ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-33.

 

Мой личный Маугли-33.

25 сентября 2014 - Татьяна Французова
article241422.jpg
 

Контрабандист появился точь-в-точь через указанный промежуток времени, - специально засекала. Поскольку делать мне всё равно было нечего, а идти объясняться дальше с лягушонком не хотелось, я сидела в беседке, ожидая появления мечты всех женщин этого сектора Галактики. Правда, наличие ещё четверых таких же красавцев несколько понижали шансы этого, конкретного, на безоговорочное и всеобщее обожание, но… Нет полного совершенства в мире!

Ало-золотое чудовище зависло над нашим садом за минуту до окончания срока, - а срок истёк ровно в то мгновение, когда на плиты площадки ступил ботинок мачо, сшитый, если мне не изменяло зрение, из кожи тех самых летающих ящеров, чей облик был придан флайеру ГИО-стратега. Да и сам Эдор, в кожаном же комбинезоне и защитной светоотражающей панели, закрывающей верхнюю часть лица, напоминал одного из «скайзауров», - безбашенных пилотов, которые периодически устраивали гонки на запредельных скоростях, в самом верхнем эшелоне воздушных трасс. Я их довольно часто встречала, потому что обычно соревнования проводились над Университетом, - рядом была достаточно большая площадь, позволявшая устраивать временную стоянку для гоночных флайеров и выставлять столы для банкетов, на которых чествовали победителей.

Но полностью соответствовать образу сурового и мужественного гонщика Эдору мешал довольно внушительный пакет из обёрточной ткани, который он держал обеими руками. Судя по всему, там было что-то довольно тяжёлое. Вздохнув, я выползла из беседки встречать долгожданного гостя.

- Привет, и где твоя зелёная истерика? – приветствовал меня «любимый» мужчина, крутя головой, видимо, в поисках гуманоида.

- Пасётся, - ответила я, подозрительно присматриваясь к ноше контрабандиста. – Это что?

- Не бойся, ничего забальзамированного, наоборот, всё живое и бодрое. Сейчас, покажу. Ну, если ему и это не понравится… - и мачо зашагал к дому, не дожидаясь ответа.

Я слегка забеспокоилась, потому что в последний момент явственно увидела, как пакет в руках мачо зашевелился. Неужели он приволок какое-то домашнее животное? Вот только их мне тут и не хватало! Учитывая то, что Маугли чахнет над цветами, страшно даже представить, как он будет трястись над какой-нибудь зверюшкой. Вот наказание! И этот хорош, - хоть бы посоветовался сначала…

Тем временем Эдор уже исчез за дверью, и мне пришлось ускориться, чтобы не пропустить эпохальное событие: стратег, налаживающий связь со своим подопечным. Причём, ни сам мачо, ни объект заботы, никакой связи налаживать не хотят. М-дааа…

Я успела во время: лягушонок только-только поднялся с земли, а без пяти минут опекун стоял перед ним, неодобрительно скривившись. Судя по грязным коленкам, заморыш оползал все кусты вокруг бассейна. Надеюсь, ему хватило разговоров с местной флорой, чтобы оправиться после душевной травмы, нанесённой столь неосмотрительно подаренным мне букетом.

Ещё ускорившись, я подоспела к тому моменту, когда контрабандист потребовал:

- Ну и? Как ты здороваешься? Покажи!

Лягушонок искоса бросил на меня затравленный взгляд, но, видимо, не углядел на моём лице никаких приказов, препятствующих распоряжению мачо, потому что покорно опустился на колени, неловко дотянулся до руки Эдора и прикоснулся губами к тыльной стороне ладони. А потом замер, опустив голову.

- Ага, - с глубоким удовлетворением заметил криминальный тип. – А у нас принято это делать совершенно по-другому! Ну-ка, встань!

Очередной опасливый взгляд, брошенный кикиморышем на меня, судя по всему, опять ничем его не порадовал, и заморыш послушно встал, уставившись себе под ноги.

- Слушай меня внимательно! Сейчас повторять будешь! – пригрозил неугомонный мачо и медленно, разделяя слова, возгласил:

- Здравствуйте! Добрый вечер! Очень рад вас видеть! Как ваши дела? Как поживаете? Как прошёл день?

Шокированный лягушонок вытаращился на контрабандиста и приоткрыл рот.

- Что? Не понял? – уточнил контрабандист и повторил всю цепочку приветствий заново.

- Ээээ… - проблеял Маугли, осторожно отодвигаясь от Эдора. – Простите, сагат… Всё-всё надо говорить?

- Всё-всё. И это только вечернее приветствие! Утром будет другое. Похожее, но другое.

Лягушонок рот закрыл и явно закручинился.

- Тааак… Сейчас ты у меня, как миленький, всё выучишь! – заявил ГИО-стратег, поставил подёргивающийся пакет на землю около коленопреклонённого Маугли и сдвинул  свою светозащитную панель вверх, на лоб. – Вот разберёмся с подарком и будем зубрить. Смотри, гуманоид, что я тебе принёс…

- Ему? – уточнила я, потихоньку подбираясь поближе. – Не мне?..

- Нет, не тебе, - сурово ответил непреклонный мачо.

Но, подумав пару секунд, добавил:

- Вот, если он не научится здороваться, тогда заберу у него и отдам тебе!

Я замялась, - Вограны его знают, этого Комсо, чего он притащил? Согласишься, а потом окажется, что в пакете гигантская ядовитая многоножка с того же Барроу… Оч-чень экзотичная и смертельно опасная тварь. Держать их дома – держат, но только больные на всю голову биологи…

- Ну, разворачивай! – велел нетерпеливый красавчик кикиморышу, который, взглядом же испросив у меня разрешения, начал осторожно снимать упаковку.

За первым слоем последовал второй, потом специальная влагосохраняющая ткань, из чего я сделала вывод, что это что-то, любящее сырость. Земноводное, что ли? Заморыш осторожно стащил последний покров и… не удержавшись, я взвизгнула и отпрыгнула в сторону, Эдор ехидно ухмыльнулся, а Маугли застыл, благоговейно уставившись на несуразное ярко-зелёное растение, которое, будто бы в сильнейшем негодовании, трясло листьями и, мало того, раскачивало свой горшок, словно пыталось уронить его!

- Что это?! – в ужасе спросила я. – Что за монстра ты приволок?

Невероятно довольный Эдор ответил покровительственно:

- Эх, Жужелица, Жужелица… Вот никакой из тебя биолог, сразу видно. Это - ходящий цветок с Кассары!

- Что?.. То самое растение, которое умеет передвигаться?! Всевидящий, где ты его взял? Они же жутко редкие! А уж стоить должны…

- Ну, где взял, там больше нету. Чего не сделаешь для близких... – закатив глаза, проникновенно заявил мачо.

- Ой… Настоящее ходячее растение?! – теперь я ощущала не меньший восторг, чем Маугли. – А большое какое… как же оно передвигается-то? Я думала, это что-то вроде перекати-поля или засыхающих мхов Фуорса, которые ветер переносит…

Кустик доставал мне примерно до колена, это если брать вместе с посудиной, из которой он торчал.

- Неет, это ещё росток, он маленький, - поправил меня стратег, с удовольствием обозревая наши обалделые физиономии. – Большие не провезёшь, - чуть что, они листья сбрасывают, вместе с верхними ветками. Видишь, какая у него интересная структура?

Я ничего не видела, но поверила на слово. Растение и вправду было необычным. Более яркого ядовито-зелёного цвета, чем мы привыкли, даже, пожалуй полупрозрачное, если хорошенько присмотреться. По виду оно больше всего напоминало карикатуру на земной фикус.

