Не судьба...

9 марта 2014 - Нина Агошкова
article198958.jpg
  Если собираются вместе закадычные подруги, то не важно, по сколько им лет: по двадцать, по сорок или по шестьдесят, главное, что им всегда есть о чём поговорить.
В этот раз мы отмечали 8 Марта. Дети, мужья и внуки всех уже поздравили, всё, что хотели – подарили, приятные слова сказали. Можно было спокойно устроить «девичник» - ну и что же, что «девушкам» давно за шестьдесят?
Собрались у Маши, принесли, кто что приготовил: салатики, копчёности-солёности собственного изготовления, пирожки, конфеты и домашнее вино. За фигурой в этом возрасте следить уже не обязательно, потому мы спокойно поглощали вкусности, обменивались последними новостями (читай – сплетничали).
Незаметно посиделки вошли в ту стадию, когда хочется послушать интересный рассказ. Не зря же Козьма Прутков  сказал, что «Три дела, однажды начавши, трудно кончить: а) вкушать хорошую пищу; б) беседовать с возвратившимся из похода другом и в) чесать, где чешется». Насчёт «чешется» пусть останется на его совести, а вот интересную историю услышать никто бы не отказался.
- Девчата, - задумчиво накалывая на вилку кусочек огурца, сказала вдруг Валентина, - я вам ни разу не рассказывала, как оказалась здесь, в посёлке?
- Нет, не рассказывала, - подтвердила Ольга, - тихоня ты, однако. Ну-ка, поделись, что за история.
- Да, расскажи! – поддержали её остальные.

   Валя уселась поудобнее, откинувшись на спинку дивана, устремила взгляд вдаль, словно вглядываясь в свою молодость, и начала рассказ:
- В институт я поступила по направлению. Помните, было такое, что колхоз посылал учиться, но потом молодому специалисту необходимо было отработать там, откуда его направили. Жили мы бедно, как и большинство наших селян, потому я была очень рада, что смогла попасть в Сельхозинститут. И стипендию мне дали, и общежитие. Мама с папой приезжали, посмотрели, как я устроилась, остались очень довольны, строго-настрого наказали учиться прилежно.
Но речь не о том. Поначалу времени свободного практически не было: лекции, семинары, лабораторные, рефераты – да что я вам рассказываю, все через это прошли. А девчонки-то все молодые, и погулять хочется, тем более, что внизу, в фойе общежития, по субботам устраивали танцы под магнитофон. Помните, были такие, с большими бобинами.
Вот собрались мы на танцы: перебрали все наряды, друг у дружки позанимали, кому что приглянулось, накрасились – короче, в полной боевой готовности.
А у меня, как назло, стрелка сверху побежала на колготках, причём единственных.
Отправила я подруг, а сама стала её лаком для ногтей замазывать, чтобы дальше не пошла.
Спустилась вниз в самый разгар танцев. Бони М горланят – собственного голоса не слышно!   Стою у двери, жду, когда танец закончится, чтобы к своим девчатам подойти. Тут открывается входная дверь и с улицы заходит группа, человек пять парней – с шумом, приветствиями устремляются  сквозь строй танцующих и останавливаются неподалёку. А один прямиком ко мне и сходу:
- Разрешите вас пригласить на танец?
Глянула, а он такой высоченный, мои глаза на уровне его груди. Поднимаю голову, чуть ли не закидываю её назад и заявляю неожиданно:
- Я с одетыми не танцую!
- Так это дело поправимое, - усмехнулся парень, сбросил пальто на ближайший стул и повторил:
- Разрешите?
А друзья его гогочут рядом, подначивают:
- Вань, да ты разденься, долго, что ли? Видишь, дама с одетыми не танцует!

