ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-26.

 

Мой личный Маугли-26.

22 апреля 2014 - Татьяна Французова
article210493.jpg
 

Ступор от пришедшего, наконец, понимания во что же именно я ввязалась, закончился быстрее, чем я думала. Похоже, моё подсознание всё это время догадывалось, что сюрпризы ещё будут, вот они и продолжились. Только радости от того, что я, наконец-то, узнала всю подоплёку происхождения Маугли (ха, ещё вопрос – всю ли!), не было никакой. Вот ни на йоту.

Насколько простым, хоть и досадным, казалось мне начало этой истории, настолько сложным, даже грандиозным, грозил стать её конец. Один маленький Вайятху, глупостью своей хозяйки обречённый на бегство, вполне мог стать причиной падения общественного строя целой планеты! Хотя, лавины в горах, говорят, тоже иногда начинаются с одного-единственного камушка.

Вот только почему я? Почему именно мне «посчастливилось» оказаться втянутой в самый центр этих планетарных изменений?! И это я ещё собиралась предупредить папашку Линн о том, что его дочь вот-вот может заиграться и снова влезть в неприятности, из которых я больше её вытаскивать не буду. И тут же вляпалась сама, да так, что Линн  и не снилось!..

Я тихо застонала, представив себе лицо господина Скросса, когда поймёт, что сидеть тихо мы с Вайятху не будем, не смотря на обещания. Ой-ёй-ёй… Нет, видимо, слабоумие – это заразно. А ведь раньше, до знакомства с Маугли, я ничем таким не страдала! Дурочка… Надо было сразу посмотреть на Линн, - что с ней делалось при одном только взгляде на заморыша. Это с Линн-то, которая славилась эгоизмом на всех Трёх планетах! Увы, я очень поздно поняла, что бацилла, под названием «Вайятху», косит всех подряд, кто с ней соприкоснётся…

Ещё вопрос, куда более актуальный: кто реально можетнам помочь?

Вигор? Да, конечно, он выглядит заинтересованным в благополучии лягушонка. Почему-то. Но нельзя забывать, что он – человек Эдора, а Эдор и пальцем об палец не ударит, если это не сулит ему выгоду. А какая выгода может быть от нас с заморышем? Только необычные способности кикиморыша… Но вот торговать ими я не собиралась. Ни в коем случае.

В свете моих новых, почти полностью сформировавшихся намерений, папаша Линн автоматом перекочёвывал в разряд врагов, пополняя и так неслабенький список: Управление силами безопасности Мирассы,  их же Служба охраны порядка, наверняка Планетарные силы по поддержанию мира, Комиссия по охране прав гуманоидов (почему бы и нет? Я всё-таки нелегально вывезла Маугли с планеты, где он проживал), да мало ли, кто ещё… И все они возьмутся за нас. Нет, нереально. У нас просто нет шансов, ни одного. Не говоря уже о таких пустяках, как то, что на Мирассу нам вообще не попасть: она же закрыта для всех, кроме тех, кто имеет специальные пропуска… Нет-нет, безнадёжно.

Есть только одна, очень слабенькая надежда… Буквально, ниточка.

Повернув голову, я посмотрела в очень спокойные, внимательные льдисто-синие глаза и спросила:

- Вигор, ты можешь помочь мне вернуть Маугли его дом?

Он ответил не сразу, а когда заговорил, то ухитрился опять удивить:

- А ты согласна?

- С чем?

- Не  с чем, а на что. Ты согласна принять мою… и не только мою, помощь?

Я открыла рот.

- А что… ты на самом деле можешь это сделать? Возвратить Маугли на его планету?

- Скорее всего – да, - спокойно ответил эскулап и перевёл взгляд вниз, на бассейн. Глаза у него сразу сделались такими же прозрачно-отстранёнными, как водная гладь. Мне даже померещились искорки, заплясавшие в их голубизне, наподобие солнечных зайчиков, скачущих по лёгкой бирюзовой ряби.

Так и тянуло задать какой-нибудь глупый вопрос, например: «А ты кто – волшебник?» или ещё: «И много вас, помощников?», но я мужественно удержалась. Пожалуй, следовало всё-таки поинтересоваться другим. Например, почему он сомневался в том, что я приму его помощь. Это в моём-то положении…

Но спросить ничего не успела, потому что Вигор пояснил сам:

- То, что я могу предложить тебе, далеко выходит за рамки законов. И планетарных, и Межпланетных. Но, думаю, ты и сама понимаешь, что обычными методами помочь твоему… найдёнышу невозможно. Любое обращение к официальным лицам приведёт только к тому, что гуманоид исчезнет где-нибудь в недрах государственной или частной лаборатории. Это если ему повезёт меньше. Или в Приюте для скорбных духом, - это если повезёт больше. Ну, а тебе – прямой путь в поселенцы где-нибудь на планетах Внешнего Кольца, или на космических базах. Согласна?

Я молча кивнула. Если не брать в расчёт возможности Маугли, о которых Вигор не знал, наше будущее, описанное им, выглядело вполне правдоподобным. Впрочем, если бы о лягушонке знали больше, нам пришлось бы ещё тяжелее…

- Я хочу, чтобы ты поняла: соглашаясь на мою помощь, ты становишься преступницей в глазах закона, - продолжил предводитель варваров. - И это не шутка. Тебе нужно очень серьёзно подумать, прежде чем ответить.

Хм, как будто до этого я не нарушила уже пары законов, как минимум.

Ну, я всё равно подумала. Достаточно серьёзно, чтобы понять, что вообще-то, выбора у меня нет. Даже если я сейчас откажу Вигору и пошлю его нафиг, следом появится Эдор со своими планами, неизвестными мне. А на горизонте вечно будет маячить Скросс, со своими планами, о которых, кстати, я тоже ничего не знаю… И никаких гарантий, что в ближайшем будущем не возникнет кто-то ещё, узнавший о нашей тайне, и составивший свои планы на нас…

- Скажи, пожалуйста, ты предлагаешь помощь лично от себя, или от какой-то организации? – уточнила я, наконец.

- Организации, - спокойно ответил эскулап.

М-да, даже не удивлена…

- А в этой организации много народу?

- Много, - чуть улыбнувшись, ответил Вигор.

- Сколько?

- Я же сказал, - много. – И взгляд стал непреклонно-каменным. Прямо как ледяная стена выросла…

Ладно, не хочет говорить – не надо. Но то, что их не двое и не трое, - уже радовало. Вообще, я бы предпочла несколько тысяч, как минимум. Как-то спокойнее было бы.

- А… Эдор тоже там, с вами? – осторожно поинтересовалась я.

- Да.

Ох, а вот это уже не радовало! Совершенно не хотелось быть в одной связке с контрабандистом…

Видимо, заметив, как вытянулось у меня лицо, Вигор пояснил:

- Мы подчиняемся одной цели, ты зря боишься, что Эдор как-то вам навредит. Если договоримся, он будет помогать тебе, как все.

- А если не договоримся? – тихо уточнила я, выделив голосом «не».

Вигор пожал плечами, словно не желая даже рассматривать такую слабую возможность развития событий.

- Ну… разойдёмся в разные стороны.

- И ты веришь в это? – недоверчиво спросила я.

Вигор вздохнул.

- Неважно, верю или нет, важно, что так и будет.

- Ты что - важная шишка в этой вашей организации? – уточнила я.

- Достаточно важная, хотя и не самая, - уклончиво ответил эскулап. – Ну, так что? Принимаешь нашу помощь?

Я ещё подумала, пытаясь просчитать, какой ответ дать.

- Ты рассказал мне или слишком много, или слишком мало. С одной стороны -  пугаешь законом, с другой – тем, что ты преступник. – Я покачала головой. – Давай уж начистоту. Кто вы? Чем занимаетесь? Какая нужда вам помогать нам с Маугли? И на какую плату вы рассчитываете?

Ответил Вигор в своей излюбленной манере – вопросом на вопрос:

- А скажи-ка, что ты знаешь о «натуральном» законе? – поинтересовался он.

О, об этом я знала довольно много! Как раз, не так давно, освежала в памяти его содержание, когда пыталась выяснить, чем мне грозит появление на борту катера лягушонка…

Вообще-то, «натуральным» его называли только в обиходе. Официально он назывался куда более длинно и сложно, и был принят при довольно драматических обстоятельствах. Суть же сводилась к полному запрету на искусственные изменения генома человека, или его клонирование.

Если точнее, то изначально формулировка была именно такой: полный запрет. Однако, с течением времени, законодатели и блюстители норм слегка расслабились, и появились поправки и регламенты, разрешающие вмешательство, если речь шла об излечении врождённых заболеваний или незначительных косметических изменениях внешности, к примеру, цвета волос. Постепенно все договорились, что если вносимые корректировки не влияют на выживаемость или приспособляемость человеческого организма к окружающему миру, то они возможны, но должны строго контролироваться. Если совсем коротко - Маугли был одним сплошным нарушением этого закона.

