ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Неисполненные желания

 

Неисполненные желания

10 марта 2014 - Владимир Исаков
Неисполненные   желания
( В. Исаков)

© Copyright: Владимир Исаков, 2014

Регистрационный номер №0199473

от 10 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0199473 выдан для произведения:
Неисполненные   желания
( В. Исаков)
Батюшко  Солнышко прикасалось теплыми ладонями  к  распахнутым  наружу    могучим  створкам  черных   ворот  моего гаража: припекало.
 Надо же, вот только  полтора месяца  назад   оно пряталось за серые   висящие  над  почти самой  землей  свинцовые  рваные  снежные  тучи.  А   ледяной пронизывающий   все живое  с  ветром   холод  вовсю распоясался.  Он,  даже  набравшись смелости, нагло смотрел  мне в глаза,   глубоко  дыша  на градусник  за расписанными  рисунками  морозом моего  окна. Термометр от такого чуткого внимания  понижал  столбик  ртути, запаянный  в  одиночную камеру  на  пожизненный  срок  с отметки  в  39  на отметку  аж до  47 градусов.  А  сегодня ласковые  руки  батюшки Солнышка, осерчав  на  мороз  и по  громадной просьбе  людей (они жгли чучело  Зимы  и водили хороводы  вокруг    пышущего  жаром  костра) прогнало пронизывающий холод  восвояси: домой  на Северный  полюс.
  Осторожный  стук в   правую створку  двери  оторвал  опять  от работы:  сейчас  вытачивал  из  бивня  мамонта   цвета  сгущенки  рукоятку  ножа  для  друга в  подарок.  Ну,  не люблю,  когда меня  отрывают от   изделия!  Вот же только поймаешь  настрой, и желание  работать  аж часов  до 2   ночи с  самого  утра  без  перерыва, как  кто – то на  ухо  прогундосит  в  глубину   гаража -  мастерской: « Валентиныч, разреши  чайку  попить с тобой!?». Меня   никто  не спрашивает, а хочу  ли я пить?! Хотя, как  правило,  люди  приходят  не за чаем,  а  просто посидеть   и чай  это предлог, просто   попросить совета  по - житейски  или поделиться  наболевшим.  Каждый   заходит на  огонек  со своими  бедами:  кто душу  изливает,  кто  после  рюмочки водочки  смущенно   рассказывает  о своей  изменившейся в  худшую сторону   жизни.  На такие  посещения смотрю, как  бы получше  выразиться,  снисходительно: человеку  плохо, а стало быть,  его надо выслушать  и помочь  по возможности. 
И вот этот  настойчивый  стук. Но  я работал! И  самое главное,  работа   шла!  А  сверху  ворот, так  чтобы  все видели,  висела  громадная  табличка, метр на метр с  надписью почти  во весь  лист   красным  шрифтом   на белом  фоне: « Сигарет  нет! Водки, чая   пить  не хочу,  пустая  болтовня   утомляет:  Работаю! Пошли  вон» 
Но стук настойчиво  отвлекал  меня  от слегка  визжащего  бора   и  запаха  жженого  бивня. 
 Даже  не успел  удивиться  наглости  бойца,  как   без спроса  (этого не терпел и не терплю) вошел  мой  маленький   друг  Карэн   28 лет  от роду.  И прямо  с порога.
-Владимир  Валентинович,  я влюбился!
Я пробубнил  себе  под нос: «От любви пока  никто не умирал, мог бы,  и подождать  с  известием:  изделие  не закончил  точить!».  
Не слушая мои недовольные  интонации и высказывания по поводу его бесцеремонного   вторжения Карэн, выпалил:  « Хочу  сделать предложение  любимой,  и чтобы  на свадьбе  Вы  были моим  посажённым  отцом!». 
Я  затих и, как – то  плечи опустились сами собой тяжело, тяжело  будто налились свинцовым  грузом   и сверху  еще добавили    по пуду  камней. А  малыш  продолжал. «Я же  во всякий час к  Вам и с радостями и горестями  Владимир Валентинович!  Простите за  патетику!». 
