ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-7.

Мой личный Маугли-7.

2 декабря 2013 - Татьяна Французова
article172760.jpg
 

Выйдя за дверь, я сразу прибавила ходу, лягушонок не отставал. Впервые мы передвигались по кораблю в таком резвом темпе, что само за себя говорило о том, насколько заморышу приспичило… Доведя его до места, я открыла дверь и показала ему, что находится внутри. Потом, на всякий случай, решила продемонстрировать порядок действий: присела на стульчак, посидела, затем повернула блестящий вентиль, - открылся клапан и с шумом стекла вода.

Конструкция, в общем-то, была совершенно типичной для любого подобного места, практически, в любом доме и на любой планете Содружества. На Мирассе были вполне похожие кабинетики, только, конечно, с более шикарной отделкой и сантехника поизящнее. У меня на катере попроще, зато эффективность – 95 процентов! Всё-таки, это космос. Не приведи, Всевидящий, сломается что-нибудь - где ты тут мастера найдёшь?

Закончив наглядную демонстрацию, я вышла и попыталась завести заморыша внутрь. И тут это недоразумение опять переклинило. Как только я стала закрывать дверь, в надежде, что теперь-то он справится и без моей, гм, помощи, как он рванулся за мной следом, будто я собиралась бросить его на съедение каким-нибудь крокораусам!

Выскочив в коридор, он рухнул на колени и принялся снова отбивать лбом морзянку, чего-то истерически приговаривая. Когда у меня прошёл столбняк, вызванный такой странной реакцией на корабельный клозет, я присела на корточки, тронула его за плечо и спросила, по возможности, спокойно:

- Маугли, скажи мне, пожалуйста, почему ты не заходишь туда? Ты же писать хотел? Или чего там… Что стряслось?

Бормотание стало на тон выше и ещё быстрее.

- Ма-уг-ли! Ты же сам туда просился! Ну, вставай, вот так. Теперь иди… Ну, хорошо, вместе зайдём… Да где мы тут, к диосам, поместимся-то?! Это же тебе не линкор пассажирского флота! Так, ну, давай, садись… нет-нет-нет, садись, говорю!

Лягушонок покорно сел, наконец, на стульчак, но вид у него был совершенно несчастный: ни дать, ни взять, ожидал, что его пытать собираются! Помучившись ещё некоторое время, я поняла, что он ни за что на свете не станет использовать унитаз по его прямому назначению!

 Подавив желание просто запереть упрямца там на пару часов и подождать, пока всё случится само собой, я встряхнулась и стала думать, что делать. У меня на катере был  ещё один санузел, примыкающий к каюте. Но там почти такая же обстановка, так что вряд ли заморыша вдохновит замена белого стенового покрытия на золотисто-бежевое. И как теперь выкручиваться - я не представляла.

Пытаясь судорожно сообразить, как уговорить кикиморыша сделать свои дела туда, куда это делают все цивилизованные люди, я искала альтернативу унитазу, пока не дошла до полного маразма. И тут вспомнила, что у меня имеется специальное оборудование, предназначенное для естественных отправлений, если вдруг отключится искусственная гравитация. В невесомости все процессы протекают по-другому, и на этот случай есть специальный «приёмник». Пожалуй, это последний мой шанс, если уж не смогу уговорить лягушонка им воспользоваться - то всё, больше у меня идей нет…

Оставив заморыша биться там, где его накрыло, я рванула к лючку, за которым пряталось это приспособление, в просторечии именуемое «питоном», ещё с Вограны знают, каких времён. Оно довольно простое, но им всё же нужно уметь пользоваться.

Я достала шланг, выбрала подходящую насадку и позвала лягушонка. Он, натурально, подполз ко мне на четвереньках! Всевидящий, ну если он останется и дальше в такой позе, то меня  даже это оборудование не спасёт!

