ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-25.

 

Мой личный Маугли-25.

23 февраля 2014 - Татьяна Французова
article194689.jpg
 

Второй спец оказался таким же молчаливым, как эскулап, и целеустремлённым, как Эдор. Та ещё помесь, честно говоря… Игнорируя все мои попытки изобразить радушную или хотя бы вежливую хозяйку, он протопал к дому, подождал, пока я впущу его, и, безошибочно определив «центр» мозговой деятельности местной кибер-системы, прошёл в кабинет. Я, было, устремилась следом, но врач поймал меня за руку и спокойно покачал головой.

- Не надо, не мешай, Авинор сам справится. Если ему что-то понадобится, он спросит.

Я, поколебавшись, уступила. Главное, пусть поставит систему, а перенастроить её, если что, и сама смогу… Пожалуй, надо заняться хозяйственными делами, пока есть пауза. Отослав лягушонка наверх и настоятельно посоветовав ему почитать, была ошарашена сообщением, что читать он не умеет. Подобрала челюсть с пола, наткнувшись на внимательный взгляд Вигора, сделала вид, что выражение «убью гадов!» на моём лице ему просто померещилось, и, выдавив улыбку, предложила Маугли построить что-нибудь из конструктора. Кикиморыш хотел было что-то сказать, - подозреваю, обрадовать, что он не в курсе, что такое конструктор, - но, увидев моё лицо, дисциплинированно исчез.

Уф! М-да, что-то с нервами надо делать, не получается справляться с новостями спокойно, хотя уже можно было бы привыкнуть. Ведь неудивительно, что существо, которое спит на полу, ест руками и прячется под стол в случае опасности, вполне может оказаться и неграмотным… Ненавижу мирассцев!

Я поспешно ушла на кухню, предоставив Вигору самому решать, к кому присоединиться. Он выбрал меня. Повернувшись от холодильной камеры, я обнаружила его, сидящим за столом и, с самым задумчивым видом, уничтожающим бумажный лоскуток, извлечённый из упаковки, стоящей на столе. (С тех пор, как у меня появился заморыш, такие коробки валялись по всему дому – на всякий случай. А уж кухня и вовсе была набита ими!) Видимо, в свободное от потрошения людей время варвар любил рвать платочки.  

Понаблюдав, как белокурый пират аккуратно разделил на шестнадцать равных частей очередной ни в чём неповинный предмет гигиены, я шмыгнула носом и осведомилась о вкусовых пристрастиях его и его товарища. В ответ получила небрежную гримасу, видимо, свидетельствующую об их общей неприхотливости. Сделала заказ, вытащила молоко, отошла сварить кофе, - и всё под неусыпным, неотрывным взглядом эскулапа. Занервничала и чуть не пролила готовый напиток, потом забыла о сахаре и печенье. В конце концов, я не выдержала и спросила:

- Ну? – ей-богу, манера Вигора общаться заразна!

- Думаю, - так же пространно ответил он.

- И?

Он пожал плечами.

- Ты не пыталась понять, из кого сделали твоего подопечного? – осведомился бог вандалов, беря ложечку.

- Ещё как пыталась! Чуть ли не в первый же день, как его… получила. Но ничего не нашла, ни у одной расы не обнаружилось сходных признаков.

Варвар кивнул и спросил:

- А про туземцев Мирассы ты думала?

- Конечно. Но там какие-то полосатые чудовища были. Ничего похожего на за… на Маугли.

- Так это только горцы. А других ты видела?

- Каких других? – насторожилась я. – Деона мне только один вид показала, и ничего общего с лягушонком у них не было! Даже с тем, что ты смоделировал!

Вигор снова кивнул.

- Дело в том, что ты искала среди существующих.

- Естественно, - с недоумением ответила я. – А где их надо было искать? Среди вымерших, что ли?!

- Именно, - невозмутимо ответил эскулап и с удовольствием отхлебнул кофе.

Хорошо, что я успела поставить чашку - сейчас бы точно уронила её на пол, как и мою многострадальную челюсть, снова брякнувшуюся под стол.

- Подожди… подожди… Ничего не понимаю, - забормотала я, вытаращившись на бога варваров. – Каких ещё вымерших? Почему вымерших? Ты о чём?!

В ответ синеглазая скотина с чувством потянулась, потом заложила руки за голову, продемонстрировав мне внушительные бицепсы, и ответила, прикрыв глаза:

- Устал я с тобой… Весь вечер, как заглючивший кибер, ношусь и информацию разыскиваю… А, между прочим, я не робот!

С трудом подавив спонтанное желание надеть ему на голову упаковку из-под платочков, которую он, кстати, уже ополовинил, засыпав обрывками пол вокруг себя, я вежливо, - вежливо! – попросила:

- Вигор, будь добр, объясни, о чём ты говоришь!

Закончив потягиваться, этот невыносимый пират ответил, вздохнув:

- Да о твоём гуманоиде, естественно! О ком же ещё! Я просто-напросто приучен мыслить шире, чем обычные студентки, изучающие детскую психологию, поэтому рассмотрел вариант, при котором исходной особью всё-таки мог стать вид, живущий там же, на планете. Конечно, нельзя было исключить возможность привоза «материала» со стороны, но это, вообще-то, чревато. Оставшиеся соплеменники непременно сохранили бы об этом воспоминания, и, в конце концов, после установления всеобщих законов, эта история всплыла бы. А тут – молчание. Никто ничего не знает, никто ни о чём не догадывается, причём уже несколько сотен лет! О чём это говорит?

- О чём? – послушно повторила я.

- О том, что некому уже спрашивать, например. Или о том, что все уверены в том, что спрашивать реально не о ком. Гуманоидов, послуживших исходным материалом для создания Вайятху, считают вымершими.

