ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Неподходящее хобби

Неподходящее хобби

5 октября 2014 - Герман Шангин
article243605.jpg
      
      Лешке Савостьянову не везло. Не во всем, конечно, и не всегда, но большей частью не везло. Особенно не перло в плане хобби. Нет, хобби у него, конечно, было. Своеобразное. Можно даже сказать, очень своеобразное. Самым неприятным было то, что коллекция не может состоять из одного предмета, ее надо пополнять. Следовательно, объекты должны поступать извне. В этом-то и была загвоздка. Объекты, которыми Лешка не прочь был бы пополнить свою коллекцию, совершенно не намечали ее пополнять. В силу того, что даже не догадывались о его намерениях. Лешка, будучи нерешительным и закомплексованным человеком, просто стеснялся быть неправильно понятым и отвергнутым. Кстати, по этой же причине он  до сих пор не обзавелся девушкой.
       Переживая бесконечные баталии между гормонами и комплексами, Лешка в одно прекрасное утро пришел к выводу, что надо произвести пробный забег на короткую дистанцию. Другими словами, попробовать свои силы в стратегии и вынудить интересующего его человека выполнить то, что ему надо, но чтобы это произошло как бы по желанию самого человека.
       Сейчас Лешка уже не может объяснить, как ему пришло в голову выбрать в качестве объекта сына сантехника из РЭУ, но тогда этот выбор ему казался вполне логичным. Сантехник дядя Дима повсюду таскал с собой сына в надежде, что тот переймет у него профессию и вырастет настоящим мужиком, а не каким-нибудь пидаром, которых он откровенно недолюбливал. Предположить в его преемнике пидара мог только совсем не разбирающийся в людях человек, но дядя Дима ничего такого и не предполагал. Он просто побаивался, что семя его может дать осечку, а поводом такой боязни, скорее всего, явилась невинная мальчишеская забава «у кого длиннее», за которой он и застал сына с приятелями, придя однажды домой в неурочный час.
       План Лешки выстроился довольно быстро. В разгар летней жары, когда родители смылись на дачу, он вызвал сантехника под предлогом засора колена под раковиной. Диспетчером работала мамина знакомая, она пообещала прислать самого трезвого. Самым трезвым на работе мог быть только дядя Дима. В такую жару из-за пустячного засора он сто процентов поленится идти и пришлет сыночка. Дальше дело техники.
       Техникой Лешка занялся более плотно. Для начала он обеспечил засор, что было, к слову сказать, несложно. Затем он расстелил в ванной комнате полиэтилен, поставил у двери высокую стойку для цветов и водрузил на нее ведерко водоэмульсионки голубой масти, оставшейся от недавнего ремонта. Рядышком он присовокупил двуступеньку. Ни дать ни взять – идут малярные работы. Одевшись в треники,  видавшие виды, он занялся самой сложной частью предстоящей операции – ожиданием.
       Собственно, просто сидеть и ждать Лешка и не собирался. Он занялся подготовкой к очередной фотосессии. Поправил драпировки, проверил свет, камеру ...   Но в какой-то момент ему вдруг стало страшно, что все рухнет, что дядидимин сынок окажется с переизбытком тестостерона и попросту накостыляет ему, если что-либо заподозрит.  Лешка постарался откинуть мысли о провале и настроиться на позитив. Но позитив почему-то трусливо жался к холодильнику.
       Настойчивый звонок в дверь застал юного экспериментатора за поглощением четвертого бутерброда. От неожиданности бутерброд чуть было не обогнал своего предшественника, но ошибся дорогой и Леха закашлялся. Подойдя к входной двери, он посмотрел в глазок и похолодел. За дверью стоял, обмахиваясь кепкой, дядя Дима. ОДИН. Правда, оставалась надежда, что сынок его просто не попал в поле зрения глазка, но и эта надежда рухнула, когда дверь открылась и дядя Дима за ней остался все в том же количестве, что и в глазке. Пройдя в ванную, самый трезвый сантехник заглянул под раковину и присвистнул. Увиденное он оценил недвусмысленно и в категоричной форме, после чего поинтересовался, где есть телефон. «Слышь, Митрич, дуй на пятый в ту, что посередине. ИнстрУмент не забудь».
       Провал плана по всем направлениям поверг нашего стратега в уныние. Мало того, что сейчас два чужих мужика будут не меньше часа топтаться в квартире, придется расплачиваться за работу, так еще и задуманное не свершится!
       Звонок в дверь отвлек Леху от переживаний. Догадываясь, что пришел Митрич, он безропотно открыл ее и подождал, пока тот войдет. Подкрепление с «инстрУментом» в чемодане прошло к ванной и остановилось в проеме двери. Тут только Лешка понял, что «митричем» дядя Дима звал своего сына. Сердце его встрепенулось от возможной удачи и он прислушался к их разговору. Дав пару указаний в не слишком нормативной форме, папаша отправился на более выгодные объекты. Пока сынок разбирался с инструментами, Леха присмотрелся к нему повнимательней. Да, с такой внешностью моделью надо быть, а не унитазы прочищать. Правда, разглядев крепкие, накачанные работой, руки, Леха опять засомневался в целесообразности предприятия. Сам-то он был дохловат да и, что и говорить, трусоват. Одной такой ручищей, сложенной в кулак в темном подъезде его можно было напугать до потери кошелька. Но тут, в собственной квартире, что называется, «на своем поле», ему было все ж не так страшно.
- Не возражаешь? - вопрос объекта стратегии вернул Лешку к действительности. 
- Что именно? – растерянно поинтересовался он.
- Жарко. Я сниму? – сын дяди Димы показал на куртку спецовки.
- Пожалуйста. Как вам удобно.
Запарившийся ученик сантехника стянул с себя куртку и стал осматриваться в поисках ее временного пристанища.
- Давайте мне. – Леха принял куртку и отнес ее в коридор.
Однако сынок не остановился на этом и, вслед за курткой отправилась футболка. Оставшись по пояс раздетым, он присел на корточки и заглянул под раковину. Из явно широковатых штанов комбинезона выглянула ложбинка, образованная крепкими ягодицами.
       Пока шла прочистка колена, Лешка с интересом наблюдал за игрой мышц на теле Митрича. Волнение от предстоящей развязки нарастало. Сердце колотилось в груди, отстукивая секунды до финала. Сейчас будет вложена прокладка …   Вот уже в сток погрузилась труба слива …   Инструменты с финальным стуком упали в чемодан …  Митрич поднимается во весь рост и …
ВСЕ! Ловушка сработала! Добыча, круша заранее подготовленные и доселе невинно стоявшие «декорации ремонта», валится, обливаемая соусом из нежно-голубой краски. Квартира огласилась откровенными высказываниями в адрес ее хозяев. Митрич лишь со второй попытки поднялся на ноги и, как смог,  утвердился на скользком полиэтилене. Леха с удовлетворением отметил, что краска проникла и под штаны. Дав немного выплеснуться эмоциям объекта, он предложил помощь:
- Не беспокойтесь, это водная краска. Сейчас все быстро отмоем и отстираем.
Продолжая по инерции материться, Митрич скинул лямки штанов, но вдруг остановился:
- В доме еще кто есть?
- Нет.
- А могут придти? – он явно мялся и не торопился раздеваться.
- Да некому вроде! Мои на даче.
Митрич секунды две переваривал услышанное и,  наконец, успокоено стянул штаны. Теперь Лехе стало понятным его легкое замешательство. Похоже, в жару парень обходился вообще без трусов.
       Одежду отправили в стиральную машину, а Митрич залез в ванну и включил воду. Леха собрался было пойти на кухню, чтобы не смущать его, но Митрич окликнул:
- Слышь, как тебя …
- Алексей. – почему-то полным именем представился Леха. Наверное, от неожиданности.
- Ты …   это …  Я не достаю. Отмой мне спину, будь другом.
Вот об этом-то Лешка и не подумал. А, впрочем, что тут такого. Трут же мужики друг друга в бане и ничего. Он взял губку и стал смывать краску со спины Митрича. Постепенно ее рельефы принимали более естественные цвета, мутная же вода стекала через ложбинку и дальше по волосатым ногам, унося с собой весть о завершении второй части операции.
       Покончив с остатками краски, Леха вернул губку Митричу. Тот принялся оттирать себя спереди. Присутствие клиента его, похоже, не смущало. Более того, теперь он к нему стал присматриваться:
- Ты эмо что ли? – Митрич встал под душ.
- В смысле? – не понял Леха. Митрич показал на лехину прическу. – А,  нет! Просто мне стиль такой нравится.
- А-а! – Митрич занялся намыливанием самой сокровенной области своего тела. – Я слышал, эмо – гомики все.
- Предубеждение.
- Ясно.
После непродолжительной паузы, посвященной смыву пены с заповедных мест, Митрич опять посмотрел на Лешку:
- Ты, кстати, тоже в краске. – напомнил он. Леха посмотрелся в зеркало. – Я имел ввиду снизу.
Ноги организатора диверсии действительно были забрызганы основательно. Стоило переодеться. Лешка спустил треники, стянул носки и добавил их к комбинезону Митрича. Тут он поймал насмешливый взгляд хозяина комбинезона:
- Что? – Леха на всякий случай осмотрел себя повнимательней.
- Да так, ничего!
Неожиданно в дверь позвонили. Митрич переменился в лице:
- Ты ж говорил, что никто не придет.
- Никто и не должен был.
- Тогда не открывай!
- Так мало ли что произошло! – Леха направился было открывать, но, заметив суету Митрича, предложил – Да вы закройтесь на щеколду и все!
       Звонил в дверь дядя Дима:
- Артемка! Ты тут живой? – крикнул он в глубину квартиры.
- Он моется. – бесхитростно поведал Лешка.
- Что он делает? – не понял дядя Дима и прислушался к шуму воды в ванной. – Интересно кран поет. А чего это он моется в такое время. Тут работы невпроворот, а он мыться надумал! Да еще у клиента на квартире. Артемий, а ну открой!
- Вы извините, это я виноват. На него краска пролилась, не ходить же, пока засохнет.
- Краска? Какая краска? – он посмотрел на закрытую дверь, словно что-то припоминая. – Это вот та ..?  То-очно. Я еще подумал, что за долболоб такую подставку под краску решил использовать. Опрокинется же, как пить дать. – тут дядя Дима присмотрелся к Лешке. – А ты-то чего без штанов? – с подозрением спросил он.
- Так на меня тоже краска попала.
- Ну да, ну да. Логично. – тон его постепенно смягчался. – Артемка, слышь-ка! Ты не больно-то размывайся там. Работы море. В соседнем подъезде бабка на унитаз села – копец пришел унитазу. Так что давай, обсыхай и дуй в семнадцатую.
Уходя, дядя Дима еще раз бросил недоверчивый взгляд на лехин незатейливый облик, хотел было что-то еще сказать, но только махнул рукой и вышел.
       Лешка постучал в дверь ванной. Щеколда нехотя открылась. Артем отошел задом к ванне и присел.
- Вам надо вытереться, я щас принесу …
- Само высохнет.
Собственно, Леха и так уже видел, что полотенце не потребуется. Стиральная машина принялась отжимать постиранное.
- Пока ваша одежда сохнет, может, кофе хотите?
- А где моя футболка? – вдруг поинтересовался Артем
- В коридоре. А зачем?
- Неудобно как-то на кухне сидеть и кофе пить в таком виде.
Лешка представил себе Митрича с его волосатыми ногами, попивающим кофе в бледно-розовой футболке, с выглядывающим из-под нее существенным хозяйством и прыснул. Митрич недоуменно посмотрел на него.
- Поймите меня правильно, но, по-моему, лучше без футболки. Я бы дал вам мой халат, но, боюсь, в нем будет жарко. Сидите так. У вас прекрасное телосложение и нечего стыдиться. 
Леха понимал, что, какое бы ни было красивое тело, но на кухне обнаженным оно будет все равно не очень уместным. Однако, в комнату с фотоаппаратурой вести голого гостя тоже не стоило. Кто знает, как это будет воспринято без предварительной подготовки. Пить кофе в ванной, среди расплескавшейся краски вообще полный идиотизм. Значит, все-таки кухня. Видя колебания объекта, Леха добавил, правда, уже с меньшим энтузиазмом:
- Впрочем, если вам неудобно, что раздеты только вы, я тоже могу раздеться.
- А ты точно не эмо? – после некоторой паузы неуверенно спросил Митрич.
- Я не эмо и уж, в любом случае, не то, что вы подумали.
Может, Митрич и не до конца поверил в заверения, но на кухню все же пошел.
- Слышь, Алексей, а у тебя есть что-нибудь холодное, с газом. Кофе как-то в жару не катит.
- Тоник есть. Будете?
- Ты,  это, давай на «ты». Тебе ведь лет семнадцать, походу?
- Пятнадцать.
Артем недоверчиво оглядел Лешку:
- Акселерат, значит. Ну все равно. Не люблю официоза.
Пока Лешка искал, во что налить гостю прохладительного, тот молча оглядывал кухню.
- Слышь, а чего ты ванной-то занялся вначале. Кухне тоже ведь требуется ремонт. А ванную никто из гостей особо не видит. - после паузы поинтересовался Митрич.
- Время не хочется тратить.
- А на ванную хочется?
- На ванную тоже не хочется, но ...  - Лешка замялся. - ... это особое дело.
- На что же тебе хочется тратить время?
Леха очень хотел, чтобы вопрос этот прозвучал и оно случилось.
- Мне? На фотографию. Фотопортреты я делаю, а в свободное время увлекаюсь «ню».
- Чем?
- «Ню».
- Девчонок, что ли, голых снимаешь?
- Ну, как девчонок … - замялся Лешка. - Их, конечно, тоже …   хотелось бы, но …  - тут он вдруг испугался, что Артем начнет что-то подозревать. – Тоник-то налить вам? То есть, тебе.
- Значит все-таки мужиков. – констатировал Артем. – Ясно. – Он встал. – Что там с моей одеждой?
Лешка пошел в ванную и вынес комбинезон и носки Артема. Тот потрогал их и неохотно стал одевать. Ткань комбинезона стояла колом и хрустела. На лице Артема было написано омерзение. Леха не мог понять, было это омерзение связано с ним или вызвано неприятными ощущениями от влажной спецовки. Артем прошел в прихожую, по дороге захватив инструменты из ванной, нашел футболку и куртку, ни слова не говоря, повернул ручку дверного замка и дернул дверь.
- Подождите! Еще щеколда внизу! – подсказал Лешка и хотел помочь открыть, но Артем отстранил его руку, отодвинул щеколду и распахнул дверь. - До свидания! И спасибо! – сказал Лешка, но дверь уже захлопнулась.
       Он побрел на кухню и, хотя сердце и так из груди выскакивало, налил себе тоника и залпом выпил. Операция провалилась, требовалась перезагрузка. Но для начала надо убраться в ванной, пока краска не высохла окончательно.
Звонок в дверь застал его за отмыванием двуступеньки. Открыв, Лешка увидел Артема. Несмотря на подсохшую спецовку, лицо его было по-прежнему мрачным.
- Я забыл. – выдавил он из себя. - Деньги. Ты мне должен за ремонт.
- Сколько? – упавшим голосом спросил Лешка.
- Двести ... пятьдесят
Леха пошел к себе в комнату и достал из рубашки деньги. Вернувшись в прихожую, он обнаружил Артема уже вошедшим и прикрывшим дверь. В голову закрались нехорошие мысли, «свое поле» что-то перестало поддерживать. Получив деньги, Артем,  похоже, не торопился уходить. Он стоял к Лехе несколько полубоком и словно бы разглядывал висящую на вешалке одежду. Наконец, молчание было нарушено:
- Зачем ты снимаешь мужиков?
- Я мужиков не снимаю.
- Ну хорошо, не мужиков. Парней. Зачем. Ты что-то испытываешь, когда их видишь голыми? Когда меня мыл, ты что-то испытывал?
- Артем. – Лешка впервые назвал его по имени. - Можешь пройти в мою комнату?
Артем нехотя двинулся за Лехой, а тот по дороге попытался объяснить:
- Не знаю, поймешь ли ты. Я по натуре художник. Меня восхищает законченность природных линий, гармоничность форм созданного природой. – остановившись у своего стола, Леха достал из ящика фотоальбом и раскрыл его. – «Ню» для меня не больше чем способ подчеркнуть, выявить для остальных ту красоту, которую мы обычно прячем под одеждами, а, порой, и не замечаем. Поверь, оттирая твою спину, я не испытывал никаких эротических ощущений. Мною владел лишь восторг от вида такого прекрасного, я бы даже сказал совершенного, с точки зрения скульптуры, тела …
Все то время, что Лешка говорил, Артем разглядывал одну фотографию за другой. Лицо его постепенно преображалось. Насупленность спала, уступив место неподдельному интересу.
- Постой, а почему на всех фотках один парень. Что, без комплексов оказался только он?
- Это все автопортреты. 
На лице Артема отразилось удивление:
- Надо же, так снято, что тебя не узнать здесь. Хотя … - он заглянул еще раз в альбом, потом посмотрел на Лешку. - … если сравнивать, то вроде все тоже.
- Снимая себя, я борюсь со своей стеснительностью. К тому же, слишком робок я, чтобы предложить кому-нибудь раздеться перед камерой. При нынешних технологиях все боятся попасть в интернет в раздел порно.
       В кармане у Артема запиликал телефон. Даже в метре от него были слышны непарламентарные выражения дяди Димы, извергающиеся в уши его сына. Взгляд того тускнел с каждым словом. В сердцах захлопнув мобильник, Артем направился к выходу. У двери он неожиданно остановился и развернулся:
- Скажи, только честно, вся эта история, что сегодня произошла – инсценировка? Ты просто хотел увидеть меня голым и, если получится, заснять?
Лешка не знал, как ответить на такой прямой вопрос. Еще минуту назад ему казалось, что не все потеряно и дело почти сделано, но теперь …  План его раскрыт и он один на один с человеком не хилой наружности и прямолинейным в суждениях. Человек же этот, видя лешкино замешательство, и, сделав из этого соответствующие выводы, протянул к нему руку. Лешка отшатнулся было, но рука уверенно легла на его плечо.
- Интересный ты парень, Алексей. – Артем посмотрел в глаза Лехе, рука же его чуть наминая плечо, приближалась к лехиной шее. – Снимки делаешь …   ничего не скажу – талантливо. Но что я не люблю, так это когда меня используют. Причем помимо моего желания. Сегодняшняя инсценировка осложнила жизнь двум людям. Мне, потому, что батя вынудил меня работать вечером, а я собирался время провести несколько интереснее. А еще моей девушке, так как интересно время мы собирались проводить вместе. Вот я и думаю: бог ведь троицу любит. Пусть жизнь сложной будет не только у нас. – Артем словно прислушался к чему-то и нанес короткий, но жесткий удар в грудь. 
       Лешку много били и в детстве и когда он был подростком, но такого удара ему не наносил никто. Странные ощущения появились сразу же. Почему-то не было больно, но все как будто поплыло, звуки стали доноситься откуда-то издалека и прорывались сквозь какую-то ватную пелену. В глазах суета клякс всех цветов и форм и лишь изредка сквозь эту мельтешню он больше угадывал, что происходило вокруг. Над ним кто-то наклонился, внимательно глядя в глаза, потом показалось, что сильные руки приподняли и куда-то его понесли. Лешка никак не мог понять, куда и зачем его несут, а, главное, почему так долго. Наконец, ему показалось, что руки подняли его еще выше, качнули и вот он уже падает вниз, в пропасть, в самую ее глубину, туда где, видимо, он найдет упокоение …  на своем диване.
       Он открыл глаза. Легкое головокружение еще осталось, но в остальном он чувствовал себя вполне сносно. Поднявшись с дивана, Леха  прошелся по комнате, вышел в прихожую, не зная точно, хочет он там кого-нибудь увидеть или нет. Но в прихожей никого не было. Лишь к двери была жвачкой прилеплена записка. Озадаченный, Леха снял ее и развернул. В школе Артем, по всему было видно, лучшим учеником не числился, но ни ошибки, ни корявый почерк, которым была накарябана записка, не помешали Лехе осознать, написанное: «Алексей нисмотря на то что ты придурак каких мало чем-то ты меня заципил. За взбучку не держи зла – мы в расчете. Что же до фоток твоих думаю я смогу тебе помочь. Есть у меня на примете один мужик. Ванну мы ему меняли тут на днях. Поговорю. Сниматься у тебя пока подумаю. Кароче если ты не в обиде на меня звони. Телефон на обороте».
 