- Маугли, вставай… вставай, да, да… Потихоньку, всё нормально… Сейчас я помогу тебе…

Приладить насадку оказалось не так-то просто, а главное – предполагалось, что это будет делать сам… эээ, участник процесса! Так что, зрелище, наверное, было умопомрачительное! Нацепив, наконец, всё, что требовалось, туда, куда было нужно, и закрепив, я с облегчением вздохнула. Как оказалось, рано.

Озадаченный лягушонок просто стоял и растерянно смотрел то на меня, то на приспособление, явно недоумевая, как теперь быть. Ну, - подумала я, - не обессудь… Сам напросился. И включила функцию автоматического отсоса. Подействовало, да ещё как! Но, смотреть без смеха на ошарашенное лицо кикиморыша было просто невозможно! Подождав, пока, по моим расчётам, все необходимые дела будут сделаны, я включила режим обмыва и обсушки.  И всё это время лягушонок таращился вниз с самым обалделым видом. Впрочем, испытанное облегчение явно перевесило всё остальное, и в конце ему, как будто, даже начало нравиться! Я мысленно тоже облегчённо вздохнула, - ну, будем пользоваться «питоном»… Пока я не получу возможность исследовать, что же там у него в мозгах творится.

Похвалив кикиморыша за проделанные усилия, я освободила его от насадки и тут обнаружила, что процедура имела побочный эффект. То ли режим омывателя был выставлен слишком сильный, то ли это у заморыша от нервов случилось, но у нас в полный рост стояла проблема. Причём, стояла, в прямом смысле этого слова.

Я нервно сглотнула и быстренько напомнила себе, что для Вайятху это – обычное дело, судя по всему. Раз уж по нескольку раз на день происходит. (Кстати, комбез его срочно в чистку кинуть надо!) Так что… Так что надо срочно решить эту небольшую… нет, вру, - очень большую! – проблему. Ну, поскольку ничего нового я придумать не успела, придётся идти проторенной дорожкой…

Сделав вид, что ничего особенного не произошло, я убрала шланг на место, одноразовую насадку спустила в утилизатор, вымыла руки и с радостной улыбкой повернулась к зелёному… ах, нет, извините, - уже сиреневому паршивцу, который скроил невинно-несчастную просительную мордочку. Ага, видели уже. Прямо без слов всё понятно.

И опять - стоило мне только коснуться его, как он просто расцвёл быстрыми всплесками кораллового, синего, бордового и оранжевого, вспыхивающими в такт его участившемуся дыханию. Потом вспышки стали удлиняться, сливаясь в волны, которые смешивались, сливались, разбегались и переходили одна в другую. Цветовая феерия захватила моё внимание полностью, и через пару минут я забыла обо всём, поглощённая фантастическим зрелищем, порождённым моими же усилиями. 

Дождавшись, пока лягушонок постепенно успокоится, и его кожа станет гладко-серой, я, напоследок, погладила его по плечу, и вдруг он прижался щекой к моей руке, а потом и вовсе потёрся об неё. Как будто сказал «спасибо».

Странно, но от этой незамысловатой, даже детской ласки у меня внутри что-то дрогнуло. Где-то там, где ничему дрожать, вообще-то, не полагалось. Я нахмурилась и руку убрала. Кажется, мне становилось понятным, от чего же у Линн крышу снесло. Теперь оставалось выяснить, от чего её снесло у заморыша…

Вспомнив про Линн, я вскочила на ноги. Всевидящий! Вот это мы отлучились… ненадолго! Не став ждать, пока заморыш придёт в себя, я побежала в рубку. И, понятное, дело, экран уже был тёмным. Отключилась… Ну, ожидаемо.

- Деона, что там с языком? – спросила я, возвращаясь к куче проблем, которые ещё не были решены.

- Около пятидесяти самых частоупотребимых фраз, около двухсот слов. Конечно, это будут не речи Цицерона, но самые простые вещи назвать и сказать уже можно.