- А почему оно не ходит?

Не успела я задать вопрос, как трясущийся цветок, будто рассердившись на мои слова, высунул из-под горшка довольно длинные толстые отростки и, с некоторым трудом, передвинул свою немаленькую тару на несколько сантиметров. Я невольно опять вскрикнула, а Эдор рассмеялся. Самым странным образом отреагировал заморыш: взявшись за край горшка, перетащил раскорячившийся «фикус» к самому бортику бассейна. Злобная зелень тут же запустила отростки в воду, поболтала ими там и затихла, даже трястись перестала. Мне показалось, что от удовольствия.

- Оно очень хотело пить… - сообщил заморыш, переводя сияющие глаза с меня на Эдора.

- Да? – Стратег задумчиво поднял бровь. – А ты откуда знаешь?

Эх, спалились мы, похоже…

- Маугли работал садовником на Мирассе, - вмешалась я. – Так что в нуждах растений разбирается.

- Ага, - пробормотал мачо, рассматривая подопечного в своей фирменной манере: будто прикидывая его стоимость. – Настолько хорошо, что сходу определяет, что им нужно? Ну-ка… А вот этому чего не хватает? – И палец стратега упёрся в ближайший чахлый куст.

При этом уставился он вовсе не на лягушонка, а на меня!

- Он… он… его надо подкормить, - запинаясь, ответил заморыш.

- Откуда знаешь?

- Листья опустились… и вот тут пятнышки… жёлтые… - кикиморыш явно паниковал, не зная, как отвечать, а я ничем не могла помочь, поскольку мачо продолжал сверлить меня взглядом.

М-да, пора делать выбор: с одной стороны – ГИО-люди наши союзники, а с другой – я бы предпочла оставить способности лягушонка в тайне от всех. Просто, на всякий случай. Но, похоже, сейчас всё решится само собой, - Эдор явно почуял подвох, а лягушонок вообще не умеет врать. Лучше сдаться самой, чем ждать, пока меня припрут к стенке.

- Ну… Маугли умеет общаться с цветами, так что действительно знает, чего они хотят.

- Общаться?!

- Да. Вы же чувствуете эмоции других людей? А он слышит растения.

- Таааааак… - не удержавшись, мачо слегка присвистнул и, обернувшись к Маугли, воззрился на него с интересом. – Очень любопытно.

- Мы никому не говорили об этом, потому что… Ну, ты сам понимаешь, насколько нереально было бы мне удержать его у себя, если бы кто-то пронюхал.

- Молодец, - серьёзно заявил стратег. – И дальше молчите. Только постарайтесь больше вот так впросак не попадать.

Я тоскливо вздохнула. Интересно, как? Разве что не выпускать Маугли из его комнаты…

- Ладно, вернёмся к этому позже. Ну, что, цветовод? Продолжим обучение?

- А что делать с этим? – я показала на блаженствующий «фикус».

- Да ничего, пусть сидит. Пока ему есть, что пить, оно с места не тронется.

- О, Всевидящий… - не удержавшись, пробормотала я. – Пить. Угу. То-есть, теперь оно присосалось тут и больше двигаться не будет?

- Если не станешь заставлять, то нет. Вообще-то, ты помнишь, почему они передвигаются? – поинтересовался мачо.

- Эээ… Ну, вот же с водой что-то связано, кажется.

- С водой, с водой… На Кассаре вода появляется ненадолго и в разных местах. Кочующие ручьи, - слышала? Вот, в том-то и дело. Ручьи меняют свои русла непредсказуемым образом, то наполняясь влагой, то пересыхая, и местные растения вынуждены кочевать следом за появляющейся на поверхности водой. Они чувствуют её на больших расстояниях. Кстати, двигается этот цветочек довольно шустро, когда надо. Имейте в виду.

- И что, его периодически надо оттаскивать подальше от воды?

- Ну, да. Если не хочешь, чтобы он окопался прямо тут, в бассейне.

- Окопался?..

- Угу. Как показала практика, эти растения, если их обильно поливать, во-первых, растут очень большими, а во-вторых, устраивают себе что-то вроде специальных прудиков, огораживая место, откуда идёт вода, собственными корнями и почвой.

- То-есть, они не только ходячие, но и самозакапывающиеся?

- Ну, вроде того… Пока ему хорошо, оно сидит на месте, как только стало плохо – так снимается с места и пошло искать воду и новую жизнь.

- Таак… Значит, его ещё и дрессировать надо?

- Ну, не то, чтобы дрессировать, но променады устраивать придётся.

Я закатила глаза: мало мне неадекватного гуманоида, которого воспитывать и воспитывать, так нате - монстрообразный ходячий цветок до кучи презентовали! А то мне скучно было, - не передать!

- Что ж, отлично! Сам его и будешь выгуливать. Или вместе с ним, - я кивнула на заморыша, уловив мольбу в зелёных блюдцах. Вот кто, похоже, был очарован сердитым «фикусом» с первого взгляда!

- Можно, сагите? Правда? Я смогу за ним ухаживать? – лягушонок прямо-таки засветился, как праздничная гирлянда и, словно для усиления впечатления, пошёл цветными пятнами. Ну, прелестно просто…

- Если научишься здороваться, как следует! – отрезал непреклонный воспитатель. – Чтобы не позорил ни Тэш, ни меня!

Кикиморыш тут же закивал головой. Вот так новости! Кто на что ведётся, а Маугли, похоже, можно на новые растения ловить, как на живца. Помнится, после того, как его поймали на Мирассе в первый раз, то перепрограммировали в садовника. Это вот оно и есть? Заложенная любовь ко всему, что растёт? С другой стороны, настройки-то потом сбились.. Или это уже я, ломая старые установки, вернула память обо всём, что он знал? Вограны знают, что тут сработало, но одно было понятно совершенно точно: если «зверская» половина лягушонка была Проводником, то вторая – однозначно Садовником. Причём именно так: с большой буквы. Другого существа, которое бы билось в истерике из-за букета цветов, я не встречала!

Задумавшись, попыталась вспомнить, видела ли хоть раз в доме Линны срезанные цветы, и поняла, что нет. Ни разу! Всё то, что стояло на подоконниках, подставках или столиках, всегда росло. Местные традиции? Или они все там помешаны на уважении к растениям? Хотя, при той красоте, которой отличалась флора Мирассы, срезать тамошние растения и впрямь казалось святотатством. Ну, значит, поэтому и садовник…

Тем временем, Эдор вовсю гонял лягушонка по списку приветствий, дополнив его ещё парочкой выражений из сленга. Бедный кикиморыш мужественно сражался за право обихаживать ползающий куст, который застыл на том месте, куда его поставили, только изредка шевеля своими отростками-корнями. По-моему, он уже ушёл в нирвану. Ещё бы – столько воды!..

Покачав головой, я покинула тот дурдом, что творился у бассейна, решив озаботиться ужином. Сейчас надрессируются, и кто-нибудь окажется голодным, наверняка. Лягушонок, например, никогда не отказывался от еды.

Когда Эдор, а следом за ним и Маугли, вернулись в дом, я уже ждала их за накрытым столом. Поужинали все, с большим аппетитом, за исключение кикиморыша, который скованно ковырялся в тарелке, косясь на Эдора. Ну, хоть под стол не запросился, - то хлеб. Мне мерещилось, что лягушонок постоянно хочет спросить: «И так теперь будет всегда?». Я только сочувственно вздыхала. Целеустремлённости стратегу было не занимать, силы воли – тоже. Не миновать Маугли стать в высшей степени вежливым и благовоспитанным гуманоидом. Впрочем, мне это было только на руку, потому что сама я лягушонка постоянно жалела, чем он неосознанно и пользовался. Или не совсем неосознанно?..