Причина для введения подобного запрета была, и очень весомая. Дело в том, что ещё несколько сотен лет назад, до Войны и образования Рубежа, Содружество не запрещало клонирование и генетическое улучшение людей. Не то, чтобы клонов было много, просто их «изготавливали» по мере надобности, когда надо было осваивать какую-нибудь не слишком приятную планетку, или обеспечивать работу космических станций, наблюдательных или военных: их старались облетать стороной все, у кого была такая возможность, так что клоны помогали решать проблему персонала. Конечно, они не были панацеей  – все знали, что клоны особым умом не отличаются и живут не более десяти лет, но, на безрыбье, как говорится…

С генетическими изменениями было немного сложнее, потому что активно их начали использовать в период Большого Расселения. Это было время бурного освоения космического пространства в пределах Систем, входящих в Содружество, открытия и заселения новых планет, далеко не всегда идеально приспособленных для человека. Конечно, часть из них уже имела обитателей, но часть была совершенно свободна и только ждала, чтобы их кто-нибудь обжил.

Изначально это пытались сделать с помощью тех же клонов, но поняли, что им не хватает интеллекта. Больше всего они напоминали большое стадо маа, которому требовался пастух, а «пасти» их – то ещё удовольствие, полагаю… В общем, рано или поздно, но мысль об их улучшении должна была прийти кому-то в голову. И пришла. В тот самый момент, когда пригодные для людей планеты закончились, и остались интересные (в смысле ресурсов), но неподходящие для жизни. Или почти неподходящие.

Обнаружив, что довольно часто колонистам не хватает какого-нибудь «пустяка», чтобы хорошенько освоиться на новом месте: то возможности глубже дышать, то иметь жабры, то способности легко переносить жару под пятьдесят градусов Цельсия, то ещё чего-нибудь, наши «прогрессоры» задумались, как минимизировать затраты. Учитывая, что это был уже «край» пространства, контролируемого Содружеством, толпы желающих переселиться туда, чтобы обитать вечно в колпаках-городах, не наблюдалось. Создание комфортных для человеческого организма условий требовало куда больших вложений и времени, чем имелось у поселенцев на тот момент. И вот, кто-то додумался: чем приспосабливать непослушные миры под единообразные требования людей, лучше попытаться изменить природу человека, согласно конкретным планетарным условиям. Такое решение задачи казалось более многообещающим и гораздо более дешёвым.

До того клонирование считалось одной из наименее перспективных отраслей генетики. Конечно, борьба с врождёнными уродствами и генными заболеваниями продолжалась, но развитие шло как-то вяло. А вот когда появился такой живой интерес, тут же расплодилось большое количество организаций и отдельных учёных, которые поспешно принялись улучшать человеческую природу. Причём, именно человеческую: клоны, как базовые организмы были отвергнуты. И эти улучшения производились очень успешно, кстати говоря. Именно усилиями тех, первых учёных-энтузиастов, были созданы поселения «первопроходцев», прекрасно приспособленных к местным условиям на Селерите, Мажоне, Кайэбо и Джорбе…

Человечество упивалось успехами и верило, что стоит на пороге новых свершений. Фантасты грезили новыми «трудовыми помощниками», которые должны будут заменить людей на всех опасных или малопривлекательных работах, оставив людям только радость творчества и науки. М-да. Нам и раньше доводилось ошибаться, хотя и не настолько…

Нет, конечно, если вспомнить историю, люди творили жуткие вещи, но оказалось, что наши модифицированные версии способны зайти куда дальше нас. Первые «звоночки» прозвенели с Селерита, где поселились ГИО-люди (так их стали именовать), приспособленные к жизни в атмосфере, перенасыщенной аргоном.

Буквально через каких-то десять-пятнадцать лет после прибытия на место своего постоянного проживания, они вдруг заявили о том, что законы Содружества не всегда годятся для новых территорий, - мол, нельзя равнять всех под одну гребёнку. У вас там – тишь и благодать, а у нас тут – экстремальные условия, и сплошной риск для жизни. Учитывая, что даже там генно-изменённые поселенцы трудились под управлением и присмотром людей, рождённых, так сказать, «натуральным образом», и требования исходили именно от них, то тревоги тогда это не вызвало.

Сенаторы Всеобщего Межпланетного Правительства несколько удивились, но особого внимания не обратили. Селеритянам были даны расширенные полномочия по освоению природы, и дальше всё покатилось своим чередом.

«Пионеры» рапортовали о новых и новых успехах: покорено море серной кислоты; на дне Ааросовой впадины на Селерите найдено одно из самых богатых месторождений урана; в пустынях Кайэбо высадили модифицированные версии земных растений, и они уже цветут… Всё было прекрасно, безоблачно, от перспектив захватывало дух. На Мажоне вообще сложился отдельный Институт Совершенствования Человека, - так помпезно они себя называли. И целая куча собранных отовсюду выдающихся учёных работали над «светлым будущим» окраинных планет…

Беда пришла оттуда, откуда её не ждали, - на Джорбе внезапно вспыхнула эпидемия, которая буквально выкосила половину населения. Туда срочно вылетела группа с Мавроки, на которой в тот момент находился вечно кочующий Парламент Содружества. И, когда они прибыли, то обнаружили, что «эпидемия» имеет вполне узнаваемое лицо: первых ГИО-поселенцев, которые подняли натуральное восстание против управляющих-людей и вставших на их сторону своих собратьев, и перебили всех, послав ложное известие о заболевании. Та же участь постигла и прилетевших парламентариев, которые только и успели передать сообщение о случившемся по цепочке обратно, на Мавроку.

Следующими, кто отправился на мятежную планету, были десять межпланетарных дисколётов с ближайших космических баз. Долго сопротивляться военным обезумевшие обитатели, конечно, не смогли, но очень старались. В результате, планету пришлось тщательно вычищать от всех, кто ещё выжил, потому что вернуть их в нормальное состояние, как убедились военные медики, было невозможно, а держать в постоянном подавленном состоянии – бессмысленно. Оставили контрольную группу захваченных поселенцев, чтобы позднее исследовать, и улетели на следующую планету. Но, как оказалось, опоздали.

Позже удалось установить, что с Джорбы отправились несколько беспилотников на ближайшие к ней пять планет, которые благополучно долетели до цели. Кораблики были настолько маленькими, что никому в голову не пришло, что их необходимо уничтожать до того, как они сядут. В те времена люди были поразительно беспечны…

Последствия сказались очень скоро: на этих планетах разразились уже самые настоящие эпидемии. Неизвестный вирус встраивался в генную систему людей и полностью разрушал её работу. В результате население молниеносно перерождалось в немощных калек, монстров или буйнопомешанных, а, главное, - вымирало.

Далеко не сразу остальное человечество сообразило, что единственный способ прекратить распространение заболевания – прервать полностью контакты с заражёнными планетами. Чтобы понять это, потребовалось ещё несколько дисколётов и жизни сотен добровольцев, надеявшихся помочь… Но оказалось, что от этой заразы не спасают даже скафандры высокой защиты. Тогда было принято тяжёлое решение: предоставить умирающее население своей судьбе.

На все пять планет выгрузили что-то вроде наборов первой помощи, на случай, если кто-то всё-таки выживет: медицинские модули, лекарства, еду, одежду, укрытия. Поверхность материков и океанов была опутана сетью автоматических передатчиков, постоянно фиксировавших то, что творилось вокруг. На орбитах появились автоматические станции слежения, которые тоже передавали в обитаемый мир сведения о том, что теперь происходило на этих планетах. Зоны вокруг Джорбы, Селерита, Маанга, Ксобра и Ипеи были полностью закрыты для полётов, вплоть до уничтожения кораблей нарушителей.

Это казалось жестоким, но только не тем, кто рисковал посмотреть, что передавали камеры с брошенных планет: процесс разложения и перерождения продолжался до сих пор! Например, некогда цветущая Ипея превратилась в гнилое болото, в котором не жило ничего, кроме мутировавшей плесени, плавающей неопрятными осклизлыми кусками в мутно-бурой жиже. Ну, по крайней мере, так было, когда я смотрела передачу оттуда, пару лет назад. Но вряд ли с тех пор могло что-то сильно измениться!

Результаты проведённого расследования на восемьдесят процентов стали секретными, но и тех двадцати, что достались в общественное пользование, хватило, чтобы законодательство изменилось быстро и решительно.