- Слава Всевидящему! Ну-ка, скажи мне, как будет: «Тебе понравилось?»

- Дословно, с правильными падежами, спряжением и родом перевести не смогу.

- А как сможешь?

- Ну, примерно так: «Ты это любить?»

- Ага, прямо до-Пространственные времена… Романтика и дикость. Ну, главное, чтоб он понимал… Так, как это будет?

- Че буно ларе.

- Че буно ларе?

- Рабуно ларе, сагите? – прозвучал у меня за спиной хриплый мальчишеский голос.

Я обернулась. В дверях стоял лягушонок, уже нормального цвета, зелёного (тьфу ты! Тоже нашла норму…), и застенчиво смотрел на меня.

- Что любить, госпожа? – перевела Деона.

Я широко улыбнулась. Ну, наконец-то! Мы возвращаемся к цивилизации! Никаких тебе наскальных рисунков и прочей экзотики! Мысленно я спросила у кибер-консультанта:

- Как сказать: «Нравится ли тебе рисовать?»

- Че буно раррели? – так же ответила Део, и я озвучила эту фразу.

Заморыш прекрасно понял даже ломаный вариант языка, и ответил:

- Да, госпожа. Вайятху любить рисовать.

Я возликовала. Далее в течение получаса мы пытались поговорить. Выглядело это довольно… странно. Например, я спрашивала:

- Какой дом ты жить прежде? (Имея в виду, где он жил до дома мужа Линны).

- Не знать. Комната. Синяя. Там быть кровать, стол, пол мягко. Любить!

- Ты гулять улица?

- Что улица гулять? Вайятху не понимать.

- Улица. Деревья. Много вода. Птицы.

- Не знать. Не быть. Быть комната. Синяя.

- Пред синяя комната какой дом жить?

- Комната тоже. Зелёная. Блестит. Красиво.

- Какой туалет Вайятху ходить? (Весьма животрепещущая тема для меня, в свете последних событий).

- Маленькая комната. Стены жёлтые. Красиво!

- Вайятху сам ходить?

- Да. Любить.

Тут я впала в недоумение. А почему здесь-то такие проблемы?! Попыталась выяснить:

- Вайятху не хотеть ходить белый туалет тут?

- Нельзя, нельзя! Вайятху помнить! Всё-всё! Не быть непослушный! Вайятху всё делать что приказывать!

И заморыш попытался опять упасть лбом в пол. Экая незадача! Чего он там сделал в туалете, что так теперь перепугался? Так, попробуем зайти с другой стороны.

- Вайятху любить писать трубу?

- Да, да! Госпожа говорить, Вайятху слушаться! Трубу пойти трубу!

Эх, жаль! Я уже размечталась… Ну, ладно, мы ещё вернёмся к этому вопросу.

Дальнейшие переговоры были столь же интересными и познавательными, сколь трудными и иногда просто ставящими в тупик.

Через полчаса я выдохлась и предложила ему пойти на камбуз. Он с удовольствием согласился и попросил пить. Точно, ещё Линна говорила об этом… а я забыла совсем. Когда мы вышли из рубки, обнаружилось, что ходить он предпочитает по-прежнему, держась за меня, и закрыв глаза. Я решила спросить, почему. Ответ был тоже умодробительный:

- Вайятху помнить нельзя смотреть. Много видеть плохо.

Стало быть, запрет… Интересно, зачем. Чтобы не запомнил дорогу на улицу? А какой смысл, если он даже не знает, что такое улица? Или чтобы не мог ориентироватся нигде, даже в доме? Бред, однако.

На камбузе я развлеклась тем, что дала ему попробовать несколько разных соков и с удовольствием наблюдала за тем, как меняется выражение его мордочки, а заодно и цвет! В процессе дегустации он последовательно прошёл стадии от зелёного до нежно-розового, вызвав у меня непроизвольное хихиканье. Розовый кикиморыш смотрелся ещё более убийственно, чем зелёный!