Я, забывшись, вслух выругалась на моём любимом наречии, заставив, в свою очередь, поперхнуться  морского разбойника. Спохватившись, извинилась и схватилась за голову руками. Похоже, дело обстояло ещё хуже, чем я думала. То-есть, это если не предполагать, что предки Маугли были вывезены из-за Рубежа. Неужели правда? Лягушонок – коренной мирассец? Только какой-то вымерший вид? Но почему тогда остались эти, полосатые? Или они не представляли интереса для завоевателей? Ой-ой-ой… Похоже, я реально утащила с Мирассы тайну планетарного масштаба. А почему же они не ищут нас? Поверили, что Маугли погиб? Или, на самом деле, ищут, только очень-очень тайно? Тогда я вовремя озаботилась сменой контура безопасности…

Спохватившись, подумала, что надо и физическую защиту установить. Нет, конечно, дом был снабжён стандартным набором: от проникновения, от непогоды, от нападения сверху… Но, похоже, этого было мало, просто катастрофически мало! Тут уже пахнет не просто похищением гуманоида с его планеты, тут попахивает геноцидом, уничтожением разумных, запрещёнными экспериментами и ещё Всевидящий знает чем, не считая уже таких пустяков, как рабство!..

Мне захотелось самой спрятаться под стол. Это как-то уже перебор, честное слово! Спасти от смерти, вылечить и выучить гуманоида - это одно. А вступать в конфликт с системой безопасности и секретов целой планеты – это совсем, совсем другое!! У нас просто шансов нет!

Тут на мою руку внезапно легла тёплая твёрдая ладонь. Вздрогнув, я подняла глаза на эскулапа, про которого ухитрилась забыть, погрузившись в собственные мысли.

- Эй, выше нос! – неожиданно мягко сказал он. – Не бойся, война даже ещё не начиналась. Но, если начнётся, то только тогда, когда этого захотим мы.

- Мы? – хрипло переспросила я. – Кто мы?

Вигор пожал плечами.

- Мы – это достаточно большое число людей, которые заинтересованы в том, чтобы у тебя с… как ты там его называешь?.. всё получилось!

- Кто? Кто эти люди?! – потребовала я ответа. – Кому здесь есть до нас дело? Пока Маугли заинтересовались только вивисекторы из той лаборатории, и то, потому, что им его интересно разобрать и посмотреть, как он устроен!

- В своё время я тебе всё расскажу, - пообещал северный варвар, сжимая мою ладонь в своих. – Обязательно. Но лучше бы ты узнавала всё постепенно, не сразу. Так легче, поверь мне.

Я верила, - мне для одного дня потрясений вполне хватило! Честное слово, хочу тайм-аут, чтобы как-то уложить всё по полочкам в голове, если получится, конечно… Хотя, вот  уже сейчас начинают всплывать вопросы, один за другим, - похоже, с полочками ничего не выйдет.

- Вигор, мне всё равно нужно будет ещё задать тебе кучу вопросов. Не сейчас, попозже… Сейчас у меня в голове полная каша, мне надо хотя бы с тем, что есть, разобраться. Но поговорить надо, причём, без свидетелей!

Эскулап выпустил мою руку, помассировал себе шею, и сразу стало видно, что он, и вправду, очень устал.

- Хорошо, давай попозже. Например, когда все уснут. Где, кстати, ты нас собираешься положить?..

Я спохватилась. А, действительно, где?..

Следующие полчаса были посвящены поиску компромиссов между пожеланиями и имеющимися возможностями. Отвергнув варианты ночёвки гостей в шезлонге, на полу в гостиной и на диванчике в кабинете, я настояла на второй спальне, предназначенной лягушонку. Во-первых, он всё равно бы спал со мной, а во-вторых, там была достаточно широкая кровать, так что, при желании, оба могли спокойно выспаться. Но тут упёрся специалист, заявив, что ему больше нравится вариант с ночёвкой в одиночестве, а Вигор, дескать, храпит по ночам.

Прилетел диск с заказанным ужином, все с удовольствием поели, и перетасовка спальных мест возобновилась. В конце концов, осатанев уже от претензий, высказываемых всеми участниками, включая Маугли, который, под шумок, смылся с тарелкой под стол, я заявила, что сама буду спать с Вигором, а Авинор может занять мою спальню в гордом одиночестве! Лягушонка я собиралась, вспомнив прошлый опыт, положить на полу, упаковав в спальный мешок.

Тут взбунтовался Вигор, заявив, что мы недостаточно близко знакомы, чтобы он, в первый же день, ложился со мной в одну постель. Я в очередной раз сдержалась и даже не послала его туда, где ему, по моему глубокому убеждению, было самое место. Спасло его ещё и то, что он по-прежнему являлся источником ценной информации. Да и перепуганный нашими перепалками Маугли вцепился в меня, как клещ, и, судя по всему, собирался провести всю ночь именно так. Не выдержав, я просто сбежала наверх, прихватив и своё «пушечное ядро», предварительно пожелав капризным красавцам улаживать проблемы с ночёвкой самим.

Конечно, я скоро успокоилась и решила, что приготовлю вторую спальню - пусть спит, кто хочет. Поменяв бельё и полотенца, забрала лягушонка, не отстающего от меня ни на шаг, и ушла к себе. Всё, будем считать, что свой долг, как хозяйки, я выполнила, а если кому что не нравится – у меня ещё стол на кухне есть, и шезлонги у бассейна раскладные… Хотят спартанских условий? Они есть у нас!

Гости угомонились далеко за полночь, когда лягушонок уже давно посапывал, уткнувшись носом в моё плечо. А мне не спалось, - я прислушивалась к голосам, доносившимся то снизу, из комнат, то из сада, от бассейна. Судя по всему, красавцы всерьёз озаботились нашей с заморышем безопасностью, потому что несколько раз меняли расстановку датчиков и маячков, стараясь охватить как можно большую территорию и подстраховаться от возможных проколов в защите.

Закончив с контуром, они принялись налаживать генератор виртуальной реальности, что-то постоянно записывая, перезаписывая, уточняя и поправляя. В конце концов, их голоса смолкли, и в доме наступила тишина. Поняв, что вопрос с ночлегом они как-то решили, я, наконец-то, уснула тоже.

На следующее утро меня разбудил перепуганный Маугли, который вцепился в мою руку и дрожащим голосом твердил:

- Сагите… Сагите, проснитесь! Здесь какие-то прозрачные люди! Пожалуйста, проснитесь, я боюсь!..

Открыв глаза, я некоторое время очумело таращилась вокруг, пытаясь заставить свои мозги проснуться и начать функционировать.