   В это время музыка закончилась и осталось нам только познакомиться.
Так мы начали встречаться с Иваном. Он учился на четвёртом курсе, тоже, как и я, на зооветеринарном, и казался мне взрослым и солидным. Помимо того, что ростом высокий, так ещё и красавец писаный: широк в плечах, сероглазый, ресницы густые, как у девушки, и ямочка на подбородке. За ним половина девчат с его группы увивалась, а он на меня, пигалицу, внимание почему-то обратил. Сейчас-то я понимаю, что ему льстило то, что я такая маленькая и слабая, а он как бы мой защитник, моя опора.
А подругам завидно, всё не могли успокоиться:
- Валюха, вот ты тихоня-тихоня, а самого кайфового парня захомутала!
Ох, какая это была любовь, девчонки! Я не ходила, я летала. И мне казалось, что умнее, добрее, красивее, благороднее его нет никого на свете! Что мы с ним две половинки, которые, наконец, встретились. Хотелось сделать что-то такое, чтобы Ванечка одобрил, похвалил, восторгался мной.
- Валюша, у тебя все задатки для воздушной гимнастки, - сказал мне как-то он, - ты не хочешь пойти в кружок акробатики?
Разве могу я ударить в грязь лицом, раз Ваня сказал? И хотя у меня с детства была боязнь высоты, я переборола её в себе и записалась в этот злосчастный  кружок.  Когда два наших самых сильных парня, Женя и Лёша, подкидывали меня вверх на праздничных концертах, я ловила восхищённый взгляд Вани, сидящего в первом ряду, и мне уже не страшно было ничего!
В другой раз он предложил:
- Валя, я хожу на дополнительные занятия по английскому. Не хочешь со мной?
Конечно, хочу! О чем разговор! И я зубрю английские артикли, бубню фразы в автобусе по дороге из общаги в институт.
Не подумайте, что только английским мы занимались. И в кино ходили – целовались там на последнем ряду, что аж дух захватывало, и гуляли, чуть ли не до рассвета, и на природу ездили с компанией его однокурсников, и на танцы в общежитии. Но без постели – вот что интересно. То ли берёг он меня, то ли не рассматривал в качестве сексуальной партнёрши – сейчас и не разберёшь. Тогда много было таких, что с одной встречаются, а с другой спят. А может быть, ждал, пока я поумнею?

   Так прошло два года, Ваня заканчивал учёбу и собирался ехать по распределению.
Однажды он пришёл ко мне в комнату, когда подруг не было, и после недолгого предисловия сказал:
- Валюша, ты знаешь, как я тебя люблю! Выходи за меня замуж!
Счастье разлилось по моему телу, захотелось петь и плясать…  Первым желанием  было воскликнуть:
- Да! Я согласна!
Но тут же сам собой вырвался вопрос:
- Ванечка, а как же моя учёба?
- Учёбу придётся бросить. Но ты не бойся, я нас двоих смогу содержать, и квартиру мне обещают в том селе, куда направляют – я уже узнавал. Как молодому специалисту.
Я села на кровать, пытаясь осмыслить услышанное. Потом замотала головой:
- Нет-нет, Ваня! Я так не могу! Прости, прости, не замуж за тебя не могу… конечно, я согласна, с радостью… но как же я брошу учёбу? Мои родители этого не поймут!
- Да при чём здесь родители? Мы же свою семью строим, - не унимался Иван. – Валюша, ты что, отказываешь мне?
Растерянно я смотрела на него. Ну, почему он не может, или не хочет, понять? Мне учиться ещё три года, я тоже хочу стать молодым специалистом, поехать в родное село и работать там, помогая родителям. Они же верят в меня! А с другой стороны – я же так его люблю! Как я тут буду без него? На эти вопросы пока у меня не было ответа.
Так и закончился ничем этот разговор.