Когда он напился, я сказала:

- Я много работать. Идти комната экраны. Ты хотеть идти туда?

Он с готовностью закивал и вскочил с пола.

- Вайятху идти госпожа когда звать! Любить быть.

Я недоверчиво подняла бровь. Когда это он, интересно, успел настолько полюбить быть со мной? Скорее всего, это старые установки, плюс страх потерять защиту и заботу. Ладно, с этим мы тоже поработаем… Ты у меня скоро будешь бегать по кораблю, как миленький!

Вернувшись в рубку, я снова подсунула ему планшет и села к экрану. Ну, я ещё с дорогой подругой не договорила…

 

Линн на вызовы упорно не отвечала, возможно, поиски раба докатились и до неё. Поэтому я пока настаивать не стала и углубилась в прорабатывание деталей плана по легализации заморыша на Второй планете, где я жила. Помимо всего прочего, я ещё продолжала учиться на последнем курсе Университета, и работала внештатным консультантом при Доме отданных детей, так что свободного времени у меня, практически, не было. Как при таких условиях можно было ещё и за Вайятху следить, - я не представляла…

Ну, прежде всего, мне нужно будет другое жильё. В моей крошечной квартирке я одна помещалась с трудом, а уж вдвоём мы там вообще не выживем… Значит, требуем домик. Небольшой такой домик, с садом и оградой, чтобы недоразумение можно было выпускать на свежий воздух, не опасаясь того, что он потеряется где-нибудь.

Ещё мне нужен будет флайер. Да, да, нагловато, согласна, но Университет расположен в городе, и ехать туда по земле – сомнительное удовольствие. Конечно, есть общественные мобили, которые регулярно курсируют между городом и сателлитами, но где постоянные поездки – там постоянные встречи с одними и теми же людьми. А где встречи – там и разговоры, а где разговоры – там вопросы. А я в ближайший год, как минимум, не захочу никому объяснять, кто такой Вайятху, почему он так отличается от людей, и почему он ведёт себя, мягко говоря, странно…

Так что - флайер! Пусть не последней модели, но достаточно новый, чтобы его хватило на несколько лет. Что ещё? Кредит-карта, чтобы снабдить кикиморыша необходимыми вещами. Плюс консультации врачей, плюс масса анализов, плюс лекарства, наверняка… Уф! Это только то, что приходит на ум навскидку. А добавим туда непредвиденные обстоятельства. А ещё приплюсуем поддельные документы и медицинскую карту, которые мне придётся ему покупать… Н-да, Линн тоже попала, что приятно!

© Copyright: Татьяна Французова, 2013

Регистрационный номер №0172760

от 2 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0172760 выдан для произведения:
 

Выйдя за дверь, я сразу прибавила ходу, лягушонок не отставал. Впервые мы передвигались по кораблю в таком резвом темпе, что само за себя говорило о том, насколько заморышу приспичило… Доведя его до места, я открыла дверь и показала ему, что находится внутри. Потом, на всякий случай, решила продемонстрировать порядок действий: присела на стульчак, посидела, затем повернула блестящий вентиль, - открылся клапан и с шумом стекла вода.

Конструкция, в общем-то, была совершенно типичной для любого подобного места, практически, в любом доме и на любой планете Содружества. На Мирассе были вполне похожие кабинетики, только, конечно, с более шикарной отделкой и сантехника поизящнее. У меня на катере попроще, зато эффективность – 95 процентов! Всё-таки, это космос. Не приведи, Всевидящий, сломается что-нибудь - где ты тут мастера найдёшь?

Закончив наглядную демонстрацию, я вышла и попыталась завести заморыша внутрь. И тут это недоразумение опять переклинило. Как только я стала закрывать дверь, в надежде, что теперь-то он справится и без моей, гм, помощи, как он рванулся за мной следом, будто я собиралась бросить его на съедение каким-нибудь крокораусам!