 *******

 Этот звонок телефона нарушил лехины планы на день. Незнакомый голос спросил, можно ли поговорить с Алексеем. Леха представился.

- Мне рассказал о вас Артем. По поводу вашего творчества. Мы могли бы встретиться?
- Да, конечно! А когда вы можете? - поинтересовался Леха, в душе надеясь на любой день, кроме сегодняшнего. Ему позарез надо было на выставку. Был последний день экспозиции работ Френки Айрелло.
- Если можно, послезавтра. Вас устроит?
- Конечно, устроит! Мой адрес - Амундсена, дом ...
- Не утруждайтесь, я живу через дом. Кстати, у вас портфолио имеется?

Лешка задумался. Портфолио, в привычном понимании этого слова, у него не было. Были фотографии в альбоме с описанием технических параметров съемки. Но это правильнее было бы назвать фотодневником его опытов со светом и позами. И если его кому-то и представлять, то с серьезной цензурой.
- Иметься-то оно имеется, но есть загвоздка.
- Только не говорите, что у вас его украли и выдали за свое.
- Да нет. Вряд ли кому это понадобится.
- Оно такое плохое?
- Нет, ну почему плохое. Просто у меня некоторая проблема с моделями.
- Некрасивые, что ли?
- Моделей некрасивых не бывает. - несколько самоуверенно бросил Леха. - Бывают криворукие фотографы.
В трубке засмеялись.
- Надо будет запомнить формулировочку. Так я не понял, что с моделями?
- У меня их нет.
- А портфолио есть? - в трубке явно недоумевали.
- Портфолио есть. Только в нем один я. Много разных меня. - в трубке молчали. - Алло!
- Да-да, я слышу! Вы меня немного озадачили. Мне дирекции надо будет что-то представить. Не знаю, честно говоря, как она отреагирует на такое своеобразное портфолио. Нам нужен фотограф довольно широкого диапазона с креативным мышлением. Надо бы подготовить еще парочку моделей. Причем обоего пола. Сколько вам для этого надо времени?
- Сложно сказать. Снять-то кадр и обработать недолго. А вот снять кого-то, чтобы засняться ... 
- Давайте встретимся через два дня. Надеюсь, у вас что-нибудь склеится.
Гудки в трубке оборвали Леху на полуслове.