После еды пошла уложить кикиморыша в постель, - он до сих пор отказывался ложиться, если меня не было рядом, так что у нас выработалось нечто вроде вечернего ритуала: гигиенические процедуры, потом душ, потом надевание пижамы, которое частенько затягивалось и превращалось вовсе даже в снимание пижамы… потом укладывание заморыша в постель (мою, естественно), потом обязательный поцелуй (ну, или несколько, - как пойдёт), и пожелание спокойной ночи. После этого счастливый Вайятху соглашался отпустить меня, если требовалось.

В этот раз всё прошло почти точно так же, как и всегда, за исключением одной детали: Маугли постоянно передёргивал лопатками, словно его что-то беспокоило. Отговорился от меня тем, что «по спине мурашки бегают», и лёг спать, а я спустилась вниз. Мне нужно было поговорить с Эдором.

Стратег нашёлся в кабинете, в кресле, которое предпочитал всем остальным, и с блокнотом в руках. Естественно.

- Спрашивай, - разрешил он, не отрываясь своего занятия и продолжая что-то передвигать и помечать на экране.

Я поморщилась. Ну, не нравилось мне, когда вот так прямо давали понять, что я предсказуема и понятна, как старая напечатанная книга. Из вредности ушла на кухню и принялась готовить кофе. Вот сейчас пойдёт аромат, и посмотрим, кто из нас двоих более предсказуемый…

Победил кофе. Вскоре после того, как обе чашки были поставлены на стол, в дверях появился Эдор. Принюхавшись, он притворно вздохнул и констатировал:

- Вообще-то, это уже нечестный приём.

- А ты знаешь, что я очень любопытна. Но молчишь.

- Ну, что? – глаза Эдора хитро блеснули. – Будем меняться? Кофе на информацию.

- Идёт, - быстро согласилась я, пока он не раздумал. – Итак, первый вопрос. Сколько ваших смогли улететь с базы?

- Ага, успела посмотреть? – прокомментировал контрабандист, смакуя первый глоток. – Всего двадцать семь человек.

- Так мало?! – не удержалась я.

- Увы, всё очень сложно. Посещать базу слишком часто, - значит, привлекать к ней ненужное внимание. Кроме того, нельзя же им лететь в никуда, нужно подготовить легенду, документы, жильё, дать время на адаптацию. Кстати, скоро будем пытаться вывезти очередных желающих.

- Каким образом?

- У меня есть транспортная курьерская компания. Мелочь, но своя. Так, - перевозка и доставка небольших грузов. Подбираем крохи у Почтовых служб разных планет этого сектора. В-основном, конечно, самые нелюбимые направления, - окраины, Кольцо, такие вот заброшенные базы.

- Значит, продукты и всё такое, вы привозите сами?

- Да, почти всё. Часть они выращивают прямо на месте, часть получают через благотворительные организации, часть – как необходимое для ремонта оборудование и детали. Там же до сих пор все эти базы числятся, как «третья линия обороны». Знаешь, - если вдруг, когда-нибудь, кто-нибудь пробьётся из-за Рубежа, то предполагается, что пустующие базы можно будет использовать для организации ещё одной линии в Кольце.

Я кивнула.

- Ну, вот так потихоньку и перебиваются. Плюс – отец согласился на проведение некоторых медицинских экспериментов, из разряда очень долгосрочных, на охраняемой им базе. Мы выращиваем опасные ингредиенты для лекарственных препаратов. За это тоже кое-что капает.

- Опасные? А как же здоровье? – поразилась я.

- А мы устойчивые. Нам это не мешает, зато платят неплохо. И нашим фармацевтам материал бесплатный достаётся.

- Они тоже, что ли, лекарства разрабатывают?

- Да.

- А зачем? У вас же иммунитет?

- Нам не нужно, а вот людям… Наш отец серьёзно болен, и уже несколько лет держится только на наших разработках и силе воли.

- Сочувствую… - мне стало неловко. Тут же вспомнилась фигура в кресле и глубокий голос: «Здравствуй, дорогая наша девочка…»

- Спасибо. Это ещё одна причина для нас поскорее найти планету для проживания. Он мечтает быть похороненным в земле. Говорит, никогда не любил космос.

- Но столько лет прожил именно в космосе.

- Да.

- Он у вас очень сильный, - задумчиво сказала я, грея пальцы о горячую чашку. Почему-то стало холодно.

- Он – самый лучший, - как нечто, само собой разумеющееся, сообщил Эдор. – Ну, так вот… Мы говорили о деньгах. Семье нужно довольно много денег, и их надо было как-то зарабатывать. Не просто прокормить столько народу. Даже если учитывать наши скромные запросы.

- В смысле?

- В смысле, что мы там ели по очереди, один раз в три дня. Для роста и нормального самочувствия вполне хватало, мы же специально приспособлены для лишений. В основной массе. Каждодневное питание необходимо только некоторым врачам и поварам, а так… Справлялись. Поначалу вообще одна сухая смесь и концентраты были, и ничего. Выжили.

Я бросила пить кофе и теперь таращилась на Эдора, вальяжно расположившегося на стуле.

Это я считала своё детство тяжёлым? Это мне было обидно, что покупают мало игрушек? Это я устраивала скандалы родителям, когда они пытались не отпускать меня на затяжные вечеринки с Линн? Мои бы проблемы да генно-изменённым… Стало жаль контрабандиста, просто до слёз. Не удержавшись, быстро вытерла глаза.

Похоже, мачо заметил, потому что выпрямился на стуле и серьёзно заявил:

- Эй, а вот оплакивать нас не надо! Мы ещё живы, знаешь ли! Что за манера, - ты рассказываешь о пройденный трудностях, ожидаешь, что тебя похвалят, скажут, что ты велик, как герой древности, а вместо этого над тобой хлюпают носом, как будто ты упал и разбил коленку… Тэш, прекрати!

- Угу, уже, - прогундосила я, старательно изгоняя слезливое настроение.

Если уж сам Эдор расценивал свою жизнь, как нечто эпическое, следовало поддерживать его в этом. И вправду, отсутствие нормального детства – это не самая большая трагедия в жизни. Их вот, например, никто в секс-игрушки не превращал. Что, кстати, снова вернуло мои мысли к заморышу.

- Ладно, Всевидящий пусть присматривает за твоей жизнью, ты мне лучше скажи, зачем так вцепился в Маугли?

- Я вцепился?!

- Нет, наверное, я вцепилась!

- Я всего лишь начал его учить!

Мы бы ещё долго, вероятно, спорили на тему воспитания, если бы меня не отвлекла Деона, сообщившая, что Маугли во сне стонет. Я подхватилась и побежала в спальню, на ходу информировав Эдора о возникшей проблеме. Он тут же сорвался следом.

Когда я открыла двери, то и сама расслышала тихий, явно не первый, стон. Не успела впасть в панику, - Эдор включил ночное освещение и стало видно, что с лягушонком всё в порядке: кожа нормального для него зелёного цвета, никаких признаков рвоты или кровотечения, - словом, ничто не напоминало ту жуткую ночку на корабле, когда Деона разбудила меня почти теми же словами. Облегчённо вздохнув, я потрогала лоб заморыша, – и температуры нет. Тем не менее, он опять застонал. Я осторожно потрясла его за плечо, потом ещё, - тёмно-зелёные глаза распахнулись, будто он и не спал.

- Маугли, - осторожно спросила, стараясь не напугать. – Что с тобой? Что-то болит?