Выскочив в коридор, он рухнул на колени и принялся снова отбивать лбом морзянку, чего-то истерически приговаривая. Когда у меня прошёл столбняк, вызванный такой странной реакцией на корабельный клозет, я присела на корточки, тронула его за плечо и спросила, по возможности, спокойно:

- Маугли, скажи мне, пожалуйста, почему ты не заходишь туда? Ты же писать хотел? Или чего там… Что стряслось?

Бормотание стало на тон выше и ещё быстрее.

- Ма-уг-ли! Ты же сам туда просился! Ну, вставай, вот так. Теперь иди… Ну, хорошо, вместе зайдём… Да где мы тут, к диосам, поместимся-то?! Это же тебе не линкор пассажирского флота! Так, ну, давай, садись… нет-нет-нет, садись, говорю!

Лягушонок покорно сел, наконец, на стульчак, но вид у него был совершенно несчастный: ни дать, ни взять, ожидал, что его пытать собираются! Помучившись ещё некоторое время, я поняла, что он ни за что на свете не станет использовать унитаз по его прямому назначению!

 Подавив желание просто запереть упрямца там на пару часов и подождать, пока всё случится само собой, я встряхнулась и стала думать, что делать. У меня на катере был  ещё один санузел, примыкающий к каюте. Но там почти такая же обстановка, так что вряд ли заморыша вдохновит замена белого стенового покрытия на золотисто-бежевое. И как теперь выкручиваться - я не представляла.

Пытаясь судорожно сообразить, как уговорить кикиморыша сделать свои дела туда, куда это делают все цивилизованные люди, я искала альтернативу унитазу, пока не дошла до полного маразма. И тут вспомнила, что у меня имеется специальное оборудование, предназначенное для естественных отправлений, если вдруг отключится искусственная гравитация. В невесомости все процессы протекают по-другому, и на этот случай есть специальный «приёмник». Пожалуй, это последний мой шанс, если уж не смогу уговорить лягушонка им воспользоваться - то всё, больше у меня идей нет…

Оставив заморыша биться там, где его накрыло, я рванула к лючку, за которым пряталось это приспособление, в просторечии именуемое «питоном», ещё с Вограны знают, каких времён. Оно довольно простое, но им всё же нужно уметь пользоваться.

Я достала шланг, выбрала подходящую насадку и позвала лягушонка. Он, натурально, подполз ко мне на четвереньках! Всевидящий, ну если он останется и дальше в такой позе, то меня  даже это оборудование не спасёт!

- Маугли, вставай… вставай, да, да… Потихоньку, всё нормально… Сейчас я помогу тебе…

Приладить насадку оказалось не так-то просто, а главное – предполагалось, что это будет делать сам… эээ, участник процесса! Так что, зрелище, наверное, было умопомрачительное! Нацепив, наконец, всё, что требовалось, туда, куда было нужно, и закрепив, я с облегчением вздохнула. Как оказалось, рано.

Озадаченный лягушонок просто стоял и растерянно смотрел то на меня, то на приспособление, явно недоумевая, как теперь быть. Ну, - подумала я, - не обессудь… Сам напросился. И включила функцию автоматического отсоса. Подействовало, да ещё как! Но, смотреть без смеха на ошарашенное лицо кикиморыша было просто невозможно! Подождав, пока, по моим расчётам, все необходимые дела будут сделаны, я включила режим обмыва и обсушки.  И всё это время лягушонок таращился вниз с самым обалделым видом. Впрочем, испытанное облегчение явно перевесило всё остальное, и в конце ему, как будто, даже начало нравиться! Я мысленно тоже облегчённо вздохнула, - ну, будем пользоваться «питоном»… Пока я не получу возможность исследовать, что же там у него в мозгах творится.

Похвалив кикиморыша за проделанные усилия, я освободила его от насадки и тут обнаружила, что процедура имела побочный эффект. То ли режим омывателя был выставлен слишком сильный, то ли это у заморыша от нервов случилось, но у нас в полный рост стояла проблема. Причём, стояла, в прямом смысле этого слова.