Похоже, в темноте пролетала синяя птица и ему удалось ее ухватить. Вопрос, за что и сможет ли он ее удержать. Леха усиленно прокручивал в голове список своих знакомых, которые к нему относились более-менее благожелательно. Но из друзей, которых и так было, не сказать, чтобы много, мог подойти только Сема. Они росли вместе, ездили на отдых вместе, знали друг о друге все. Или почти все. Хобби Лешка от приятеля скрывал. Точнее, его направление.
Больше всего, набирая номер Семы, Леха боялся, что тот уже куда-нибудь умотал. Приятель был птичкой ранней и мог с утра пораньше отправиться в поисках приключений на свою голову.
- Але! - гаркнула телефонная трубка голосом пятилетней семиной сестрички.
- Оксана Петровна! - как обычно с нею, пошутил Леха. - Семен Петрович дома? Мне бы поговорить. 
- А он в ванной. Уже полчаса сидит. 
- Ну, если полчаса ...
"Наконец-то! Ты же не один. Я писать хочу. - послышалось в трубке. - На, это тебя".
- Але!
- Сем, это я. Ты сегодня очень занят? Можем встретиться?
- Не, ну занят, конечно. А что случилось?
- Дело есть на тонну бабла.
- Рассказывай.
- В двух словах не объяснишь. Приходи.
На том конце молчали, было слышно лишь сливающуюся воду в туалете. Ксюша-секретуша написалась.
- А это надолго? - наконец, спросил Сема?
- Надеюсь, нет. - соврал Леха. Сема был из интеллигентов и на уговоры времени может уйти немало.
- Ладно, сейчас только волосы посушу. 
- На улице жарища. По дороге подсохнешь.
Сема, конечно, был далек от модельной внешности. Да и от этого бизнеса вообще. В то,что в двух словах поймет модель, он может въезжать долго-долго. Например, зачем вообще нужно снимать моделей. Особенно, обнаженными. Однако Сема был единственным кандидатом, который, теоретически, конечно, может на это согласиться. Раздеться при ком-то он, во всяком случае, не сильно стесняется. В бассейне не раз ходили вместе в душ. Правда, в душ сходить и на фотку сняться - не одно и то же ... 
Леха особо и не рассчитывал на успех мероприятия. Да и, собственно, какая разница, согласится Сема или нет. Где вот девушку взять для фотосессии. А без девушки в портфолио условия все равно выполнены не будут.
Звонок в дверь застал его как раз за убиранием зеркала, обычно стоящего во время съемки автопортретов. На дополнительный монитор к фотоаппарату денег пока накопить не удавалось, вот и приходилось смотреть на предполагаемый результат в то, что доступно. 
Леха открыл и впустил потенциальную "жертву" своего искусства. "Жертва" разулась и прошла за другом на кухню. 
- Чай, кофе или чего-нибудь покрепче? - поинтересовался Леха.
- А у тебя есть покрепче? - удивился Сема. В его доме спиртное было не в ходу. Пили только по большим праздникам и из маленьких рюмочек.
- Есть. Клюковка самодельная. Правда, мама не разрешает, но бутыль большая, можно чуть-чуть отлить. Она и не заметит.
- А запах? - Сема колебался.
- Мои только в субботу приедут. К тому времени все уже выветрится. 
- Выветрится. Мне-то домой сегодня возвращаться. Мать учует, такое устроит. Вообще куда-либо перестанет пускать.
- Так я же не напиваться предлагаю, а так ... клюкнуть. Впрочем, не хочешь - я не настаиваю. - Леха наблюдал за Семой. Тому явно хотелось и это было бы на руку. Как практически непьющий, он быстро расслаблялся с малого количества выпитого и становился более сговорчивым.
На столе появились стопки. Наливочка придала им некоторую значительность и торжественность. Мальчики взяли их в руки.
- Стой! - семина стопочка, не закончив намеченного пути, вернулась на стол. - А повод-то какой? В честь чего попойка?
- Мне позвонили из модельного агентства и ...
- Тебе?! - Сема с недоверием оглядел приятеля. - Не смешите мои годы.
- Ты не дослушал. Возможно, перед тобой известный в будущем фотохудожник.
- Ладно заливать. Чего это тебе будут звонить? Откуда они про тебя знают?
- Все по блату, Семыч, все по блату. Блат, знаешь, такая штука ... - Леха сделал драматическую паузу. - Слушай, ты мне друг?
Сема насторожился. Обычно эта фраза предвещала какие-нибудь обязательства. А связывать себя ими никак не хотелось.
- А что?
- Да вот, понимаешь, загвоздка одна есть. Им портреты нужны, причем, разных людей. А у меня только свои. Ну, в смысле, автопортреты.
Кому ни позвоню, либо нет ответа, либо не могут. Либо еще какая причина. Снимись хоть ты, будь другом. А потом сможешь эти фотки в сетях выложить. Те, что сейчас там висят, вряд ли кого из девушек заинтересуют.

Последний аргумент был явно более веским. Популярность Семы у женской половины не покидала пределов семьи. Он выпил поставленную стопочку и поинтересовался, куда встать.
Несмотря на то, что Сема торопился, Лешка старался работать не спеша. Он следил за другом и старался подловить момент, когда нескромное предложение будет расценено наиболее лояльно. Но момент все как-то не ловился. То ли мамина наливка оказалась слабовата, то ли Сема перед уходом, по обыкновению, сытно поел, но до нужной кондиции "объект" никак не доходил. Время шло, "модель" то и дело поглядывала на часы. Надо было срочно предпринимать меры.
- Вообще, конечно, прикид у тебя сейчас не для фотосессии. - решился Леха начать наступление.
- Ты по телефону сразу бы сказал, я б оделся по-цивильнее. 
"Знаю я твое "по-цивильнее". То же, что и сейчас, только стиранное" - подумал Лешка, но вслух добавил:
- Слушай, давай ты мои шмотки оденешь? Мне отец килограммами их присылает.

Отец Лешки работал по заграницам и свой долг перед семьей исполнял большей частью материально. Сына он видел лишь на фотках да по видеосвязи в интернете. Присылал всякого рода гаджеты и модную одежку. Правда, изредка путал размеры или ошибался с расцветками, но и таким подаркам находилось применение.

- Я, в принципе, не против. Но ты ведь худее меня.
- Не беда, подберем на вырост. - Лешка заглянул в шкаф и выудил из стопки футболок наиболее подходящие для Семы по стилю и по размеру. Отобранное он положил на кровать. Расставшись с рубашкой, Сема натянул самую верхнюю футболку и посмотрелся в зеркало. Несмотря на "облипочку", она очень даже ничего сидела. Лешка протянул приятелю джинсы-стрейч. Тот посмотрел на него, как на ненормального и похлопал себя по заднему месту. Но Леха настойчиво сунул джинсы ему в руки и сел на кровать рядом с кучкой отложенной одежды. Под неусыпным надзором владельца штаны были натянуты на плотные семины ягодицы. Рассматривая получившийся ансамбль, Леха решил закинуть червячка:
- Ты что, качаться начал?
- С чего ты взял? - удивился Сема, но посмотрел в зеркало, пытаясь понять, из чего был сделан такой неожиданный вывод.
- Смотри, как фигура подтянулась. - Лешка был готов идти ва-банк. - Вон рельефы проявились. - махнув в неопределенном направлении, сказал он.
"Рельефность" Семы называлась иначе, но сегодня ... Сегодня был триумф лести и макаронных изделий. Лапша гроздями развешивалась по ушам ничего не подозревающей жертвы. И, хотя что-то сваливалось, но добрая половина все-таки задерживалась и уверенно свисала.

Снимая раз после съемки очередную футболку, Сема вдруг задержался с голым торсом перед зеркалом и стал задумчиво себя разглядывать. Потом, вдруг, пробормотав "Извини!", ни с того, ни с сего расстегнул штаны и начал их стягивать. Леха забеспокоился:
- Домой, что ли?
- Да нет. Пора уже, но ... - Сема, стянув джинсы, положил их рядом с померенными футболками, после чего опять повернулся к своему отражению. - У меня дома нет ни одного зеркала, где б я мог увидеть себя в полный рост. - затем, подумав, добавил. - Слушай, а ты серьезно считаешь, что я похудел?
Лешка развернул его к зеркалу спиной и отошел, чтобы рассмотреть повнимательнее. Собственно, он только сделал вид, что изучает семино тело, так как увидеть принципиально новое он не рассчитывал. На самом деле ему просто требовалось время для обдумывания, как не упустить шанс и вырулить ситуацию в нужном направлении. 
- Есть немного. Вообще, твоя проблема в том, что ты носишь неподходящую тебе одежду. Я не просто так подсунул тебе немного облегающую. Та, в которой ты обычно ходишь, тебя полнит. Вот смотри, даже семейники твои безразмерные на тебе сидят, как ... - Леха хотел сказать "на корове седло", но подумал, что такое сравнение только усугубит дело. - В общем, плохо сидят. Слушай, а можешь их снять?
- Могу, в принципе. А как же ... Я что, голый буду?
- Ты там что-то новое от меня прячешь?
- Ну, нет, в принципе ... - Сема, немного поколебавшись, спустил трусы.
Без семейников он, неожиданно для Лешки, оказался вполне складно сложенным, пропорциональным и совсем не казался полноватым. Так, немного плотный. "Похоже, Семыч и вправду подтянулся". - подумал Леха... Однако, время шло, а процесс не двигался.
- Вот посмотри в зеркало. Разве не видишь?
Сема всматривался, всматривался, но ничего необычного не замечал.
- Понятно. Это у тебя взгляд замылился. Мы видим, что нам хочется видеть или что привычнее. Давай-ка я тебя сниму обнаженным. Камера обычно показывает в непривычном свете. Это как взгляд со стороны.
- Ну давай, попробуем. - без особого энтузиазма согласился Сема, но остался стоять на месте, здраво рассудив, что это уже съёмки не художественные, значит, достаточно и фотоаппарата. Однако Лешка был другого мнения. Он повлек приятеля на пандус под свет, но тот, вдруг, заартачился:
- Ты чего, я же не этот … как их там … ну которые в порно снимаются?
- Дурак ты! Вот если б я тебя сейчас при общем свете снял, это было бы порно. А так - художественное фото. Причем, не для общего созерцания, а для личных нужд. Твоих нужд, между прочим. Увидишь себя, потом сотрем снимки. Давай, не тяни.

Пока корректировался свет, Лешка руководил Семой, как лучше встать. Но тот мало смыслил в позах, да, к тому же, его неожиданно обуяла скованность. Пришлось придавать необходимое положение семкиному телу вручную. От прикосновений Сема вздрагивал. То ли щекотно было, то ли пальцы лехины были холодные. Возможно, была еще какая-нибудь причина, о которой Лехе было некогда думать. Главное, что, когда поза Семы совпала с предполагаемой в лехиной голове, настрой сниматься в адамовом прикиде у модели пропал окончательно. Очутившись, наконец, у фотоаппарата, Леха успел сделать лишь один снимок, во время второго же Сема вдруг принял более удобное положение и прикрыл руками причинное место. Не понимая, что произошло, начинающий фотохудожник вернулся к уже сделанному снимку, с целью убедиться, что хотя бы один у него точно есть. Несмотря на трудности в подготовке, результат оказался, конечно, не шедевром, но вполне приемлемым. Пока Леха перетаскивал фотки на компьютер, подошел Сема. В руках он держал трусы и, теперь уже ими, прикрывал область пониже пупка. Он с интересом заглянул через плечо друга, рассчитывая увидеть результат своих мучений. Портреты ему понравились, но по всему было видно, что ждет он демонстрации самой последней, так тяжело давшейся фотографии. Появление ее на экране заставило Сему забыть на какое-то время о возникшей у него проблеме. Он отодвинул друга и вперился в изображение. Леха забеспокоился, было, все ли с Семой в порядке, но тот вдруг повернул к нему изумленное лицо:
- Это что, я? Я так выгляжу?
- А я тебе говорил, что камера выявит то, что обычно не замечается.
- Слушай, ты же гений! Я-то думал, что внешность у меня - полный отстой, а тут вижу ... Нет, это же класс! Жаль, никому не покажешь!
- Да, в «ню» далеко не все видят красоту тела. Чаще его воспринимают как вид эротики. - начал было Леха, но осекся, боясь выдать себя. - Да и чего тут показывать. Если бы я ее снимал как художественную, для показа кому-то еще, а не только тебе, то и фончик другой бы сделал и над позами поработали бы. Эту, конечно, тоже можно довести до ума, но смысл ... Все равно удалять. - тут Леха слукавил. Пока он перегонял файлы в компьютер, в соседней папке осела копия этого снимка. Так что оригинал можно было спокойно уничтожать.
- Не надо. - Сема еще раз посмотрел на экран. - Не удаляй. Дай мне лучше.
- Зачем? - изумился Леха. - Что ты с ней собираешься делать?
- Это не так легко объяснить. Да и незачем. Скажи, у тебя есть еще время?
Намеченное утром мероприятие уже вовсю шло без участия Лехи. Он же только сейчас заметил, что на фотосессию ушло три с лишним часа. 
Теперь времени у него было хоть отбавляй. Но, пока не очень представляя, что задумал Сема, он осторожно поинтересовался:
- Смотря, для чего.
- Ты же получил, что хотел ..?
Лешка насторожился. Неужто Семыч догадался, для чего его пригласили на самом деле. Драться он, конечно, не станет. Не то воспитание, да и физически не настолько развит. Но друга терять не хотелось бы. Лешка неопределенно мотнул головой:
- Надеюсь, что да. - он действительно не был уверен, что сегодняшний день что-то изменит в его жизни с точки зрения карьеры.
- Будь теперь другом ты. Сделай несколько таких снимков.
Лешка пожал плечами и включил принтер.
- Ты не понял. Сними меня еще так. - Сема указал на экран. Леха от неожиданности оторопел. Сема положил трусы на стол рядом с клавиатурой и встал на пандус.
Лешка вернул карту памяти в фотоаппарат, заглянул, по инерции в видоискатель ... С одной стороны, сейчас можно ковать, пока горячо. Но с другой ... Неожиданность предложения того, чего он так долго добивался, выбила его из колеи.
- И как ты хочешь, чтобы я тебя снял. Для каких целей нужны снимки?
- Скажем, девушку заинтересовать. Чтоб было секси. Чтобы поглядела она на фотки и сразу меня захотела. Ты сможешь секси?
- Откуда мне знать. Ты у меня первый снимаешься обнаженным. Плюс, не обижайся, ты, все-таки, не фотомодель.
- Ну, просто красиво сними. У тебя же явно талант.
- Ладно, займемся позой. - Лешка двинулся к пандусу.
- Нет, только не это.
- Что? - оторопел он.
Сема мялся и переминался с ноги на ногу. Наконец он решился:
- Не надо меня трогать. Пожалуйста. У меня от этого ... Ну, ты видел.
- Ты что же, возбуждаешься от моих прикосновений?! - удивился Лешка.
- Да. То есть, нет. Только ты не думай, я не гомик.
- И в мыслях не было.
Леха не врал. Даже если бы Сема его сейчас поцеловал, мысли о гомосексуальности друга все равно не зародились бы. Слишком давно они знакомы, слишком много друг о друге знают.
- Понимаешь, - Сема подбирал слова, поэтому говорил медленно. - где-то полгода назад я проходил призывную медкомиссию. И вот зашли мы к хирургу. Стоим вшестером такие, в трусах и с медкартами наперевес.
А у него девчонки в халатиках стоят и чего-то в блокнотики записывают. Практикантки, наверное. Хирург тоже за столом какие-то бумаги заполняет. Нам, не оборачиваясь, говорит: "Форма номер ноль. Майки, трусы, все снимаем". А у него дубняк в кабинете! Народу голого много проходит, вот и проветривает. Ну, сняли мы, что велено, стоим. Холодно. Он-то в теплое одет, ему пофиг. Практикантки нас разглядывают, хихикают. А мы стоим, ежимся, "особо чувствительные места" картами прикрываем. Среди девчонок одна была ... такая ... что вот ... А тут доктор еще этот подходит и начинает своими холодными руками трогать, мять мышцы. Дошел до низа. Говорит, руки разведи. А я не могу. Мне девчонка эта так понравилась, у нее такое ... декольте было, что ... В общем, мужик оказался нормальный, сообразил, что мне не медкарта дорога, а есть причина посложнее. Повернул меня к практиканткам спиной, так осмотр и закончил. И вот, когда ты меня трогал, вспомнились холодные пальцы хирурга, а с ними и та девчонка-практикантка. Ты прости меня.
- За что?
- Тебе, наверное, неприятно все это.
- Фигня. И не такое случалось. - решил подбодрить друга Лешка. - Давай-ка, лучше, делом займемся. Можешь принять примерно такую позу?