- Погоди, какие ещё люди? Где?.. – спросила я, убедившись, что никакие привидения не шастают по моей спальне, залитой утренним светом.

- Здесь, здесь, сагите! – прошептал с отчаянием лягушонок, прячась под одеяло. – Вот же они, ходят… Ай! – вдруг взвизгнул он, подпрыгивая и скатываясь с кровати. – Сагите!!!

- Так, стоп-стоп-стоп, - скомандовала я, поморщившись. – Вылезай сейчас же и не кричи! Толком говори: какие такие прозрачные люди?!

Вдолбленная привычка беспрекословного послушания пересилила страх, и заморыш вскарабкался опять на кровать, немедленно зарывшись в одеяло.

- В-вот они, сагите, - прошептал он, кивая куда-то в сторону платяного шкафа. – Ходят… х-ходят вокруг…

Пространство около шкафа было совершенно пустым. Впрочем, лягушонок и раньше видел то, что человеческому глазу недоступно… Я встревожилась: что ещё за напасть? Какие привидения?!. Ладно, сейчас разберёмся, главное, чтобы Маугли не впадал в панику.

- Ну, они же тебе ничего не сделали? – осведомилась я у него.

Он пугливо покачал головой, продолжая таращится на что-то невидимое, что, судя по его взгляду, курсировало по комнате, вдоль кровати.

- Не бойся, расскажи мне – какие они? Как выглядят?

- Это… это прозрачные сагаты… Те, что прилетели вчера. Доктор и его друг, который помогал сагите Деоне…

Упс! У меня по спальне шляются фантомы Вигора и Авинора?! Что за?..

И тут до меня дошло. Ведь они вчера до поздней ночи налаживали новую систему безопасности! Похоже, Маугли сейчас созерцает ту самую виртуальную реальность, которая призвана обманывать постороннего наблюдателя. Ура! Значит, она работает!

Радостно засмеявшись, я поцеловала ошеломлённого заморыша в щёку и сказала:

- Так это же замечательно! Новая защита действует! Не надо никого бояться, ты же сам говоришь, что они прозрачные, значит, ненастоящие! Понимаешь? Только видимость! И то, не для всех - я, например, их не вижу!

Кикиморыш нерешительно выглянул.

- Это… не страшно, сагите? – уточнил он. – Они… игрушечные?

- Н-ну, можно и так сказать. Они – как картинка в голлограмматоре. Ты её видишь, но самого человека там нет, понимаешь? Всё, вылезай!

Ободрённый кикиморыш выполз из-под одеяла, уставившись куда-то мне за спину. Потом сделал перепуганные глаза и пискнул, но тут же замолчал, зачарованно провожая взглядом что-то, похоже, только что прошедшее сквозь меня.

- Ну, убедился? Со мной всё хорошо! – я развела руки в стороны. – Ничего не случилось! Я же говорю – новая защита. Как раз друг сагата Вигора вчера устанавливал. Вставай! Пора завтракать.

Когда мы спустились, в доме царила тишина. Заглянув во все комнаты, я вышла к бассейну и даже не удивилась, обнаружив обоих несравненных красавцев рассекающих водную гладь, как пара морских котиков. Опять на ум некстати пришёл Эдор, тоже плавающий, как дельфин. Невольно сравнения продолжились, пока я не почувствовала, что краснею… «Так, хватит отвлекаться на чужие прелести, - одёрнула я себя, - пора возвращаться к делу».

Водоплавающие выбрались на сушу только через час, когда мы с лягушонком уже давно позавтракали, и сидели наверху, в игровой комнате, изучая сложное искусство составления мозаичных картин. Упорства Маугли было не занимать, поэтому медленно, но верно, изображение складывалось во что-то понятное.

Вошедший Вигор удивил меня до глубины души, выдав заморышу маленький космокрейсер, который мог садиться не только на сушу, но и на воду, и отправил лягушонка вниз, тренироваться в управлении новой игрушкой. Я настойчиво несколько раз проинструктировала кикиморыша, какие кнопки следует нажимать, чтобы кораблик выполнял команды, пока Маугли не стиснул испуганно пульт, вспомнив мой наказ никому о своих способностях не рассказывать.

Когда он ушёл, Вигор поманил меня за собой. Мы вышли на балкон, с которого открывался прекрасный вид на бассейн и резвящегося там заморыша. Я внутренне подобралась, догадываясь, что эскулап позвал меня отнюдь не для того, чтобы осыпать комплиментами. Похоже, он наконец-то созрел для серьёзного разговора.

Начал он неожиданно, спросив:

- Что ты знаешь о Лемире Грассе?

Я захлопала глазами.

- То же, что и все. Что он был величайшим стратегом времён последней войны, что именно благодаря нему был ликвидирован последний Прорыв из-за Рубежа, и что именно он был создателем системы опорных военных баз, на которых строится наша современная защита от угрозы извне. А почему ты спрашиваешь?

- Проверяю твою информированность. А что с ним стало после войны, знаешь?

- Ну, он получил все мыслимые и немыслимые привилегии, которые может получить человек в нашем обществе, посодействовал воспитанию новых военных специалистов, а потом ушёл.

- Куда ушел?

- Откуда мне знать? – я пожала плечами. Абсурдность разговора начинала меня злить. – Куда-то ушёл. Главное – он больше не вмешивался ни в политические, ни в военные дела. Да в этом и надобности не было. Всё прекрасно работало тогда,  прекрасно работает сейчас. Так к чему эти расспросы?

- Сейчас поймёшь. А попробуй узнать, куда девался межпланетный герой после войны?

Не удержавшись, я пожала плечами ещё раз и мысленно спросила Деону:

- Део, какова была судьба Лемира Грасса после окончания войны?

Кибер-консультант тут же отозвалась:

- После окончания военных действий, увенчавшихся блестящей победой войск, которыми руководил Грасс, он занялся организацией военных школ и академий…

- Дальше, дальше! Когда он уже всё организовал!

- Закончив создание системы тройного Кольца безопасности, арх-генерал Грасс попросил для себя и своей семьи, в качестве награды, планету, которую ему и предоставили. Далее сведения о нём отсутствуют.