Я нервно сглотнула и быстренько напомнила себе, что для Вайятху это – обычное дело, судя по всему. Раз уж по нескольку раз на день происходит. (Кстати, комбез его срочно в чистку кинуть надо!) Так что… Так что надо срочно решить эту небольшую… нет, вру, - очень большую! – проблему. Ну, поскольку ничего нового я придумать не успела, придётся идти проторенной дорожкой…

Сделав вид, что ничего особенного не произошло, я убрала шланг на место, одноразовую насадку спустила в утилизатор, вымыла руки и с радостной улыбкой повернулась к зелёному… ах, нет, извините, - уже сиреневому паршивцу, который скроил невинно-несчастную просительную мордочку. Ага, видели уже. Прямо без слов всё понятно.

И опять - стоило мне только коснуться его, как он просто расцвёл быстрыми всплесками кораллового, синего, бордового и оранжевого, вспыхивающими в такт его участившемуся дыханию. Потом вспышки стали удлиняться, сливаясь в волны, которые смешивались, сливались, разбегались и переходили одна в другую. Цветовая феерия захватила моё внимание полностью, и через пару минут я забыла обо всём, поглощённая фантастическим зрелищем, порождённым моими же усилиями. 

Дождавшись, пока лягушонок постепенно успокоится, и его кожа станет гладко-серой, я, напоследок, погладила его по плечу, и вдруг он прижался щекой к моей руке, а потом и вовсе потёрся об неё. Как будто сказал «спасибо».

Странно, но от этой незамысловатой, даже детской ласки у меня внутри что-то дрогнуло. Где-то там, где ничему дрожать, вообще-то, не полагалось. Я нахмурилась и руку убрала. Кажется, мне становилось понятным, от чего же у Линн крышу снесло. Теперь оставалось выяснить, от чего её снесло у заморыша…

Вспомнив про Линн, я вскочила на ноги. Всевидящий! Вот это мы отлучились… ненадолго! Не став ждать, пока заморыш придёт в себя, я побежала в рубку. И, понятное, дело, экран уже был тёмным. Отключилась… Ну, ожидаемо.

- Деона, что там с языком? – спросила я, возвращаясь к куче проблем, которые ещё не были решены.

- Около пятидесяти самых частоупотребимых фраз, около двухсот слов. Конечно, это будут не речи Цицерона, но самые простые вещи назвать и сказать уже можно.

- Слава Всевидящему! Ну-ка, скажи мне, как будет: «Тебе понравилось?»

- Дословно, с правильными падежами, спряжением и родом перевести не смогу.

- А как сможешь?

- Ну, примерно так: «Ты это любить?»

- Ага, прямо до-Пространственные времена… Романтика и дикость. Ну, главное, чтоб он понимал… Так, как это будет?

- Че буно ларе.

- Че буно ларе?

- Рабуно ларе, сагите? – прозвучал у меня за спиной хриплый мальчишеский голос.

Я обернулась. В дверях стоял лягушонок, уже нормального цвета, зелёного (тьфу ты! Тоже нашла норму…), и застенчиво смотрел на меня.

- Что любить, госпожа? – перевела Деона.

Я широко улыбнулась. Ну, наконец-то! Мы возвращаемся к цивилизации! Никаких тебе наскальных рисунков и прочей экзотики! Мысленно я спросила у кибер-консультанта:

- Как сказать: «Нравится ли тебе рисовать?»

- Че буно раррели? – так же ответила Део, и я озвучила эту фразу.

Заморыш прекрасно понял даже ломаный вариант языка, и ответил:

- Да, госпожа. Вайятху любить рисовать.

Я возликовала. Далее в течение получаса мы пытались поговорить. Выглядело это довольно… странно. Например, я спрашивала:

- Какой дом ты жить прежде? (Имея в виду, где он жил до дома мужа Линны).