Не сказать, чтобы после всех признаний дело пошло значительно легче, но четыре снимка сделать все же удалось. Сема даже предложил сняться в фас в полный рост. Что называется, аппетит приходит во время еды. Но, чтобы фото с таким ракурсом не превратилось в примитивное порно, где во главу угла ставится половая принадлежность, а не пластика форм, требовалось изменить схему освещения. И вот, пока Лешка переставлял аппаратуру, в семиных брюках заиграл "Марш Черномора". Хозяин их прошлепал босыми ногами по линолеуму к дивану и, согнав лежащего на них лешкиного кота Фила, вытащил телефон. Судя по изменившемуся выражению лица, Семе звонила мама. Не отвечая на звонок, он подскочил к двери балкона и, распахнув ее, вышел на улицу. Только после этого кнопка соединения была нажата.
Все произошло так быстро, что Лешка не сразу въехал в происходящее. Он хорошо был знаком с семиной мамой, знал, что она жестко контролирует каждый шаг своих детей, но ему в голову прийти не могло, что ее звонок заставит Сему забыть, в каком он виде и выйти так на всеобщее обозрение. Во всяком случае, для верхних этажей противоположного дома.

- Да, мамуль. Я гуляю. Нет, от Леши я ушел уже давно. Погода просто хорошая, вот и ... Нет, говорю же, я не у Леши! Да, скоро буду. Целую. - выключив связь, Сема постоял в задумчивости, потом заметил Леху, протягивающего ему трусы. Неожиданно, до него дошла ситуация и он, быстро зайдя внутрь, расхохотался.

Весь вечер Лешка пытался "вытянуть настроение" из получившихся снимков. Деревянные позы Семы, напряженные взгляды с боем сдавали свои позиции, и фотографии постепенно превращались в приближенное к одухотворенному. Но, несмотря на это, удовлетворения результат не принес. Не покидала мысль о бесполезности усилий. Ведь женских фотографий у него по-прежнему не было.
Глаза Лехи устали смотреть на экран, он откинулся в кресле и прикрыл их. Но не прошло и минуты, как зазвонил телефон.
- Модель еще нужна? - раздался в трубке шепот Семы.
- Что, заводит, когда тебя видят раздетым? - устало съязвил Леха. Впрочем, несмотря ни на что, в душе он был благодарен другу.
- Заводит, заводит. Но я не о себе. Есть среди наших знакомых одна, которая мнит себя будущей звездой.
- Звездой чего? - оживился Лешка.
- А тебе не без разницы? Ты слушай. Так вот. Ей, как и тебе, нужны фотки. Красивые, эффектные, короче с подачей. Платить профи ей не по средствам. Вот я и предложил сняться у тебя. Она поначалу не хотела, узнав, что ты на год младше даже меня, но когда я ей сегодняшние фотки показал, то сразу согласилась. 
- Сема! А ты какие фотки показывал? - насторожился Леха.
- Да все. А что? Ты так снял, что не подкопаешься. Ничего неприличного не видно. Я только одну не стал показывать. Ну когда у меня ...
- Хорошо, хоть это. Так эта ваша знакомая ...
- Анжелка-то? Завтра тебе позвонит. Ну ладно, бывай. - Сема положил трубку, а озадаченный Лешка, выключив компьютер, решил лечь спать. Однако, телефон зазвонил снова. - Извини, забыл. - заговорщицким тоном зашептал Сема в трубку. - Я тебе модель подогнал? Услуга за услугу. У вас если дойдет до "обнаженки", сделай мне копии, ладно? - и во избежание возможного отказа, договорив, Сема тут же положил трубку.
- Да уж, "ЕСЛИ"! - усмехнулся
Лешка, расстелил постель, лег и попытался сосредоточиться на завтрашней съемке. Но линию поведения с незнакомой девушкой, которую каким-то образом надо раздеть и заснять, придумать не сложилось. Сказалось напряжение дня прошедшего, и он заснул.

 
 *******

На пороге стояла девушка приятной наружности, хотя до модели в современном понимании ей было еще худеть и худеть. Несмотря на это, пожелание Семы относительно ее снимков стало понятным.

 

- Могу я увидеть Алексея?
- Вы, надо полагать, Анжела?
- С паролями разобрались. - пошутила гостья. - Аппаратуру сюда принесете или я могу пройти?
- Проходите, конечно. - Лешка посторонился. Девушка довольно грациозно проследовала в комнату.
- Миленько. Хотя представлялось несколько иначе. - сказала она, оглядев будущий плацдарм. - Что ж, давайте расставим точки над "i". Из объяснений нашего общего знакомого я поняла, что вы так же заинтересованы во мне, как я в вас. Поэтому, давайте сразу огласим условия нашего сотрудничества. Согласны?
Лешка кивнул. Так с ним еще никто не разговаривал. По-взрослому.
- Мне нужно десять-двенадцать разноплановых портретов, сделанных вот в этом стиле. - Анжела вытащила какой-то буклет и открыла первую попавшуюся страницу.
- Алан Гарднер? - удивился Лешка.
- Сможете? - девушка протянула буклет ему, но Лехе он не был нужен. Творчество этого фотографа было ему знакомо. Какое-то время он даже подражал мастеру. Сможет ли? Повторить стиль проще, чем придумать.
- Это зависит от того, когда вам нужны фотографии. - ответил Лешка. - Здесь, помимо съемки, нужна еще постобработка. У вас время терпит?
- А сколько требуется? Просто мне важен результат. Чтобы снимки были сделаны как будто им.
- Думаю, за три-четыре дня управлюсь. - Леха на всякий случай расширил сроки. Кто знает, какой она вообще получится. Тем более, девушка временем не тяготилась. Так чего надрываться.
- Срок меня устраивает. Теперь я хотела бы услышать, чего вы ждете от меня.
Леха колебался. Сказать сразу, чего по-настоящему ждет - развернется и уйдет. Привести к этому? Как? Да и с таким деловым подходом при заявленном минимуме на что-то большее рассчитывать ...
С другой стороны, ну развернется, ну уйдет. Еще неизвестно, позвонит этот из ... откуда там.
- Скажите, а вам понравились снимки Семена? - Леха кинул пробный камешек.
- Не понравились бы - не пришла.
- Так вот. Мне нужны такого же плана, только с женским полом. - набрав побольше воздуха, выпалил Леха.
- Странно, я полагала, снимки такого рода больше для ... - скорее всего, девушка подразумевала эротоманов, но, не желая начинать с конфликта, решила сделать акцент на другом. - Вам, как я слышала, пятнадцать? Выглядите, правда, постарше.
- Это проблема? - задиристо спросил юный любитель «ню», хотя суть ответа была ему уже ясна.
- Ну, проблема - не проблема, но не учитывать этот фактор мы не можем. И сколько снимков меня обнаженной вы рассчитываете сделать? 
- Пять-шесть. Больше смысла нет.
- А какая степень обнаженности? В трусиках можно остаться?
- Не хотелось бы.
- Они телесного цвета. Почти не будут заметны.
- При общем освещении может быть, но при общем я не снимаю. Свет будет ставиться на каждый план. Будут видны посторонние рельефы и чувствоваться несоответствие фактур.
Гостья походила по комнате, очевидно, раздумывая над предложением. Наконец, она спросила:
- Сколько, по-вашему, займет времени весь процесс съемки?
- Это как пойдет. Но, думаю, не меньше пяти часов.
- Хорошо. - Анжела положила пакет, с которым пришла, на стул. - Будем считать, что договорились. Но хочу предупредить, что мой парень работает в силовых структурах. Если хоть одно мое изображение без одежды окажется в интернете или в продаже ... Поверьте, они умеют это отслеживать.
- Я вас понял. Хочу успокоить, и в мыслях не было. Может чаю?
- Давайте лучше делом уже займемся.
"Всегда б так! - думал Лешка, пока модель переодевалась в принесенные наряды.
Деловой подход девушки ему импонировал. - Все четко, по полочкам - ты мне, я тебе. Со вкусом у нее тоже, кстати, все в порядке. Одежду себе подобрала как раз к стилю Гарднера".
Анжела заняла место на пандусе. Леха включил свет и поинтересовался:
- Скажите, вы хотите ракурсы, как в буклете или будем работать просто в духе Гарднера?
- Правильнее, наверно, просто в духе. Как будто это еще не экспонировавшиеся работы.
- Согласен. Начнем с крупных планов, пока вы еще не утомились.
Работать с Анжелой было просто. Она с полуслова понимала, что требуется, некоторые планы предлагала сама. Под конец обязательной программы Алешка проникся симпатией к этой приятной, не болтливой и рассудительной девушке.
По прошествии полутора часов было решено сделать перерыв на чай. Предстояла "обнаженка" и Анжела попросилась принять душ, что было неудивительно при такой духоте. Лешка, обычно фланировавший по дому без футболки, а, порой, и в одних трусах, при гостье был вынужден ходить согласно нормам приличия.
На кухне девушка появилась, одетая в длинную свободную футболку, принесенную, видимо, в качестве халатика. Лешка предложил сесть и налил ей чаю. Но Анжела почему-то опять вышла. Через некоторое время, пошебуршившись в своем пакете, она вернулась с большой коробкой зефира в шоколаде. "Интересно, как в одном пакете столько всего уместилось?" - подумал Лешка, а вслух предложил:
- Наверное, вам стоит посмотреть сначала, что получилось из уже отснятого для вас. Без обработки пока, разумеется. Если все устроит, тогда снимитесь уже для меня, нет ...
- А вы мне нравитесь! - неожиданно перебила его Анжела. - Подобную порядочность в бизнесе не часто встретишь. - она откусила зефиринку.
Доброе слово и кошке приятно, а уж юнцу, да еще сказанное девушкой, пусть и немного постарше его ...
Правда, девушка, прожевав, не замедлила подлить дегтя:
- Жаль, таких быстро съедают. Или сами, чтобы выжить, меняются не в лучшую сторону. Впрочем, вы правы. Посмотреть стоит. После чая, с вашего разрешения.


