ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Неизвестно кому

 

Неизвестно кому

article227518.jpg
     Ночь… Грущу стотысячным своим похмельем… Грустно… Какое деликатное слово, грусть… Выть впору… Завтра девять дней случится тому, кому жить бы еще да жить… Не люблю поминки, никогда не любил, даже к отцу не пошел на те ресторанные фиглярства…, а идти вот надо теперь…  Не отец, где сам решал, а юности друг сегодня… Зачем надо? Кому надо? Ему? Алёше, то есть?.. Я вас умоляю… Лёхе – менее всех. Отройте еще сырую девятью росами могилу, ради правды, и узрите, - что он теперь есть… Черви уж пируют во весь свой Богом упорядоченный метаболизм… Экая гнусность… Ненавижу Православие (хоть и пишу от сердца с заглавной буквы) хотя бы за несжигание, несожжение... Самое паршивое в поминальных столах – лицемерие. Мало, что самого стошнит от пошлых слов искренних в общем-то друзей, под хрусталь бокалов да кутью, - еще и сам витиеватое что накручу, - Вова, вы же были друзьями, скажи пару слов о Лёше. Мы зачем поминаем умерших? Для того ли, чтобы слаще им было бы ТАМ? О нет! Куда уж слаще! Да и где ТАМ? Ты погляди как светло плачет вдова… Какая радость! Не Он… - теперь Она отмучилась. Девять дней – не первый день… Девять дней – услада, а сорок – там и вовсе жизнь… Будто и не был «мальчик». Экое свинство – короткая память… Или счастье – короткая память?

     Не спится, душно, потно – хоть в душ… Жалко себя… «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…». Тютчев, сволочь… Твое-то слово ой как отозвалось… «И нам сочувствие дается, как нам дается благодать». Благодать… Почитать, что пишут про меня? Пока жив… Особый мой «почитатель»… Любопытный человек.

«К чему это самобичевание?! Одни из штанов выпрыгивают, крича, что они - патриоты, Вы же - с точностью до "наоборот"!

«Это от Лукавого! Самолюбование!»

«И кстати, лично у меня нет привычки разглядывать в бане половые члены моющихся!»

«Но Ваше резонёрство мне не нравится - недоброе оно! Гордыня Вас обуяла!»

«К чему на кого-то пенять! Начните с себя!»

«Сей опус тоже из разряда "плач Ярославны"! Даже в "Ироническую прозу" не поставлен».


     Хм…, да, ядрена-Матрена, есть у меня…, наличествует, обнаружился как-то сам собою (я не звал его, не к ночи будь помянут) оппонент. Оппонент? Да нет… Если кто кого невзлюбил, прости Христос, ни по жизни, ни смертью, ни из генетических, гендерных, геронтологических, пассионарных каких предопределенностей, предрасположенностей, ни от сердца, а так…, - невзлюбил – и все тут, - ОН еще не оппонент, ОН просто меня не любит. Какой же тут грех? «Ну не люб ты мне!», - кричит. Такой крик критика уже вполне заслуживает доверия, ибо он прямиком из… Из мозгов? Из печени? Отвечать ли? Эх…, человеческое общежитие… Ну с чего мне отвечать, если и вопроса-то нету - одна анафема? Ан, вот ведь…, пишу…, отвечаю неизвестно кому… Подпись есть, имя, фамилия, фотография, а вот человека-то… Интернет делает…, сделает в конце концов из людей клоунов. Слаб человек… Вообще человек – не мой оппонент… Не с ним – с собой я тут… 