- Не знать. Комната. Синяя. Там быть кровать, стол, пол мягко. Любить!

- Ты гулять улица?

- Что улица гулять? Вайятху не понимать.

- Улица. Деревья. Много вода. Птицы.

- Не знать. Не быть. Быть комната. Синяя.

- Пред синяя комната какой дом жить?

- Комната тоже. Зелёная. Блестит. Красиво.

- Какой туалет Вайятху ходить? (Весьма животрепещущая тема для меня, в свете последних событий).

- Маленькая комната. Стены жёлтые. Красиво!

- Вайятху сам ходить?

- Да. Любить.

Тут я впала в недоумение. А почему здесь-то такие проблемы?! Попыталась выяснить:

- Вайятху не хотеть ходить белый туалет тут?

- Нельзя, нельзя! Вайятху помнить! Всё-всё! Не быть непослушный! Вайятху всё делать что приказывать!

И заморыш попытался опять упасть лбом в пол. Экая незадача! Чего он там сделал в туалете, что так теперь перепугался? Так, попробуем зайти с другой стороны.

- Вайятху любить писать трубу?

- Да, да! Госпожа говорить, Вайятху слушаться! Трубу пойти трубу!

Эх, жаль! Я уже размечталась… Ну, ладно, мы ещё вернёмся к этому вопросу.

Дальнейшие переговоры были столь же интересными и познавательными, сколь трудными и иногда просто ставящими в тупик.

Через полчаса я выдохлась и предложила ему пойти на камбуз. Он с удовольствием согласился и попросил пить. Точно, ещё Линна говорила об этом… а я забыла совсем. Когда мы вышли из рубки, обнаружилось, что ходить он предпочитает по-прежнему, держась за меня, и закрыв глаза. Я решила спросить, почему. Ответ был тоже умодробительный:

- Вайятху помнить нельзя смотреть. Много видеть плохо.

Стало быть, запрет… Интересно, зачем. Чтобы не запомнил дорогу на улицу? А какой смысл, если он даже не знает, что такое улица? Или чтобы не мог ориентироватся нигде, даже в доме? Бред, однако.

На камбузе я развлеклась тем, что дала ему попробовать несколько разных соков и с удовольствием наблюдала за тем, как меняется выражение его мордочки, а заодно и цвет! В процессе дегустации он последовательно прошёл стадии от зелёного до нежно-розового, вызвав у меня непроизвольное хихиканье. Розовый кикиморыш смотрелся ещё более убийственно, чем зелёный!

Когда он напился, я сказала:

- Я много работать. Идти комната экраны. Ты хотеть идти туда?

Он с готовностью закивал и вскочил с пола.

- Вайятху идти госпожа когда звать! Любить быть.

Я недоверчиво подняла бровь. Когда это он, интересно, успел настолько полюбить быть со мной? Скорее всего, это старые установки, плюс страх потерять защиту и заботу. Ладно, с этим мы тоже поработаем… Ты у меня скоро будешь бегать по кораблю, как миленький!

Вернувшись в рубку, я снова подсунула ему планшет и села к экрану. Ну, я ещё с дорогой подругой не договорила…

 

Линн на вызовы упорно не отвечала, возможно, поиски раба докатились и до неё. Поэтому я пока настаивать не стала и углубилась в прорабатывание деталей плана по легализации заморыша на Второй планете, где я жила. Помимо всего прочего, я ещё продолжала учиться на последнем курсе Университета, и работала внештатным консультантом при Доме отданных детей, так что свободного времени у меня, практически, не было. Как при таких условиях можно было ещё и за Вайятху следить, - я не представляла…

Ну, прежде всего, мне нужно будет другое жильё. В моей крошечной квартирке я одна помещалась с трудом, а уж вдвоём мы там вообще не выживем… Значит, требуем домик. Небольшой такой домик, с садом и оградой, чтобы недоразумение можно было выпускать на свежий воздух, не опасаясь того, что он потеряется где-нибудь.