И вот наступил момент, которого Леха и ждал и боялся одновременно. Предчувствие, что что-то пойдет не так, его не покидало с минуты, когда он узнал, что у него будет модель-девушка. И, несмотря на обоюдную договоренность сторон, на удачно прошедшую заказную фотосессию, Лешка ожидал приближения съемок "откровенных" кадров со страхом. Надо сказать, что сам съемочный процесс его не беспокоил. В своих способностях и умениях он не сомневался. А вот его естественные реакции очень сильно настораживали. "Конечно, те, кто периодически видит обнаженных женщин, наверное, таких проблем не имеют. - думал Лешка, наблюдая, как Анжела располагается на пандусе. Она повернулась к нему спиной и начала стягивать свою футболку. - Вот это задница!"
Услышав про задницу, лехины гормоны стали поднимать головы, чтобы тоже увидеть.
Вообще, Лешка голых женщин видел. Учитывая сферу его интересов. Именитых фотомастеров ню он считал своими наставниками и учился на лучших образцах их творчества. Но на их работах женщины были неподвижные, в правильном ракурсе, что называется, "причесанные". Доводилось видеть ему и порно. Но то, что там показывалось, возбуждало не его самого, а лишь физиологию. И удовлетворения, полноценного удовлетворения от пластики тела принести никак не могло. Здесь же ...
Пока Леха пялился на обнаженную Анжелу сзади, та неожиданно повернулась. Боясь разоблачения, он поспешно опустил глаза к фотоаппарату, будто бы все это время занимался его настройкой. Самое ужасное в ситуации было то, что модели надо придать позу. Но для этого необходимо ее рассмотреть, понять проблемные места ... А легко сказать "рассмотреть". Он бы с удовольствием рассмотрел! Он не отрывался бы от нее! Но одна мысль, что рядом с ним, практически руку протянуть, стоит обнаженная девушка, выводила лехин организм из творческого равновесия.
Усилием воли Лешка попытался отстраниться от прелестей Анжелы и все-таки произвести первичный осмотр. Жаль, ему раньше в голову не приходило потренироваться изображать на лице разные эмоции. Особенно не хватало умения накидывать маску безразличия. Как бы она сейчас пригодилась. Впрочем, у него был спасательный круг. Лешка включил приборы, чтобы девушка против света не смогла распознать, что там происходит в душе юного фотографа. И это было кстати потому, что модель уже явно заскучала:
- Мне как встать? - напомнила она о себе.
- Для начала разведите руки и медленно провернитесь на 360 градусов. Я хочу понять, что стоит выявить, подчеркнуть, а что лучше скрыть. - немного срывающимся голосом попросил Леха.
- Вас не устраивает моя комплекция? - насторожилась Анжела. Если б только она знала, насколько его устраивала ее комплекция.
- С этим все в порядке. - успокоил девушку Леха, наблюдая, как она выполняет его просьбу. - Просто тело человека, как, впрочем, и всего живого, несимметрично. Плюс ко всему, имеет изъяны. У вас, например, есть шрамчик на довольно заметном месте и правая грудь чуть отличается по форме от левой. Для простого, семейного фото это не критично. Но для художественного ...
- Я поняла. - сделав полный оборот, Анжела встала в ожидающей позе. - Вы передумали меня снимать?
Вот сейчас бы сказать "Да, передумал!". И все закончится! Но потратить столько сил на обязательную программу и отказаться от того, ради чего все затевалось ..! И из-за чего? Из-за закипающих гормонов, грозящих выплеснуться наружу?! Леха решил рискнуть и продолжить:

- С чего вы взяли? Я для того и осматривал вас, чтобы понять, какие ракурсы подойдут лучше. Думаю, для начала сделаем пол-оборота со спины и взгляд на камеру. - боясь быть не понятым, Лешка изобразил эту позу.
- Алексей, если вы что-то показываете, вставайте, пожалуйста, перед светильниками. Там, где вы сейчас, я с трудом различаю что-либо вообще на темном фоне.

"Работает засветка!" - с удовлетворением отметил Лешка, но просьбу выполнил.
Перестановка аппаратуры на время отвлекла от эротических побуждений и напряжение ослабло. Леха начал было успокаиваться. Показалось даже, что обнаженная Анжела больше не волнует его существо. Он смело наблюдал, как ложится свет на ее тело, как подчеркиваются рельефы ... После серии снимков с одного ракурса была предложена новая поза. Но, пока модель ее принимала, Леху посетил новый прилив ощущений, по сравнению с которым первый показался просто легким неудобством. Сердце теперь норовило выскочить из груди, дышать стало трудновато, мысли сбились в кучу. Не помогла даже перестановка света. Довершала нахлынувшие ощущения духота. Словом, работать в непосредственной близости от обнаженной девушки оказалось задачей весьма непростой. Леха уже давно пожалел, что одел тесноватую одежду. Он подрасстегнул рубашку и стал обмахиваться принесенным Анжелой каталогом. Это не ускользнуло от внимания девушки:
- Если жарко, можете раздеться.
- В каком смысле? - оторопел от неожиданного предложения Леха.
- В каком смысле раздеваются. Чтобы одежды поменьше было, чтобы попрохладнее стало.
Лешка и рад был бы снять рубашку, но она сейчас выполняла ответственную роль - скрадывала за своими полами самый заметный признак лехиных эмоций.
- Ерунда! - Лешка отмахнулся. - Просто немного нехорошо стало. Сейчас пройдет.
- Ничего не ерунда! - Анжела сошла с пандуса и направилась к нему. - У меня младший брат вам ровесник. Тоже хиляк еще тот. Живет от обморока к обмороку. В такую-то жару.
- Да вы не обращайте внимания! - забеспокоился ровесник младшего брата Анжелы. - Давайте лучше продолжим.
- Что продолжим? - Анжела стояла перед ним с решительным видом. - Не знаю, как вам, а мне кажется, что скорость вашей работы сильно упала. Портреты вы делали влет. А сейчас ... Явно же, плохо себя чувствуете. Щетки для одежды есть?
- Что? Зачем?
- Нужны. Так есть?
- Да, в коридоре.
- Несите!
Лешка принес платьевую щетку.
- Только одна? - удивилась Анжела.
- У нас больше нет.
- Ладно. - подумав, сказала Анжела. - Расстегивайте рубашку и ложитесь.
- Зачем?
- Делайте, что говорят!
Видя решительный настрой девушки, Леха понял - сопротивление бесполезно. Он отошел к дивану и лег. Однако рубашку полностью расстегнуть не решился. Оставил пару пуговиц, чтобы полы не расходились.
- Полностью расстегните! - повторила просьбу Анжела.
- Но я ...
- Стесняетесь вы, что ли? А ничего, что я тут вообще голая стою? Мне, может, тоже перед пятнадцатилетним юнцом без всего светиться не в кайф. Однако ж, ничего, терплю!
Лешка нехотя распахнул рубашку. Анжела наклонилась и стала растирать щеткой его впалую, или, как называла мама, цыплячью, грудь. Манипуляции щеткой дали определенный эффект, на который девушка, видимо, и рассчитывала. В голове немного прояснилось, дурнота исчезла. Но, к лешкиному сожалению, вид колышущихся перед его глазами анжелиных форм привел к дополнительному эффекту, совсем не желаемому обеими сторонами.

Девушка замерла, потом как-то резко выпрямилась. Судя по ее лицу, полученный результат произвел на нее не лучшее впечатление. Она посмотрела на опустившего глаза Леху.

- Я так поняла, вы не гей.

Неожиданный вывод заставил Леху забыть о поводе для смущений:

- Нет. А с чего вы взяли?

- Ну, во-первых, вы немного манерный. Самую малость. - уточнила Анжела, заметив на лешкином лице удивление. - Да и дело, которым занимаетесь, тоже ... своеобразное. Сомневаюсь, что снимать обнаженных людей будет человек без определенных отклонений. Во-вторых, ваш друг ...

- Семка тоже нормальный. - Леха сел на диване. - Мы с детства дружим.

- Может быть. Спорить не буду. На гея он, действительно, не похож. Но хвастаться фотографиями с собою голым ... Согласитесь, несколько странно.

- Возможно. Хотя, по-моему, ничего зазорного в этих снимках нет. На пляже вы увидете подробностей значительно больше.

- Снято красиво и даже, можно сказать, целомудренно, ничего не скажу! И, все равно, наводит на мысли. Впрочем, дело не в этом. Честно говоря, вы меня несколько огорошили. Идя сюда, я допускала, что возможна "обнаженка", но только при условии, что фотограф будет из геев. Увидев вас и убедившись, хоть и ошибочно, что вы из "этих", решилась попробовать. Гею ведь мое тело может понадобиться только для искусства.

- Мне, вообще-то, тоже. - Лешка посмотрел на Анжелу исподлобья.

- Я так и поняла. - она подошла к своему пакету и вытащила свои трусики. Лешка забеспокоился:

- Вы передумали? Постойте! Да, я не из "этих", но к вам ведь не приставал!

- Еще не хватало! - следующим из пакета вынырнул бюстгальтер. - Меня коробит одна мысль, что сейчас вы возбудились на меня, потом будете возбуждать себя на мои снимки. Что бы вы чувствовали на моем месте?

- Не знаю. Возможно, если бы кого-то возбуждала мысль обо мне, наверное, было бы неплохо.

- Судя по всему, вы один и девушки у вас нет. - Анжела натянула шорты, в которых пришла. - А когда-нибудь была?

- Не было. - немного помедлив, признался Лешка.

- Что и требовалось доказать. Думаю, в этом и причина вашего увлечения такого рода искусством.

Лешка не был согласен с Анжелой, но спорить не стал. Он лихорадочно искал доводы, чтобы остановить ее.

- Анжела, у вас же есть парень? - идея была не лучшая, но другого в голову ничего не пришло.

- Я уже говорила, что имеется. - она принялась поправлять макияж.

- А ваша фотография у него есть?

- Кажется, да.

- Как вы думаете, что он с ней делает, когда вас рядом нет.

Щеточка с тушью для ресниц замерла по дороге к глазу. По всему было видно, что такой вопрос в голове девушки не возникал.

- Вы сказали, что снялись бы обнаженной у гея. Его, мол, ваше тело не возбудит. А ведь фотографии может увидеть кто-нибудь еще. Заказчик, к примеру. И не обязательно он будет геем. Вы не думали об этом? Вдруг и он возбудится!

- В любом случае, мой парень имеет на это право. - подумав, сказала Анжела. - Ведь я его девушка. - она окунула щеточку еще раз во флакончик и освежила ресницы. - С ним мы в равных условиях.

- Я, конечно, не ваш парень, но рискну сравнять и наши с вами условия.

- Сделаете мне предложение руки и сердца? - девушка хмыкнула.

- А смысл? Вы же все равно откажете.

- Попытка - не пытка! А вдруг ..! Анжела еще раз оглядела себя в зеркальце и, засунув его в пакет, взглянула, наконец, на Лешку.

Под ногами юного фотографа валялись наспех сброшенные брюки и рубашка. Через несколько мгновений туда же приземлились и трусы. Перед Анжелой стоял худой, можно даже сказать, чересчур худой мальчишка с малоразвитой мускулатурой. Несмотря на духоту парня мелко трясло. На лице читались сомнение и какая-то обреченность.

- Алексей! По-моему, ты перегибаешь палку. - немного отойдя от оторопи, произнесла Анжела.

- Может быть. - насупился Леха. Когда трусы уже были спущены, до него вдруг дошла вся нелепость затеи. Однако, поворачивать вспять было уже поздно и теперь нужно выпутываться из сложившейся ситуации. - Я всего лишь попытался сравнять наше ... - слово вертелось в его голове, но вспоминаться категорически отказывалось. - Вас смущало, что вы стоите голая перед пятнадцатилетним юнцом. Вот мне и пришло в голову, что будь я тоже раздетым, вас ситуация ...

- Чушь какая! - оборвала его Анжела. - Странные, однако, мысли посещают твою голову. Впрочем, если бы я не знала своего братца, вообще сочла бы тебя ненормальным. У вас с ним, оказывается, много общего. Ладно. - она встала. - Давай, как будто ничего не было. Удали, пожалуйста, мои снимки.

- Может, я вам все-таки сделаю, что обещал? - Леха взял с пола трусы и начал одеваться.

- Акт доброй воли? Лишний раз убеждаюсь в твоем благородстве.

На самом деле, Лешка был далек от альтруизма. Ему было жалко потерять то, что уже имелось. Если бы Анжела согласилась на его предложение, при копировании на компьютер, ее "обнаженку" можно было бы заныкать, как и семину.

- Хороший ты парень, Алексей! - девушка приблизилась к нему и провела рукой по волосам. Потом неожиданно притянула за шею к себе и обняла. Лешка в растерянности стоял, прижав брюки к животу и боялся пошевелиться. Оторвавшись от него, наконец, Анжела посмотрела ему в глаза:

- Признайся, ты ведь непрочь со мной переспать?