Он помолчал, словно прислушиваясь к себе, потом кивнул:

- Да, сагите… Болит, всё болит…

- Где? – я откинула одеяло и принялась ощупывать лягушонка. – Здесь?.. Здесь?.. Или здесь?..

- Везде, сагите… Внутри…

Я оглянулась на Эдора.

- Как ты думаешь, надо вызывать Вигора?..

Контрабандист хмыкнул, присел на кровать и медленно прощупал ногу кикиморыша, периодически надавливая, словно что-то искал. Потом пожал плечами и сказал:

- Вроде, всё нормально. Ну, похоже, началась перестройка организма после облучения. Тебя же предупреждали, что ему будет фигово? Вот, пожалуйста. И боли поэтому плавающие и неопределённые. Короче, поздравляю, - твой гуманоид растёт.

- Растёт?! – я, не удержавшись, тоже села на кровать.

- Ну, он же явно не дотягивал до нормальных размеров, вот и растёт. Первые сдвиги. Готовься, Жужелица, это только начало. Дальше будет хуже.

Маугли снова застонал и попытался перевернуться на бок, поджимая колени к груди. Я мрачно посмотрела на мачо и пошла искать контейнер с лекарствами, выданными Вигором. Среди немалого количества различных пилюль нашлось обезболивающее, причём в виде инъекций. Я сделала лягушонку укол и обняла его, укачивая, как ребёнка. Всего через несколько минут он расслабился и снова задремал. Укрыв заморыша, сделала знак Эдору и мы на цыпочках удалились из спальни.

Пока спускались вниз, я с горечью думала, что явно поторопилась с расчётами, - если кикиморышу будет постоянно вот так больно, я не то, что на несколько месяцев - на десять лет растяну этот процесс взросления, Плорад его возьми, лишь бы заморышу не было так плохо… Всё-таки, я не садистка, чтобы обрекать его на такую «жизнь». Он и сам меня проклянёт, если я заставлю его жить, постоянно мучаясь. Надо что-то придумывать: например, отменить такие частые процедуры облучения, пусть всё идёт медленно, но зато безболезненно.

Эдор тоже что-то обдумывал по дороге, поэтому молчал. Мы дружно домолчали до кухни, где уселись опять за стол и только тогда контрабандист заявил:

- А к Вигору всё-таки лететь надо. Пусть посмотрит его.

Я кивнула. Да, если бы сейчас могла показать лягушонка эскулапу, мне было бы намного проще. Несмотря ни на что, викингу я верила. Значит, полетим…

- Ладно, что ещё ты хотела узнать? – спросил мачо, стряхивая задумчивость.

Я постаралась сосредоточиться. Что-то там, в записи о жизни генно-изменённых, которую я смотрела, меня насторожило. Вспомнить бы ещё, что…

- Скажи, пожалуйста, а ваш Хранитель когда-нибудь улетал с базы?

- Да, два раза. Первый – когда потребовалась личная встреча с человеком, помогавшим нам наладить постоянную связь с теми, кто готов был нам продавать нужные вещи, не задавая лишних вопросов. А второй – когда умерла его единственная родственница. Он организовывал похороны.

Я покачала головой: двадцать пять лет добровольного заключения – это уже по любому законодательству тянет на досрочное освобождение. Мне хотелось помочь ему, освободить от непосильной тяжести, лежавшей все эти годы на его плечах. Конечно, я не титан, и небо перехватить не смогу, но какой-то толк от меня может быть. Тем более, когда этого так ждут. Я вспомнила, как радостно приветствовали меня все, кого я видела на записи. А, вот и вспомнила, что хотела спросить у мачо:

- А сколько у тебя… двойников?

- Девять.

- Девять?! – я была в шоке. – И что, вас всех… по десять?

- Нет, не у всех. Это зависит от того, сколько эмбрионов каждого вида было взято. Например, нас, стратегов, – десятеро, генетиков, как Вигор, - пятеро, кибер-специалистов, подобных Авинору, – семеро. И не спрашивай, почему так, - этого никто не знает. Самый первый Хранитель давным-давно умер, так что спросить не с кого. А записей, чем он руководствовался, когда выбирал тех, кого собирался спасти, не осталось. Возможно, он просто набрал тех, кто попался под руку, и всё.

Я пожала плечами. Ну, неизвестно, и ладно. Мне гораздо интереснее было бы спросить того врача, как он вообще решился спасать ГИО-людей…

- А что за язык вы используете, когда говорите между собой? – вспомнила я подробности первого посещения лаборатории Вигора. – Я такого никогда не слышала.

Эдор пожал плечами.

- Это один из мёртвых языков. Вариант наречия с Джорбы.

- Джорбы? Почему?

- Потому, что больше его никто не знает и не помнит. Дополнительная гарантия того, что мы сможем сообщить что-то в экстремальной ситуации, но так, что этого никто больше не поймёт, кроме адресата.

- А как вы общаетесь с остальными - теми, кто живёт где-то на других планетах?

- Через сеть. Существует множество сообществ, где люди болтают ни о чём. Мы выбрали несколько окололитературных, где обсуждают новые романы. Пересказывая подробности какого-нибудь боевика, к примеру, можно много чего рассказать, если знать, как читать сообщения.

Я невольно передёрнула плечами. Вот так, прямо в сети?!

- И что? Вы не боитесь, что кто-то раскроет тайну вашей переписки?

Эдор зевнул.

- Нет, Жужелица. Этих болталок около пятидесяти. И мы редко пользуемся одной и той же несколько дней подряд. Просто каждый день в сообщении выдаётся номер говорильни, в которой мы будем общаться на следующий день. Удобно и безопасно. Те, у кого нет пронумерованного списка сообществ, вряд ли поймёт, где искать и что.

Ну, если система столько лет работает, значит, не настолько она плоха, как кажется.

- Ясно, - я вздохнула. – Давай ложиться спать. Остальное дорасскажешь завтра, а то уснёшь ещё прямо на столе.

- Всё может быть, - не стал спорить Эдор. Видимо, и впрямь, устал. – Ты тоже ложись, неизвестно, какая ночь выдастся. Вдруг придётся ещё подскакивать и лечить твоего гуманоида?

- Он же теперь и твой гуманоид, разве нет? – осторожно спросила я.

- Почти, - контрабандист опять душераздирающе зевнул. – Всё, я спать. Растение из бассейна будем вытаскивать?

Хотела сказать: «Да», но заколебалась. Вот вытащишь его, а оно начнёт шариться в потёмках… ещё разобьёт что-нибудь. А не разобьёт, так шуметь будет, спать не давать. Ну его, к Вогранам! Пусть наслаждается пока.

- Не будем, - решительно сказала я. – Завтра переставим.

- Ну и ладушки, - охотно согласился засыпающий стратег и отбыл в гостевую спальню.

Видимо, его даже на душ не хватило, потому что, как ни прислушивалась, шума воды я так и не услышала. Улёгшись, осторожно подобралась к лягушонку, обняла его, дождалась, пока он, не просыпаясь, обвил меня руками и уткнулся носом в плечо, - самое любимое положение наших тел, в котором засыпалось на счёт раз-два-три, - и отключилась сама, успев от всей души попросить Всевидящего, чтобы вколотое Маугли обезболивающее продолжало действовать до утра.

© Copyright: Татьяна Французова, 2014

Регистрационный номер №0241422

от 25 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0241422 выдан для произведения:
 

Контрабандист появился точь-в-точь через указанный промежуток времени, - специально засекала. Поскольку делать мне всё равно было нечего, а идти объясняться дальше с лягушонком не хотелось, я сидела в беседке, ожидая появления мечты всех женщин этого сектора Галактики. Правда, наличие ещё четверых таких же красавцев несколько понижали шансы этого, конкретного, на безоговорочное и всеобщее обожание, но… Нет полного совершенства в мире!