   Через несколько дней был торжественный вечер, на котором выпускникам вручали дипломы. Во время танцев Ваня вновь начал уговаривать меня, я вновь ответила отказом. Рассердившись, он ушёл, а на следующий день и вообще уехал, не попрощавшись.
Я плакала ночами, не могла понять, что я не так сделала, почему так получилось? Почему нам нельзя быть вместе и быть счастливыми?
Это сейчас я могу ответить на этот вопрос, а тогда находилась в совершенной депрессии.
Потом стали приходить письма. Ванечка писал, что скучает, описывал свою жизнь в селе, куда попал на работу. Говорил, что я одна в его сердце и как только передумаю, он с радостью встретит  меня и поселит хозяйкой в своём доме, и что будет всегда любить одну меня. А ближе к весне письма перестали приходить. Позже я от узнала, что Иван женился.
Тут подошла моя практика. Я попала вот сюда, в наш посёлок. Встретила Алексея. Он был в молодости заводила – ни одна компания не обходилась без его участия! А шутник какой! Чего только ни придумывал, как только ни разыгрывал своих друзей! Да вы и сами его прекрасно знаете. Доставалось и мне. Поначалу я очень обижалась, но как-то он проводил меня с танцев и попросил прощения, сказал, что разыгрывает потому, что я ему нравлюсь. В глубине души ещё некоторое время жил Ваня, но постепенно Алёша вытеснил его. И оказалось, что та любовь была юношеской и глупой, а вот эта – на всю жизнь. Так и вышло.
А что Ваня? По слухам, жили они с женой не очень счастливо, детей у них не было.
Как-то мы даже встретились в городе. Поговорили о том, о сём. Ваня признался, что так и не смог забыть нашу любовь и взял с меня обещание, что в том случае, если мне понадобится его помощь, я обязательно сообщу, позову его. Но своим правом я, к счастью, никогда не воспользовалась.
Ну, что вы приуныли-то? Всё же закончилось хорошо! У меня прекрасный муж, дочь, внуки. А любовь…. Кто может сказать, какая она? И есть ли на самом деле?
Давайте лучше  выпьем за нас, за этот праздник, чтобы мы ещё долго вот так собирались! Всё-таки  женская дружба крепче, чем любовь!


Автор картины художник Леонид Афремов

© Copyright: Нина Агошкова, 2014

Регистрационный номер №0198958

от 9 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0198958 выдан для произведения:   Если собираются вместе закадычные подруги, то не важно, по сколько им лет: по двадцать, по сорок или по шестьдесят, главное, что им всегда есть о чём поговорить.
В этот раз мы отмечали 8 Марта. Дети, мужья и внуки всех уже поздравили, всё, что хотели – подарили, приятные слова сказали. Можно было спокойно устроить «девичник» - ну и что же, что «девушкам» давно за шестьдесят?
Собрались у Маши, принесли, кто что приготовил: салатики, копчёности-солёности собственного изготовления, пирожки, конфеты и домашнее вино. За фигурой в этом возрасте следить уже не обязательно, потому мы спокойно поглощали вкусности, обменивались последними новостями (читай – сплетничали).
Незаметно посиделки вошли в ту стадию, когда хочется послушать интересный рассказ. Не зря же Козьма Прутков  сказал, что «Три дела, однажды начавши, трудно кончить: а) вкушать хорошую пищу; б) беседовать с возвратившимся из похода другом и в) чесать, где чешется». Насчёт «чешется» пусть останется на его совести, а вот интересную историю услышать никто бы не отказался.
- Девчата, - задумчиво накалывая на вилку кусочек огурца, сказала вдруг Валентина, - я вам ни разу не рассказывала, как оказалась здесь, в посёлке?
- Нет, не рассказывала, - подтвердила Ольга, - тихоня ты, однако. Ну-ка, поделись, что за история.
- Да, расскажи! – поддержали её остальные.

