ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Не поваляешь - не поешь?

Не поваляешь - не поешь?

9 декабря 2013 - Владимир Юрков
Не поваляешь - не поешь?
Наша жизнь постоянно демонстрирует справедливость поговорки, выставленной мною в название этого рассказа. Стоит только что-нибудь приобрести, как оно выскакивает из рук, пачкается, бьется, царапается, ломается и тому подобное. Бывают, конечно, и удачные покупки, ведь, как сказал поэт Вадим Шефнер: «Ходит девочка удача, всех прощая наугад».
Вот пример неудачной покупки:
Как-то в погожий летний денек, мы с Ириной решили пройтись по проспекту Кирова до Волги, но, доехав до Мирного проезда, неожиданно сами для себя завернули в Крытый рынок (который Ирина называла не иначе как «Корытный»). Не помню, чем был вызван такой поворот событий – может Иринка вспомнила, что хотела что-то купить или просто ради интереса зашли, поскольку там очень редко бывали. А может все намного проще – на улице было жарко и мы спрятались в тени этого огромного пассажа. Не помню…
Сколько мы там ходили – ведать не ведаю и что покупали – тоже не знаю. Однако каким-то ветром нас занесло в отдел одежды и там, среди каких-то платьев и кофточек, я увидел болгарский мужской белый пляжный костюм, правда из достаточно плотной и тяжелой льняной ткани. Сейчас на такую гадость я бы и смотреть не стал, но в те годы – даже льняному холсту человек был рад! И что удивительно – он был мне впору. А я и в те годы носил 56 размер и испытывал трудности с одеждой, поскольку на этот размер шили стариковские модели, типа, «похоронного костюма»
Однако – близок локоток – да не укусишь. Стоил костюм – 42 рубля, то есть примерно пол моей зарплаты. С такими суммами на кармане я тогда не ходил, поэтому пришлось срочно ретироваться из магазина домой – за деньгами. Ирина хотела попросить продавщицу отложить этот костюм – в смысле – скоро приедем и купим. Но я воспротивился, поскольку считаю, что обещания дают только совершенно безрассудные люди, хотя бы по причине того, что человек внезапно смертен, как предостерегал Михаил Булгаков. К тому же – вряд ли у кого-то другого при себе найдутся такие деньги, значит ему также придется возвращаться домой. Следовательно у нас есть определенный шанс обогнать.
Ну насчет обогнать – это я погорячился. Мы жили на Шестой Дачной – на самой окраине города. Раньше это и городом не считалось. За монастырем на Первой дачной[1] расстилалось поле, за которым шел лес, в котором у станции Жасминной (а тогда - Разбойщины) травили волков – как я прочел в какой-то книге[2]. И хотя мы жили в последней четверти Двадцатого Века, добраться туда было делом не скорым. Трамвай номер Три тащился ни много, ни мало – целых сорок пять минут. Подняться на пятый этаж, забрать деньги, спуститься, опять на трамвай – в общем мы проболтались более двух часов.
Но… костюм меня дождался, видимо он очень хотел, чтобы я его купил. Я еще раз примерил его – сидел он отлично и Иринка сказала, что мне надо в нем идти обратно. Зачем идти в старом – гораздо лучше идти в новом – красивом.
Мы вышли на площадь перед Цирком, где освежающе били фонтаны, немного постояли около них, как бы переводя дух после двухчасового вояжа, а потом решили немного пройтись пешком, поскольку снова залезать в душный трамвай уже не хотелось – наездились.
Мы шли по каким-то тротуарам и где-то, кажется, что милицейскую школу мы уже прошли, я как-то неудачно свернул в сторону, зацепился за бортовой камень, пару раз подскочил, чтобы удержаться, но не смог и упал на правое колено – прям на траву!!!
О! Ужас! На новых белых брюках организовалось гразно-зеленое пятно размером с Иринкину ладонь. Радужное настроение резко сменилось зеленой тоскою.
Теперь пришлось сесть на трамвай и поспешить домой, в надежде на то, что это «зеленое, как три рубля» пятно удастся отстирать.
Но не тут-то было – никакими мылами оно не отстирывалось, несмотря на то, что я ножом, аккуратно, соскреб, прилипшую вместе с грязью, зеленую массу. Стиральный порошок был более эффективен – пятно пропало, но не совсем. Вернее оно совсем не пропало, а распалось на тоненькие рваные полосочки слабо-зеленого цвета. И хоть они были не особо яркими, но на белом фоне выглядели омерзительно.