Ало-золотое чудовище зависло над нашим садом за минуту до окончания срока, - а срок истёк ровно в то мгновение, когда на плиты площадки ступил ботинок мачо, сшитый, если мне не изменяло зрение, из кожи тех самых летающих ящеров, чей облик был придан флайеру ГИО-стратега. Да и сам Эдор, в кожаном же комбинезоне и защитной светоотражающей панели, закрывающей верхнюю часть лица, напоминал одного из «скайзауров», - безбашенных пилотов, которые периодически устраивали гонки на запредельных скоростях, в самом верхнем эшелоне воздушных трасс. Я их довольно часто встречала, потому что обычно соревнования проводились над Университетом, - рядом была достаточно большая площадь, позволявшая устраивать временную стоянку для гоночных флайеров и выставлять столы для банкетов, на которых чествовали победителей.

Но полностью соответствовать образу сурового и мужественного гонщика Эдору мешал довольно внушительный пакет из обёрточной ткани, который он держал обеими руками. Судя по всему, там было что-то довольно тяжёлое. Вздохнув, я выползла из беседки встречать долгожданного гостя.

- Привет, и где твоя зелёная истерика? – приветствовал меня «любимый» мужчина, крутя головой, видимо, в поисках гуманоида.

- Пасётся, - ответила я, подозрительно присматриваясь к ноше контрабандиста. – Это что?

- Не бойся, ничего забальзамированного, наоборот, всё живое и бодрое. Сейчас, покажу. Ну, если ему и это не понравится… - и мачо зашагал к дому, не дожидаясь ответа.

Я слегка забеспокоилась, потому что в последний момент явственно увидела, как пакет в руках мачо зашевелился. Неужели он приволок какое-то домашнее животное? Вот только их мне тут и не хватало! Учитывая то, что Маугли чахнет над цветами, страшно даже представить, как он будет трястись над какой-нибудь зверюшкой. Вот наказание! И этот хорош, - хоть бы посоветовался сначала…

Тем временем Эдор уже исчез за дверью, и мне пришлось ускориться, чтобы не пропустить эпохальное событие: стратег, налаживающий связь со своим подопечным. Причём, ни сам мачо, ни объект заботы, никакой связи налаживать не хотят. М-дааа…

Я успела во время: лягушонок только-только поднялся с земли, а без пяти минут опекун стоял перед ним, неодобрительно скривившись. Судя по грязным коленкам, заморыш оползал все кусты вокруг бассейна. Надеюсь, ему хватило разговоров с местной флорой, чтобы оправиться после душевной травмы, нанесённой столь неосмотрительно подаренным мне букетом.

Ещё ускорившись, я подоспела к тому моменту, когда контрабандист потребовал:

- Ну и? Как ты здороваешься? Покажи!

Лягушонок искоса бросил на меня затравленный взгляд, но, видимо, не углядел на моём лице никаких приказов, препятствующих распоряжению мачо, потому что покорно опустился на колени, неловко дотянулся до руки Эдора и прикоснулся губами к тыльной стороне ладони. А потом замер, опустив голову.

- Ага, - с глубоким удовлетворением заметил криминальный тип. – А у нас принято это делать совершенно по-другому! Ну-ка, встань!

Очередной опасливый взгляд, брошенный кикиморышем на меня, судя по всему, опять ничем его не порадовал, и заморыш послушно встал, уставившись себе под ноги.

- Слушай меня внимательно! Сейчас повторять будешь! – пригрозил неугомонный мачо и медленно, разделяя слова, возгласил:

- Здравствуйте! Добрый вечер! Очень рад вас видеть! Как ваши дела? Как поживаете? Как прошёл день?

Шокированный лягушонок вытаращился на контрабандиста и приоткрыл рот.

- Что? Не понял? – уточнил контрабандист и повторил всю цепочку приветствий заново.

- Ээээ… - проблеял Маугли, осторожно отодвигаясь от Эдора. – Простите, сагат… Всё-всё надо говорить?

- Всё-всё. И это только вечернее приветствие! Утром будет другое. Похожее, но другое.

Лягушонок рот закрыл и явно закручинился.

- Тааак… Сейчас ты у меня, как миленький, всё выучишь! – заявил ГИО-стратег, поставил подёргивающийся пакет на землю около коленопреклонённого Маугли и сдвинул  свою светозащитную панель вверх, на лоб. – Вот разберёмся с подарком и будем зубрить. Смотри, гуманоид, что я тебе принёс…

- Ему? – уточнила я, потихоньку подбираясь поближе. – Не мне?..

- Нет, не тебе, - сурово ответил непреклонный мачо.

Но, подумав пару секунд, добавил:

- Вот, если он не научится здороваться, тогда заберу у него и отдам тебе!

Я замялась, - Вограны его знают, этого Комсо, чего он притащил? Согласишься, а потом окажется, что в пакете гигантская ядовитая многоножка с того же Барроу… Оч-чень экзотичная и смертельно опасная тварь. Держать их дома – держат, но только больные на всю голову биологи…

- Ну, разворачивай! – велел нетерпеливый красавчик кикиморышу, который, взглядом же испросив у меня разрешения, начал осторожно снимать упаковку.

За первым слоем последовал второй, потом специальная влагосохраняющая ткань, из чего я сделала вывод, что это что-то, любящее сырость. Земноводное, что ли? Заморыш осторожно стащил последний покров и… не удержавшись, я взвизгнула и отпрыгнула в сторону, Эдор ехидно ухмыльнулся, а Маугли застыл, благоговейно уставившись на несуразное ярко-зелёное растение, которое, будто бы в сильнейшем негодовании, трясло листьями и, мало того, раскачивало свой горшок, словно пыталось уронить его!

- Что это?! – в ужасе спросила я. – Что за монстра ты приволок?

Невероятно довольный Эдор ответил покровительственно:

- Эх, Жужелица, Жужелица… Вот никакой из тебя биолог, сразу видно. Это - ходящий цветок с Кассары!

- Что?.. То самое растение, которое умеет передвигаться?! Всевидящий, где ты его взял? Они же жутко редкие! А уж стоить должны…

- Ну, где взял, там больше нету. Чего не сделаешь для близких... – закатив глаза, проникновенно заявил мачо.

- Ой… Настоящее ходячее растение?! – теперь я ощущала не меньший восторг, чем Маугли. – А большое какое… как же оно передвигается-то? Я думала, это что-то вроде перекати-поля или засыхающих мхов Фуорса, которые ветер переносит…

Кустик доставал мне примерно до колена, это если брать вместе с посудиной, из которой он торчал.

- Неет, это ещё росток, он маленький, - поправил меня стратег, с удовольствием обозревая наши обалделые физиономии. – Большие не провезёшь, - чуть что, они листья сбрасывают, вместе с верхними ветками. Видишь, какая у него интересная структура?

Я ничего не видела, но поверила на слово. Растение и вправду было необычным. Более яркого ядовито-зелёного цвета, чем мы привыкли, даже, пожалуй полупрозрачное, если хорошенько присмотреться. По виду оно больше всего напоминало карикатуру на земной фикус.

- А почему оно не ходит?

Не успела я задать вопрос, как трясущийся цветок, будто рассердившись на мои слова, высунул из-под горшка довольно длинные толстые отростки и, с некоторым трудом, передвинул свою немаленькую тару на несколько сантиметров. Я невольно опять вскрикнула, а Эдор рассмеялся. Самым странным образом отреагировал заморыш: взявшись за край горшка, перетащил раскорячившийся «фикус» к самому бортику бассейна. Злобная зелень тут же запустила отростки в воду, поболтала ими там и затихла, даже трястись перестала. Мне показалось, что от удовольствия.

