям-красавцам... У капитана зазвонил громкоговорящий телефон. Докладывал лейтенант Кислов о том, что громят националистов, притом, сожгли всю их литературу... что делать, спрашивал. Капитан приказал составить акт массового опьянения электората националистами, приведшее к беспорядкам. У виновников взять подписку о невыезде... Конечно, капитан извинился за столом... и вернулся к прерванному разговору.

Павел хорошо помнит неразлучную тройку с пентагонного двора, откуда все драки начинались: двух парней и их вечную подругу, плаксивую Катю. Она же красавицей выросла из гадкого утенка, всех затмила... Оказалось, что Катька – мать обоих красавцев, сидящих за дальним столом, только от разных отцов.

Когда тройка – Катя, Олег и Игорь - подросла, возникла проблема – кого Катька выберет, Парни оба были влюблены в нее. И она, ребята видели это, мучилась – обоих любила. Помог случай: Олег в первой же схватке с бандитами получил ножевое ранение в живот, попал в больницу. Катька неотлучно была при нем. И все – поженились, родился мальчик Леня, это тот парень, что подходил. Игоря же в Афган отправили, вернулся он невменяемым и без ступни правой ноги. Ногу залечил, а вот пережитое забыть не мог, замкнулся и таял на глазах. Катя от него не отходила и сообщила Олегу, что уходит к контуженному. У них родилась дочь Майя, давеча отца обнимала, с братом по маме с молодежью сидит.

Далее Олег снова женился, а Игорь бобылем ходит, потому что Катя в Палестину отправилась сирот спасать. Это американский миссионер Майкл ее сагитировал. Детям своим постоянно звонит и алименты, как Олег говорит, перечисляет. Вот так-то. А что касается выборов, то Олег полностью... Опять позвонили: коммуняки позорно сбежали с портретом Ленина, оставив на произвол двух стариков с лозунгом «МЫ ПОБЕДИМ». Старцев домой отвезли вместе с транспарантом.

Павел пытался вернуться к выборам, на что Олег сказал, что ему это тоже до фонаря, так как начальник позволяет бить по рукам лишь мелкую шушеру, крупную запрещено трогать. Вот Игорь знает. Последний сетовал на отсутствие денег – не может выкупить завод у Бегунова, которому он и не нужен. Захиреет предприятие, и сотни семей без работы останутся – трагедия будет. Мэры же спешат жира набраться до снятия, остальное...

К столу подошли дети наших героев с очень смуглой девушкой лет четырнадцати-пятнадцати и сообщили, что особа ищет Игоря Иванова и Олега Донченко. Мулатка на ломаном русском языке пояснила, что ищет по просьбе «мама Кэтрин» друзей... детства. Мама просила разрешения повидаться... если можно… К мулаточке из-за колонны подошла молодая женщина с заплаканным лицом и попросила прощения у бывших мужей и детей брошенных (почти как в индийском фильме). Через некоторое время, добавив столик, вся компания уместилась и шумно вспоминала прошлое. Мулатка, впервые услышав, что ее мама бросила детей, сделав их сиротами, прониклась жалостью к брату и сестре, пустила слезу. Нагнулась и поцеловала Майю, затем Леонида хотела чмокнуть, но тот успел увернуться.

- Нигер я, да? – спросила гостья.

- Вот, дура! – ответил парень и, обняв ее, добавил. – Ты же мне сестричка, притом младшая. Что касается родителей – пусть сами... целуй, если хочется! – подставил ей щеку.

А Катя стала рассказывать, как в Палестине попала под обстрел, ранение получила, и её вывезли в Штаты. Она хотела домой уже вернуться, к своим детям… но попросили напоследок с гуманитарной помощью в Багну слетать, в Африку. А дальше – умирающие дети, больницы, приюты и знакомство с Малига, президентом компании золотодобычи. Он ей материально помог в создании нескольких приютов, двух школ, больницы. В итоге не устояла и… вот – родилась Олига. Не африканское имя у нее, а наше – Олег+Игорь. Там прижилась, там нужна и очень любит мужа, дочь и… брошенных ею детей, которые, надеется, ее простят...