От  неожиданного  предложения  бор в  виде цилиндра сорвался  с заготовки и чиркнул  острым  углом больно аж  до крови по - середине ладони (нервы  сдают: разволновался).   Не каждый  же  день тебя молодые друзья   осознанно  приглашают стать их отцом. Одним  словом  после принятия  двух  доз по  200  грамм  каждой из  граненого стакана с  ободком  моей   майдановской  горилки с  поклоном  присланной  из моей  любимой страны  со странным  для уха  названием  «Хохланд»  он  говорил  бесконечно долго  чуть ли не со слезами.   Ах,  я  заслушался, как  он   с  нежностью рассказывал  про любовь к  своей  девушке!  Как   красочно   описывал  ее  внешность (я завидовал белой завистью  его чувству). Он  продолжал говорить  о том,  какая  она у него  самая,  самая  лучшая  хозяйка, а  про  осиную талию, что можно  обнять ладонью и  глубину  голубых  глаз- омутов, в  которых можно утонуть   произносил с трепетом!    А вот   её  родители  против  свадьбы: им  надо  богатого  жениха, а он лишь скромный  врач.  
После   дегустации  третей  порции  50  грамм дяди Володиного напитка в прозрачной тишине стакана, начал  тыкаться   кутенком  мне в плечо.  Все  бубнил, пьяно  вытирая  слезы.  Оказывается, что  он  с детства  хотел  быть моим  сыном.  Блин!  Это же  надо же!  Я  кинул сто  грамм сожаления в  гортань, чтобы  не дрожали  пальцы (странно, с ними это в первый  раз),  и отвел  взгляд  в сторону.  А  Карэн  продолжал.
-Дядя  Володя, у меня  есть  желание  сделать  любимой самое  красивое  предложение  и  не  стандартно, а красиво!  Может, подскажете?!  
Задумался. А  вот если бы  я  выполнил  свое  несбывшееся  желание,  какие – то  тридцать  лет тому  назад, «красиво  и нестандартно»  может и  не  позарилась  бы  моя  единственная  любимая  женщина на квартиру и черный чистый городской  асфальт своего нового друга врача, а  уехала  со  мной бы  в глушь  тараканью. А через   семь лет после,  другая добрая женщина,  может быть, и  уехала  ко мне  насовсем,  игнорируя    мамины  призывы  вернуться   в  Питер. 
  Бедный  Карэн,  он оказывается,  совсем не умел пить:  захмелел! Конечно с непривычки вкусив  дружеского   подарочного  напитка, порывался встать со стула  и  незамедлительно   идти сейчас  же  делать  предложение  своей  девушке  и сказать ее  родителям все, что  он думал   о них…
Со  словами: «Мы завтра  вместе со мной  все скажем   папе твоей  возлюбленной, а сейчас  отдыхать!», положил  его на свой старый  гаражный потертый  кожаный  диван  « аля  50 тых годов» с  валиками по торцам  спать.   Подоткнул   ему под голову   цветную  думку – подушку (бабушка  вышивала). Потом  включил  телевизор, чтобы  не слышать   храпа   мальчика. Сам  взялся  за продолжения  работы, но она не пошла: мысли  черным роем  ос   отвлекали от замысла  и исполнения  подарка. Два  бора  сломал. 
Встал  и с каким – то странным трепетом в душе  подошел  к малышу и  укрыл  его  плечи пледом: он разметался  во сне. Вновь  сел на табурет рядом и,  почему - то уставился на дверь, мысль свербела  голову: «Мне бы вот  свою  кровинушку,  такого же  родного!».  Не  случилось! Горло бы всем перегрыз за него и тому  странному  папе  обосновал, что мой  мальчик  лучше всех! Эх, жизнь, тудыт ее в коромысло!».  Карэн  провернулся на левый  бок,  во  сне  сладко  чмокая  губами, тихо произнес: «Алла». Я, как  маленькому  инстинктивно прошепелявил  вслух: « Чи- чи- чи!».  Чтобы не разбудить  парня приглушил музыку, выключил инструмент, заготовки  положил  без стука  в ящик: подождут.   Налил себе  чая в  граненный уснувший  стакан  в  серебряном  тяжелом 19 века  подстаканнике.   Прихлебывая  кипящий  чай (обожаю) с мелкими сушками  представил,  как я  бы сделал сейчас предложение любимой  женщине: «красиво и торжественно».   Неисполненное, когда – то желание   червячком  грызло  душу.  Взял  с полки  рядом с чайником  свою записную  книжку  с  адресами  и телефонами друзей.   Вышел  из гаража и, греясь  усатым  котом на солнышке,  стал звонить  моим по жизни названным братьям. 