Ещё мне нужен будет флайер. Да, да, нагловато, согласна, но Университет расположен в городе, и ехать туда по земле – сомнительное удовольствие. Конечно, есть общественные мобили, которые регулярно курсируют между городом и сателлитами, но где постоянные поездки – там постоянные встречи с одними и теми же людьми. А где встречи – там и разговоры, а где разговоры – там вопросы. А я в ближайший год, как минимум, не захочу никому объяснять, кто такой Вайятху, почему он так отличается от людей, и почему он ведёт себя, мягко говоря, странно…

Так что - флайер! Пусть не последней модели, но достаточно новый, чтобы его хватило на несколько лет. Что ещё? Кредит-карта, чтобы снабдить кикиморыша необходимыми вещами. Плюс консультации врачей, плюс масса анализов, плюс лекарства, наверняка… Уф! Это только то, что приходит на ум навскидку. А добавим туда непредвиденные обстоятельства. А ещё приплюсуем поддельные документы и медицинскую карту, которые мне придётся ему покупать… Н-да, Линн тоже попала, что приятно!

Рейтинг: +8 259 просмотров
Комментарии (12)
Анна Магасумова # 2 декабря 2013 в 22:21 +1
ДА...проблемс... big_smiles_138
Татьяна Французова # 2 декабря 2013 в 22:43 +1
И не говори, Анечка! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Вероника Малышева # 3 декабря 2013 в 00:23 +2
што ж Тэш так не внимательно села на клозет? 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Ведь она читать, что её новый подопечный не пользоваться тем же, что и хозяин? )) )) История со столом пройти бесследно для придавленной проблемами Тэш..... joke
(очень мне нравится Тэш, хороший такой образ, НАСТОЯЩИЙ. Танюшка, очередной респект, ВУМНИЦА girlkiss )
Татьяна Французова # 3 декабря 2013 в 07:50 +2
laugh Ох, дорогая, ты - прелесть! Так здорово вписалась в стиль их общения)))) Ну, да, забыла она, что ничем нельзя пользоваться, по крайней мере, на глазах у кикиморыша)))) Хотела просто научить, на всякий случай... Ну, и опять промахнулась))) Зато вывернулась ведь! flower
Вероника Малышева # 3 декабря 2013 в 17:09 +2

вот, Тань, смори. Не по твоей теме, канешна, но ассоциацию мне дало именно с Маугли (чего до прочтения твоего произведения точно бы не было) joke
Татьяна Французова # 3 декабря 2013 в 18:30 +1
Супер! Не единовременно, конечно, но похоже! И градация такая... наглядная!Спасибо! c0411
Геннадий Евс # 4 декабря 2013 в 14:11 +2
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Татьяна Французова # 4 декабря 2013 в 14:22 +1
buket2
Надежда Рыжих # 9 декабря 2013 в 08:30 +2
Обучение ко всеобщему удовлетворению...Классно !
Татьяна Французова # 9 декабря 2013 в 09:16 +1
Ага, и все довольны! Ну, почти)))
Зинаида Левенко # 26 декабря 2013 в 02:15 +1
Ой, Танечка! Здоровски просто ВСЕ!
Уж завтра точно ВСЕ дочитаю!!! СПАСИБКИ за ... оригинально-интересное чтиво!!!
Пока-пока!!! Надо все-таки чуток поспать, потому как... скоро и день в разгаре будет...
Татьяна Французова # 26 декабря 2013 в 09:32 0
Спасибо, что читали, Зинаидочка Ивановна! Я, правда, не ожидала, что Вам будет интересно)))) 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9

 

Популярная проза за месяц
96
80
75
75
70
66
65
62
58
56
56
54
54
54
52
51
49
49
48
48
47
47
44
43
42
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
36
36
35
30