- Оно очень хотело пить… - сообщил заморыш, переводя сияющие глаза с меня на Эдора.

- Да? – Стратег задумчиво поднял бровь. – А ты откуда знаешь?

Эх, спалились мы, похоже…

- Маугли работал садовником на Мирассе, - вмешалась я. – Так что в нуждах растений разбирается.

- Ага, - пробормотал мачо, рассматривая подопечного в своей фирменной манере: будто прикидывая его стоимость. – Настолько хорошо, что сходу определяет, что им нужно? Ну-ка… А вот этому чего не хватает? – И палец стратега упёрся в ближайший чахлый куст.

При этом уставился он вовсе не на лягушонка, а на меня!

- Он… он… его надо подкормить, - запинаясь, ответил заморыш.

- Откуда знаешь?

- Листья опустились… и вот тут пятнышки… жёлтые… - кикиморыш явно паниковал, не зная, как отвечать, а я ничем не могла помочь, поскольку мачо продолжал сверлить меня взглядом.

М-да, пора делать выбор: с одной стороны – ГИО-люди наши союзники, а с другой – я бы предпочла оставить способности лягушонка в тайне от всех. Просто, на всякий случай. Но, похоже, сейчас всё решится само собой, - Эдор явно почуял подвох, а лягушонок вообще не умеет врать. Лучше сдаться самой, чем ждать, пока меня припрут к стенке.

- Ну… Маугли умеет общаться с цветами, так что действительно знает, чего они хотят.

- Общаться?!

- Да. Вы же чувствуете эмоции других людей? А он слышит растения.

- Таааааак… - не удержавшись, мачо слегка присвистнул и, обернувшись к Маугли, воззрился на него с интересом. – Очень любопытно.

- Мы никому не говорили об этом, потому что… Ну, ты сам понимаешь, насколько нереально было бы мне удержать его у себя, если бы кто-то пронюхал.

- Молодец, - серьёзно заявил стратег. – И дальше молчите. Только постарайтесь больше вот так впросак не попадать.

Я тоскливо вздохнула. Интересно, как? Разве что не выпускать Маугли из его комнаты…

- Ладно, вернёмся к этому позже. Ну, что, цветовод? Продолжим обучение?

- А что делать с этим? – я показала на блаженствующий «фикус».

- Да ничего, пусть сидит. Пока ему есть, что пить, оно с места не тронется.

- О, Всевидящий… - не удержавшись, пробормотала я. – Пить. Угу. То-есть, теперь оно присосалось тут и больше двигаться не будет?

- Если не станешь заставлять, то нет. Вообще-то, ты помнишь, почему они передвигаются? – поинтересовался мачо.

- Эээ… Ну, вот же с водой что-то связано, кажется.

- С водой, с водой… На Кассаре вода появляется ненадолго и в разных местах. Кочующие ручьи, - слышала? Вот, в том-то и дело. Ручьи меняют свои русла непредсказуемым образом, то наполняясь влагой, то пересыхая, и местные растения вынуждены кочевать следом за появляющейся на поверхности водой. Они чувствуют её на больших расстояниях. Кстати, двигается этот цветочек довольно шустро, когда надо. Имейте в виду.

- И что, его периодически надо оттаскивать подальше от воды?

- Ну, да. Если не хочешь, чтобы он окопался прямо тут, в бассейне.

- Окопался?..

- Угу. Как показала практика, эти растения, если их обильно поливать, во-первых, растут очень большими, а во-вторых, устраивают себе что-то вроде специальных прудиков, огораживая место, откуда идёт вода, собственными корнями и почвой.

- То-есть, они не только ходячие, но и самозакапывающиеся?

- Ну, вроде того… Пока ему хорошо, оно сидит на месте, как только стало плохо – так снимается с места и пошло искать воду и новую жизнь.

- Таак… Значит, его ещё и дрессировать надо?

- Ну, не то, чтобы дрессировать, но променады устраивать придётся.

Я закатила глаза: мало мне неадекватного гуманоида, которого воспитывать и воспитывать, так нате - монстрообразный ходячий цветок до кучи презентовали! А то мне скучно было, - не передать!

- Что ж, отлично! Сам его и будешь выгуливать. Или вместе с ним, - я кивнула на заморыша, уловив мольбу в зелёных блюдцах. Вот кто, похоже, был очарован сердитым «фикусом» с первого взгляда!

- Можно, сагите? Правда? Я смогу за ним ухаживать? – лягушонок прямо-таки засветился, как праздничная гирлянда и, словно для усиления впечатления, пошёл цветными пятнами. Ну, прелестно просто…

- Если научишься здороваться, как следует! – отрезал непреклонный воспитатель. – Чтобы не позорил ни Тэш, ни меня!

Кикиморыш тут же закивал головой. Вот так новости! Кто на что ведётся, а Маугли, похоже, можно на новые растения ловить, как на живца. Помнится, после того, как его поймали на Мирассе в первый раз, то перепрограммировали в садовника. Это вот оно и есть? Заложенная любовь ко всему, что растёт? С другой стороны, настройки-то потом сбились.. Или это уже я, ломая старые установки, вернула память обо всём, что он знал? Вограны знают, что тут сработало, но одно было понятно совершенно точно: если «зверская» половина лягушонка была Проводником, то вторая – однозначно Садовником. Причём именно так: с большой буквы. Другого существа, которое бы билось в истерике из-за букета цветов, я не встречала!

Задумавшись, попыталась вспомнить, видела ли хоть раз в доме Линны срезанные цветы, и поняла, что нет. Ни разу! Всё то, что стояло на подоконниках, подставках или столиках, всегда росло. Местные традиции? Или они все там помешаны на уважении к растениям? Хотя, при той красоте, которой отличалась флора Мирассы, срезать тамошние растения и впрямь казалось святотатством. Ну, значит, поэтому и садовник…

Тем временем, Эдор вовсю гонял лягушонка по списку приветствий, дополнив его ещё парочкой выражений из сленга. Бедный кикиморыш мужественно сражался за право обихаживать ползающий куст, который застыл на том месте, куда его поставили, только изредка шевеля своими отростками-корнями. По-моему, он уже ушёл в нирвану. Ещё бы – столько воды!..

Покачав головой, я покинула тот дурдом, что творился у бассейна, решив озаботиться ужином. Сейчас надрессируются, и кто-нибудь окажется голодным, наверняка. Лягушонок, например, никогда не отказывался от еды.

Когда Эдор, а следом за ним и Маугли, вернулись в дом, я уже ждала их за накрытым столом. Поужинали все, с большим аппетитом, за исключение кикиморыша, который скованно ковырялся в тарелке, косясь на Эдора. Ну, хоть под стол не запросился, - то хлеб. Мне мерещилось, что лягушонок постоянно хочет спросить: «И так теперь будет всегда?». Я только сочувственно вздыхала. Целеустремлённости стратегу было не занимать, силы воли – тоже. Не миновать Маугли стать в высшей степени вежливым и благовоспитанным гуманоидом. Впрочем, мне это было только на руку, потому что сама я лягушонка постоянно жалела, чем он неосознанно и пользовался. Или не совсем неосознанно?..

После еды пошла уложить кикиморыша в постель, - он до сих пор отказывался ложиться, если меня не было рядом, так что у нас выработалось нечто вроде вечернего ритуала: гигиенические процедуры, потом душ, потом надевание пижамы, которое частенько затягивалось и превращалось вовсе даже в снимание пижамы… потом укладывание заморыша в постель (мою, естественно), потом обязательный поцелуй (ну, или несколько, - как пойдёт), и пожелание спокойной ночи. После этого счастливый Вайятху соглашался отпустить меня, если требовалось.