Катя, подняв голову, увидела близко сидящих детей, резко встала и запечатлела их на мобильнике. Туда же сняла мужей бывших. Пригласила официанта, сделала большой заказ, сославшись на свои возможности. Еще стала предлагать помощь, если нужна, со своего счета заработанного… Олег возьми и ляпни:

- Нужны деньги на покупку завода, помоги, подруга, если сможешь…

Катя достала блокнот и показала всю сумму, имеющуюся на счету, Игорю. Тот неопределенно пожал плечами. Катя еще раз повинилась и предложила выпить за... всех родственников стола. После третьей рюмки говорили уже все и обо всем. Олег, чуть покрасневший, позвонил Бегунову, хозяину завода, напугал плановой проверкой налоговой, санитарной, а главное – экологической инспекцией. Просил прибыть и приготовиться к солидному штрафу за грубые... Очередную рюмку Майя не дала отцу выпить, все же знают, что...

Зазвонил мобильник Игоря. Линия никелирования остановилась, напряжение есть, а тока нет... Леонид уже стоял рядом и напросился сбегать, так знает дотошно узел питания и быстро вернется. Олига, умоляюще взглянув на мать, побежала с братом. Мобильник Игоря снова звонил – Бегунов просил за любую цену срочно... Одним словом, сделку быстро оформили при помощи Павла, назначив владельцами завода Леонида Донченко и Майю Иванову – детей Кати и ее бывших мужей. Исполнительным директором с широкими полномочиями Игоря определили. Павел, шутя, пожурил друзей за не решение вопроса с мэром, а что делать он не знает. Конечно, он по-хорошему позавидовал друзьям, что живым делом они занимаются – не то, что некоторые – межпартийным перетягиванием заняты. А ведь у него же есть целый ряд предложений по созданию дополнительного производства, увеличению занятости... Выпив рюмку, прохрипел

- Коту под хвост... пойдет…

Наиболее трезвый из стольников Игорь выдал четкий план:

- Тихо, я говорить буду. Мы собрались сегодня по просьбе Павла с пакостным вопросом, знаете каким... Катя внесла коррективы в планы застолья, примирив своих трех детей от разных отцов с ней, покаявшейся. Возвращаясь к главному – предлагаю в мэры выдвинуть Павлика, полицмейстером города назначить правдолюбца Олега, я же готов расширить производство с минимальной прибылью и большей занятостью трудяг. Павлик, мы же одной крови – соглашайся, шанс не повторится…

Партийный функционер задумался на минутку, извинился и пошел куда-то звонить. Вернулись Леня с сестричкой, оба в грязной одежде и лицами, но довольные. Майя усадила их рядом и стала салфетками обтирать грязнуль. Мулатка, чуть возбужденная, чмокала то сестричку, то братика. Вернулся Павел, который громогласно заявил, что все Окэй, дали добро на мэра, если изберут. Еще – фирма-разработчик согласилась производственную базу в их городе разместить. Название изделия условно – «ОЛИГА». На вопрос, как ее уменьшительно или ласково мама называет, Олига четко произнесла: «Черноопая... моя».

Сквозь оглушительный смех присутствующих Майя в ухо произнесла сестре недостающую букву, отчего мулатка страшно смутилась. Обстановку сменил Игорь, напомнив друзьям о необходимости незамедлительных действий по выполнению намеченного. Павел должен подготовить выступление назавтра в клубе завода с приглашением жителей района. Тезисы выступления договорились утром обсудить. Донченко сделает содоклад с обрисовкой причин и выявлением виновников беспредела в городе, а так же организует должную охрану Павла. Извинились перед Катей, что так получилось – дела…

Нет, она еще не уезжает, в гостинице сняла номер, а вот завтра приглашает друзей в ресторан вечером, чтоб пообщаться. Еще попросила доченьку Майю к ней подойти, чтоб поцеловать... Доченька продолжала стоять рядом с отцом. Катя в наступившей паузе сама подошла и попыталась рукой коснуться Майи, но последняя, отпрянув, резко сказала ей о приютах, где детей достаточно для поцелуев, и о собственных брошенных детях, и об искалеченных семьях бывших мужей, и т.д .Схватив Леню за руку, приказала поклониться женщине, их родившей, и только. Отец ее до сих пор не женился – верил и ждал... и мы, дети, ждали... А приехала... с дочкой от очередной любви...