Оказалось, что вырождение модифицированных человеческих существ (назвать их по-другому просто язык не поворачивался!) происходило намного быстрее, чем рассчитывали их создатели. Более того, разработчики заботились о физическом совершенстве, а надо было в первую очередь думать о психическом. Почему-то деградация начиналась именно как помешательство, появление неких идей-фикс. И происходило это буквально через семь-десять лет после того, как созданный, выращенный  и подготовленный  экземпляр вводился в действие.

Потом было много споров о том, что клетки для клонирования надо было забирать у проверенно здоровых людей, так как тщательное расследование нашло какой-то процент доноров с признаками психических расстройств; что надо было выращивать эмбрионы в пробирках до определённой стадии и проводить тогда специальные пробы, которые позволяли предсказать, «сойдёт» ли данная особь с ума, или нет… Но всё это было уже не важно. Факт оставался фактом: генно-изменённые жители Джорбы, у которых уехала крыша, создали непревзойдённое по силе разрушения биологическое оружие, с помощью которого уничтожили целых пять планет. И, по-видимому, только воля Всевидящего не дала им заразить ещё неизвестно сколько миров (в ангарах местного космопорта было обнаружено около сотни «заряженных» беспилотников…)

Содружество содрогнулось, и на срочно созванном заседании Парламента был единогласно принят закон, названный потом «натуральным». Он запрещал клонировать и изменять геном человека, ну, и дружественных гуманоидов, которые пожелали присоединиться к нам.

Всё это, только вкратце, я и изложила Вигору в качестве ответа на его вопрос.

Выслушав, он кивнул:

- Правильно. Незначительные изменения, типа цвета кожи, волос, радужной оболочки глаз, в список запретов не входят, поскольку на выживание расы не влияют. Клонирование людей и гуманоидов запрещено, исключение, если ты знаешь, составляют пять планет Куабры, аборигены которых возвели изменения в ранг священных обрядов. Ну, они и в состав Содружества входят довольно формально… А что ты знаешь о нарушениях этого закона?

Я наморщила лоб. Что-то такое было в истории… Какой-то скандал с модифицированными солдатами, кажется, - естественно, главной мечтой всех Правительств во все времена была идеально послушная армия.

- Кажется, эксперименты с военными, только это было уже давно.

- Не только. Вообще-то, эта история была достаточно широко известна в своё время, но потом её постарались забыть. Или заставить забыть. Кстати, наш генерал имел к ней самое непосредственное отношение.

- Да? – удивилась я. – Он что – уже тогда клонировал кого-то?

- Ты удивительно догадлива, - криво усмехнувшись, сообщил Вигор. – Не он сам, естественно, но, тем не менее… Для начала, надо учитывать, что его армия, которая отбивала нападения из-за Рубежа, на пятьдесят процентов состояла из клонов, а затем и из ГИО-солдат, когда генетика достигла своего максимального развития. Но, когда произошло восстание на Джорбе, их всех пустили в расход, не дав ни единого шанса. Просто уничтожили и всё.

Я пожала плечами:

- Учитывая, что речь шла о сумасшествии, это было оправданно. Неужели ты думаешь, что они должны были ждать, пока их собственные солдаты начнут уничтожать людей? И ведь это были самые современные на тот момент военные дисколёты! Неизвестно, что натворили бы эти генноизменённые, если бы добрались до управления!

Вигор, в свою очередь, тоже пожал плечами:

- Мы этого не знаем, и никогда уже не узнаем. Возможно, что они не натворили бы вообще ничего. Впрочем, речь сейчас не о них… Думаю, генерал действительно имел поводы сомневаться в их лояльности, после того, как именно его корабли произвели зачистку трёх из пяти восставших планет. И все знали, кого именно уничтожают. Так что…

- Ты хочешь сказать, что одни клоны уничтожали других?

- Не клоны, Тэш! Никакие не клоны! Если бы это были клоны, возможно, зачистка на корабле и не понадобилась бы. Но это были именно генно-изменённые солдаты! Куда более совершенные, чем люди! – Вигор запустил пальцы в шевелюру. – Они прекрасно понимали, что будет с ними после того, как они выполнят приказ, но не подняли руку на своих создателей и командиров. Тысяча шестьсот сорок два солдата были уничтожены на кораблях нашего генерала, и эта история была забыта. Похоронена в памяти немногих, кто выжил после той бойни.

Я почувствовала, как по спине побежали холодные мурашки. Вигор рассказывал так, как будто сам принимал участие в тех событиях! Хотя это ведь было невозможно: восстание происходило более пятисот лет назад… Но, тогда откуда столько боли и горечи в его голосе?

- А разве кто-то выжил? – осторожно уточнила я. Опять он рассказывал мне какую-то альтернативную историю! Совсем не ту, что я знала с детства.

- Да. Двое солдат, практически случайно… Вернее, благодаря жалости одного из «ликвидаторов». Он помог им спрятаться, а потом выпустил на первой же планете, куда вернулись дисколёты после «победоносной войны» с ГИО-поселенцами. Тебя вряд ли учили этому, но во всех мирах Содружества началась потом настоящая истерия с поисками и истреблением буквально всех генно-изменённых. О, это была настоящая «охота на ведьм»! Уничтожали не только подвергшихся изменениям или даже лечению людей, но и лаборатории, записи, образцы, самих учёных! Сейчас уже почти никто не помнит об этом, - наверное, слишком много в этой истории постыдного и страшного… Впрочем, я хотел рассказать не об этом. Во времена расцвета генетики учёные вплотную подошли к созданию совершенного человеческого организма, с точно заданными свойствами, причём, довольно широкого спектра. Например, речь шла не только о повышенной работоспособности или выносливости, но и о, так называемых, сверхспособностях. Умении видеть в темноте, задерживать дыхание на срок до пятнадцати минут, способности бегать со скоростью пятьдесят километров в час, нести груз до трёхсот килограммов… Создатели планировали сделать специализированные группы солдат, медиков, спасателей, водолазов, даже поваров… Но всё перечеркнули последующие события. Тем не менее, пробные образцы уже были созданы, и их собирались «запустить» в рост, когда началось тотальное истребление генетически модифицированных организмов.

Большую часть, конечно, истребили, но некоторое количество, очень маленькое, удалось сохранить. В том числе, и этих, усовершенствованных ГИО-людей. Врач, который создавал их, просто не смог уничтожить плоды своих трудов. Не поднялась рука. И тогда он спрятал столько ГИО-эмбрионов, сколько смог, погрузив их в анабиоз. Возможно, он надеялся, что происходящее – это какая-то глобальная ошибка, всё выяснится, генетика реабилитируется, и к работе можно будет вернуться, но… Был принят закон, запрещающий изменения генома, и все нерождённые ГИО-дети превратились в преступников, подлежащих немедленному уничтожению. Учёный оставил всё, как есть, и занялся другими делами, не забывая о своих подопечных.

Перед смертью, так и не дождавшись изменений, он передал свою тайну надёжному человеку, который, в свою очередь, стал хранителем нерождённых генно-изменённых детей. Тот передал ответственность за них следующему, и так повторялось ещё несколько раз, пока очередной хранитель не допустил какую-то ошибку, а, возможно, просто произошёл сбой техники, давным-давно устаревшей. Как бы то ни было, но эмбрионы вышли из анабиоза и начали развиваться.

Я с шумом выдохнула: ничего себе! А говорили, что всех уничтожили… И, кстати, откуда Вигор всё это знает? Вопрос о его правдивости даже не вставал: я безусловно верила каждому его слову! Нельзя врать с таким лицом, а, главное, - зачем?!

- Когда хранитель обнаружил, что произошло, то сначала, конечно, испугался, но потом принял решение спасти детей. Он ухитрился устроиться на бывшую военную базу, законсервированную где-то на окраине, просто на всякий случай. Всё вооружение оттуда было давно снято, остались только помещения, склады, и небольшое количество планетарной техники. Туда требовался смотритель-техник, и он вызвался на добровольное одиночество, имея в виду эту базу, как подходящее место, чтобы вырастить там пятьсот проснувшихся эмбрионов.

- Пятьсот?! – не сдержалась я. – Как много!..

- А ты думала, речь идёт о паре десятков? – усмехнулся эскулап.

- Ну, не о таком количестве, конечно, - я передёрнула плечами. Пятьсот потенциальных убийц – это чересчур! На кой их хранили всё это время вообще?!

- Ну, как бы то ни было, их оказалось ровно пятьсот. Хотя изначально было намного больше. По-видимому, первый из хранителей как-то отсортировал тех, кого пытался спасти, потому что он взял все модификации, которые разрабатывались в той лаборатории. Получилось ровное число. Но вот вырастить такое количество детей-однолеток одновременно оказалось очень сложно. Хотя, если бы это были обыкновенные человеческие дети, хлопот было бы в разы больше.

- Что ты имеешь в виду? – невольно спросила я.

- Только то, что ГИО-дети были куда спокойнее, послушнее и быстрее взрослели. Поэтому, как ни невероятно это звучит, но ему одному удалось справиться со всей оравой. При помощи роботов, естественно, но тем не менее.