Я удивлённо подняла брови. Действительно, странно… Почему-то я никогда не задумывалась о том, чем закончилась жизнь Грасса. Всем известная фигура, герой всех планет, образец для подражания, - но информация о нём плавно заканчивалась его триумфом и последующей всенародной и всегуманоидной любовью. Он ведь не только планеты, населённые людьми, спас от Вторжения. Я сама, своими глазами, видела памятники генералу на всех планетах, где мне довелось побывать. Пожалуй, кроме… Но ведь там я мало по городу передвигалась, всё больше на природе, в лесах, полях. Хм.

- Деона, а какую планету Грасс получил в своё пользование? И какое – временное, постоянное?

- Храиссу, современное название Мирасса.

Моя челюсть снова стукнулась об пол. Ничего себе, совпадение! В голове завертелся настоящий калейдоскоп из сведений, слов, разговоров, видений, сопоставлений… И, наконец, картинка начала складываться.

Ну, конечно! Неудивительно теперь, что всенациональный и всерасовый герой всех времён и народов захотел того, чего ему не могла дать наша существующая общественная система: полного и безусловного господства. Впрочем, может, это и не ему пришла в голову такая идея, а кому-то из его детей или внуков. Я сморщилась, пытаясь вспомнить, с какого времени ведёт свою родословную Императорская семья Мирассы. И их высокомерие, и желание противопоставить себя всему миру, и претензии на свою уникальность неповторимость, - всё получало объяснение, если допустить, что они были потомками Грасса.

Но как могло случиться, что дело зашло так далеко?! Что они скатились до недопустимых игр с генетикой и уничтожения разумных рас, живущих с ними бок о бок? И как вообще получилось, что Грассу подарили обитаемую планету?! Ничего не понимаю… И почему никто не интересовался, как он и его семейка там поживают? Что делают? Куда вообще, к Вогранам, все смотрели?!

Я невольно опустилась на пол. Вот это было, просто, как удар под дых! Внезапно узнать, что всеобщий герой выродился в мерзкого рабовладельца. Пусть даже не он сам, но те, кто произошли от него. Кто жили по разработанным им законам. Чем дальше, тем больше я убеждалась, что особое положение Мирассы тоже было неслучайным, а тщательно обдуманным и последовательно претворённым в жизнь планом.

Прекрасная планета, мечта любого колониста, мирное население (что мирное – нет сомнений, достаточно на лягушонка посмотреть), да ещё и полная, бесконтрольная власть над всеми, делай, что хочешь… Дааа, Лемир Грасс получил неслыханную награду за свои заслуги. Награду, стоившую многих и многих жизней и судеб…

В мои размышления ворвался голос Вигора:

- Ну, так что? Что узнала?

Я медленно перевела на него глаза.

- Достаточно, чтобы пожелать ему вечно гореть в утробе Плорада. Если даже и не ему самому, так его потомкам…

Эскулап как-то презрительно фыркнул и сказал:

- Да в том-то и дело, что ему, ему, голубчику… Больше никто не отличался такой изворотливостью ума и умением обделывать невероятные дела под носом у других так, чтобы они и не догадывались об этом.

Я покачала головой.

- Вот тебе и герой…

- Ну, этого у него никто не отнимет. Он былгероем. Но, когда надобность в героях отпала, и он понял, что его вскоре забудут, как прошедший день, он придумал, как продлить своё величие. Потребовал себе личную планету и стал обустраиваться там так, как ему хотелось. А хотелось ему поклонения и власти, к которым он привык. Поэтому и возникла такая вот Мирасса, - с нетипичным государственным строем, со странными и дикими для нас обычаями, закрытая для всех, обособленная и никого не интересующая. Настоящая terra incognita.

Я опять покачала головой. Почему всегда так мерзко на душе, когда узнаёшь о чьей-то подлости? Вроде, ты и не виновата в том, что кто-то оказался на поверку подлецом, и ответственности за того, кто жил несколько столетий назад, не можешь нести, а всё равно… Мерзко и больно. Как будто тебя предали. А в данном случае, не только меня, - все миры, почитающие Грасса-защитника! Вот тебе и защитник…

Я снова повернулась к Вигору, присевшему рядом.

- Значит, ты думаешь, что Маугли – это один из вымерших туземных видов Мирассы?

- Да, точнее, уничтоженных. Видимо, те гуманоиды, что жили в горах, чем-то ему не понравились. А, может, просто не удовлетворяли его требованиям. И он выбрал других, может, послабее, а, может, покрасивее…

Мы, не сговариваясь, одновременно посмотрели на лягушонка, который, улёгшись животом на край бассейна, подгребал к себе игрушку, качающуюся на воде. Моё сердце как будто запнулось, когда я вдруг, со всей непреложностью, поняла: чтобы сделать кикиморыша по-настоящему счастливым, мне будет мало вернуть ему запрограммированный природой облик, мало обучить всему, что он должен был бы знать, мало построить дом и наполнить его приятными и занимательными для него вещами. Даже найти для него подругу, которая захотела бы разделить с ним оставшуюся жизнь, будет мало.

Чтобы вернуть всё, что отняли у заморыша, я должна буду завоевать для него целую планету, ту на которой он родился, и на которой должен был жить… Просто аут.

© Copyright: Татьяна Французова, 2014

Регистрационный номер №0194689

от 23 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0194689 выдан для произведения:
 

Второй спец оказался таким же молчаливым, как эскулап, и целеустремлённым, как Эдор. Та ещё помесь, честно говоря… Игнорируя все мои попытки изобразить радушную или хотя бы вежливую хозяйку, он протопал к дому, подождал, пока я впущу его, и, безошибочно определив «центр» мозговой деятельности местной кибер-системы, прошёл в кабинет. Я, было, устремилась следом, но врач поймал меня за руку и спокойно покачал головой.

- Не надо, не мешай, Авинор сам справится. Если ему что-то понадобится, он спросит.

Я, поколебавшись, уступила. Главное, пусть поставит систему, а перенастроить её, если что, и сама смогу… Пожалуй, надо заняться хозяйственными делами, пока есть пауза. Отослав лягушонка наверх и настоятельно посоветовав ему почитать, была ошарашена сообщением, что читать он не умеет. Подобрала челюсть с пола, наткнувшись на внимательный взгляд Вигора, сделала вид, что выражение «убью гадов!» на моём лице ему просто померещилось, и, выдавив улыбку, предложила Маугли построить что-нибудь из конструктора. Кикиморыш хотел было что-то сказать, - подозреваю, обрадовать, что он не в курсе, что такое конструктор, - но, увидев моё лицо, дисциплинированно исчез.