     О чем, бишь, я?.. Ах, да… Вроде и погост наутро…, но меня задевает критика. От критики, что б вы знали, или и вправду было когда с вами такое, случается сильно, зубной болью больно. Лестно и… больно. Злые аллюзии, злые эпитеты, злые метафоры и сравнения… Злое, злое, злое… Обращать ли внимание на такое, как вдруг если бы это было правдой? Подвергнутый нападению всегда (так он устроен) ощущает себя уже обиженным, а если взять смысл обращенных к нему сентенций, - униженным, пускай и тысячу раз то будет правдой. Хотя… А что случилось? Лишь мнение? О нет! Симптом! Мнение одного никогда не есть истина, но есть симптом, а симптом есть указание на то, что есть и истина. Толерантность… Право ошибаться… Я не извиняюсь ни за одну выведенную мною букву, - я просто прошу пощады… Критика – это больно, злая критика – невыносимо, но… Задумался… Ищу слово… Да! Критика всегда есть признак патологии, ущербности, как, скажем, изжога есть признак повышенной кислотности, язвы и…, если совсем плохо, рака желудка. Желчь, как я, по-школьному, понимаю физиологию, совершенно необходимая для жизни субстанция, но штука в том, чтобы ее было ровно столько, сколько нужно для приятного пищеварения. Приятного… Все, что свыше, – неприятно. Так что же мы тут имеем на сухой, сухомятный остаток? Неприятные тексты? Неприятные искреннему и чистому своему нутру ингредиенты? Каков же будет вердикт? Может…, просто не надо предрасположенному гастритом к язве накладывать на нежные рецепторы свои язвенного, провоцирующего язву? Слово, как мы знаем, и родит и убивает, но… покорный слуга-то ваш причем тут? 

     Пытаюсь представить, что мне, именно мне будет назавтра девять дней… Все это будет важно? Вся эта канитель про «самолюбование», «плач Ярославны»? И что писал, о чем думал, и эти пинки в ответ? О нет! Это никогда не важно! Грустная картина. Грустная и светлая… «Мне грустно и светло, печаль моя светла…». Как слово наше отзовется? Да никак, поверьте, добрый оппонент мой.

© Copyright: Владимир Степанищев, 2014

Регистрационный номер №0227518

от 19 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0227518 выдан для произведения:      Ночь… Грущу стотысячным своим похмельем… Грустно… Какое деликатное слово, грусть… Выть впору… Завтра девять дней случится тому, кому жить бы еще да жить… Не люблю поминки, никогда не любил, даже к отцу не пошел на те ресторанные фиглярства…, а идти вот надо теперь…  Не отец, где сам решал, а юности друг сегодня… Зачем надо? Кому надо? Ему? Алёше, то есть?.. Я вас умоляю… Лёхе – менее всех. Отройте еще сырую девятью росами могилу, ради правды, и узрите, - что он теперь есть… Черви уж пируют во весь свой Богом упорядоченный метаболизм… Экая гнусность… Ненавижу Православие (хоть и пишу от сердца с заглавной буквы) хотя бы за несжигание, несожжение... Самое паршивое в поминальных столах – лицемерие. Мало, что самого стошнит от пошлых слов искренних в общем-то друзей, под хрусталь бокалов да кутью, - еще и сам витиеватое что накручу, - Вова, вы же были друзьями, скажи пару слов о Лёше. Мы зачем поминаем умерших? Для того ли, чтобы слаще им было бы ТАМ? О нет! Куда уж слаще! Да и где ТАМ? Ты погляди как светло плачет вдова… Какая радость! Не Он… - теперь Она отмучилась. Девять дней – не первый день… Девять дней – услада, а сорок – там и вовсе жизнь… Будто и не был «мальчик». Экое свинство – короткая память… Или счастье – короткая память?

     Не спится, душно, потно – хоть в душ… Жалко себя… «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…». Тютчев, сволочь… Твое-то слово ой как отозвалось… «И нам сочувствие дается, как нам дается благодать». Благодать… Почитать, что пишут про меня? Пока жив… Особый мой «почитатель»… Любопытный человек.

«К чему это самобичевание?! Одни из штанов выпрыгивают, крича, что они - патриоты, Вы же - с точностью до "наоборот"!

«Это от Лукавого! Самолюбование!»

«И кстати, лично у меня нет привычки разглядывать в бане половые члены моющихся!»

«Но Ваше резонёрство мне не нравится - недоброе оно! Гордыня Вас обуяла!»

«К чему на кого-то пенять! Начните с себя!»

«Сей опус тоже из разряда "плач Ярославны"! Даже в "Ироническую прозу" не поставлен».