Тогда Ирина вспомнила, что у кого-то из соседей есть Био-порошок, который сводит всякие разные пятна, в особенности, органические. Многие женщины тогда этим пользовались, поскольку в отсутствии тампонов и прокладок, без него многие вещи можно было сразу выкидывать.
Биопорошок с двух раз уничтожил зелень так, будто бы ее и не было никогда. Победа!?
Да не совсем – Саратов город теплый (по сравнению с гнилой Москвой) и брюки высохли меньше чем через полчаса, явив миру абсолютно белую коленку! Здесь надо заметить, что хоть я и называл этот костюм «белым», истинный его цвет был чуть-чуть кремоватый. Во всяком случае никак не ярко-белый. А колено сияло белизной, пусть и не снежной, но так или иначе – заметно отличаясь по цвету от остального материала.
Стало даже хуже чем было! То брюки были немного испачканы, а теперь – откровенно испорчены. Будто бы я полжизни простоял на этом колене. И Ирина ни нашла ничего лучшего, как с этим же биопорошком выстирать весь костюм целиком…
… результат потряс нас до глубины души. Во-первых, костюм сел, причем значительно. Хорошо, что в длину, а не в ширину, поэтому хоть надеть его я и мог, но торчащие из него руки и ноги выглядели анекдотично. Во-вторых, побелели только брюки. Куртка упорно отказывалась белеть, ни при повторном, ни при третьем, ни при четвертом простирывании, когда Ирина, со злобы, замочила ее на целую ночь в биопорошке. Куртка, насмехаясь над брюками, непреклонно сохраняла свой первоначальный кремоватый оттенок.
Непонятно – либо куртка и брюки были сшиты из разных материалов, либо покрашены разными красками, а может просто – совковая халтура. Пусть в СССРе и было принято считать соцстрановские товары заграничными и чуть ли – не европейскоподобными, но там были такие же порядки, что и у нас, поэтому это качество в подметки не годилось, ни французскому, ни итальянскому, ни тем более качеству товаров ФРГ.
Так и пришлось в дальнейшем мне носить этот пляжный костюм по-отдельности. Как я не старался надеть вместе брюки с курткой – все получалось наперекосяк. Ну – видно, что некомплектные вещи – и все тут!
Рукава у куртки я просто подзасучил, чтобы никто не смог бы заметить, что они короткие, а сделать манжеты на брюках никак не получалось. Ирина не могла найти подходящего материала. Тогда пришлось брюки снова замочить и сушить «врастяжку» – то есть присобачив к каждой штанине пару кирпичей. После чего они удлинились настолько, чтобы не выглядеть смешными, учитывая свое «пляжное» предназначение, хотя прежнюю длину и не восстановили.
К чести болгарских бракоделов, замечу – служил этот костюм безобразно долго – лет семь. Он мне уже давно надоел, да я, и располнел, и раздался в плечах, но материал упорно сохранял свою свежесть и выглядел так, как будто бы я его только что купил.
Расставшись с Ириной, я надевал его нечасто, но хранил, как память о своих светлых днях в Саратове. И вот однажды, спускаясь по лесенке в свою типографию, которая помещалась в подвале, я как-то неожиданно зацепился за какой-то гвоздь, торчавший из деревянной двери, открытой неполностью. Хотя могу поклясться, что раньше этого гвоздя и в глаза не видел. Разодрал, и ногу, и штаны, обагрив их, в довершение, своей кровью.
Я почувствовал, что это сигнал… сигнал о том, что возврат к прошлому невозможен. Жизнь разделилась на два этапа – «до» и «После». Прошлое разваливается на моих глазах, оставаясь только в моей памяти, пока и та не рассыплется в могильный прах.
Выбросив брюки, я достал из шкафа куртку. «Надо же» – промелькнуло в голове – «а куртка до сих пор такая крепкая, почти  что как новая. Ей, по-моему, ничего не будет! Хрен порвешь!» И с этими словами я взял и дернул ее за рукава в разные стороны. Послышался треск или вернее – хруст и на середине спинки появилась огромная рваная (хотел сказать рана) – дырища.
Стало понятно. Ох! Ирина! Что я разорвал своими руками, никакими нитками не сошьешь. Хотя, по-прежнему, люблю тебя