Уф! М-да, что-то с нервами надо делать, не получается справляться с новостями спокойно, хотя уже можно было бы привыкнуть. Ведь неудивительно, что существо, которое спит на полу, ест руками и прячется под стол в случае опасности, вполне может оказаться и неграмотным… Ненавижу мирассцев!

Я поспешно ушла на кухню, предоставив Вигору самому решать, к кому присоединиться. Он выбрал меня. Повернувшись от холодильной камеры, я обнаружила его, сидящим за столом и, с самым задумчивым видом, уничтожающим бумажный лоскуток, извлечённый из упаковки, стоящей на столе. (С тех пор, как у меня появился заморыш, такие коробки валялись по всему дому – на всякий случай. А уж кухня и вовсе была набита ими!) Видимо, в свободное от потрошения людей время варвар любил рвать платочки.  

Понаблюдав, как белокурый пират аккуратно разделил на шестнадцать равных частей очередной ни в чём неповинный предмет гигиены, я шмыгнула носом и осведомилась о вкусовых пристрастиях его и его товарища. В ответ получила небрежную гримасу, видимо, свидетельствующую об их общей неприхотливости. Сделала заказ, вытащила молоко, отошла сварить кофе, - и всё под неусыпным, неотрывным взглядом эскулапа. Занервничала и чуть не пролила готовый напиток, потом забыла о сахаре и печенье. В конце концов, я не выдержала и спросила:

- Ну? – ей-богу, манера Вигора общаться заразна!

- Думаю, - так же пространно ответил он.

- И?

Он пожал плечами.

- Ты не пыталась понять, из кого сделали твоего подопечного? – осведомился бог вандалов, беря ложечку.

- Ещё как пыталась! Чуть ли не в первый же день, как его… получила. Но ничего не нашла, ни у одной расы не обнаружилось сходных признаков.

Варвар кивнул и спросил:

- А про туземцев Мирассы ты думала?

- Конечно. Но там какие-то полосатые чудовища были. Ничего похожего на за… на Маугли.

- Так это только горцы. А других ты видела?

- Каких других? – насторожилась я. – Деона мне только один вид показала, и ничего общего с лягушонком у них не было! Даже с тем, что ты смоделировал!

Вигор снова кивнул.

- Дело в том, что ты искала среди существующих.

- Естественно, - с недоумением ответила я. – А где их надо было искать? Среди вымерших, что ли?!

- Именно, - невозмутимо ответил эскулап и с удовольствием отхлебнул кофе.

Хорошо, что я успела поставить чашку - сейчас бы точно уронила её на пол, как и мою многострадальную челюсть, снова брякнувшуюся под стол.

- Подожди… подожди… Ничего не понимаю, - забормотала я, вытаращившись на бога варваров. – Каких ещё вымерших? Почему вымерших? Ты о чём?!

В ответ синеглазая скотина с чувством потянулась, потом заложила руки за голову, продемонстрировав мне внушительные бицепсы, и ответила, прикрыв глаза:

- Устал я с тобой… Весь вечер, как заглючивший кибер, ношусь и информацию разыскиваю… А, между прочим, я не робот!

С трудом подавив спонтанное желание надеть ему на голову упаковку из-под платочков, которую он, кстати, уже ополовинил, засыпав обрывками пол вокруг себя, я вежливо, - вежливо! – попросила:

- Вигор, будь добр, объясни, о чём ты говоришь!

Закончив потягиваться, этот невыносимый пират ответил, вздохнув:

- Да о твоём гуманоиде, естественно! О ком же ещё! Я просто-напросто приучен мыслить шире, чем обычные студентки, изучающие детскую психологию, поэтому рассмотрел вариант, при котором исходной особью всё-таки мог стать вид, живущий там же, на планете. Конечно, нельзя было исключить возможность привоза «материала» со стороны, но это, вообще-то, чревато. Оставшиеся соплеменники непременно сохранили бы об этом воспоминания, и, в конце концов, после установления всеобщих законов, эта история всплыла бы. А тут – молчание. Никто ничего не знает, никто ни о чём не догадывается, причём уже несколько сотен лет! О чём это говорит?

- О чём? – послушно повторила я.

- О том, что некому уже спрашивать, например. Или о том, что все уверены в том, что спрашивать реально не о ком. Гуманоидов, послуживших исходным материалом для создания Вайятху, считают вымершими.

Я, забывшись, вслух выругалась на моём любимом наречии, заставив, в свою очередь, поперхнуться  морского разбойника. Спохватившись, извинилась и схватилась за голову руками. Похоже, дело обстояло ещё хуже, чем я думала. То-есть, это если не предполагать, что предки Маугли были вывезены из-за Рубежа. Неужели правда? Лягушонок – коренной мирассец? Только какой-то вымерший вид? Но почему тогда остались эти, полосатые? Или они не представляли интереса для завоевателей? Ой-ой-ой… Похоже, я реально утащила с Мирассы тайну планетарного масштаба. А почему же они не ищут нас? Поверили, что Маугли погиб? Или, на самом деле, ищут, только очень-очень тайно? Тогда я вовремя озаботилась сменой контура безопасности…

Спохватившись, подумала, что надо и физическую защиту установить. Нет, конечно, дом был снабжён стандартным набором: от проникновения, от непогоды, от нападения сверху… Но, похоже, этого было мало, просто катастрофически мало! Тут уже пахнет не просто похищением гуманоида с его планеты, тут попахивает геноцидом, уничтожением разумных, запрещёнными экспериментами и ещё Всевидящий знает чем, не считая уже таких пустяков, как рабство!..

Мне захотелось самой спрятаться под стол. Это как-то уже перебор, честное слово! Спасти от смерти, вылечить и выучить гуманоида - это одно. А вступать в конфликт с системой безопасности и секретов целой планеты – это совсем, совсем другое!! У нас просто шансов нет!

