ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Одним словом - чудак

 

Одним словом - чудак

29 сентября 2013 - Анна Март

Олег Сергеевич встал пораньше. Маленький старый дом, трещины на потолке из мебели только диван и стол. Он оделся, наспех умылся над тазиком и вышел во двор. Во дворе всё заросло бурьяном и молодыми деревьями. Заросли были настолько густыми что полностью скрывали дом и казалось что здесь и не живёт никто. Мужчина подошёл к самодельной печке и разжёг огонь. Поставил на плиту чёрный от копоти алюминиевый чайник.  Тут же в саду наломал вишнёвых веточек и опустил их в чайник. На дереве висело пожелтевшее от времени зеркало. Олег Сергеевич взглянул в него и провёл рукой по седым волосам.
- Постарел, - подумал он с тоской.
 Серые безразличные глаза, морщинистое лицо и бесформенная борода. Он отвернулся и поспешил убрать закипевший чайник с плиты. Запах вишнёвого чая немного поднял настроение. В кармане лежал вчерашний недоеденный пирожок… Вот и завтрак.
Осторожно достал из пачки последнюю сигарету, закурил.
- Ну, что же пора идти, - сказал он вслух. Он привык разговаривать с собой.  Гости к нему не заходили, вот только почтальон   приходил, приносил пенсию и тот, молча, давал деньги и ждал, пока он распишется. Деньги все до копейки Олег Сергеевич собирал и пересчитывал, относил их в подвал и клал в сундучок.
Он допил чай, надел свой коричневый пиджак с латками на локтях, взял мешок и вышел на улицу. Долго ходил по городу, собирал бутылки, баночки, жестянки, всё, что мог найти в контейнерах с мусором. Ловко орудуя палкой, разгребал отходы и набивал мешок своими находками.  Дома всё это отмоется. А завтра он всё сдаст и купит себе сигарет и хлеба, а возможно даже картошки. Представив, как жарится и шкварчит она на сковороде он невольно сглотнул и улыбнулся.
    За хлопотами прошёл день, а вечером он зажёг свечу и спустился в подвал. Запер дверь на четыре засова, проверил - надёжно ли, и расположился в центре подвала в красивом оббитом бархатом кресле. Обвёл взглядом подвал, улыбнулся и расслабился. Здесь он был другим, здесь он был счастлив… Люди, суета, всё осталось за дверями подвала. Сюда не ступала нога не одного человека кроме него. Он встал, подошёл к сундучку, открыл его и пересчитал деньги, всё на месте… за десять лет накопилось немало, но всё равно недостаточно, ещё немного, ещё пару лет…
Он вернулся в кресло и вдруг почувствовал сильную слабость, болело сердце. Левая рука перестала слушаться и висела, как неживая.
- Только не это… Только не сейчас… - подумал он и закрыл глаза не в силах сопротивляться слабости…


   
  Бригада строителей занималась своей привычной работой. Старый район сносили, рядом уже выросли новенькие многоэтажные дома. Всё гудело, стучало и оглушало округу. Два бульдозера выкорчёвывали деревья. Дома же разобрали очень быстро, причём даже не строители, а местное население. Ночью потихоньку вывозили кирпич, балки, трубы, запасаясь на даче стройматериалами. Один только полуразрушенный дом не трогали, почему-то его обходили стороной. Местное население, считало его проклятым. Рассказывали, что там видели странные тени и слышали вой но ночам.
Бригадир, Сергей Егорович, был не в духе, он кричал на рабочих, подгоняя их, его речь состояла только из предлогов и нецензурной лексики.
- Вы… на… в… и…
От жары он раскраснелся и тяжело дышал. Наконец, бригада принялась за работу, всё снесли, остался только фундамент.
- Егорыч, сюда! – послышался хриплый голос Иваныча. Он так кричал что заглушил бульдозер.
Сергей Иванович скривился, плюнул и дошёл к Иванычу.
- Ну, что ещё?
- Да, ты сюда глянь… Жуть какая-то…
Егорыч заглянул в отверстие, которое вело в подвал. Глаза постепенно привыкли к темноте. И… Замер… Почувствовал какой-то холод, а затем жар. Ему на несколько секунд показалось, что он сошёл с ума… В подвале в бархатном кресле, похожем на трон сидел скелет обтянутый высохшей кожей. Но даже ни это поразило его…
Картины в золочёных рамах, старинная мебель, статуэтки, сундуки и сундучки, вазы, украшения, чего только там не было… От сырости картины покрылись толстым слоем плесени и на них с трудом можно было что-то различить.
Они так и стояли в изумлении, боясь пошевелиться, настолько невероятным было увиденное.

А через неделю весь город только и говорил об этом. В маршрутках, в магазинах, на улице люди обсуждали новость.