Я скорчила гримасу. Пятьсот детей одновременно?! Не верю!

Вигор легко прочёл по моему лицу, о чём я подумала, и кивнул:

- Я говорю правду. Конечно, ему пришлось тяжело, но это оказалось возможно. С тониками и стимуляторами, стабилизаторами и энерго-коктейлями, но – удалось. Несколько лет он просто растил их всех, заботясь о пропитании и гигиене, но потом пришло время знакомить детей с миром, в который пришли.

Я невольно кивнула: очень знакомая проблема, опять же, из собственного опыта.

- Тогда он принялся обучать детей по программам общего развития и, одновременно, преподавать специализированные знания, которые были необходимы им в первую очередь. Как выяснилось, среди ГИО-детей были будущие солдаты, медики, агрономы, техники-конструкторы, фармацевты и… генетики.

Я вздрогнула.

- Генетики? Серьёзно? Вот прямо так прицельно?!

Вигор серьёзно кивнул.

- Да, оказывается, это было возможно. Даже и ещё более узкая специализация, ведь готовили конкретных специалистов, буквально с самой пробирки… Ну, так вот, - хранителю удалось вырастить всех пятисот детей, дав каждому образование, соответствующее его специализации. Но потом встал вопрос: что делать дальше? Заброшенная база не могла быть постоянным домом для такого количества взрослых людей, они хотели жить по-настоящему, а не в железной коробке, висящей в космосе. Поэтому, после долгих обдумываний и обсуждений, они все вместе приняли решение о том, что ГИО-людям необходимо потихоньку внедряться в мир людей. Ни в коем случае не объявляя о том, кто они на самом деле, и стараясь слиться с населением тех планет, куда они могли бы прилететь.

В горле образовался комок. Пятьсот потенциальных убийц! О, Всевидящий, как вышло, что они выжили?! Почему люди стали так беспечны?!

Я настолько увлеклась историей Вигора, что постоянно забывала задать главный вопрос: зачем он мне всё это рассказывал-то? Мы уже так далеко ушли от конкретной проблемы с лягушонком, что я потеряла нить его рассуждений.

- План оказался вполне хорош, только возникли некоторые неувязки, – продолжал своё повествование врач. - Несмотря на то, что обитатели базы старательно пытались не выделятся из толпы, оказалось, что они всё-таки разительно отличаются от основной массы населения, и проживать больше, чем по одному, им совершенно невозможно, иначе это привлекало внимание окружающих.

Я невольно хмыкнула: чем же это они, интересно, отличались? Дополнительными конечностями, что ли? Судя по специализациям, которые перечислил Вигор, ничего экстраординарного, вроде, быть не должно…

- Поскольку вместе поселиться они не могли, как изначально планировали, а по отдельности – не хотели, они начали разрабатывать другой план: найти планету, на которой все ГИО-люди могли бы жить, не привлекая ничьего внимания, и не опасаясь за свою жизнь. Ведь, если ты помнишь, они до сих пор подлежат уничтожению.

Я нахмурилась.

- Да какая планета? О чём ты говоришь?! Их вообще надо было уничтожить до того, как они выросли! Ты что – не понимаешь?! Им же грозит безумие, как и тем, на Джорбе! А если среди них ещё и генетики есть… - Я осеклась. – Всевидящий… Неужели весь этот кошмар может повториться?!. Опять убийства, опять паника… Вигор, это что – происходит сейчас? Или ты мне рассказал о том, что было когда-то? Эти ГИО – они живы?

Чуть поколебавшись, эскулап кивнул.

- Прямо сейчас? Они что… живут сейчас?.. – от ужаса у меня сорвался голос.

- Да, - ровным голосом ответил предводитель разбойников.

- Да это же… Всевидящий, это же просто… Надо же что-то делать! – мысли в голове поскакали, как взбесившиеся сайгаки. Речь идёт уже не об одном гуманоиде и его выживании, речь идёт о безопасности всех миров, населённых людьми!

- И что бы ты сделала? – донёсся до меня словно издалека голос золотоволосого предводителя пиратов.

Если бы я знала – что! Наверное, надо обращаться в Службу охраны порядка… Или нет, в Планетарный Совет! Тут такой важности дело, что, чем выше – тем лучше! Или сразу в Парламент? Нет, бессмысленно, пока там разберутся… Да, пожалуй, Охрана порядка – то, что надо…

- Так как бы ты поступила? – Вигор таки ухитрился вырвать меня из сумбурных размышлений.

Я неуверенно пожала плечами, слабо надеясь, что он подскажет сам. Раз рассказал эту историю, значит, имеет и представление о том, как лучше действовать?

Непонятно до сих пор только одно: зачем? Зачем он мне всё это рассказал, и какое отношение всё изложенное имеет ко мне с лягушонком? Или он хотел предупредить меня о том, что Маугли, по сути, тоже не имеет права на существование, потому что является искусственно выведенным существом?..

Я замерла, поражённая этой мыслью. А ведь правда, - закон действует до сих пор, и даже если мы найдём способ прижать правительство Мирассы, включая императорскую семейку, все Вайятху, - все! - подлежат уничтожению… Неужели сейчас, в наше время такое возможно? В голове не укладывалось, что кто-то может взять и убить моего лягушонка. За что?! Разве он виноват в том, что его изуродовали? Сделали из него игрушку? Лишили возможности жить так, как хотел бы он сам? Нет-нет, это невозможно… Значит, мне нельзя привлекать к нам внимание государственных служб, иначе за это может поплатиться заморыш. Но тогда как поступить?!

- Вигор, но ведь их нужно как-то нейтрализовать! – обратилась я к эскулапу, который молча сверлил меня взглядом. – Это же прямая угроза всему человечеству!

Он как-то невесело усмехнулся, перевёл опять взгляд на воду и ответил:

- Вообще-то, это вы все – прямая угроза нам… Хотя ни один из нас ничего дурного никому из вас не сделал.

Я смотрела на золотоволосого бога варваров, наверное, целую минуту, стараясь уложить в сознании страшный смысл его слов. По мере того, как до меня доходило, что это не было шуткой или неудачной попыткой испугать меня, по спине опять начали маршировать полчища холодных мурашек, подбираясь к затылку. Постепенно они взбирались всё выше и выше, пока не побежали колючими ледяными лапками прямо по голове, отчего у меня зашевелились волосы.

Вигор, наконец, повернулся ко мне, и я уставилась прямо в невообразимо синие глаза нечеловечески красивой генно-изменённой особи человеческой расы.

 

© Copyright: Татьяна Французова, 2014

Регистрационный номер №0210493

от 22 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0210493 выдан для произведения:
 

Ступор от пришедшего, наконец, понимания во что же именно я ввязалась, закончился быстрее, чем я думала. Похоже, моё подсознание всё это время догадывалось, что сюрпризы ещё будут, вот они и продолжились. Только радости от того, что я, наконец-то, узнала всю подоплёку происхождения Маугли (ха, ещё вопрос – всю ли!), не было никакой. Вот ни на йоту.

Насколько простым, хоть и досадным, казалось мне начало этой истории, настолько сложным, даже грандиозным, грозил стать её конец. Один маленький Вайятху, глупостью своей хозяйки обречённый на бегство, вполне мог стать причиной падения общественного строя целой планеты! Хотя, лавины в горах, говорят, тоже иногда начинаются с одного-единственного камушка.

Вот только почему я? Почему именно мне «посчастливилось» оказаться втянутой в самый центр этих планетарных изменений?! И это я ещё собиралась предупредить папашку Линн о том, что его дочь вот-вот может заиграться и снова влезть в неприятности, из которых я больше её вытаскивать не буду. И тут же вляпалась сама, да так, что Линн  и не снилось!..

Я тихо застонала, представив себе лицо господина Скросса, когда поймёт, что сидеть тихо мы с Вайятху не будем, не смотря на обещания. Ой-ёй-ёй… Нет, видимо, слабоумие – это заразно. А ведь раньше, до знакомства с Маугли, я ничем таким не страдала! Дурочка… Надо было сразу посмотреть на Линн, - что с ней делалось при одном только взгляде на заморыша. Это с Линн-то, которая славилась эгоизмом на всех Трёх планетах! Увы, я очень поздно поняла, что бацилла, под названием «Вайятху», косит всех подряд, кто с ней соприкоснётся…

Ещё вопрос, куда более актуальный: кто реально можетнам помочь?

Вигор? Да, конечно, он выглядит заинтересованным в благополучии лягушонка. Почему-то. Но нельзя забывать, что он – человек Эдора, а Эдор и пальцем об палец не ударит, если это не сулит ему выгоду. А какая выгода может быть от нас с заморышем? Только необычные способности кикиморыша… Но вот торговать ими я не собиралась. Ни в коем случае.