Тут на мою руку внезапно легла тёплая твёрдая ладонь. Вздрогнув, я подняла глаза на эскулапа, про которого ухитрилась забыть, погрузившись в собственные мысли.

- Эй, выше нос! – неожиданно мягко сказал он. – Не бойся, война даже ещё не начиналась. Но, если начнётся, то только тогда, когда этого захотим мы.

- Мы? – хрипло переспросила я. – Кто мы?

Вигор пожал плечами.

- Мы – это достаточно большое число людей, которые заинтересованы в том, чтобы у тебя с… как ты там его называешь?.. всё получилось!

- Кто? Кто эти люди?! – потребовала я ответа. – Кому здесь есть до нас дело? Пока Маугли заинтересовались только вивисекторы из той лаборатории, и то, потому, что им его интересно разобрать и посмотреть, как он устроен!

- В своё время я тебе всё расскажу, - пообещал северный варвар, сжимая мою ладонь в своих. – Обязательно. Но лучше бы ты узнавала всё постепенно, не сразу. Так легче, поверь мне.

Я верила, - мне для одного дня потрясений вполне хватило! Честное слово, хочу тайм-аут, чтобы как-то уложить всё по полочкам в голове, если получится, конечно… Хотя, вот  уже сейчас начинают всплывать вопросы, один за другим, - похоже, с полочками ничего не выйдет.

- Вигор, мне всё равно нужно будет ещё задать тебе кучу вопросов. Не сейчас, попозже… Сейчас у меня в голове полная каша, мне надо хотя бы с тем, что есть, разобраться. Но поговорить надо, причём, без свидетелей!

Эскулап выпустил мою руку, помассировал себе шею, и сразу стало видно, что он, и вправду, очень устал.

- Хорошо, давай попозже. Например, когда все уснут. Где, кстати, ты нас собираешься положить?..

Я спохватилась. А, действительно, где?..

Следующие полчаса были посвящены поиску компромиссов между пожеланиями и имеющимися возможностями. Отвергнув варианты ночёвки гостей в шезлонге, на полу в гостиной и на диванчике в кабинете, я настояла на второй спальне, предназначенной лягушонку. Во-первых, он всё равно бы спал со мной, а во-вторых, там была достаточно широкая кровать, так что, при желании, оба могли спокойно выспаться. Но тут упёрся специалист, заявив, что ему больше нравится вариант с ночёвкой в одиночестве, а Вигор, дескать, храпит по ночам.

Прилетел диск с заказанным ужином, все с удовольствием поели, и перетасовка спальных мест возобновилась. В конце концов, осатанев уже от претензий, высказываемых всеми участниками, включая Маугли, который, под шумок, смылся с тарелкой под стол, я заявила, что сама буду спать с Вигором, а Авинор может занять мою спальню в гордом одиночестве! Лягушонка я собиралась, вспомнив прошлый опыт, положить на полу, упаковав в спальный мешок.

Тут взбунтовался Вигор, заявив, что мы недостаточно близко знакомы, чтобы он, в первый же день, ложился со мной в одну постель. Я в очередной раз сдержалась и даже не послала его туда, где ему, по моему глубокому убеждению, было самое место. Спасло его ещё и то, что он по-прежнему являлся источником ценной информации. Да и перепуганный нашими перепалками Маугли вцепился в меня, как клещ, и, судя по всему, собирался провести всю ночь именно так. Не выдержав, я просто сбежала наверх, прихватив и своё «пушечное ядро», предварительно пожелав капризным красавцам улаживать проблемы с ночёвкой самим.

Конечно, я скоро успокоилась и решила, что приготовлю вторую спальню - пусть спит, кто хочет. Поменяв бельё и полотенца, забрала лягушонка, не отстающего от меня ни на шаг, и ушла к себе. Всё, будем считать, что свой долг, как хозяйки, я выполнила, а если кому что не нравится – у меня ещё стол на кухне есть, и шезлонги у бассейна раскладные… Хотят спартанских условий? Они есть у нас!

Гости угомонились далеко за полночь, когда лягушонок уже давно посапывал, уткнувшись носом в моё плечо. А мне не спалось, - я прислушивалась к голосам, доносившимся то снизу, из комнат, то из сада, от бассейна. Судя по всему, красавцы всерьёз озаботились нашей с заморышем безопасностью, потому что несколько раз меняли расстановку датчиков и маячков, стараясь охватить как можно большую территорию и подстраховаться от возможных проколов в защите.

Закончив с контуром, они принялись налаживать генератор виртуальной реальности, что-то постоянно записывая, перезаписывая, уточняя и поправляя. В конце концов, их голоса смолкли, и в доме наступила тишина. Поняв, что вопрос с ночлегом они как-то решили, я, наконец-то, уснула тоже.

На следующее утро меня разбудил перепуганный Маугли, который вцепился в мою руку и дрожащим голосом твердил:

- Сагите… Сагите, проснитесь! Здесь какие-то прозрачные люди! Пожалуйста, проснитесь, я боюсь!..

Открыв глаза, я некоторое время очумело таращилась вокруг, пытаясь заставить свои мозги проснуться и начать функционировать.

- Погоди, какие ещё люди? Где?.. – спросила я, убедившись, что никакие привидения не шастают по моей спальне, залитой утренним светом.

- Здесь, здесь, сагите! – прошептал с отчаянием лягушонок, прячась под одеяло. – Вот же они, ходят… Ай! – вдруг взвизгнул он, подпрыгивая и скатываясь с кровати. – Сагите!!!

- Так, стоп-стоп-стоп, - скомандовала я, поморщившись. – Вылезай сейчас же и не кричи! Толком говори: какие такие прозрачные люди?!

Вдолбленная привычка беспрекословного послушания пересилила страх, и заморыш вскарабкался опять на кровать, немедленно зарывшись в одеяло.

- В-вот они, сагите, - прошептал он, кивая куда-то в сторону платяного шкафа. – Ходят… х-ходят вокруг…

Пространство около шкафа было совершенно пустым. Впрочем, лягушонок и раньше видел то, что человеческому глазу недоступно… Я встревожилась: что ещё за напасть? Какие привидения?!. Ладно, сейчас разберёмся, главное, чтобы Маугли не впадал в панику.