В этот раз всё прошло почти точно так же, как и всегда, за исключением одной детали: Маугли постоянно передёргивал лопатками, словно его что-то беспокоило. Отговорился от меня тем, что «по спине мурашки бегают», и лёг спать, а я спустилась вниз. Мне нужно было поговорить с Эдором.

Стратег нашёлся в кабинете, в кресле, которое предпочитал всем остальным, и с блокнотом в руках. Естественно.

- Спрашивай, - разрешил он, не отрываясь своего занятия и продолжая что-то передвигать и помечать на экране.

Я поморщилась. Ну, не нравилось мне, когда вот так прямо давали понять, что я предсказуема и понятна, как старая напечатанная книга. Из вредности ушла на кухню и принялась готовить кофе. Вот сейчас пойдёт аромат, и посмотрим, кто из нас двоих более предсказуемый…

Победил кофе. Вскоре после того, как обе чашки были поставлены на стол, в дверях появился Эдор. Принюхавшись, он притворно вздохнул и констатировал:

- Вообще-то, это уже нечестный приём.

- А ты знаешь, что я очень любопытна. Но молчишь.

- Ну, что? – глаза Эдора хитро блеснули. – Будем меняться? Кофе на информацию.

- Идёт, - быстро согласилась я, пока он не раздумал. – Итак, первый вопрос. Сколько ваших смогли улететь с базы?

- Ага, успела посмотреть? – прокомментировал контрабандист, смакуя первый глоток. – Всего двадцать семь человек.

- Так мало?! – не удержалась я.

- Увы, всё очень сложно. Посещать базу слишком часто, - значит, привлекать к ней ненужное внимание. Кроме того, нельзя же им лететь в никуда, нужно подготовить легенду, документы, жильё, дать время на адаптацию. Кстати, скоро будем пытаться вывезти очередных желающих.

- Каким образом?

- У меня есть транспортная курьерская компания. Мелочь, но своя. Так, - перевозка и доставка небольших грузов. Подбираем крохи у Почтовых служб разных планет этого сектора. В-основном, конечно, самые нелюбимые направления, - окраины, Кольцо, такие вот заброшенные базы.

- Значит, продукты и всё такое, вы привозите сами?

- Да, почти всё. Часть они выращивают прямо на месте, часть получают через благотворительные организации, часть – как необходимое для ремонта оборудование и детали. Там же до сих пор все эти базы числятся, как «третья линия обороны». Знаешь, - если вдруг, когда-нибудь, кто-нибудь пробьётся из-за Рубежа, то предполагается, что пустующие базы можно будет использовать для организации ещё одной линии в Кольце.

Я кивнула.

- Ну, вот так потихоньку и перебиваются. Плюс – отец согласился на проведение некоторых медицинских экспериментов, из разряда очень долгосрочных, на охраняемой им базе. Мы выращиваем опасные ингредиенты для лекарственных препаратов. За это тоже кое-что капает.

- Опасные? А как же здоровье? – поразилась я.

- А мы устойчивые. Нам это не мешает, зато платят неплохо. И нашим фармацевтам материал бесплатный достаётся.

- Они тоже, что ли, лекарства разрабатывают?

- Да.

- А зачем? У вас же иммунитет?

- Нам не нужно, а вот людям… Наш отец серьёзно болен, и уже несколько лет держится только на наших разработках и силе воли.

- Сочувствую… - мне стало неловко. Тут же вспомнилась фигура в кресле и глубокий голос: «Здравствуй, дорогая наша девочка…»

- Спасибо. Это ещё одна причина для нас поскорее найти планету для проживания. Он мечтает быть похороненным в земле. Говорит, никогда не любил космос.

- Но столько лет прожил именно в космосе.

- Да.

- Он у вас очень сильный, - задумчиво сказала я, грея пальцы о горячую чашку. Почему-то стало холодно.

- Он – самый лучший, - как нечто, само собой разумеющееся, сообщил Эдор. – Ну, так вот… Мы говорили о деньгах. Семье нужно довольно много денег, и их надо было как-то зарабатывать. Не просто прокормить столько народу. Даже если учитывать наши скромные запросы.

- В смысле?

- В смысле, что мы там ели по очереди, один раз в три дня. Для роста и нормального самочувствия вполне хватало, мы же специально приспособлены для лишений. В основной массе. Каждодневное питание необходимо только некоторым врачам и поварам, а так… Справлялись. Поначалу вообще одна сухая смесь и концентраты были, и ничего. Выжили.

Я бросила пить кофе и теперь таращилась на Эдора, вальяжно расположившегося на стуле.

Это я считала своё детство тяжёлым? Это мне было обидно, что покупают мало игрушек? Это я устраивала скандалы родителям, когда они пытались не отпускать меня на затяжные вечеринки с Линн? Мои бы проблемы да генно-изменённым… Стало жаль контрабандиста, просто до слёз. Не удержавшись, быстро вытерла глаза.

Похоже, мачо заметил, потому что выпрямился на стуле и серьёзно заявил:

- Эй, а вот оплакивать нас не надо! Мы ещё живы, знаешь ли! Что за манера, - ты рассказываешь о пройденный трудностях, ожидаешь, что тебя похвалят, скажут, что ты велик, как герой древности, а вместо этого над тобой хлюпают носом, как будто ты упал и разбил коленку… Тэш, прекрати!

- Угу, уже, - прогундосила я, старательно изгоняя слезливое настроение.

Если уж сам Эдор расценивал свою жизнь, как нечто эпическое, следовало поддерживать его в этом. И вправду, отсутствие нормального детства – это не самая большая трагедия в жизни. Их вот, например, никто в секс-игрушки не превращал. Что, кстати, снова вернуло мои мысли к заморышу.

- Ладно, Всевидящий пусть присматривает за твоей жизнью, ты мне лучше скажи, зачем так вцепился в Маугли?

- Я вцепился?!

- Нет, наверное, я вцепилась!

- Я не всего лишь начал его учить!

Мы бы ещё долго, вероятно, спорили на тему воспитания, если бы меня не отвлекла Деона, сообщившая, что Маугли во сне стонет. Я подхватилась и побежала в спальню, на ходу информировав Эдора о возникшей проблеме. Он тут же сорвался следом.

Когда я открыла двери, то и сама расслышала тихий, явно не первый, стон. Не успела впасть в панику, - Эдор включил ночное освещение и стало видно, что с лягушонком всё в порядке: кожа нормального для него зелёного цвета, никаких признаков рвоты или кровотечения, - словом, ничто не напоминало ту жуткую ночку на корабле, когда Деона разбудила меня почти теми же словами. Облегчённо вздохнув, я потрогала лоб заморыша, – и температуры нет. Тем не менее, он опять застонал. Я осторожно потрясла его за плечо, потом ещё, - тёмно-зелёные глаза распахнулись, будто он и не спал.

- Маугли, - осторожно спросила, стараясь не напугать. – Что с тобой? Что-то болит?

Он помолчал, словно прислушиваясь к себе, потом кивнул:

- Да, сагите… Болит, всё болит…

- Где? – я откинула одеяло и принялась ощупывать лягушонка. – Здесь?.. Здесь?.. Или здесь?..

- Везде, сагите… Внутри…

Я оглянулась на Эдора.

- Как ты думаешь, надо вызывать Вигора?..