Карэн  проснулся и с виноватым  видом сидел  на диване. 
- Дядя  Володя, простите, что первый   раз  так  много  в  жизни  выпил!? Вы же знаете, не хотел, а тут  так  стало  обидно и грустно.  Вы  поможете  нам?!
Он выпил  всего сто пятьдесят  грамм и это  «много?»
Я  посмотрел  мальчику  в глаза и  произнес, положив  ему  ладонь  на плечо!
-Успокой свою девочку и передай  ей,  что  твой отец  справится с  поставленной задачей, пусть не переживает и улыбается. Через  девять  месяцев  после  свадьбы буду  ждать внука.
Карэн обнял  меня  и прижался  щекой к моей  щетине.  Ё!
Весенний  мой  друг   ветер,  растопил  морозы  и по  моей  просьбе  пригласил   к нам в  город  своего  южного  друга в гости.    Солнышко вняло  моей  молитве  и    целовало молоденькую  зеленую листву   деревьев.  Люди выходили на улицу  и подставляли  свои лица под лучи  солнышка  и рукам  теплого южного  ветра: они выдыхали холод долгой зимы  из своих душ.  Деревья, будто на пляже  стояли,  не шелохнувшись, вбирая  тепло, а  ветры  обольщали белые  березки.  
Прохожие на  улице  замерли от   увиденного. Многие  из  женщин встали в  ступоре,  не веря своим  глазам:  черный почти горячий  асфальт  во всю ширину и длину  улицы ковром застилали  чудные  бархатные всех  цветов  розы.  В  пространстве   нескольких   кварталов витала   музыка  симфонического    оркестра городского   театра  на тему  попурри песен  Гарри Мура,  чем сковывали  сердца  женщин.  Музыка  скользила  с  ветром, и  сердца дам  замирали от ностальгии по чистому и нежному волшебному чувству любви.   Еще бы! Впереди оркестра шла статная женщина и  из ее восхищенных глаз на розы  падали  слезы.  Она опиралась  на  мужественную руку  своего  мужа  Ашота. Он на минуту   подошел ко мне и, почему- то тихо произнес  целый  монолог.
- Слюшай,  Валэнтинович,  дарагой  мой  да!  В молодости, кагда был  всего один палатка да, а не  рынок, как  сейчас да!   Хотел да, слюшай, да для любимой   всю дорогу слышишь, да,  застелить розами, да! Что би  она  не щла да, дорогой  а парила  над  розами, да! Спасибо  дарагой,  что  помог в моем  неисполненном желании да, видишь  она  стоит да и плачет от счастья   среди  роз да!? Это  наш  с женой  подарок твоему  Карэну брат!  Спасибо брат,  я тебе  должен!  

Но то, что   прохожие  они увидели после  увиденных  на  теплом  асфальте роз,  заставили  их оцепенеть.  Десяток   ребят  с  рельефом  мышц (по накачанным мышцам можно было изучать  строение  человека)  в  белых чалмах  и  набедренных  повязках  несли трон  невесты.  Трон был выполнен  из кости  и   карликовой  березы, украшен    ажурной  резьбой (спал  этот месяц   по  три часа  в сутки, но к сроку  выполнил, и оказалось, что это моя самая  лучшая  работа).   А  невеста с немыслимой  осиной  талией в  белоснежном воздушном  платье  восседала на троне  КОРОЛЕВОЙ,  гордо  приподняв  маленький подбородок. БОЖЕ милостивый, какие  у  неё  были голубые  глаза!  В них  можно было запросто  утонуть.   Впечатляли  бицепсы  ребят в  пятьдесят с лишним  сантиметров  в объеме.  Рядом  в  шароварах  атласного черного  цвета  с  поясом  на  талии из  кожи  аллигатора  шел  богатырь с  мечом на  поясе и красным  щитом за  мощной, как стена   спиной.   Молодые  девочки,    не  сумев  сдержать своих чувств,  кричали от  восторга, а самые  смелые  подбегали к  ребятам и целовали  их  в  щеки.  Подружки фотографировали их и сами  просились  пройтись  с ребятами рядом.  А  музыка  обнимала  всех и летела в небо,  играя  в прятки с  ветром.