- Вы слышали вчера по телевизору в новостях показывали. Дома сносили и в одном нашли целый клад и рядом скелет высохший. Это же, сколько лет прошло…
- Да, да, говорят что их хозяин жил как бомж, ходил побирался, а в подвале хранил драгоценности те что его дед с отцом награбили ещё в революцию.
- Представляешь, в каком страхе жил… Ничего не тратил… Так и умер рядом…
- Да, и никто не вспомнил о нём. Если бы не снос так и не нашли бы...
- Бывает же такое… Одним словом – чудак…

© Copyright: Анна Март, 2013

Регистрационный номер №0161911

от 29 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0161911 выдан для произведения:

Олег Сергеевич встал пораньше. Маленький старый дом, трещины на потолке из мебели только диван и стол. Он оделся, наспех умылся над тазиком и вышел во двор. Во дворе всё заросло бурьяном и молодыми деревьями. Заросли были настолько густыми что полностью скрывали дом и казалось что здесь и не живёт никто. Мужчина подошёл к самодельной печке и разжёг огонь. Поставил на плиту чёрный от копоти алюминиевый чайник.  Тут же в саду наломал вишнёвых веточек и опустил их в чайник. На дереве висело пожелтевшее от времени зеркало. Олег Сергеевич взглянул в него и провёл рукой по седым волосам.
- Постарел, - подумал он с тоской.
 Серые безразличные глаза, морщинистое лицо и бесформенная борода. Он отвернулся и поспешил убрать закипевший чайник с плиты. Запах вишнёвого чая немного поднял настроение. В кармане лежал вчерашний недоеденный пирожок… Вот и завтрак.
Осторожно достал из пачки последнюю сигарету, закурил.
- Ну, что же пора идти, - сказал он вслух. Он привык разговаривать с собой.  Гости к нему не заходили, вот только почтальон   приходил, приносил пенсию и тот, молча, давал деньги и ждал, пока он распишется. Деньги все до копейки Олег Сергеевич собирал и пересчитывал, относил их в подвал и клал в сундучок.
Он допил чай, надел свой коричневый пиджак с латками на локтях, взял мешок и вышел на улицу. Долго ходил по городу, собирал бутылки, баночки, жестянки, всё, что мог найти в контейнерах с мусором. Ловко орудуя палкой, разгребал отходы и набивал мешок своими находками.  Дома всё это отмоется. А завтра он всё сдаст и купит себе сигарет и хлеба, а возможно даже картошки. Представив, как жарится и шкварчит она на сковороде он невольно сглотнул и улыбнулся.
    За хлопотами прошёл день, а вечером он зажёг свечу и спустился в подвал. Запер дверь на четыре засова, проверил - надёжно ли, и расположился в центре подвала в красивом оббитом бархатом кресле. Обвёл взглядом подвал, улыбнулся и расслабился. Здесь он был другим, здесь он был счастлив… Люди, суета, всё осталось за дверями подвала. Сюда не ступала нога не одного человека кроме него. Он встал, подошёл к сундучку, открыл его и пересчитал деньги, всё на месте… за десять лет накопилось немало, но всё равно недостаточно, ещё немного, ещё пару лет…
Он вернулся в кресло и вдруг почувствовал сильную слабость, болело сердце. Левая рука перестала слушаться и висела, как неживая.
- Только не это… Только не сейчас… - подумал он и закрыл глаза не в силах сопротивляться слабости…


   
  Бригада строителей занималась своей привычной работой. Старый район сносили, рядом уже выросли новенькие многоэтажные дома. Всё гудело, стучало и оглушало округу. Два бульдозера выкорчёвывали деревья. Дома же разобрали очень быстро, причём даже не строители, а местное население. Ночью потихоньку вывозили кирпич, балки, трубы, запасаясь на даче стройматериалами. Один только полуразрушенный дом не трогали, почему-то его обходили стороной. Местное население, считало его проклятым. Рассказывали, что там видели странные тени и слышали вой но ночам.
Бригадир, Сергей Егорович, был не в духе, он кричал на рабочих, подгоняя их, его речь состояла только из предлогов и нецензурной лексики.
- Вы… на… в… и…
От жары он раскраснелся и тяжело дышал. Наконец, бригада принялась за работу, всё снесли, остался только фундамент.
- Егорыч, сюда! – послышался хриплый голос Иваныча. Он так кричал что заглушил бульдозер.
Сергей Иванович скривился, плюнул и дошёл к Иванычу.
- Ну, что ещё?
- Да, ты сюда глянь… Жуть какая-то…
Егорыч заглянул в отверстие, которое вело в подвал. Глаза постепенно привыкли к темноте. И… Замер… Почувствовал какой-то холод, а затем жар. Ему на несколько секунд показалось, что он сошёл с ума… В подвале в бархатном кресле, похожем на трон сидел скелет обтянутый высохшей кожей. Но даже ни это поразило его…
Картины в золочёных рамах, старинная мебель, статуэтки, сундуки и сундучки, вазы, украшения, чего только там не было… От сырости картины покрылись толстым слоем плесени и на них с трудом можно было что-то различить.
Они так и стояли в изумлении, боясь пошевелиться, настолько невероятным было увиденное.

А через неделю весь город только и говорил об этом. В маршрутках, в магазинах, на улице люди обсуждали новость.

- Вы слышали вчера по телевизору в новостях показывали. Дома сносили и в одном нашли целый клад и рядом скелет высохший. Это же, сколько лет прошло…
- Да, да, говорят что их хозяин жил как бомж, ходил побирался, а в подвале хранил драгоценности те что его дед с отцом награбили ещё в революцию.
- Представляешь, в каком страхе жил… Ничего не тратил… Так и умер рядом…
- Да, и никто не вспомнил о нём. Если бы не снос так и не нашли бы...
- Бывает же такое… Одним словом – чудак…

Рейтинг: 0 193 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!