Вопрос, что и говорить, на засыпку. Леха сам пока этого не мог понять. Вне всяких сомнений, ее формы были крайне соблазнительны. Однако, что-то мешало ему представить себя и Анжелу вместе. И уж, тем более, в интимных отношениях. Но сформулировать, что именно, Лехе было недосуг.

- Какой ответ позволит нам остаться в хороших отношениях? - спросил он уклончиво.

- Ты уже ответил. - засмеялась Анжела. - Собственно, я так и предполагала. Вот что, прими-ка душ пока. Ты порядком вспотел. Ну и вообще ... - многозначительно добавила она. Леха провел рукой по своей груди и не обнаружив признаков пота спросил:

- А потом?

- Прими душ. Там видно будет.

Несмотря на то, что он совсем перестал понимать происходящее, Лешка послушно пошел в ванную комнату, включил душ и опять разделся.

Стоя под жесткими струями воды, он пытался разобраться в своих ощущениях, понять, чего хочет и хочет ли. Но мысли все время возвращались к одному и тому же. Удивляла резкая перемена в поведении Анжелы. То она не хотела, чтобы ее фотографии его возбуждали, а то, вдруг, решила его обнять, а теперь вообще ... Отправила мыться. Видимо, предполагает с ним ... Что-то здесь не вяжется.

Закончив с помывкой, Леха обмотался полотенцем и причесался. Когда открывал дверь ванной, поймал себя на мысли, что делает это почему-то осторожно, только что не крадучись. Коридор встретил его тишиной и прохладой. Но то не была прохлада, привычная после душа. Похоже, тянуло от входной двери. Подойдя к ней, Лешка обнаружил, что она не заперта. Это было странно. Он точно помнил, что закрывал ее, когда впустил Анжелу. Значит, кто-то входил или выходил. Если вошли, то дверь, скорее всего закрыли бы. Оставить незакрытой могли только если ...

- Анжела! - позвал Лешка.

Его крик утонул в безмолвии. Вбежав в комнату, Леха увидел, что стул, на котором до этого лежал ее пакет, теперь пуст. Последняя надежда была на кухню, но и там об Анжеле напоминали лишь остатки принесенного ею угощения. В лехиной голове теперь все встало на свои места: Анжела не хотела проблем при своем уходе, вот и воспользовалась временным отсутствием ... "Стоп! - Лешка похолодел. - А снимки!" Оглядевшись, фотоаппарата на штативе он не обнаружил. Впрочем, пропажа быстро нашлась около компьютерной клавиатуры. Но сразу было видно, что карту памяти из нее вынимали. После осмотра содержимого карточки стало ясно, что Анжела пощадила все, кроме снимков с собой. "И на том спасибо!" - подумал Лешка. Он в прострации сел на диван. "Можно, конечно, попробовать восстановить файлы ... - взгляд неудачливого фотографа блуждал. - Карточка не отформатирована. Только толку? - площадь потолка его комнаты была невелика, а потому изучен он был довольно быстро. - Даже если мужика портфолио устроит, проблема-то останется. - Леха с тоской опустил глаза. Взгляд его упал на прикрытую полотенцем "проблему". Теперь она уже ни на что не претендовала и до поры затаилась. Неожиданно для себя, Леха испытал ненависть к предательской части своего организма. В порыве злости он сжал кулак и, что было силы, хватил по ней. Боль скрючила его пополам, дыханье сперло, в глазах помутнело ... Лешка начал на диване заваливаться, как вдруг услышал звонок телефона. С трудом разогнувшись, он добрался до трубки.

- Здравствуйте! Это Алексей?

- Да. - выдохнул Лешка.

- Мы с вами вчера говорили. По поводу портфолио. Просто я завтра улетаю. На неделю. Мы не могли бы встретиться сегодня?

- Но у меня пока только ...

- Не страшно! Главное - принцип. Если даже в том, что вы мне сможете представить, я увижу зерно, то будет смысл разговаривать дальше. Если же нет ... Ну, вы меня понимаете. Так вы готовы встретиться?

- А когда вы придете?

- Через полчаса можно? У меня просто еще несколько встреч.

- Хорошо, я жду.

Полчаса!!! Надо срочно распечатывать семины фотографии. Лешка засуетился. Отобрав на компьютере необходимые снимки, запустил печать и пошел ставить чайник.

За поисками в холодильнике угощения для гостя Леха не сразу услышал звонок в дверь.

Внешность звонившего по телефону представлялась Лехе совсем не так, как выглядел мужчина, стоявший за дверью. Пожалуй, менее творческой. Особенно она не вязалась с пунктуальностью пришедшего и манерой говорить. Проводив гостя на кухню, Лешка отправился за распечатанными снимками и своим альбомом.

- Поговорив с вами тогда, я вдруг понял, что забыл представиться. - прокричал из кухни гость. - Меня зовут Кирилл.

- А по отчеству? - спросил Лешка, пытаясь отсортировать снимки.

- Просто Кирилл. Не терплю официоза.

"Это точно, - подумал Леха, идя на кухню. - с такой внешностью в офисах не работают".

- Вот. Это все, что пока я имею. Просто не все готовы раздеться перед камерой.

- Раздеться? - недоуменно посмотрел Кирилл на Лешку. - Зачем?

- Как это, зачем? - оторопел тот. – «Ню» как-то предполагает ...

- Вы что же, хотите сказать, что снимаете в стиле ню?!

- Да. А разве Артем вам не сказал?

- Интересно! - оживившись, Кирилл разложил перед собой фотографии Семы. Лешка переминался с ноги на ногу, не зная, что лучше - сесть или постоять. Это было первое в его жизни собеседование, и он чувствовал себя не в своей тарелке. Отложив две фотографии Семы, Кирилл перешел к лехиному альбому. Его содержимое вызвало у гостя неподдельный интерес. Он переходил от одной фотографии к другой, посматривал на оригинал, вновь возвращался к снимкам ... Лешке показалось, что будь у Кирилла лупа, он изучал бы портфолио с ней.

Наконец, альбом был закрыт.

Посидев молча, побарабанив по нему пальцами, Кирилл взглянул на автора снимков:

- Какие из них самые поздние?

- Вот. Месяца два назад. - полистав, указал Леха.

Кирилл глянул на фотографии, затем опять на Лешку:

- Давайте на "ты"! Не против?

- Ладно. Может, кофе?

- Не откажусь. Только чуть погодя. - Кирилл явно собирался с мыслями. - Не сочти просьбу странной. Ты не мог бы раздеться.

- Для чего. - опешил Леха. Он ожидал разбора фотографий, критики, отказа, а тут ...

- Мне надо убедиться в своих предположениях.

Пока Лешка, в недоумении, раздевался, он несколько раз ловил на себе изучающий взгляд гостя. Что-то в его поведении напрягало, но что именно, пока понять не получалось.

Кирилл внимательно его осмотрел, поставив перед окном, после чего разрешил одеться. За процессом одевания он уже не следил, а сел опять рассматривать последние фотографии. Лешка налил кофе, выставил, что было из угощения и тоже сел за стол.

- Что я могу сказать ... - оторвавшись от просмотра, сказал Кирилл. - Как говорится, в тебе есть зерно. Оно уже дало ростки, но побеги пока еще не крепкие. Нужно работать, расширять свой диапазон. Пока ты варишься в собственном соку. В прямом и переносном смысле. Честно говоря, для работы в нашем агентстве ты пока не подходишь. Но ... - тут Кирилл положил руку на лешкину ногу и посмотрел пристально в глаза. - ты хотел бы иметь побольше практики? Да и подзаработать можно неплохо. В моих силах тебе это обеспечить.

- А что надо будет делать?

- Снимать. В твоем распоряжении будет профессиональная техника. Сейчас, насколько я понимаю, ты работаешь на зеркалке потребительского класса? - Лешка кивнул. - Это видно по шумам на снимках. Освещение?

- Самоделка.

- Даже так? Ни за что бы не догадался. Кстати, об освещении. Чего у тебя не отнять, так это твое умение работать со светом. Я не зря тебя попросил раздеться. Хотел сравнить, как ты выглядишь при обычном свете и как при поставленном. Твое тело идеально в правильном свете, чего не скажешь при рассеяном. Извини. Только не подумай ... Сложен ты нормально. Худоват, пожалуй, чересчур. Девушка есть?

- Пока не обзавелся. - Леха опустил глаза. Вопрос был неприятен и, с его точки зрения, неуместен.

- Ну, не страшно. При твоей работе быстро кем-нибудь обзаведешься. Так значит, мы решили. - Рука Кирилла опять легла на ляжку собеседника и даже немного сжала ее. - Я приезжаю через неделю, узнаю, что могу для тебя сделать и звоню тебе. Вот эти фотографии я могу забрать с собой? - он указал на сделанные месяца два назад снимки. Тогда Лешка как раз осваивал освещение при съемке в фас и в полный рост. В голову хозяина снимков закрались смутные подозрения.

- Извините, мне бы не хотелось, чтобы моя обнаженка ходила по рукам. Одно дело я показываю по необходимости, другое ... Это не от недоверия к вам. Просто ...

- Ну, нельзя, так нельзя. - Кирилл как-то резко погрустнел. Оставив недопитым кофе, он встал и направился в коридор. Задержавшись у входной двери, развернулся и положил руку на лешкино плечо. - Ты молодец. Самородок. Давно занимаешься?

- Чуть больше года.

- Вот видишь. А какие успехи! Нигде не обучался, но уже столько умеешь. Да мы с тобой ... - рука Кирила взъерошила парню волосы. - Главное, сделать вовремя правильный выбор. - похлопав его по щеке, он удалился, оставив в душе самородка неприятный осадок.

Лешка пытался взять в толк, про какой выбор говорил Кирилл и когда это "вовремя" должно наступить. Очевидно, что у него выстроились какие-то планы на Лешку. Но какие? Ведь в свое агентство он его взять не может. Тогда что же имелось в виду?

Леха пригляделся к фотографиям, на которые претендовал Кирилл. Он попытался увидеть их глазами человека, впервые смотрящего на них. Пожалуй, в силу ракурса, снимки можно было бы назвать довольно откровенными. Во всяком случае, представление о нем голом вполне можно составить. Конечно, без особой физиологичности, но при доле фантазии ... Неужели Кирилл из "этих". То-то он с таким интересом изучал лешкины фотки. Семины глянул и отложил. Пухлые, видимо, не возбуждают. А эти руки его, норовящие облапить. Лешку при воспоминании даже передернуло.

А с другой стороны, что, собственно, произошло. Даже если Кирилл из "этих", ну не станет же он Лешку насиловать. Хочет мечтать - пусть мечтает. Если свою помощь он захочет оказать через постель ... Что ж, постель ему в руки. Видал Леха в гробу такую помощь. Жил без нее до сих пор, проживет и дальше.

 

Через десять дней Кирилл вновь появился в лехиной квартире. Одет был уже не так щеголевато. Можно сказать, даже простовато. Спортивный костюм был хоть и дорогим, но все равно спортивным. В руках держал бумажный пакет:

- Я с хорошими новостями. Пройду? - Леха пропустил и запер дверь. Кирилл прошел знакомой дорогой на кухню и принялся опорожнять пакет. На столе появились спиртное, какая-то нарезка и фрукты.

- Зачем это? - поинтересовался Лешка.

- Затем, что у тебя начинается новая жизнь. Ты талант, а талант не должен оставаться в безвестности. Вчера я разговаривал о тебе с одним моим хорошим знакомым. Он готов помочь юному дарованию создать клиентскую базу. Без клиентов ведь талант - ничто. Ни денег, ни славы. Его фотостудия в твоем распоряжении.

- Но ведь я еще в школьник.

- Сейчас ведь ты не учишься? До начала учебы месяц с хвостиком. Считай, как испытательный срок. Поработаешь, руку набьешь. Мы на тебя посмотрим. - Кирилл по-приятельски похлопал Лешку по спине. - А там видно будет. Так как? Отмечать будем?

Что и говорить, предложение было заманчивым. Правда, что делать, когда наступит сентябрь? Клиенты, допустим, наберутся, а он работать сможет только в выходные. Впрочем, попробовать все равно стоит.

- Будем! Открывайте! - решился Лешка, выставляя бокалы.