Поравнявшись со мной, Виктор   тренер  по пауэрлифтингу  тихо  со свойственным  ему спокойствием   произнес: « Брат, по молодости так хотел идти   рядом с троном  моей любимой, а она  восседала бы на нем моей  Королевой. И, чтобы  несли бы  его мои  друзья  на своих  бицепсах  в  пятьдесят с  лишним  сантиметров  в объеме. Ё!  Спасибо брат за исполненное  желание. Буду  должен!»  За троном, как  на подиуме  стояла  жена  Вити, мирно  сложив  на  верхушке  трона   руки.  Мило мне  поклонилась. Я  не ожидал  от моих  друзей  братьев  такого  действа.  Стоял, как и все  любопытные с  желанием  посмотреть, что будет дальше. 
А дальше за троном   шли молодые  ребята  в белых  одеждах с лавровыми венками  на волосах.  Их громкая  декламация   стихов про любовь порой  заглушала  музыку.  Они соревновались между собой  в чтении и прохожие,   в одночасье  ставшие зрителями   хлопали в ладоши  лучшим.  Рядом с ними  шел  главный, судя  по взгляду,  он был недоволен  своими ребятами студентами.  Увидев  меня,   спешно  подошел  и запричитал. Голос  главного  режиссера городского  театра был задумчив и полон романтики.  
- Володя,  что я  могу  Вам  сказать!?  Вы  не поверите, ужасно  хотелось   рассказать (он вздохнул)  о Ромео и Джульетте  на   нашей  сцене,  но разве  это актуально  сейчас?!
А потом  не  без  эмоций в голосе.
- Владимир Валентинович!  Вот скажу,  не кривя  душой, мечтал  поставить, что нибудь такое этакое  уличное  революционное, чтобы  прохожие  были  участниками действа, и они сопереживали  пьесу с  актерами,  увы,  свободного времени нет,  как нет свободных  актеров.
Пауза  несколько  затянулась.  И опять услышал  несколько жеманный,  хорошо  поставленный  и знающий все  интонации речи голос  главного.
- Но с величайшим  уважением относясь к Вам Владимир   и решив, что все, же  несбывшееся желания  должны, да  необходимо  сбыться. Обязательно,  я это чувствую своей  ранимой  и раненой любовью душой.  Вот  и решил  задействовать ка я   студентов  моей  студии! 
-  Понравилось?!  
Я   был очарован талантом  ребяток и постановкой. А  главный  продолжал
-Да,  юных дарований  надо, ох, как  надо  обкатывать на публике. Простите  за простоту  речи, Валентиныч. 
 Он  быстро  засеменил  за  своими  ребятками,  делая   на ходу им  какие – то ценные  режиссерские  указания. Лишь метров  через десять услышал  его голос:  « Спасибо  брат!  Я  буду должен!»   Толпа  прохожих  увлеченная  действом  пошла  за молодежью.  А ко мне  тихо  подкатил  на своем  бесшумном  представительском   « Мерседесе»  мой друг Ваня (Болт).  Вышел  с женой  из машины (это был знак  уважения) обнял меня  и сказал.
- «Братан, да я  еще на малолетке  хотел  себе «мерина»  черного  цвета  в  охапочку. И медленно  красиво не спеша, чтобы  все  видели  прокатиться  на нем по городу  с   марухой. А  какая  тема, братан?!  Чё?! Кто там на тебя  базлает  своим  вонючим  хавальником?!  Ты скажи!  Тему  на раз пробьем,  принесем  к самому  твоему порогу  терпилу… всем  обоснуем  их  порожняк.  Ха-ха-ха!».   
Его сиплый  смех, наводящий  ужас  на всех  окружающих с  силой, будто  гвоздем процарапал   мембрану уха. Он такой.  Нас  окружили  ребята  его охрана в черных кожаных куртках и в черных джинсах.  Все коротко  подстриженные с  золотыми   крестами на груди,  они старались быть незаметными, но  среди    зелени  они  выделялись. Взгляд  из – под черных стекол дорогих очков  был настороженно  расслабленным.  Под куртками  в  подмышках   сразу  различил тяжесть оружия.   Его жена  Валя медленно  произнесла.