- Ну, они же тебе ничего не сделали? – осведомилась я у него.

Он пугливо покачал головой, продолжая таращится на что-то невидимое, что, судя по его взгляду, курсировало по комнате, вдоль кровати.

- Не бойся, расскажи мне – какие они? Как выглядят?

- Это… это прозрачные сагаты… Те, что прилетели вчера. Доктор и его друг, который помогал сагите Деоне…

Упс! У меня по спальне шляются фантомы Вигора и Авинора?! Что за?..

И тут до меня дошло. Ведь они вчера до поздней ночи налаживали новую систему безопасности! Похоже, Маугли сейчас созерцает ту самую виртуальную реальность, которая призвана обманывать постороннего наблюдателя. Ура! Значит, она работает!

Радостно засмеявшись, я поцеловала ошеломлённого заморыша в щёку и сказала:

- Так это же замечательно! Новая защита действует! Не надо никого бояться, ты же сам говоришь, что они прозрачные, значит, ненастоящие! Понимаешь? Только видимость! И то, не для всех - я, например, их не вижу!

Кикиморыш нерешительно выглянул.

- Это… не страшно, сагите? – уточнил он. – Они… игрушечные?

- Н-ну, можно и так сказать. Они – как картинка в голлограмматоре. Ты её видишь, но самого человека там нет, понимаешь? Всё, вылезай!

Ободрённый кикиморыш выполз из-под одеяла, уставившись куда-то мне за спину. Потом сделал перепуганные глаза и пискнул, но тут же замолчал, зачарованно провожая взглядом что-то, похоже, только что прошедшее сквозь меня.

- Ну, убедился? Со мной всё хорошо! – я развела руки в стороны. – Ничего не случилось! Я же говорю – новая защита. Как раз друг сагата Вигора вчера устанавливал. Вставай! Пора завтракать.

Когда мы спустились, в доме царила тишина. Заглянув во все комнаты, я вышла к бассейну и даже не удивилась, обнаружив обоих несравненных красавцев рассекающих водную гладь, как пара морских котиков. Опять на ум некстати пришёл Эдор, тоже плавающий, как дельфин. Невольно сравнения продолжились, пока я не почувствовала, что краснею… «Так, хватит отвлекаться на чужие прелести, - одёрнула я себя, - пора возвращаться к делу».

Водоплавающие выбрались на сушу только через час, когда мы с лягушонком уже давно позавтракали, и сидели наверху, в игровой комнате, изучая сложное искусство составления мозаичных картин. Упорства Маугли было не занимать, поэтому медленно, но верно, изображение складывалось во что-то понятное.

Вошедший Вигор удивил меня до глубины души, выдав заморышу маленький космокрейсер, который мог садиться не только на сушу, но и на воду, и отправил лягушонка вниз, тренироваться в управлении новой игрушкой. Я настойчиво несколько раз проинструктировала кикиморыша, какие кнопки следует нажимать, чтобы кораблик выполнял команды, пока Маугли не стиснул испуганно пульт, вспомнив мой наказ никому о своих способностях не рассказывать.

Когда он ушёл, Вигор поманил меня за собой. Мы вышли на балкон, с которого открывался прекрасный вид на бассейн и резвящегося там заморыша. Я внутренне подобралась, догадываясь, что эскулап позвал меня отнюдь не для того, чтобы осыпать комплиментами. Похоже, он наконец-то созрел для серьёзного разговора.

Начал он неожиданно, спросив:

- Что ты знаешь о Лемире Грассе?

Я захлопала глазами.

- То же, что и все. Что он был величайшим стратегом времён последней войны, что именно благодаря нему был ликвидирован последний Прорыв из-за Рубежа, и что именно он был создателем системы опорных военных баз, на которых строится наша современная защита от угрозы извне. А почему ты спрашиваешь?

- Проверяю твою информированность. А что с ним стало после войны, знаешь?

- Ну, он получил все мыслимые и немыслимые привилегии, которые может получить человек в нашем обществе, посодействовал воспитанию новых военных специалистов, а потом ушёл.

- Куда ушел?

- Откуда мне знать? – я пожала плечами. Абсурдность разговора начинала меня злить. – Куда-то ушёл. Главное – он больше не вмешивался ни в политические, ни в военные дела. Да в этом и надобности не было. Всё прекрасно работало тогда,  прекрасно работает сейчас. Так к чему эти расспросы?

- Сейчас поймёшь. А попробуй узнать, куда девался межпланетный герой после войны?

Не удержавшись, я пожала плечами ещё раз и мысленно спросила Деону:

- Део, какова была судьба Лемира Грасса после окончания войны?

Кибер-консультант тут же отозвалась:

- После окончания военных действий, увенчавшихся блестящей победой войск, которыми руководил Грасс, он занялся организацией военных школ и академий…

- Дальше, дальше! Когда он уже всё организовал!

- Закончив создание системы тройного Кольца безопасности, арх-генерал Грасс попросил для себя и своей семьи, в качестве награды, планету, которую ему и предоставили. Далее сведения о нём отсутствуют.

Я удивлённо подняла брови. Действительно, странно… Почему-то я никогда не задумывалась о том, чем закончилась жизнь Грасса. Всем известная фигура, герой всех планет, образец для подражания, - но информация о нём плавно заканчивалась его триумфом и последующей всенародной и всегуманоидной любовью. Он ведь не только планеты, населённые людьми, спас от Вторжения. Я сама, своими глазами, видела памятники генералу на всех планетах, где мне довелось побывать. Пожалуй, кроме… Но ведь там я мало по городу передвигалась, всё больше на природе, в лесах, полях. Хм.

- Деона, а какую планету Грасс получил в своё пользование? И какое – временное, постоянное?

- Храиссу, современное название Мирасса.

Моя челюсть снова стукнулась об пол. Ничего себе, совпадение! В голове завертелся настоящий калейдоскоп из сведений, слов, разговоров, видений, сопоставлений… И, наконец, картинка начала складываться.

Ну, конечно! Неудивительно теперь, что всенациональный и всерасовый герой всех времён и народов захотел того, чего ему не могла дать наша существующая общественная система: полного и безусловного господства. Впрочем, может, это и не ему пришла в голову такая идея, а кому-то из его детей или внуков. Я сморщилась, пытаясь вспомнить, с какого времени ведёт свою родословную Императорская семья Мирассы. И их высокомерие, и желание противопоставить себя всему миру, и претензии на свою уникальность неповторимость, - всё получало объяснение, если допустить, что они были потомками Грасса.