   Валя уселась поудобнее, откинувшись на спинку дивана, устремила взгляд вдаль, словно вглядываясь в свою молодость, и начала рассказ:
- В институт я поступила по направлению. Помните, было такое, что колхоз посылал учиться, но потом молодому специалисту необходимо было отработать там, откуда его направили. Жили мы бедно, как и большинство наших селян, потому я была очень рада, что смогла попасть в Сельхозинститут. И стипендию мне дали, и общежитие. Мама с папой приезжали, посмотрели, как я устроилась, остались очень довольны, строго-настрого наказали учиться прилежно.
Но речь не о том. Поначалу времени свободного практически не было: лекции, семинары, лабораторные, рефераты – да что я вам рассказываю, все через это прошли. А девчонки-то все молодые, и погулять хочется, тем более, что внизу, в фойе общежития, по субботам устраивали танцы под магнитофон. Помните, были такие, с большими бобинами.
Вот собрались мы на танцы: перебрали все наряды, друг у дружки позанимали, кому что приглянулось, накрасились – короче, в полной боевой готовности.
А у меня, как назло, стрелка сверху побежала на колготках, причём единственных.
Отправила я подруг, а сама стала её лаком для ногтей замазывать, чтобы дальше не пошла.
Спустилась вниз в самый разгар танцев. Бони М горланят – собственного голоса не слышно!   Стою у двери, жду, когда танец закончится, чтобы к своим девчатам подойти. Тут открывается входная дверь и с улицы заходит группа, человек пять парней – с шумом, приветствиями устремляются  сквозь строй танцующих и останавливаются неподалёку. А один прямиком ко мне и сходу:
- Разрешите вас пригласить на танец?
Глянула, а он такой высоченный, мои глаза на уровне его груди. Поднимаю голову, чуть ли не закидываю её назад и заявляю неожиданно:
- Я с одетыми не танцую!
- Так это дело поправимое, - усмехнулся парень, сбросил пальто на ближайший стул и повторил:
- Разрешите?
А друзья его гогочут рядом, подначивают:
- Вань, да ты разденься, долго, что ли? Видишь, дама с одетыми не танцует!

   В это время музыка закончилась и осталось нам только познакомиться.
Так мы начали встречаться с Иваном. Он учился на четвёртом курсе, тоже, как и я, на зооветеринарном, и казался мне взрослым и солидным. Помимо того, что ростом высокий, так ещё и красавец писаный: широк в плечах, сероглазый, ресницы густые, как у девушки, и ямочка на подбородке. За ним половина девчат с его группы увивалась, а он на меня, пигалицу, внимание почему-то обратил. Сейчас-то я понимаю, что ему льстило то, что я такая маленькая и слабая, а он как бы мой защитник, моя опора.
А подругам завидно, всё не могли успокоиться:
- Валюха, вот ты тихоня-тихоня, а самого кайфового парня захомутала!
Ох, какая это была любовь, девчонки! Я не ходила, я летала. И мне казалось, что умнее, добрее, красивее, благороднее его нет никого на свете! Что мы с ним две половинки, которые, наконец, встретились. Хотелось сделать что-то такое, чтобы Ванечка одобрил, похвалил, восторгался мной.
- Валюша, у тебя все задатки для воздушной гимнастки, - сказал мне как-то он, - ты не хочешь пойти в кружок акробатики?
Разве могу я ударить в грязь лицом, раз Ваня сказал? И хотя у меня с детства была боязнь высоты, я переборола её в себе и записалась в этот злосчастный  кружок.  Когда два наших самых сильных парня, Женя и Лёша, подкидывали меня вверх на праздничных концертах, я ловила восхищённый взгляд Вани, сидящего в первом ряду, и мне уже не страшно было ничего!
В другой раз он предложил:
- Валя, я хожу на дополнительные занятия по английскому. Не хочешь со мной?
Конечно, хочу! О чем разговор! И я зубрю английские артикли, бубню фразы в автобусе по дороге из общаги в институт.
Не подумайте, что только английским мы занимались. И в кино ходили – целовались там на последнем ряду, что аж дух захватывало, и гуляли, чуть ли не до рассвета, и на природу ездили с компанией его однокурсников, и на танцы в общежитии. Но без постели – вот что интересно. То ли берёг он меня, то ли не рассматривал в качестве сексуальной партнёрши – сейчас и не разберёшь. Тогда много было таких, что с одной встречаются, а с другой спят. А может быть, ждал, пока я поумнею?