В свете моих новых, почти полностью сформировавшихся намерений, папаша Линн автоматом перекочёвывал в разряд врагов, пополняя и так неслабенький список: Управление силами безопасности Мирассы,  их же Служба охраны порядка, наверняка Планетарные силы по поддержанию мира, Комиссия по охране прав гуманоидов (почему бы и нет? Я всё-таки нелегально вывезла Маугли с планеты, где он проживал), да мало ли, кто ещё… И все они возьмутся за нас. Нет, нереально. У нас просто нет шансов, ни одного. Не говоря уже о таких пустяках, как то, что на Мирассу нам вообще не попасть: она же закрыта для всех, кроме тех, кто имеет специальные пропуска… Нет-нет, безнадёжно.

Есть только одна, очень слабенькая надежда… Буквально, ниточка.

Повернув голову, я посмотрела в очень спокойные, внимательные льдисто-синие глаза и спросила:

- Вигор, ты можешь помочь мне вернуть Маугли его дом?

Он ответил не сразу, а когда заговорил, то ухитрился опять удивить:

- А ты согласна?

- С чем?

- Не  с чем, а на что. Ты согласна принять мою… и не только мою, помощь?

Я открыла рот.

- А что… ты на самом деле можешь это сделать? Возвратить Маугли на его планету?

- Скорее всего – да, - спокойно ответил эскулап и перевёл взгляд вниз, на бассейн. Глаза у него сразу сделались такими же прозрачно-отстранёнными, как водная гладь. Мне даже померещились искорки, заплясавшие в их голубизне, наподобие солнечных зайчиков, скачущих по лёгкой бирюзовой ряби.

Так и тянуло задать какой-нибудь глупый вопрос, например: «А ты кто – волшебник?» или ещё: «И много вас, помощников?», но я мужественно удержалась. Пожалуй, следовало всё-таки поинтересоваться другим. Например, почему он сомневался в том, что я приму его помощь. Это в моём-то положении…

Но спросить ничего не успела, потому что Вигор пояснил сам:

- То, что я могу предложить тебе, далеко выходит за рамки законов. И планетарных, и Межпланетных. Но, думаю, ты и сама понимаешь, что обычными методами помочь твоему… найдёнышу невозможно. Любое обращение к официальным лицам приведёт только к тому, что гуманоид исчезнет где-нибудь в недрах государственной или частной лаборатории. Это если ему повезёт меньше. Или в Приюте для скорбных духом, - это если повезёт больше. Ну, а тебе – прямой путь в поселенцы где-нибудь на планетах Внешнего Кольца, или на космических базах. Согласна?

Я молча кивнула. Если не брать в расчёт возможности Маугли, о которых Вигор не знал, наше будущее, описанное им, выглядело вполне правдоподобным. Впрочем, если бы о лягушонке знали больше, нам пришлось бы ещё тяжелее…

- Я хочу, чтобы ты поняла: соглашаясь на мою помощь, ты становишься преступницей в глазах закона, - продолжил предводитель варваров. - И это не шутка. Тебе нужно очень серьёзно подумать, прежде чем ответить.

Хм, как будто до этого я не нарушила уже пары законов, как минимум.

Ну, я всё равно подумала. Достаточно серьёзно, чтобы понять, что вообще-то, выбора у меня нет. Даже если я сейчас откажу Вигору и пошлю его нафиг, следом появится Эдор со своими планами, неизвестными мне. А на горизонте вечно будет маячить Скросс, со своими планами, о которых, кстати, я тоже ничего не знаю… И никаких гарантий, что в ближайшем будущем не возникнет кто-то ещё, узнавший о нашей тайне, и составивший свои планы на нас…

- Скажи, пожалуйста, ты предлагаешь помощь лично от себя, или от какой-то организации? – уточнила я, наконец.

- Организации, - спокойно ответил эскулап.

М-да, даже не удивлена…

- А в этой организации много народу?

- Много, - чуть улыбнувшись, ответил Вигор.

- Сколько?

- Я же сказал, - много. – И взгляд стал непреклонно-каменным. Прямо как ледяная стена выросла…

Ладно, не хочет говорить – не надо. Но то, что их не двое и не трое, - уже радовало. Вообще, я бы предпочла несколько тысяч, как минимум. Как-то спокойнее было бы.

- А… Эдор тоже там, с вами? – осторожно поинтересовалась я.

- Да.

Ох, а вот это уже не радовало! Совершенно не хотелось быть в одной связке с контрабандистом…

Видимо, заметив, как вытянулось у меня лицо, Вигор пояснил:

- Мы подчиняемся одной цели, ты зря боишься, что Эдор как-то вам навредит. Если договоримся, он будет помогать тебе, как все.

- А если не договоримся? – тихо уточнила я, выделив голосом «не».

Вигор пожал плечами, словно не желая даже рассматривать такую слабую возможность развития событий.

- Ну… разойдёмся в разные стороны.

- И ты веришь в это? – недоверчиво спросила я.

Вигор вздохнул.

- Неважно, верю или нет, важно, что так и будет.

- Ты что - важная шишка в этой вашей организации? – уточнила я.

- Достаточно важная, хотя и не самая, - уклончиво ответил эскулап. – Ну, так что? Принимаешь нашу помощь?

Я ещё подумала, пытаясь просчитать, какой ответ дать.

- Ты рассказал мне или слишком много, или слишком мало. С одной стороны -  пугаешь законом, с другой – тем, что ты преступник. – Я покачала головой. – Давай уж начистоту. Кто вы? Чем занимаетесь? Какая нужда вам помогать нам с Маугли? И на какую плату вы рассчитываете?

Ответил Вигор в своей излюбленной манере – вопросом на вопрос:

- А скажи-ка, что ты знаешь о «натуральном» законе? – поинтересовался он.

О, об этом я знала довольно много! Как раз, не так давно, освежала в памяти его содержание, когда пыталась выяснить, чем мне грозит появление на борту катера лягушонка…

Вообще-то, «натуральным» его называли только в обиходе. Официально он назывался куда более длинно и сложно, и был принят при довольно драматических обстоятельствах. Суть же сводилась к полному запрету на искусственные изменения генома человека, или его клонирование.

Если точнее, то изначально формулировка была именно такой: полный запрет. Однако, с течением времени, законодатели и блюстители норм слегка расслабились, и появились поправки и регламенты, разрешающие вмешательство, если речь шла об излечении врождённых заболеваний или незначительных косметических изменениях внешности, к примеру, цвета волос. Постепенно все договорились, что если вносимые корректировки не влияют на выживаемость или приспособляемость человеческого организма к окружающему миру, то они возможны, но должны строго контролироваться. Если совсем коротко - Маугли был одним сплошным нарушением этого закона.

Причина для введения подобного запрета была, и очень весомая. Дело в том, что ещё несколько сотен лет назад, до Войны и образования Рубежа, Содружество не запрещало клонирование и генетическое улучшение людей. Не то, чтобы клонов было много, просто их «изготавливали» по мере надобности, когда надо было осваивать какую-нибудь не слишком приятную планетку, или обеспечивать работу космических станций, наблюдательных или военных: их старались облетать стороной все, у кого была такая возможность, так что клоны помогали решать проблему персонала. Конечно, они не были панацеей  – все знали, что клоны особым умом не отличаются и живут не более десяти лет, но, на безрыбье, как говорится…

С генетическими изменениями было немного сложнее, потому что активно их начали использовать в период Большого Расселения. Это было время бурного освоения космического пространства в пределах Систем, входящих в Содружество, открытия и заселения новых планет, далеко не всегда идеально приспособленных для человека. Конечно, часть из них уже имела обитателей, но часть была совершенно свободна и только ждала, чтобы их кто-нибудь обжил.

Изначально это пытались сделать с помощью тех же клонов, но поняли, что им не хватает интеллекта. Больше всего они напоминали большое стадо маа, которому требовался пастух, а «пасти» их – то ещё удовольствие, полагаю… В общем, рано или поздно, но мысль об их улучшении должна была прийти кому-то в голову. И пришла. В тот самый момент, когда пригодные для людей планеты закончились, и остались интересные (в смысле ресурсов), но неподходящие для жизни. Или почти неподходящие.

Обнаружив, что довольно часто колонистам не хватает какого-нибудь «пустяка», чтобы хорошенько освоиться на новом месте: то возможности глубже дышать, то иметь жабры, то способности легко переносить жару под пятьдесят градусов Цельсия, то ещё чего-нибудь, наши «прогрессоры» задумались, как минимизировать затраты. Учитывая, что это был уже «край» пространства, контролируемого Содружеством, толпы желающих переселиться туда, чтобы обитать вечно в колпаках-городах, не наблюдалось. Создание комфортных для человеческого организма условий требовало куда больших вложений и времени, чем имелось у поселенцев на тот момент. И вот, кто-то додумался: чем приспосабливать непослушные миры под единообразные требования людей, лучше попытаться изменить природу человека, согласно конкретным планетарным условиям. Такое решение задачи казалось более многообещающим и гораздо более дешёвым.