Катя, сжимая лицо руками, пыталась крикнуть о пощаде, но потеряв сознание, упала. Придя в себя, пострадавшая без конца повторяла, что Майя права, она недостойна называться матерью, но все ровно счастлива видеть своих детей и надеется... На этот раз капитан Донченко зычным голосом минта рявкнул:

- Слушай мою команду – по местам и за дело...

Теперь рухнула Майя на пол, раскинув руки... Ее также водой опрыскивали, шлепали по лицу, умоляюще звали. Вернувшись из небытия, Майя увидела над собой страшно расширенные глаза матери и черные, ставшие уже родными, заплаканные глаза сестры. Улыбнувшись, нагнула к себе их головы, и крепко обняла.

У сдвинутых столов в ресторане гостей принимала Катя с Олигой. Пришли Олег с женой Людмилой, Леонид с миловидной застенчивой девушкой, Майя представила молодую, чуть старше себя, красивую женщину Галину – лечащего врача папы и мачеху в будущем. Катя и Галина некоторое время разглядывали друг друга, потом улыбнулись, сели рядом. Наконец, появились возбужденный, уверенный в себе Игорь и Павел с усталой улыбкой на лице. Игорь, прежде чем сесть, поцеловал дочурку и Галину, отчего последняя сильно покраснела, опустив глаза.

За столом шумно обсуждались дела минувшего дня, аппетитно ели, чуть выпивали, но не более, чтоб не отключиться. Сидя рядом, мулатка обратила внимание Майи на молодого человека, не сводившего с нее взгляда. Сестра ответила, что видеть его не хочет после вчерашнего, когда он руки распустил нагло.

- Распустил… драться? – уточняла малая.

- Да нет, но парень до свадьбы не должен этого... Поняла, Оля?

- Конечно, я же девушка, поняла. Знаешь, Майя, до свадьбы тоже не позволю... это, как ты…

На подносе принесли факс. Катя его зачитала с переводом на русский. В нем сказано было, что завтра вечером прибывает руководитель компании золотодобычи для рассмотрения вопроса по созданию совместного предприятия «ОЛИГА», просит подготовить проект договора, образец изделия, варианты по производственным площадям. Еще – фирме нужен молодой детский врач, условия хорошие, подробности при встрече...

Первой среагировала Олига, прокричав «ура» от радости, что Майя к ним поедет. Майя же, ошарашенная, шептала, что не справится, куда ей, а как отец?.. Катя успокоила:

- Есть там чудный детский врач, старый, из ЮАР – Натансон Симон, который, конечно, поможет. Отец, думаю, возражать не будет, правда, Игорь?

Последний взял тайм-аут до встречи с г. Малига. А вот остальное сегодня надо готовить. Мы не видели изделия, чтоб определить... Павел, ты слышал вопрос? Что случилось, скажи, почему впал в депрессию... Что? Жена отказалась сюда ехать, вчера звонил, просил... все пояснил… Нет и нет.

- Может еще передумает... поймет. А с твоими разработками, Павел, как? Можешь показать? У тебя нет их и не… Не мешайте, кто вы, женщина?

- Изделие в машине, привезла, как и просил, милый, – произнес женский, очень знакомый, голос популярной артистки театра и кино. Она в сопровождении ватаги поклонников с ребенком на руках подошла театрально к столу и воскликнула:

- Кто-нибудь возьмет ребенка у меня?

Олига первая рванулась, перехватив мальчика.

- Спасибо, милая. Самый раз теперача и мужа обнять… (Павел, с улыбкой до ушей стоял уже рядом)… Вот так, Павлуша, миленький, через полчаса после моего отказа я уже мчалась к тебе, чтоб стать первой лэди этого славного города. Не слышу аплодисментов, то-то же. Милая незнакомка, верните нам Диму, пожалуйста. Вы очаровательны, как... зовут вас?.. Олига. Восхитительное имя!


Рейтинг: +1 197 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!