[1] Верхняя Монастырка – современный Свято-Алексеевский женский монастырь. 

[2] И.А.Салов «Рассказы охотника»


 



© Copyright: Владимир Юрков, 2013

Регистрационный номер №0174088

от 9 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0174088 выдан для произведения: Не поваляешь - не поешь?
Наша жизнь постоянно демонстрирует справедливость поговорки, выставленной мною в название этого рассказа. Стоит только что-нибудь приобрести, как оно выскакивает из рук, пачкается, бьется, царапается, ломается и тому подобное. Бывают, конечно, и удачные покупки, ведь, как сказал поэт Вадим Шефнер: «Ходит девочка удача, всех прощая наугад».
Вот пример неудачной покупки:
Как-то в погожий летний денек, мы с Ириной решили пройтись по проспекту Кирова до Волги, но, доехав до Мирного проезда, неожиданно сами для себя завернули в Крытый рынок (который Ирина называла не иначе как «Корытный»). Не помню, чем был вызван такой поворот событий – может Иринка вспомнила, что хотела что-то купить или просто ради интереса зашли, поскольку там очень редко бывали. А может все намного проще – на улице было жарко и мы спрятались в тени этого огромного пассажа. Не помню…
Сколько мы там ходили – ведать не ведаю и что покупали – тоже не знаю. Однако каким-то ветром нас занесло в отдел одежды и там, среди каких-то платьев и кофточек, я увидел болгарский мужской белый пляжный костюм, правда из достаточно плотной и тяжелой льняной ткани. Сейчас на такую гадость я бы и смотреть не стал, но в те годы – даже льняному холсту человек был рад! И что удивительно – он был мне впору. А я и в те годы носил 56 размер и испытывал трудности с одеждой, поскольку на этот размер шили стариковские модели, типа, «похоронного костюма»
Однако – близок локоток – да не укусишь. Стоил костюм – 42 рубля, то есть примерно пол моей зарплаты. С такими суммами на кармане я тогда не ходил, поэтому пришлось срочно ретироваться из магазина домой – за деньгами. Ирина хотела попросить продавщицу отложить этот костюм – в смысле – скоро приедем и купим. Но я воспротивился, поскольку считаю, что обещания дают только совершенно безрассудные люди, хотя бы по причине того, что человек внезапно смертен, как предостерегал Михаил Булгаков. К тому же – вряд ли у кого-то другого при себе найдутся такие деньги, значит ему также придется возвращаться домой. Следовательно у нас есть определенный шанс обогнать.
Ну насчет обогнать – это я погорячился. Мы жили на Шестой Дачной – на самой окраине города. Раньше это и городом не считалось. За монастырем на Первой дачной[1] расстилалось поле, за которым шел лес, в котором у станции Жасминной (а тогда - Разбойщины) травили волков – как я прочел в какой-то книге[2]. И хотя мы жили в последней четверти Двадцатого Века, добраться туда было делом не скорым. Трамвай номер Три тащился ни много, ни мало – целых сорок пять минут. Подняться на пятый этаж, забрать деньги, спуститься, опять на трамвай – в общем мы проболтались более двух часов.
Но… костюм меня дождался, видимо он очень хотел, чтобы я его купил. Я еще раз примерил его – сидел он отлично и Иринка сказала, что мне надо в нем идти обратно. Зачем идти в старом – гораздо лучше идти в новом – красивом.
Мы вышли на площадь перед Цирком, где освежающе били фонтаны, немного постояли около них, как бы переводя дух после двухчасового вояжа, а потом решили немного пройтись пешком, поскольку снова залезать в душный трамвай уже не хотелось – наездились.
Мы шли по каким-то тротуарам и где-то, кажется, что милицейскую школу мы уже прошли, я как-то неудачно свернул в сторону, зацепился за бортовой камень, пару раз подскочил, чтобы удержаться, но не смог и упал на правое колено – прям на траву!!!
О! Ужас! На новых белых брюках организовалось гразно-зеленое пятно размером с Иринкину ладонь. Радужное настроение резко сменилось зеленой тоскою.
Теперь пришлось сесть на трамвай и поспешить домой, в надежде на то, что это «зеленое, как три рубля» пятно удастся отстирать.
Но не тут-то было – никакими мылами оно не отстирывалось, несмотря на то, что я ножом, аккуратно, соскреб, прилипшую вместе с грязью, зеленую массу. Стиральный порошок был более эффективен – пятно пропало, но не совсем. Вернее оно совсем не пропало, а распалось на тоненькие рваные полосочки слабо-зеленого цвета. И хоть они были не особо яркими, но на белом фоне выглядели омерзительно.