 

Впервые в жизни Лешка опьянел. Не то, чтобы он никогда не пил. Просто спиртное, много приятных слов в свой адрес и несерьезная закуска в одном флаконе - слишком ядреный коктейль для неокрепшего организма. Не вижу смысла в описывании лешкиного состояния - каждому после выпивки плохо по-своему. Скажу лишь, что уже за третий тост он предпочел пить сидя. Кирилл тоже довольно быстро захмелел. Устав придумывать тосты, он принялся расписывать светлое будущее Юного Дарования. Однако, довольно быстро сполз и с этой темы, предпочтя поведать, как сам попал в бизнес, которым занимается. Леха, словно в полусне, слушал воспоминания Кирилла и пытался понять, что это - просто пьяные откровения или прозрачный намек, что и ему стоит вступать в дело, следуя уже проверенной методике.

По счастью, жил Кирилл недалеко, а потому, пусть и с уговорами, отправился спать к себе. В приливе эмоций, на прощанье он полез целоваться. Однако, Леха не больно привыкший к такому виду расставаний, отстранился и благополучно выпроводил гостя за дверь.

 

Весь следующий день он тяжело отходил от попойки. Лишь к вечеру, когда голова немного прояснилась, ее посетили сомнения. Перспектива, нарисованная Кирилом, за исключением некоторых деталей, выглядела довольно лучезарно, но ... Именно некоторые детали и беспокоили сознание парня. Кроме довольно короткого периода более-менее полноценной работы Леху тревожил еще один момент. В поведении Кирилла явно присутствовал нездоровый интерес к своему протеже. Взгляды, намеки, словно бы случайные прикосновения - все это не могло не настораживать. Людей такого плана Лешка видел только в кино, но там они, в большинстве своем, выставлялись смешными и безобидными. Однако, в жизни, столкнувшись с представителем "смешной" братии, Лешка веселья не испытывал. Ведь так или иначе Кирилл - потенциальный работодатель. Не исключено, что и работа Лешке обещана авансом. С заделом на интимное будущее. Отказ же от более "тесных контактов" скорее всего повлечет и "снижение" интереса к его собственной персоне.

Размышляя об этом, Леха пришел к неприятному выводу, что игра не стоит свечей. Найдя визитку Кирилла, он решил позвонить ему и отклонить предложение.

 

 

Эпилог

 

Зная, что сын занимается фотографией, Лешкин отец на его шестнадцатилетие прислал царский подарок - толстенный альбом, посвященный макрофотографии и деньги на профессиональное оборудование. На удивление, это был первый, как никогда актуальный вклад отца в сына.

Желание снимать "обнаженку" Леха целенаправленно в себе задушил. В основном из-за того, что для этого надо работать с людьми. А это у него пока выходило коряво. Вариться же в собственном соку, запечатлевая только себя, Леху больше не привлекало. Из этих штанишек он уже вырос.

Присланный альбом поразил его воображение и парень загорелся новыми идеями. Обзаведясь специальными кольцами и насадками для макросъемок, юный фотограф увлекся охотой на жуков, бабочек и гусениц. Словом, объектами его творчества стало то, что люди и разглядеть-то толком не могут или не успевают. Поначалу охотничьими угодьями Лешки были близлежащие лужайки, но, по мере роста интереса к процессу, а с ним и азарта, ареал стал постепенно расширяться.

Согнувшийся в три погибели парнишка с фотоаппаратом неизменно привлекал внимание прохожих. Особый интерес он возбуждал у женской половины, страдающей природным любопытством. Впрочем, у не слишком трезвых мужиков его деятельность тоже вызывала уважение. Последние, узнав, чем он занимается, обычно рвались помогать, чем окончательно распугивали кузнечиков и вызывали недовольство у шмелей.

Нашлись у Лехи не только почитатели, но и единомышленники. И даже единомышленницы. С двумя у него завязались даже более тесные отношения, но одна довольно быстро сошла с дистанции, не выдержав конкуренции с фотографией. С другой же ... Я, конечно, для рассказа мог бы приврать, что по прошествии буквально двух лет они сыграли чудесную свадьбу, но, к сожалению, там далеко не все так оптимистично.

 

Сема, которому тоже демонстрировался альбом макрофотографий, отнесся к нему без особых эмоций, но не преминул пригласить друга к себе в деревню, где можно ТАКОЕ снять - закачаешься.

 

Артем, которому слова Лешки о его модельной внешности запали в голову, попробовался в паре агентств, поучаствовал даже в одной рекламной кампании, но был вынужден свернуть новую карьеру по настоянию своего отца.