До того клонирование считалось одной из наименее перспективных отраслей генетики. Конечно, борьба с врождёнными уродствами и генными заболеваниями продолжалась, но развитие шло как-то вяло. А вот когда появился такой живой интерес, тут же расплодилось большое количество организаций и отдельных учёных, которые поспешно принялись улучшать человеческую природу. Причём, именно человеческую: клоны, как базовые организмы были отвергнуты. И эти улучшения производились очень успешно, кстати говоря. Именно усилиями тех, первых учёных-энтузиастов, были созданы поселения «первопроходцев», прекрасно приспособленных к местным условиям на Селерите, Мажоне, Кайэбо и Джорбе…

Человечество упивалось успехами и верило, что стоит на пороге новых свершений. Фантасты грезили новыми «трудовыми помощниками», которые должны будут заменить людей на всех опасных или малопривлекательных работах, оставив людям только радость творчества и науки. М-да. Нам и раньше доводилось ошибаться, хотя и не настолько…

Нет, конечно, если вспомнить историю, люди творили жуткие вещи, но оказалось, что наши модифицированные версии способны зайти куда дальше нас. Первые «звоночки» прозвенели с Селерита, где поселились ГИО-люди (так их стали именовать), приспособленные к жизни в атмосфере, перенасыщенной аргоном.

Буквально через каких-то десять-пятнадцать лет после прибытия на место своего постоянного проживания, они вдруг заявили о том, что законы Содружества не всегда годятся для новых территорий, - мол, нельзя равнять всех под одну гребёнку. У вас там – тишь и благодать, а у нас тут – экстремальные условия, и сплошной риск для жизни. Учитывая, что даже там генно-изменённые поселенцы трудились под управлением и присмотром людей, рождённых, так сказать, «натуральным образом», и требования исходили именно от них, то тревоги тогда это не вызвало.

Сенаторы Всеобщего Межпланетного Правительства несколько удивились, но особого внимания не обратили. Селеритянам были даны расширенные полномочия по освоению природы, и дальше всё покатилось своим чередом.

«Пионеры» рапортовали о новых и новых успехах: покорено море серной кислоты; на дне Ааросовой впадины на Селерите найдено одно из самых богатых месторождений урана; в пустынях Кайэбо высадили модифицированные версии земных растений, и они уже цветут… Всё было прекрасно, безоблачно, от перспектив захватывало дух. На Мажоне вообще сложился отдельный Институт Совершенствования Человека, - так помпезно они себя называли. И целая куча собранных отовсюду выдающихся учёных работали над «светлым будущим» окраинных планет…

Беда пришла оттуда, откуда её не ждали, - на Джорбе внезапно вспыхнула эпидемия, которая буквально выкосила половину населения. Туда срочно вылетела группа с Мавроки, на которой в тот момент находился вечно кочующий Парламент Содружества. И, когда они прибыли, то обнаружили, что «эпидемия» имеет вполне узнаваемое лицо: первых ГИО-поселенцев, которые подняли натуральное восстание против управляющих-людей и вставших на их сторону своих собратьев, и перебили всех, послав ложное известие о заболевании. Та же участь постигла и прилетевших парламентариев, которые только и успели передать сообщение о случившемся по цепочке обратно, на Мавроку.

Следующими, кто отправился на мятежную планету, были десять межпланетарных дисколётов с ближайших космических баз. Долго сопротивляться военным обезумевшие обитатели, конечно, не смогли, но очень старались. В результате, планету пришлось тщательно вычищать от всех, кто ещё выжил, потому что вернуть их в нормальное состояние, как убедились военные медики, было невозможно, а держать в постоянном подавленном состоянии – бессмысленно. Оставили контрольную группу захваченных поселенцев, чтобы позднее исследовать, и улетели на следующую планету. Но, как оказалось, опоздали.

Позже удалось установить, что с Джорбы отправились несколько беспилотников на ближайшие к ней пять планет, которые благополучно долетели до цели. Кораблики были настолько маленькими, что никому в голову не пришло, что их необходимо уничтожать до того, как они сядут. В те времена люди были поразительно беспечны…

Последствия сказались очень скоро: на этих планетах разразились уже самые настоящие эпидемии. Неизвестный вирус встраивался в генную систему людей и полностью разрушал её работу. В результате население молниеносно перерождалось в немощных калек, монстров или буйнопомешанных, а, главное, - вымирало.

Далеко не сразу остальное человечество сообразило, что единственный способ прекратить распространение заболевания – прервать полностью контакты с заражёнными планетами. Чтобы понять это, потребовалось ещё несколько дисколётов и жизни сотен добровольцев, надеявшихся помочь… Но оказалось, что от этой заразы не спасают даже скафандры высокой защиты. Тогда было принято тяжёлое решение: предоставить умирающее население своей судьбе.

На все пять планет выгрузили что-то вроде наборов первой помощи, на случай, если кто-то всё-таки выживет: медицинские модули, лекарства, еду, одежду, укрытия. Поверхность материков и океанов была опутана сетью автоматических передатчиков, постоянно фиксировавших то, что творилось вокруг. На орбитах появились автоматические станции слежения, которые тоже передавали в обитаемый мир сведения о том, что теперь происходило на этих планетах. Зоны вокруг Джорбы, Селерита, Маанга, Ксобра и Ипеи были полностью закрыты для полётов, вплоть до уничтожения кораблей нарушителей.

Это казалось жестоким, но только не тем, кто рисковал посмотреть, что передавали камеры с брошенных планет: процесс разложения и перерождения продолжался до сих пор! Например, некогда цветущая Ипея превратилась в гнилое болото, в котором не жило ничего, кроме мутировавшей плесени, плавающей неопрятными осклизлыми кусками в мутно-бурой жиже. Ну, по крайней мере, так было, когда я смотрела передачу оттуда, пару лет назад. Но вряд ли с тех пор могло что-то сильно измениться!

Результаты проведённого расследования на восемьдесят процентов стали секретными, но и тех двадцати, что достались в общественное пользование, хватило, чтобы законодательство изменилось быстро и решительно.

Оказалось, что вырождение модифицированных человеческих существ (назвать их по-другому просто язык не поворачивался!) происходило намного быстрее, чем рассчитывали их создатели. Более того, разработчики заботились о физическом совершенстве, а надо было в первую очередь думать о психическом. Почему-то деградация начиналась именно как помешательство, появление неких идей-фикс. И происходило это буквально через семь-десять лет после того, как созданный, выращенный  и подготовленный  экземпляр вводился в действие.

Потом было много споров о том, что клетки для клонирования надо было забирать у проверенно здоровых людей, так как тщательное расследование нашло какой-то процент доноров с признаками психических расстройств; что надо было выращивать эмбрионы в пробирках до определённой стадии и проводить тогда специальные пробы, которые позволяли предсказать, «сойдёт» ли данная особь с ума, или нет… Но всё это было уже не важно. Факт оставался фактом: генно-изменённые жители Джорбы, у которых уехала крыша, создали непревзойдённое по силе разрушения биологическое оружие, с помощью которого уничтожили целых пять планет. И, по-видимому, только воля Всевидящего не дала им заразить ещё неизвестно сколько миров (в ангарах местного космопорта было обнаружено около сотни «заряженных» беспилотников…)

Содружество содрогнулось, и на срочно созванном заседании Парламента был единогласно принят закон, названный потом «натуральным». Он запрещал клонировать и изменять геном человека, ну, и дружественных гуманоидов, которые пожелали присоединиться к нам.

Всё это, только вкратце, я и изложила Вигору в качестве ответа на его вопрос.

Выслушав, он кивнул:

- Правильно. Незначительные изменения, типа цвета кожи, волос, радужной оболочки глаз, в список запретов не входят, поскольку на выживание расы не влияют. Клонирование людей и гуманоидов запрещено, исключение, если ты знаешь, составляют пять планет Куабры, аборигены которых возвели изменения в ранг священных обрядов. Ну, они и в состав Содружества входят довольно формально… А что ты знаешь о нарушениях этого закона?

Я наморщила лоб. Что-то такое было в истории… Какой-то скандал с модифицированными солдатами, кажется, - естественно, главной мечтой всех Правительств во все времена была идеально послушная армия.

- Кажется, эксперименты с военными, только это было уже давно.

- Не только. Вообще-то, эта история была достаточно широко известна в своё время, но потом её постарались забыть. Или заставить забыть. Кстати, наш генерал имел к ней самое непосредственное отношение.