Тогда Ирина вспомнила, что у кого-то из соседей есть Био-порошок, который сводит всякие разные пятна, в особенности, органические. Многие женщины тогда этим пользовались, поскольку в отсутствии тампонов и прокладок, без него многие вещи можно было сразу выкидывать.
Биопорошок с двух раз уничтожил зелень так, будто бы ее и не было никогда. Победа!?
Да не совсем – Саратов город теплый (по сравнению с гнилой Москвой) и брюки высохли меньше чем через полчаса, явив миру абсолютно белую коленку! Здесь надо заметить, что хоть я и называл этот костюм «белым», истинный его цвет был чуть-чуть кремоватый. Во всяком случае никак не ярко-белый. А колено сияло белизной, пусть и не снежной, но так или иначе – заметно отличаясь по цвету от остального материала.
Стало даже хуже чем было! То брюки были немного испачканы, а теперь – откровенно испорчены. Будто бы я полжизни простоял на этом колене. И Ирина ни нашла ничего лучшего, как с этим же биопорошком выстирать весь костюм целиком…
… результат потряс нас до глубины души. Во-первых, костюм сел, причем значительно. Хорошо, что в длину, а не в ширину, поэтому хоть надеть его я и мог, но торчащие из него руки и ноги выглядели анекдотично. Во-вторых, побелели только брюки. Куртка упорно отказывалась белеть, ни при повторном, ни при третьем, ни при четвертом простирывании, когда Ирина, со злобы, замочила ее на целую ночь в биопорошке. Куртка, насмехаясь над брюками, непреклонно сохраняла свой первоначальный кремоватый оттенок.
Непонятно – либо куртка и брюки были сшиты из разных материалов, либо покрашены разными красками, а может просто – совковая халтура. Пусть в СССРе и было принято считать соцстрановские товары заграничными и чуть ли – не европейскоподобными, но там были такие же порядки, что и у нас, поэтому это качество в подметки не годилось, ни французскому, ни итальянскому, ни тем более качеству товаров ФРГ.
Так и пришлось в дальнейшем мне носить этот пляжный костюм по-отдельности. Как я не старался надеть вместе брюки с курткой – все получалось наперекосяк. Ну – видно, что некомплектные вещи – и все тут!
Рукава у куртки я просто подзасучил, чтобы никто не смог бы заметить, что они короткие, а сделать манжеты на брюках никак не получалось. Ирина не могла найти подходящего материала. Тогда пришлось брюки снова замочить и сушить «врастяжку» – то есть присобачив к каждой штанине пару кирпичей. После чего они удлинились настолько, чтобы не выглядеть смешными, учитывая свое «пляжное» предназначение, хотя прежнюю длину и не восстановили.
К чести болгарских бракоделов, замечу – служил этот костюм безобразно долго – лет семь. Он мне уже давно надоел, да я, и располнел, и раздался в плечах, но материал упорно сохранял свою свежесть и выглядел так, как будто бы я его только что купил.
Расставшись с Ириной, я надевал его нечасто, но хранил, как память о своих светлых днях в Саратове. И вот однажды, спускаясь по лесенке в свою типографию, которая помещалась в подвале, я как-то неожиданно зацепился за какой-то гвоздь, торчавший из деревянной двери, открытой неполностью. Хотя могу поклясться, что раньше этого гвоздя и в глаза не видел. Разодрал, и ногу, и штаны, обагрив их, в довершение, своей кровью.
Я почувствовал, что это сигнал… сигнал о том, что возврат к прошлому невозможен. Жизнь разделилась на два этапа – «до» и «После». Прошлое разваливается на моих глазах, оставаясь только в моей памяти, пока и та не рассыплется в могильный прах.
Выбросив брюки, я достал из шкафа куртку. «Надо же» – промелькнуло в голове – «а куртка до сих пор такая крепкая, почти  что как новая. Ей, по-моему, ничего не будет! Хрен порвешь!» И с этими словами я взял и дернул ее за рукава в разные стороны. Послышался треск или вернее – хруст и на середине спинки появилась огромная рваная (хотел сказать рана) – дырища.
Стало понятно. Ох! Ирина! Что я разорвал своими руками, никакими нитками не сошьешь. Хотя, по-прежнему, люблю тебя

[1] Верхняя Монастырка – современный Свято-Алексеевский женский монастырь. 

[2] И.А.Салов «Рассказы охотника»


 



Рейтинг: 0 304 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
103
81
79
75
70
69
68
62
61
58
56
55
54
54
54
54
53
51
49
49
49
48
48
47
47
46
45
44
43
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
39