- Володя, ты почему  к нам не заходишь?  Ты, как  сказал моему, что у тебя  есть теперь сын, что мне сразу, как  увижу,  захотелось тебя обнять и расцеловать.
Ваня добавил.
-- Шаман, братан, давай  к нам.  Коньячком  взбодримся  малость, а?! 
-Володь, всё  понимаю,  и поэтому  не зову к нам в машинку!  
Валя  мило  улыбалась мне в глаза.
- Смотри  ведь,  мой - то Ванечка  выполнил  свое  давнее несбывшееся желание.  Володька, я так рада, так  счастлива  и горжусь  моим  красавчиком, а это все  ты   надоумил!  Заходи  к нам,  мы  всегда тебе рады.  Зайдешь?!
Я кивнул   в знак  согласия. Она  оставила у меня  на щеке   след яркой  помады и исчезла  в громадине  салона  машины.  Иван,  слегка  замявшись, и первый раз я  увидел  его улыбку,  показал  на вторую  машину, стоящую рядом  за  его машиной. Она была  цвета  антрацита  и без раздумий  мне  в ладонь положил  золотой  брелок  с ключом  от этого  немецкого чуда.
 - Валентиныч, братан! Я  тебе теперь  должен  всегда.  Ты  подвиг меня  на  желание,которое  теперь  исполнил пусть через  тридцать лет, но исполнил  Валентиныч! Точила,  что  рядом  стоит  это наш  подарок  Карэну.  Ксива и  всё  остальное  на него  уже оформлены.  В  бардачке  ждет  хозяина  на всякий  волына - травматика.
Они уехали, а   аромат  духов Шампань Валентины  еще  долго  обнимал  мои плечи.  А  оркестр уже  возле дома  моей  невесты   играл мелодию  Коэна «Тысяча  поцелуев».
 Я  посмотрел на   розы  на асфальте. По ним сначала осторожно, потом более  увереннее шли женщины.  Тщательно  выбирали  кусочек черного  асфальта, чтобы  не дай  БОГ  не наступить на  бутоны  роз.  Мне  показалось, они шли,  будто по минному  полю. Некоторые   собирали охапки роз и прижимали их к груди.  Женщин  было много,  кто нес  пакеты с продуктами, кто вел коляску, чтобы  потом  рассказать  своим  малышам, что их везли по цветному  ковру  роз. Дамы шли, будто  загипнотизированные  на  музыку, как  мотыльки  на огонь.   Когда  подошел к дому  моей  невестки,  увидел действо.  
Прямо  на  газонах   студенты  студии  моего уважаемого  режиссера  Сергея  играли спектакль «Ромео и Джульетта»  под  балконом будущих  сватов. Те стояли  на балконе и смотрели на  свою  девочку (уже  мою  дочь). А она  сидела  на троне в окружении охраны     спортсменов  с  громадными бицепсами.  Да, уж!  Гордая  посадка  головы, длинная  шея  все  в ней  выдавала  КОРОЛЕВУ.  Рядом с  ней  стоял  Карэн. БОЖЕ, как  она  иногда  бросала  взгляд  на  него!  Эх,  жизнь  тудыт ее в коромысло!  На меня  если бы, хоть раз так посмотрел,  я бы из – под земли все достал и принес  к ногам моей  КОРОЛЕВЫ...  Повезло  сыну!  
Помолвка  состоялась. Была   громадная  свадьба, казалось,  на ней   был весь город. 
Прошло уже  пять лет.  Меня  называют  два  внучка  дедом.    Я  счастлив, и понемножку  передаю  навыки боя в  играх,  навыки  работы  на инструментах. Они уже выточили  по сердечку для мамы  и папы  Молодцы  карапузы!  А на  ночь я  до сих пор  читаю им сказки!
Как странно!  Мы  только    после появления малышей – внуков  понимаем, что самое  дорогое  в  этой жизни  счастье  сыновей и дочерей!  А самое  главное  это беззаботный  смех детишек, то есть внуков!  Как бы хотелось, что  мудрость  приходила к нам   в  исполнение желаний!


Рейтинг: 0 192 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!