© Copyright: Герман Шангин, 2014

Регистрационный номер №0243605

от 5 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0243605 выдан для произведения:        Лешке Савостьянову не везло. Не во всем, конечно, и не всегда, но большей частью не везло. Особенно не перло в плане хобби. Нет, хобби у него, конечно, было. Своеобразное. Можно даже сказать, очень своеобразное. Самым неприятным было то, что коллекция не может состоять из одного предмета, ее надо пополнять. Следовательно, объекты должны поступать извне. В этом-то и была загвоздка. Объекты, которыми Лешка не прочь был бы пополнить свою коллекцию, совершенно не намечали ее пополнять. В силу того, что даже не догадывались о его намерениях. Лешка, будучи нерешительным и закомплексованным человеком, просто стеснялся быть неправильно понятым и отвергнутым. Кстати, по этой же причине он  до сих пор не обзавелся девушкой.
       Переживая бесконечные баталии между гормонами и комплексами, Лешка в одно прекрасное утро пришел к выводу, что надо произвести пробный забег на короткую дистанцию. Другими словами, попробовать свои силы в стратегии и вынудить интересующего его человека выполнить то, что ему надо, но чтобы это произошло как бы по желанию самого человека.
       Сейчас Лешка уже не может объяснить, как ему пришло в голову выбрать в качестве объекта сына сантехника из РЭУ, но тогда этот выбор ему казался вполне логичным. Сантехник дядя Дима повсюду таскал с собой сына в надежде, что тот переймет у него профессию и вырастет настоящим мужиком, а не каким-нибудь пидаром, которых он откровенно недолюбливал. Предположить в его преемнике пидара мог только совсем не разбирающийся в людях человек, но дядя Дима ничего такого и не предполагал. Он просто побаивался, что семя его может дать осечку, а поводом такой боязни, скорее всего, явилась невинная мальчишеская забава «у кого длиннее», за которой он и застал сына с приятелями, придя однажды домой в неурочный час.
       План Лешки выстроился довольно быстро. В разгар летней жары, когда родители смылись на дачу, он вызвал сантехника под предлогом засора колена под раковиной. Диспетчером работала мамина знакомая, она пообещала прислать самого трезвого. Самым трезвым на работе мог быть только дядя Дима. В такую жару из-за пустячного засора он сто процентов поленится идти и пришлет сыночка. Дальше дело техники.
       Техникой Лешка занялся более плотно. Для начала он обеспечил засор, что было, к слову сказать, несложно. Затем он расстелил в ванной комнате полиэтилен, поставил у двери высокую стойку для цветов и водрузил на нее ведерко водоэмульсионки голубой масти, оставшейся от недавнего ремонта. Рядышком он присовокупил двуступеньку. Ни дать ни взять – идут малярные работы. Одевшись в треники,  видавшие виды, он занялся самой сложной частью предстоящей операции – ожиданием.
       Собственно, просто сидеть и ждать Лешка и не собирался. Он занялся подготовкой к очередной фотосессии. Поправил драпировки, проверил свет, камеру ...   Но в какой-то момент ему вдруг стало страшно, что все рухнет, что дядидимин сынок окажется с переизбытком тестостерона и попросту накостыляет ему, если что-либо заподозрит.  Лешка постарался откинуть мысли о провале и настроиться на позитив. Но позитив почему-то трусливо жался к холодильнику.
       Настойчивый звонок в дверь застал юного экспериментатора за поглощением четвертого бутерброда. От неожиданности бутерброд чуть было не обогнал своего предшественника, но ошибся дорогой и Леха закашлялся. Подойдя к входной двери, он посмотрел в глазок и похолодел. За дверью стоял, обмахиваясь кепкой, дядя Дима. ОДИН. Правда, оставалась надежда, что сынок его просто не попал в поле зрения глазка, но и эта надежда рухнула, когда дверь открылась и дядя Дима за ней остался все в том же количестве, что и в глазке. Пройдя в ванную, самый трезвый сантехник заглянул под раковину и присвистнул. Увиденное он оценил недвусмысленно и в категоричной форме, после чего поинтересовался, где есть телефон. «Слышь, Митрич, дуй на пятый в ту, что посередине. ИнстрУмент не забудь».
       Провал плана по всем направлениям поверг нашего стратега в уныние. Мало того, что сейчас два чужих мужика будут не меньше часа топтаться в квартире, придется расплачиваться за работу, так еще и задуманное не свершится!
       Звонок в дверь отвлек Леху от переживаний. Догадываясь, что пришел Митрич, он безропотно открыл ее и подождал, пока тот войдет. Подкрепление с «инстрУментом» в чемодане прошло к ванной и остановилось в проеме двери. Тут только Лешка понял, что «митричем» дядя Дима звал своего сына. Сердце его встрепенулось от возможной удачи и он прислушался к их разговору. Дав пару указаний в не слишком нормативной форме, папаша отправился на более выгодные объекты. Пока сынок разбирался с инструментами, Леха присмотрелся к нему повнимательней. Да, с такой внешностью моделью надо быть, а не унитазы прочищать. Правда, разглядев крепкие, накачанные работой, руки, Леха опять засомневался в целесообразности предприятия. Сам-то он был дохловат да и, что и говорить, трусоват. Одной такой ручищей, сложенной в кулак в темном подъезде его можно было напугать до потери кошелька. Но тут, в собственной квартире, что называется, «на своем поле», ему было все ж не так страшно.
- Не возражаешь? - вопрос объекта стратегии вернул Лешку к действительности.
- Что именно? – растерянно поинтересовался он.
- Жарко. Я сниму? – сын дяди Димы показал на куртку спецовки.
- Пожалуйста. Как вам удобно.
Запарившийся ученик сантехника стянул с себя куртку и стал осматриваться в поисках ее временного пристанища.
- Давайте мне. – Леха принял куртку и отнес ее в коридор.
Однако сынок не остановился на этом и, вслед за курткой отправилась футболка. Оставшись по пояс раздетым, он присел на корточки и заглянул под раковину. Из явно широковатых штанов комбинезона выглянула ложбинка, образованная крепкими ягодицами.
       Пока шла прочистка колена, Лешка с интересом наблюдал за игрой мышц на теле Митрича. Волнение от предстоящей развязки нарастало. Сердце колотилось в груди, отстукивая секунды до финала. Сейчас будет вложена прокладка …   Вот уже в сток погрузилась труба слива …   Инструменты с финальным стуком упали в чемодан …  Митрич поднимается во весь рост и …
ВСЕ! Ловушка сработала! Добыча, круша заранее подготовленные и доселе невинно стоявшие «декорации ремонта», валится, обливаемая соусом из нежно-голубой краски. Квартира огласилась откровенными высказываниями в адрес ее хозяев. Митрич лишь со второй попытки поднялся на ноги и, как смог,  утвердился на скользком полиэтилене. Леха с удовлетворением отметил, что краска проникла и под штаны. Дав немного выплеснуться эмоциям объекта, он предложил помощь:
- Не беспокойтесь, это водная краска. Сейчас все быстро отмоем и отстираем.
Продолжая по инерции материться, Митрич скинул лямки штанов, но вдруг остановился:
- В доме еще кто есть?
- Нет.
- А могут придти? – он явно мялся и не торопился раздеваться.
- Да некому вроде! Мои на даче.
Митрич секунды две переваривал услышанное и,  наконец, успокоено стянул штаны. Теперь Лехе стало понятным его легкое замешательство. Похоже, в жару парень обходился вообще без трусов.
       Одежду отправили в стиральную машину, а Митрич залез в ванну и включил воду. Леха собрался было пойти на кухню, чтобы не смущать его, но Митрич окликнул:
- Слышь, как тебя …
- Алексей. – почему-то полным именем представился Леха. Наверное, от неожиданности.
- Ты …   это …  Я не достаю. Отмой мне спину, будь другом.
Вот об этом-то Лешка и не подумал. А, впрочем, что тут такого. Трут же мужики друг друга в бане и ничего. Он взял губку и стал смывать краску со спины Митрича. Постепенно ее рельефы принимали более естественные цвета, мутная же вода стекала через ложбинку и дальше по волосатым ногам, унося с собой весть о завершении второй части операции.
       Покончив с остатками краски, Леха вернул губку Митричу. Тот принялся оттирать себя спереди. Присутствие клиента его, похоже, не смущало. Более того, теперь он к нему стал присматриваться:
- Ты эмо что ли? – Митрич встал под душ.
- В смысле? – не понял Леха. Митрич показал на лехину прическу. – А,  нет! Просто мне стиль такой нравится.
- А-а! – Митрич занялся намыливанием самой сокровенной области своего тела. – Я слышал, эмо – гомики все.
- Предубеждение.
- Ясно.
После непродолжительной паузы, посвященной смыву пены с заповедных мест, Митрич опять посмотрел на Лешку:
- Ты, кстати, тоже в краске. – напомнил он. Леха посмотрелся в зеркало. – Я имел ввиду снизу.
Ноги организатора диверсии действительно были забрызганы основательно. Стоило переодеться. Лешка спустил треники, стянул носки и добавил их к комбинезону Митрича. Тут он поймал насмешливый взгляд хозяина комбинезона:
- Что? – Леха на всякий случай осмотрел себя повнимательней.
- Да так, ничего!
Неожиданно в дверь позвонили. Митрич переменился в лице:
- Ты ж говорил, что никто не придет.
- Никто и не должен был.
- Тогда не открывай!
- Так мало ли что произошло! – Леха направился было открывать, но, заметив суету Митрича, предложил – Да вы закройтесь на щеколду и все!
       Звонил в дверь дядя Дима:
- Артемка! Ты тут живой? – крикнул он в глубину квартиры.
- Он моется. – бесхитростно поведал Лешка.
- Что он делает? – не понял дядя Дима и прислушался к шуму воды в ванной. – Интересно кран поет. А чего это он моется в такое время. Тут работы невпроворот, а он мыться надумал! Да еще у клиента на квартире. Артемий, а ну открой!
- Вы извините, это я виноват. На него краска пролилась, не ходить же, пока засохнет.
- Краска? Какая краска? – он посмотрел на закрытую дверь, словно что-то припоминая. – Это вот та ..?  То-очно. Я еще подумал, что за долболоб такую подставку под краску решил использовать. Опрокинется же, как пить дать. – тут дядя Дима присмотрелся к Лешке. – А ты-то чего без штанов? – с подозрением спросил он.
- Так на меня тоже краска попала.
- Ну да, ну да. Логично. – тон его постепенно смягчался. – Артемка, слышь-ка! Ты не больно-то размывайся там. Работы море. В соседнем подъезде бабка на унитаз села – копец пришел унитазу. Так что давай, обсыхай и дуй в семнадцатую.
Уходя, дядя Дима еще раз бросил недоверчивый взгляд на лехин незатейливый облик, хотел было что-то еще сказать, но только махнул рукой и вышел.
       Лешка постучал в дверь ванной. Щеколда нехотя открылась. Артем отошел задом к ванне и присел.
- Вам надо вытереться, я щас принесу …
- Само высохнет.
Собственно, Леха и так уже видел, что полотенце не потребуется. Стиральная машина принялась отжимать постиранное.
- Пока ваша одежда сохнет, может, кофе хотите?
- А где моя футболка? – вдруг поинтересовался Артем
- В коридоре. А зачем?
- Неудобно как-то на кухне сидеть и кофе пить в таком виде.
Лешка представил себе Митрича с его волосатыми ногами, попивающим кофе в бледно-розовой футболке, с выглядывающим из-под нее существенным хозяйством и прыснул. Митрич недоуменно посмотрел на него.
- Поймите меня правильно, но, по-моему, лучше без футболки. Я бы дал вам мой халат, но, боюсь, в нем будет жарко. Сидите так. У вас прекрасное телосложение и нечего стыдиться.
Леха понимал, что, какое бы ни было красивое тело, но на кухне обнаженным оно будет все равно не очень уместным. Однако, в комнату с фотоаппаратурой вести голого гостя тоже не стоило. Кто знает, как это будет воспринято без предварительной подготовки. Пить кофе в ванной, среди расплескавшейся краски вообще полный идиотизм. Значит, все-таки кухня. Видя колебания объекта, Леха добавил, правда, уже с меньшим энтузиазмом:
- Впрочем, если вам неудобно, что раздеты только вы, я тоже могу раздеться.
- А ты точно не эмо? – после некоторой паузы неуверенно спросил Митрич.
- Я не эмо и уж, в любом случае, не то, что вы подумали.
Может, Митрич и не до конца поверил в заверения, но на кухню все же пошел.
- Слышь, Алексей, а у тебя есть что-нибудь холодное, с газом. Кофе как-то в жару не катит.
- Тоник есть. Будете?
- Ты,  это, давай на «ты». Тебе ведь лет семнадцать, походу?
- Пятнадцать.
Артем недоверчиво оглядел Лешку:
- Акселерат, значит. Ну все равно. Не люблю официоза.
Пока Лешка искал, во что налить гостю прохладительного, тот молча оглядывал кухню.
- Слышь, а чего ты ванной-то занялся вначале. Кухне тоже ведь требуется ремонт. А ванную никто из гостей особо не видит. - после паузы поинтересовался Митрич.
- Время не хочется тратить.
- А на ванную хочется?
- На ванную тоже не хочется, но ...  - Лешка замялся. - ... это особое дело.
- На что же тебе хочется тратить время?
Леха очень хотел, чтобы вопрос этот прозвучал и оно случилось.
- Мне? На фотографию. Фотопортреты я делаю, а в свободное время увлекаюсь «ню».
- Чем?
- «Ню».
- Девчонок, что ли, голых снимаешь?
- Ну, как девчонок … - замялся Лешка. - Их, конечно, тоже …   хотелось бы, но …  - тут он вдруг испугался, что Артем начнет что-то подозревать. – Тоник-то налить вам? То есть, тебе.
- Значит все-таки мужиков. – констатировал Артем. – Ясно. – Он встал. – Что там с моей одеждой?
Лешка пошел в ванную и вынес комбинезон и носки Артема. Тот потрогал их и неохотно стал одевать. Ткань комбинезона стояла колом и хрустела. На лице Артема было написано омерзение. Леха не мог понять, было это омерзение связано с ним или вызвано неприятными ощущениями от влажной спецовки. Артем прошел в прихожую, по дороге захватив инструменты из ванной, нашел футболку и куртку, ни слова не говоря, повернул ручку дверного замка и дернул дверь.
- Подождите! Еще щеколда внизу! – подсказал Лешка и хотел помочь открыть, но Артем отстранил его руку, отодвинул щеколду и распахнул дверь. - До свидания! И спасибо! – сказал Лешка, но дверь уже захлопнулась.
       Он побрел на кухню и, хотя сердце и так из груди выскакивало, налил себе тоника и залпом выпил. Операция провалилась, требовалась перезагрузка. Но для начала надо убраться в ванной, пока краска не высохла окончательно.
Звонок в дверь застал его за отмыванием двуступеньки. Открыв, Лешка увидел Артема. Несмотря на подсохшую спецовку, лицо его было по-прежнему мрачным.
- Я забыл. – выдавил он из себя. - Деньги. Ты мне должен за ремонт.
- Сколько? – упавшим голосом спросил Лешка.
- Двести ... пятьдесят
Леха пошел к себе в комнату и достал из рубашки деньги. Вернувшись в прихожую, он обнаружил Артема уже вошедшим и прикрывшим дверь. В голову закрались нехорошие мысли, «свое поле» что-то перестало поддерживать. Получив деньги, Артем,  похоже, не торопился уходить. Он стоял к Лехе несколько полубоком и словно бы разглядывал висящую на вешалке одежду. Наконец, молчание было нарушено:
- Зачем ты снимаешь мужиков?
- Я мужиков не снимаю.
- Ну хорошо, не мужиков. Парней. Зачем. Ты что-то испытываешь, когда их видишь голыми? Когда меня мыл, ты что-то испытывал?
- Артем. – Лешка впервые назвал его по имени. - Можешь пройти в мою комнату?
Артем нехотя двинулся за Лехой, а тот по дороге попытался объяснить:
- Не знаю, поймешь ли ты. Я по натуре художник. Меня восхищает законченность природных линий, гармоничность форм созданного природой. – остановившись у своего стола, Леха достал из ящика фотоальбом и раскрыл его. – «Ню» для меня не больше чем способ подчеркнуть, выявить для остальных ту красоту, которую мы обычно прячем под одеждами, а, порой, и не замечаем. Поверь, оттирая твою спину, я не испытывал никаких эротических ощущений. Мною владел лишь восторг от вида такого прекрасного, я бы даже сказал совершенного, с точки зрения скульптуры, тела …
Все то время, что Лешка говорил, Артем разглядывал одну фотографию за другой. Лицо его постепенно преображалось. Насупленность спала, уступив место неподдельному интересу.
- Постой, а почему на всех фотках один парень. Что, без комплексов оказался только он?
- Это все автопортреты.
На лице Артема отразилось удивление:
- Надо же, так снято, что тебя не узнать здесь. Хотя … - он заглянул еще раз в альбом, потом посмотрел на Лешку. - … если сравнивать, то вроде все тоже.
- Снимая себя, я борюсь со своей стеснительностью. К тому же, слишком робок я, чтобы предложить кому-нибудь раздеться перед камерой. При нынешних технологиях все боятся попасть в интернет в раздел порно.
       В кармане у Артема запиликал телефон. Даже в метре от него были слышны непарламентарные выражения дяди Димы, извергающиеся в уши его сына. Взгляд того тускнел с каждым словом. В сердцах захлопнув мобильник, Артем направился к выходу. У двери он неожиданно остановился и развернулся:
- Скажи, только честно, вся эта история, что сегодня произошла – инсценировка? Ты просто хотел увидеть меня голым и, если получится, заснять?
Лешка не знал, как ответить на такой прямой вопрос. Еще минуту назад ему казалось, что не все потеряно и дело почти сделано, но теперь …  План его раскрыт и он один на один с человеком не хилой наружности и прямолинейным в суждениях. Человек же этот, видя лешкино замешательство, и, сделав из этого соответствующие выводы, протянул к нему руку. Лешка отшатнулся было, но рука уверенно легла на его плечо.
- Интересный ты парень, Алексей. – Артем посмотрел в глаза Лехе, рука же его чуть наминая плечо, приближалась к лехиной шее. – Снимки делаешь …   ничего не скажу – талантливо. Но что я не люблю, так это когда меня используют. Причем помимо моего желания. Сегодняшняя инсценировка осложнила жизнь двум людям. Мне, потому, что батя вынудил меня работать вечером, а я собирался время провести несколько интереснее. А еще моей девушке, так как интересно время мы собирались проводить вместе. Вот я и думаю: бог ведь троицу любит. Пусть жизнь сложной будет не только у нас. – Артем словно прислушался к чему-то и нанес короткий, но жесткий удар в грудь.
       Лешку много били и в детстве и когда он был подростком, но такого удара ему не наносил никто. Странные ощущения появились сразу же. Почему-то не было больно, но все как будто поплыло, звуки стали доноситься откуда-то издалека и прорывались сквозь какую-то ватную пелену. В глазах суета клякс всех цветов и форм и лишь изредка сквозь эту мельтешню он больше угадывал, что происходило вокруг. Над ним кто-то наклонился, внимательно глядя в глаза, потом показалось, что сильные руки приподняли и куда-то его понесли. Лешка никак не мог понять, куда и зачем его несут, а, главное, почему так долго. Наконец, ему показалось, что руки подняли его еще выше, качнули и вот он уже падает вниз, в пропасть, в самую ее глубину, туда где, видимо, он найдет упокоение …  на своем диване.
       Он открыл глаза. Легкое головокружение еще осталось, но в остальном он чувствовал себя вполне сносно. Поднявшись с дивана, Леха  прошелся по комнате, вышел в прихожую, не зная точно, хочет он там кого-нибудь увидеть или нет. Но в прихожей никого не было. Лишь к двери была жвачкой прилеплена записка. Озадаченный, Леха снял ее и развернул. В школе Артем, по всему было видно, лучшим учеником не числился, но ни ошибки, ни корявый почерк, которым была накарябана записка, не помешали Лехе осознать, написанное: «Алексей нисмотря на то что ты придурак каких мало чем-то ты меня заципил. За взбучку не держи зла – мы в расчете. Что же до фоток твоих думаю я смогу тебе помочь. Есть у меня на примете один мужик. Ванну мы ему меняли тут на днях. Поговорю. Сниматься у тебя пока подумаю. Кароче если ты не в обиде на меня звони. Телефон на обороте».
Рейтинг: 0 297 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
125
120
106
95
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
93
92
91
91
86
86
83
79
76
73
71
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
66
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
63
63
62
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
58
57
53
45
38