     Хм…, да, ядрена-Матрена, есть у меня…, наличествует, обнаружился как-то сам собою (я не звал его, не к ночи будь помянут) оппонент. Оппонент? Да нет… Если кто кого невзлюбил, прости Христос, ни по жизни, ни смертью, ни из генетических, гендерных, геронтологических, пассионарных каких предопределенностей, предрасположенностей, ни от сердца, а так…, - невзлюбил – и все тут, - ОН еще не оппонент, ОН просто меня не любит. Какой же тут грех? «Ну не люб ты мне!», - кричит. Такой крик критика уже вполне заслуживает доверия, ибо он прямиком из… Из мозгов? Из печени? Отвечать ли? Эх…, человеческое общежитие… Ну с чего мне отвечать, если и вопроса-то нету - одна анафема? Ан, вот ведь…, пишу…, отвечаю неизвестно кому… Подпись есть, имя, фамилия, фотография, а вот человека-то… Интернет делает…, сделает в конце концов из людей клоунов. Слаб человек… Вообще человек – не мой оппонент… Не с ним – с собой я тут… 

     О чем, бишь, я?.. Ах, да… Вроде и погост наутро…, но меня задевает критика. От критики, что б вы знали, или и вправду было когда с вами такое, случается сильно, зубной болью больно. Лестно и… больно. Злые аллюзии, злые эпитеты, злые метафоры и сравнения… Злое, злое, злое… Обращать ли внимание на такое, как вдруг если бы это было правдой? Подвергнутый нападению всегда (так он устроен) ощущает себя уже обиженным, а если взять смысл обращенных к нему сентенций, - униженным, пускай и тысячу раз то будет правдой. Хотя… А что случилось? Лишь мнение? О нет! Симптом! Мнение одного никогда не есть истина, но есть симптом, а симптом есть указание на то, что есть и истина. Толерантность… Право ошибаться… Я не извиняюсь ни за одну выведенную мною букву, - я просто прошу пощады… Критика – это больно, злая критика – невыносимо, но… Задумался… Ищу слово… Да! Критика всегда есть признак патологии, ущербности, как, скажем, изжога есть признак повышенной кислотности, язвы и…, если совсем плохо, рака желудка. Желчь, как я, по-школьному, понимаю физиологию, совершенно необходимая для жизни субстанция, но штука в том, чтобы ее было ровно столько, сколько нужно для приятного пищеварения. Приятного… Все, что свыше, – неприятно. Так что же мы тут имеем на сухой, сухомятный остаток? Неприятные тексты? Неприятные искреннему и чистому своему нутру ингредиенты? Каков же будет вердикт? Может…, просто не надо предрасположенному гастритом к язве накладывать на нежные рецепторы свои язвенного, провоцирующего язву? Слово, как мы знаем, и родит и убивает, но… покорный слуга-то ваш причем тут? 

     Пытаюсь представить, что мне, именно мне будет назавтра девять дней… Все это будет важно? Вся эта канитель про «самолюбование», «плач Ярославны»? И что писал, о чем думал, и эти пинки в ответ? О нет! Это никогда не важно! Грустная картина. Грустная и светлая… «Мне грустно и светло, печаль моя светла…». Как слово наше отзовется? Да никак, поверьте, добрый оппонент мой.
Рейтинг: +2 138 просмотров
Комментарии (2)
Александр Киселев # 19 июля 2014 в 12:04 0
Очень верно, и (хм, случайно в рифму попал) и атмосферно.
Dany Dan # 22 июля 2014 в 11:27 0
На мой взгляд в Вашем рассказе нет целостности что-ли. Эта проза больше похожа на мысли вслух или, вернее, на мониторе. Смысл ясен и мысль ясна, но я для себя не увидела ничего художественного литературного.
Уважаемый Автор, в Вашем рассказе есть неточность - погребенное тело истлевает в земле, превращаясь в прах, под землей известных нам червей, плодящихся на мертвой плоти, нет. Так что Вам не за что ненавидеть Православие.
Удачи