- Да? – удивилась я. – Он что – уже тогда клонировал кого-то?

- Ты удивительно догадлива, - криво усмехнувшись, сообщил Вигор. – Не он сам, естественно, но, тем не менее… Для начала, надо учитывать, что его армия, которая отбивала нападения из-за Рубежа, на пятьдесят процентов состояла из клонов, а затем и из ГИО-солдат, когда генетика достигла своего максимального развития. Но, когда произошло восстание на Джорбе, их всех пустили в расход, не дав ни единого шанса. Просто уничтожили и всё.

Я пожала плечами:

- Учитывая, что речь шла о сумасшествии, это было оправданно. Неужели ты думаешь, что они должны были ждать, пока их собственные солдаты начнут уничтожать людей? И ведь это были самые современные на тот момент военные дисколёты! Неизвестно, что натворили бы эти генноизменённые, если бы добрались до управления!

Вигор, в свою очередь, тоже пожал плечами:

- Мы этого не знаем, и никогда уже не узнаем. Возможно, что они не натворили бы вообще ничего. Впрочем, речь сейчас не о них… Думаю, генерал действительно имел поводы сомневаться в их лояльности, после того, как именно его корабли произвели зачистку трёх из пяти восставших планет. И все знали, кого именно уничтожают. Так что…

- Ты хочешь сказать, что одни клоны уничтожали других?

- Не клоны, Тэш! Никакие не клоны! Если бы это были клоны, возможно, зачистка на корабле и не понадобилась бы. Но это были именно генно-изменённые солдаты! Куда более совершенные, чем люди! – Вигор запустил пальцы в шевелюру. – Они прекрасно понимали, что будет с ними после того, как они выполнят приказ, но не подняли руку на своих создателей и командиров. Тысяча шестьсот сорок два солдата были уничтожены на кораблях нашего генерала, и эта история была забыта. Похоронена в памяти немногих, кто выжил после той бойни.

Я почувствовала, как по спине побежали холодные мурашки. Вигор рассказывал так, как будто сам принимал участие в тех событиях! Хотя это ведь было невозможно: восстание происходило более пятисот лет назад… Но, тогда откуда столько боли и горечи в его голосе?

- А разве кто-то выжил? – осторожно уточнила я. Опять он рассказывал мне какую-то альтернативную историю! Совсем не ту, что я знала с детства.

- Да. Двое солдат, практически случайно… Вернее, благодаря жалости одного из «ликвидаторов». Он помог им спрятаться, а потом выпустил на первой же планете, куда вернулись дисколёты после «победоносной войны» с ГИО-поселенцами. Тебя вряд ли учили этому, но во всех мирах Содружества началась потом настоящая истерия с поисками и истреблением буквально всех генно-изменённых. О, это была настоящая «охота на ведьм»! Уничтожали не только подвергшихся изменениям или даже лечению людей, но и лаборатории, записи, образцы, самих учёных! Сейчас уже почти никто не помнит об этом, - наверное, слишком много в этой истории постыдного и страшного… Впрочем, я хотел рассказать не об этом. Во времена расцвета генетики учёные вплотную подошли к созданию совершенного человеческого организма, с точно заданными свойствами, причём, довольно широкого спектра. Например, речь шла не только о повышенной работоспособности или выносливости, но и о, так называемых, сверхспособностях. Умении видеть в темноте, задерживать дыхание на срок до пятнадцати минут, способности бегать со скоростью пятьдесят километров в час, нести груз до трёхсот килограммов… Создатели планировали сделать специализированные группы солдат, медиков, спасателей, водолазов, даже поваров… Но всё перечеркнули последующие события. Тем не менее, пробные образцы уже были созданы, и их собирались «запустить» в рост, когда началось тотальное истребление генетически модифицированных организмов.

Большую часть, конечно, истребили, но некоторое количество, очень маленькое, удалось сохранить. В том числе, и этих, усовершенствованных ГИО-людей. Врач, который создавал их, просто не смог уничтожить плоды своих трудов. Не поднялась рука. И тогда он спрятал столько ГИО-эмбрионов, сколько смог, погрузив их в анабиоз. Возможно, он надеялся, что происходящее – это какая-то глобальная ошибка, всё выяснится, генетика реабилитируется, и к работе можно будет вернуться, но… Был принят закон, запрещающий изменения генома, и все нерождённые ГИО-дети превратились в преступников, подлежащих немедленному уничтожению. Учёный оставил всё, как есть, и занялся другими делами, не забывая о своих подопечных.

Перед смертью, так и не дождавшись изменений, он передал свою тайну надёжному человеку, который, в свою очередь, стал хранителем нерождённых генно-изменённых детей. Тот передал ответственность за них следующему, и так повторялось ещё несколько раз, пока очередной хранитель не допустил какую-то ошибку, а, возможно, просто произошёл сбой техники, давным-давно устаревшей. Как бы то ни было, но эмбрионы вышли из анабиоза и начали развиваться.

Я с шумом выдохнула: ничего себе! А говорили, что всех уничтожили… И, кстати, откуда Вигор всё это знает? Вопрос о его правдивости даже не вставал: я безусловно верила каждому его слову! Нельзя врать с таким лицом, а, главное, - зачем?!

- Когда хранитель обнаружил, что произошло, то сначала, конечно, испугался, но потом принял решение спасти детей. Он ухитрился устроиться на бывшую военную базу, законсервированную где-то на окраине, просто на всякий случай. Всё вооружение оттуда было давно снято, остались только помещения, склады, и небольшое количество планетарной техники. Туда требовался смотритель-техник, и он вызвался на добровольное одиночество, имея в виду эту базу, как подходящее место, чтобы вырастить там пятьсот проснувшихся эмбрионов.

- Пятьсот?! – не сдержалась я. – Как много!..

- А ты думала, речь идёт о паре десятков? – усмехнулся эскулап.

- Ну, не о таком количестве, конечно, - я передёрнула плечами. Пятьсот потенциальных убийц – это чересчур! На кой их хранили всё это время вообще?!

- Ну, как бы то ни было, их оказалось ровно пятьсот. Хотя изначально было намного больше. По-видимому, первый из хранителей как-то отсортировал тех, кого пытался спасти, потому что он взял все модификации, которые разрабатывались в той лаборатории. Получилось ровное число. Но вот вырастить такое количество детей-однолеток одновременно оказалось очень сложно. Хотя, если бы это были обыкновенные человеческие дети, хлопот было бы в разы больше.

- Что ты имеешь в виду? – невольно спросила я.

- Только то, что ГИО-дети были куда спокойнее, послушнее и быстрее взрослели. Поэтому, как ни невероятно это звучит, но ему одному удалось справиться со всей оравой. При помощи роботов, естественно, но тем не менее.

Я скорчила гримасу. Пятьсот детей одновременно?! Не верю!

Вигор легко прочёл по моему лицу, о чём я подумала, и кивнул:

- Я говорю правду. Конечно, ему пришлось тяжело, но это оказалось возможно. С тониками и стимуляторами, стабилизаторами и энерго-коктейлями, но – удалось. Несколько лет он просто растил их всех, заботясь о пропитании и гигиене, но потом пришло время знакомить детей с миром, в который пришли.

Я невольно кивнула: очень знакомая проблема, опять же, из собственного опыта.

- Тогда он принялся обучать детей по программам общего развития и, одновременно, преподавать специализированные знания, которые были необходимы им в первую очередь. Как выяснилось, среди ГИО-детей были будущие солдаты, медики, агрономы, техники-конструкторы, фармацевты и… генетики.

Я вздрогнула.

- Генетики? Серьёзно? Вот прямо так прицельно?!

Вигор серьёзно кивнул.

- Да, оказывается, это было возможно. Даже и ещё более узкая специализация, ведь готовили конкретных специалистов, буквально с самой пробирки… Ну, так вот, - хранителю удалось вырастить всех пятисот детей, дав каждому образование, соответствующее его специализации. Но потом встал вопрос: что делать дальше? Заброшенная база не могла быть постоянным домом для такого количества взрослых людей, они хотели жить по-настоящему, а не в железной коробке, висящей в космосе. Поэтому, после долгих обдумываний и обсуждений, они все вместе приняли решение о том, что ГИО-людям необходимо потихоньку внедряться в мир людей. Ни в коем случае не объявляя о том, кто они на самом деле, и стараясь слиться с населением тех планет, куда они могли бы прилететь.

В горле образовался комок. Пятьсот потенциальных убийц! О, Всевидящий, как вышло, что они выжили?! Почему люди стали так беспечны?!

Я настолько увлеклась историей Вигора, что постоянно забывала задать главный вопрос: зачем он мне всё это рассказывал-то? Мы уже так далеко ушли от конкретной проблемы с лягушонком, что я потеряла нить его рассуждений.