   Так прошло два года, Ваня заканчивал учёбу и собирался ехать по распределению.
Однажды он пришёл ко мне в комнату, когда подруг не было, и после недолгого предисловия сказал:
- Валюша, ты знаешь, как я тебя люблю! Выходи за меня замуж!
Счастье разлилось по моему телу, захотелось петь и плясать…  Первым желанием  было воскликнуть:
- Да! Я согласна!
Но тут же сам собой вырвался вопрос:
- Ванечка, а как же моя учёба?
- Учёбу придётся бросить. Но ты не бойся, я нас двоих смогу содержать, и квартиру мне обещают в том селе, куда направляют – я уже узнавал. Как молодому специалисту.
Я села на кровать, пытаясь осмыслить услышанное. Потом замотала головой:
- Нет-нет, Ваня! Я так не могу! Прости, прости, не замуж за тебя не могу… конечно, я согласна, с радостью… но как же я брошу учёбу? Мои родители этого не поймут!
- Да при чём здесь родители? Мы же свою семью строим, - не унимался Иван. – Валюша, ты что, отказываешь мне?
Растерянно я смотрела на него. Ну, почему он не может, или не хочет, понять? Мне учиться ещё три года, я тоже хочу стать молодым специалистом, поехать в родное село и работать там, помогая родителям. Они же верят в меня! А с другой стороны – я же так его люблю! Как я тут буду без него? На эти вопросы пока у меня не было ответа.
Так и закончился ничем этот разговор.

   Через несколько дней был торжественный вечер, на котором выпускникам вручали дипломы. Во время танцев Ваня вновь начал уговаривать меня, я вновь ответила отказом. Рассердившись, он ушёл, а на следующий день и вообще уехал, не попрощавшись.
Я плакала ночами, не могла понять, что я не так сделала, почему так получилось? Почему нам нельзя быть вместе и быть счастливыми?
Это сейчас я могу ответить на этот вопрос, а тогда находилась в совершенной депрессии.
Потом стали приходить письма. Ванечка писал, что скучает, описывал свою жизнь в селе, куда попал на работу. Говорил, что я одна в его сердце и как только передумаю, он с радостью встретит  меня и поселит хозяйкой в своём доме, и что будет всегда любить одну меня. А ближе к весне письма перестали приходить. Позже я от узнала, что Иван женился.
Тут подошла моя практика. Я попала вот сюда, в наш посёлок. Встретила Алексея. Он был в молодости заводила – ни одна компания не обходилась без его участия! А шутник какой! Чего только ни придумывал, как только ни разыгрывал своих друзей! Да вы и сами его прекрасно знаете. Доставалось и мне. Поначалу я очень обижалась, но как-то он проводил меня с танцев и попросил прощения, сказал, что разыгрывает потому, что я ему нравлюсь. В глубине души ещё некоторое время жил Ваня, но постепенно Алёша вытеснил его. И оказалось, что та любовь была юношеской и глупой, а вот эта – на всю жизнь. Так и вышло.
А что Ваня? По слухам, жили они с женой не очень счастливо, детей у них не было.
Как-то мы даже встретились в городе. Поговорили о том, о сём. Ваня признался, что так и не смог забыть нашу любовь и взял с меня обещание, что в том случае, если мне понадобится его помощь, я обязательно сообщу, позову его. Но своим правом я, к счастью, никогда не воспользовалась.
Ну, что вы приуныли-то? Всё же закончилось хорошо! У меня прекрасный муж, дочь, внуки. А любовь…. Кто может сказать, какая она? И есть ли на самом деле?
Давайте лучше  выпьем за нас, за этот праздник, чтобы мы ещё долго вот так собирались! Всё-таки  женская дружба крепче, чем любовь!


Автор картины художник Леонид Афремов
Рейтинг: +4 159 просмотров
Комментарии (2)
Влад Устимов # 10 марта 2014 в 14:49 0
Хорошо написано. Нравится. Да будет крепка и надежна женская дружба! Желаю счастья и любви. Без всяких формул.И успехов в Вашем замечательном творчестве.
Нина Агошкова # 10 марта 2014 в 15:24 0
Спасибо, Влад!
Я очень рада, что Вы прочитали рассказ, и что Вам понравилось!
С теплом, Нина.