Контрабандист хмыкнул, присел на кровать и медленно прощупал ногу кикиморыша, периодически надавливая, словно что-то искал. Потом пожал плечами и сказал:

- Вроде, всё нормально. Ну, похоже, началась перестройка организма после облучения. Тебя же предупреждали, что ему будет фигово? Вот, пожалуйста. И боли поэтому плавающие и неопределённые. Короче, поздравляю, - твой гуманоид растёт.

- Растёт?! – я, не удержавшись, тоже села на кровать.

- Ну, он же явно не дотягивал до нормальных размеров, вот и растёт. Первые сдвиги. Готовься, Жужелица, это только начало. Дальше будет хуже.

Маугли снова застонал и попытался перевернуться на бок, поджимая колени к груди. Я мрачно посмотрела на мачо и пошла искать контейнер с лекарствами, выданными Вигором. Среди немалого количества различных пилюль нашлось обезболивающее, причём в виде инъекций. Я сделала лягушонку укол и обняла его, укачивая, как ребёнка. Всего через несколько минут он расслабился и снова задремал. Укрыв заморыша, сделала знак Эдору и мы на цыпочках удалились из спальни.

Пока спускались вниз, я с горечью думала, что явно поторопилась с расчётами, - если кикиморышу будет постоянно вот так больно, я не то, что на несколько месяцев - на десять лет растяну этот процесс взросления, Плорад его возьми, лишь бы заморышу не было так плохо… Всё-таки, я не садистка, чтобы обрекать его на такую «жизнь». Он и сам меня проклянёт, если я заставлю его жить, постоянно мучаясь. Надо что-то придумывать: например, отменить такие частые процедуры облучения, пусть всё идёт медленно, но зато безболезненно.

Эдор тоже что-то обдумывал по дороге, поэтому молчал. Мы дружно домолчали до кухни, где уселись опять за стол и только тогда контрабандист заявил:

- А к Вигору всё-таки лететь надо. Пусть посмотрит его.

Я кивнула. Да, если бы сейчас могла показать лягушонка эскулапу, мне было бы намного проще. Несмотря ни на что, викингу я верила. Значит, полетим…

- Ладно, что ещё ты хотела узнать? – спросил мачо, стряхивая задумчивость.

Я постаралась сосредоточиться. Что-то там, в записи о жизни генно-изменённых, которую я смотрела, меня насторожило. Вспомнить бы ещё, что…

- Скажи, пожалуйста, а ваш Хранитель когда-нибудь улетал с базы?

- Да, два раза. Первый – когда потребовалась личная встреча с человеком, помогавшим нам наладить постоянную связь с теми, кто готов был нам продавать нужные вещи, не задавая лишних вопросов. А второй – когда умерла его единственная родственница. Он организовывал похороны.

Я покачала головой: двадцать пять лет добровольного заключения – это уже по любому законодательству тянет на досрочное освобождение. Мне хотелось помочь ему, освободить от непосильной тяжести, лежавшей все эти годы на его плечах. Конечно, я не титан, и небо перехватить не смогу, но какой-то толк от меня может быть. Тем более, когда этого так ждут. Я вспомнила, как радостно приветствовали меня все, кого я видела на записи. А, вот и вспомнила, что хотела спросить у мачо:

- А сколько у тебя… двойников?

- Девять.

- Девять?! – я была в шоке. – И что, вас всех… по десять?

- Нет, не у всех. Это зависит от того, сколько эмбрионов каждого вида было взято. Например, нас, стратегов, – десятеро, генетиков, как Вигор, - пятеро, кибер-специалистов, подобных Авинору, – семеро. И не спрашивай, почему так, - этого никто не знает. Самый первый Хранитель давным-давно умер, так что спросить не с кого. А записей, чем он руководствовался, когда выбирал тех, кого собирался спасти, не осталось. Возможно, он просто набрал тех, кто попался под руку, и всё.

Я пожала плечами. Ну, неизвестно, и ладно. Мне гораздо интереснее было бы спросить того врача, как он вообще решился спасать ГИО-людей…

- А что за язык вы используете, когда говорите между собой? – вспомнила я подробности первого посещения лаборатории Вигора. – Я такого никогда не слышала.

Эдор пожал плечами.

- Это один из мёртвых языков. Вариант наречия с Джорбы.

- Джорбы? Почему?

- Потому, что больше его никто не знает и не помнит. Дополнительная гарантия того, что мы сможем сообщить что-то в экстремальной ситуации, но так, что этого никто больше не поймёт, кроме адресата.

- А как вы общаетесь с остальными - теми, кто живёт где-то на других планетах?

- Через сеть. Существует множество сообществ, где люди болтают ни о чём. Мы выбрали несколько окололитературных, где обсуждают новые романы. Пересказывая подробности какого-нибудь боевика, к примеру, можно много чего рассказать, если знать, как читать сообщения.

Я невольно передёрнула плечами. Вот так, прямо в сети?!

- И что? Вы не боитесь, что кто-то раскроет тайну вашей переписки?

Эдор зевнул.

- Нет, Жужелица. Этих болталок около пятидесяти. И мы редко пользуемся одной и той же несколько дней подряд. Просто каждый день в сообщении выдаётся номер говорильни, в которой мы будем общаться на следующий день. Удобно и безопасно. Те, у кого нет пронумерованного списка сообществ, вряд ли поймёт, где искать и что.

Ну, если система столько лет работает, значит, не настолько она плоха, как кажется.

- Ясно, - я вздохнула. – Давай ложиться спать. Остальное дорасскажешь завтра, а то уснёшь ещё прямо на столе.

- Всё может быть, - не стал спорить Эдор. Видимо, и впрямь, устал. – Ты тоже ложись, неизвестно, какая ночь выдастся. Вдруг придётся ещё подскакивать и лечить твоего гуманоида?

- Он же теперь и твой гуманоид, разве нет? – осторожно спросила я.

- Почти, - контрабандист опять душераздирающе зевнул. – Всё, я спать. Растение из бассейна будем вытаскивать?

Хотела сказать: «Да», но заколебалась. Вот вытащишь его, а оно начнёт шариться в потёмках… ещё разобьёт что-нибудь. А не разобьёт, так шуметь будет, спать не давать. Ну его, к Вогранам! Пусть наслаждается пока.

- Не будем, - решительно сказала я. – Завтра переставим.

- Ну и ладушки, - охотно согласился засыпающий стратег и отбыл в гостевую спальню.

Видимо, его даже на душ не хватило, потому что, как ни прислушивалась, шума воды я так и не услышала. Улёгшись, осторожно подобралась к лягушонку, обняла его, дождалась, пока он, не просыпаясь, обвил меня руками и уткнулся носом в плечо, - самое любимое положение наших тел, в котором засыпалось на счёт раз-два-три, - и отключилась сама, успев от всей души попросить Всевидящего, чтобы вколотое Маугли обезболивающее продолжало действовать до утра.

Рейтинг: +6 258 просмотров
Комментарии (6)
Маргарита Лёвушкина # 25 сентября 2014 в 18:38 +2
Процесс пошёл, значит...
Татьяна Французова # 25 сентября 2014 в 19:36 +1
Да, лёд тронулся))))
Зинаида Левенко # 1 октября 2014 в 12:16 +1
А для меня ВСЕ просто ... интересно-непредсказуемо... Читать оочень даже интересно!!! И продолжения ждать - тоже!!!
Татьяна Французова # 1 октября 2014 в 13:09 0
Это очень здорово! Спасибо вам! love2 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анна Магасумова # 6 октября 2014 в 21:32 +1
Зелёная истерика...интересное выражение! osenpar3
Татьяна Французова # 6 октября 2014 в 21:39 0
Угу, вот, пришло в голову)))))) rolf