- План оказался вполне хорош, только возникли некоторые неувязки, – продолжал своё повествование врач. - Несмотря на то, что обитатели базы старательно пытались не выделятся из толпы, оказалось, что они всё-таки разительно отличаются от основной массы населения, и проживать больше, чем по одному, им совершенно невозможно, иначе это привлекало внимание окружающих.

Я невольно хмыкнула: чем же это они, интересно, отличались? Дополнительными конечностями, что ли? Судя по специализациям, которые перечислил Вигор, ничего экстраординарного, вроде, быть не должно…

- Поскольку вместе поселиться они не могли, как изначально планировали, а по отдельности – не хотели, они начали разрабатывать другой план: найти планету, на которой все ГИО-люди могли бы жить, не привлекая ничьего внимания, и не опасаясь за свою жизнь. Ведь, если ты помнишь, они до сих пор подлежат уничтожению.

Я нахмурилась.

- Да какая планета? О чём ты говоришь?! Их вообще надо было уничтожить до того, как они выросли! Ты что – не понимаешь?! Им же грозит безумие, как и тем, на Джорбе! А если среди них ещё и генетики есть… - Я осеклась. – Всевидящий… Неужели весь этот кошмар может повториться?!. Опять убийства, опять паника… Вигор, это что – происходит сейчас? Или ты мне рассказал о том, что было когда-то? Эти ГИО – они живы?

Чуть поколебавшись, эскулап кивнул.

- Прямо сейчас? Они что… живут сейчас?.. – от ужаса у меня сорвался голос.

- Да, - ровным голосом ответил предводитель разбойников.

- Да это же… Всевидящий, это же просто… Надо же что-то делать! – мысли в голове поскакали, как взбесившиеся сайгаки. Речь идёт уже не об одном гуманоиде и его выживании, речь идёт о безопасности всех миров, населённых людьми!

- И что бы ты сделала? – донёсся до меня словно издалека голос золотоволосого предводителя пиратов.

Если бы я знала – что! Наверное, надо обращаться в Службу охраны порядка… Или нет, в Планетарный Совет! Тут такой важности дело, что, чем выше – тем лучше! Или сразу в Парламент? Нет, бессмысленно, пока там разберутся… Да, пожалуй, Охрана порядка – то, что надо…

- Так как бы ты поступила? – Вигор таки ухитрился вырвать меня из сумбурных размышлений.

Я неуверенно пожала плечами, слабо надеясь, что он подскажет сам. Раз рассказал эту историю, значит, имеет и представление о том, как лучше действовать?

Непонятно до сих пор только одно: зачем? Зачем он мне всё это рассказал, и какое отношение всё изложенное имеет ко мне с лягушонком? Или он хотел предупредить меня о том, что Маугли, по сути, тоже не имеет права на существование, потому что является искусственно выведенным существом?..

Я замерла, поражённая этой мыслью. А ведь правда, - закон действует до сих пор, и даже если мы найдём способ прижать правительство Мирассы, включая императорскую семейку, все Вайятху, - все! - подлежат уничтожению… Неужели сейчас, в наше время такое возможно? В голове не укладывалось, что кто-то может взять и убить моего лягушонка. За что?! Разве он виноват в том, что его изуродовали? Сделали из него игрушку? Лишили возможности жить так, как хотел бы он сам? Нет-нет, это невозможно… Значит, мне нельзя привлекать к нам внимание государственных служб, иначе за это может поплатиться заморыш. Но тогда как поступить?!

- Вигор, но ведь их нужно как-то нейтрализовать! – обратилась я к эскулапу, который молча сверлил меня взглядом. – Это же прямая угроза всему человечеству!

Он как-то невесело усмехнулся, перевёл опять взгляд на воду и ответил:

- Вообще-то, это вы все – прямая угроза нам… Хотя ни один из нас ничего дурного никому из вас не сделал.

Я смотрела на золотоволосого бога варваров, наверное, целую минуту, стараясь уложить в сознании страшный смысл его слов. По мере того, как до меня доходило, что это не было шуткой или неудачной попыткой испугать меня, по спине опять начали маршировать полчища холодных мурашек, подбираясь к затылку. Постепенно они взбирались всё выше и выше, пока не побежали колючими ледяными лапками прямо по голове, отчего у меня зашевелились волосы.

Вигор, наконец, повернулся ко мне, и я уставилась прямо в невообразимо синие глаза нечеловечески красивой генно-изменённой особи человеческой расы.

 

Рейтинг: +8 307 просмотров
Комментарии (22)
Маргарита Лёвушкина # 23 апреля 2014 в 00:32 +1
Мама мия! Вот это поворот! Таня, я в шоке!
Татьяна Французова # 23 апреля 2014 в 00:52 0
Правда, что ли? 36
Маргарита Лёвушкина # 23 апреля 2014 в 02:29 +2
Я предполагала, конечно, что эти Вигор и К - одного поля ягоды, и неспроста все претендуют на звание "Мистер Совершенство", но такое... И откуда только ты такие идеи черпаешь!
Татьяна Французова # 23 апреля 2014 в 09:06 +1
Не знаю... Сами приходят, сами всё рассказывают... muha
Анна Магасумова # 23 апреля 2014 в 09:50 +1
Круто!
Татьяна Французова # 23 апреля 2014 в 10:04 0
Спасибо, Анечка, что заглянула! ura
Галина Гурьянова # 25 апреля 2014 в 14:13 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e supersmile
Татьяна Французова # 25 апреля 2014 в 23:15 0
ura
Вероника Малышева # 28 апреля 2014 в 17:54 +1
В А У
Татьяна Французова # 28 апреля 2014 в 18:28 0
zst
Вероника Малышева # 28 апреля 2014 в 18:00 +1
вау вау вау super super
я в восторге. Чудесный поворот событий. Танечка - М А Л А Д Е Ц kissfor
...а ещё чё-то там жаловалась на кризис жанра!... laugh А так всё славно-классно пишется, и читается тоже на ура. Ну, ясно было, что красавцы УЖ СЛИШКОМ хороши для простых смертных, но что ТАК дело обернётся - я и представить не могла )) Как грится -- "ПИШИ ЕСЧЁ!"
Татьяна Французова # 28 апреля 2014 в 18:31 +1
Ну, это хорошо, что незаметно, как мне тяжело эта глава давалась)))) Не люблю я всякие такие вещи писать))) Мне бы вот чего-нить с чувствами... А описательное - не моё, тем более с юридическими и прочими заморочками...
Вероника Малышева # 29 апреля 2014 в 09:38 +1
понимаю тебя, но надо же облечь в форму и бытовые, "обслуживающие" обстоятельства, чё поделаешь.... joke "Если вы понимаете , о чём я толкую" smile
.....А теперь можно и к чувствам подбираться smile Вот как полюбит Тэш кого-нить из ГИО.... girlkiss ... чувства , так сказать, не подчиняются предубеждениям sneg
Татьяна Французова # 29 апреля 2014 в 10:11 +1
Ой, понимаююююююю.... очень понимаю! Только легче не пишется всё равно... Ну, любовь, конечно, будет, это меня только и утешает... Впрочем, это была не последняя глава, в которой мне ещё мучиться и мучиться... пойду, забудусь живописанием каких-нить душещипательных переживаний... girlkiss
Вероника Малышева # 29 апреля 2014 в 13:04 +1
вот. Вот прямо любо-дорого читать, что ты настроена весьма решительно на душещипательное продолжение super
(В моих мыслях любовные линии персонажей уже пересекаются, и местами даж складываются в любовные треугольники joke Шучу smile )
Жду с нетерпением продолжения, Тань! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Татьяна Французова # 29 апреля 2014 в 13:18 +1
Ух, как у тебя фантазия работает! joke Посмотрим, - пока ничего нового они не предлагают, но не факт, что всё так до конца и останется)))) Вот буду писать - сама узнаю)))) Спасибо, что ждёшь, дорогая моя! kissfor
Надежда Рыжих # 8 мая 2014 в 13:58 +1
Все идет своим чередом... Тайны вскрываются, но как справиться с всем этим? Куда их распихать? Все достойны жить, раз ,уж, здесь они.
Татьяна Французова # 8 мая 2014 в 15:24 0
Ну, не все так думают)))
Вероника Малышева # 16 мая 2014 в 10:10 +1
посматриваю -- нет ли проды ?... 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Татьяна Французова # 16 мая 2014 в 23:29 0
Скоро, скоро...))))
Жданна # 6 января 2015 в 19:24 +1
Таня, всё!!!! Пора спасать мир! )))) Эх, как масштабно разворачивается сюжет. От одного маленького инопланетянина - к мировой проблеме!!!!
Татьяна Французова # 8 января 2015 в 20:04 0
Ох, как ты права! Вот всегда меня заносит куда-нить... 36