Но как могло случиться, что дело зашло так далеко?! Что они скатились до недопустимых игр с генетикой и уничтожения разумных рас, живущих с ними бок о бок? И как вообще получилось, что Грассу подарили обитаемую планету?! Ничего не понимаю… И почему никто не интересовался, как он и его семейка там поживают? Что делают? Куда вообще, к Вогранам, все смотрели?!

Я невольно опустилась на пол. Вот это было, просто, как удар под дых! Внезапно узнать, что всеобщий герой выродился в мерзкого рабовладельца. Пусть даже не он сам, но те, кто произошли от него. Кто жили по разработанным им законам. Чем дальше, тем больше я убеждалась, что особое положение Мирассы тоже было неслучайным, а тщательно обдуманным и последовательно претворённым в жизнь планом.

Прекрасная планета, мечта любого колониста, мирное население (что мирное – нет сомнений, достаточно на лягушонка посмотреть), да ещё и полная, бесконтрольная власть над всеми, делай, что хочешь… Дааа, Лемир Грасс получил неслыханную награду за свои заслуги. Награду, стоившую многих и многих жизней и судеб…

В мои размышления ворвался голос Вигора:

- Ну, так что? Что узнала?

Я медленно перевела на него глаза.

- Достаточно, чтобы пожелать ему вечно гореть в утробе Плорада. Если даже и не ему самому, так его потомкам…

Эскулап как-то презрительно фыркнул и сказал:

- Да в том-то и дело, что ему, ему, голубчику… Больше никто не отличался такой изворотливостью ума и умением обделывать невероятные дела под носом у других так, чтобы они и не догадывались об этом.

Я покачала головой.

- Вот тебе и герой…

- Ну, этого у него никто не отнимет. Он былгероем. Но, когда надобность в героях отпала, и он понял, что его вскоре забудут, как прошедший день, он придумал, как продлить своё величие. Потребовал себе личную планету и стал обустраиваться там так, как ему хотелось. А хотелось ему поклонения и власти, к которым он привык. Поэтому и возникла такая вот Мирасса, - с нетипичным государственным строем, со странными и дикими для нас обычаями, закрытая для всех, обособленная и никого не интересующая. Настоящая terra incognita.

Я опять покачала головой. Почему всегда так мерзко на душе, когда узнаёшь о чьей-то подлости? Вроде, ты и не виновата в том, что кто-то оказался на поверку подлецом, и ответственности за того, кто жил несколько столетий назад, не можешь нести, а всё равно… Мерзко и больно. Как будто тебя предали. А в данном случае, не только меня, - все миры, почитающие Грасса-защитника! Вот тебе и защитник…

Я снова повернулась к Вигору, присевшему рядом.

- Значит, ты думаешь, что Маугли – это один из вымерших туземных видов Мирассы?

- Да, точнее, уничтоженных. Видимо, те гуманоиды, что жили в горах, чем-то ему не понравились. А, может, просто не удовлетворяли его требованиям. И он выбрал других, может, послабее, а, может, покрасивее…

Мы, не сговариваясь, одновременно посмотрели на лягушонка, который, улёгшись животом на край бассейна, подгребал к себе игрушку, качающуюся на воде. Моё сердце как будто запнулось, когда я вдруг, со всей непреложностью, поняла: чтобы сделать кикиморыша по-настоящему счастливым, мне будет мало вернуть ему запрограммированный природой облик, мало обучить всему, что он должен был бы знать, мало построить дом и наполнить его приятными и занимательными для него вещами. Даже найти для него подругу, которая захотела бы разделить с ним оставшуюся жизнь, будет мало.

Чтобы вернуть всё, что отняли у заморыша, я должна буду завоевать для него целую планету, ту на которой он родился, и на которой должен был жить… Просто аут.

Рейтинг: +7 295 просмотров
Комментарии (14)
Маргарита Лёвушкина # 23 февраля 2014 в 16:56 +2
Чем дальше в лес, тем больше дров... Вот это поворот! Я предполагала, что Маугли именно с Мирассы, абориген - неспроста же все эти его цветовые шоу, но что вот так обстояло дело с планетой и его соплеменниками...
Татьяна Французова # 23 февраля 2014 в 16:58 0
Да, Ритусь, вот так постепенно всё и открывается... Не умею я рассказики писать, ёлки-палки...
Серов Владимир # 23 февраля 2014 в 18:17 0
Наконец, я понял, почему всех тянет писАть романы! hihi
Татьяна Французова # 23 февраля 2014 в 20:39 0
Ну, я могу только от своего имени говорить, за всех отвечать не возьмусь.
Вероника Малышева # 24 февраля 2014 в 08:38 +1
ну, грандиозные планы требуют, как минимум, весьма внушительной подготовки smile Я про мысли Тэш о завоевании планеты. Похоже, в недалёком читаемом будущем, мы возвернёмся на красочные ландшафты Мирассы? 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Татьяна Французова # 24 февраля 2014 в 09:33 +1
ну, а а куда же мы денемся? Издаля-то её не завоюешь... look
Вероника Малышева # 24 февраля 2014 в 08:39 +1
обааалденный бассейн, Тань.... super 8b5a3a257ac7e9e89ebfcbb611641451
Татьяна Французова # 24 февраля 2014 в 09:34 +1
Агаааааа.... Поплавать бы...))) 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анна Магасумова # 24 февраля 2014 в 09:50 +1
Соглашусь! Становится все интереснее! elka
Татьяна Французова # 24 февраля 2014 в 11:03 0
Спасибо, Анечка! Плавно движемся...движемся...)))
Надежда Рыжих # 24 февраля 2014 в 12:01 +1
Вот жизнь! Только подумаешь, что конец близок, как... РАЗ... и повернули в другую сторону. rolf А я все как-то замечаю, что дни становятся длиннее, а ночи короче. Выцветаем за длинную зиму от недостатка солнца и тут "пронблеммка"- все никак не урегулируется с беднягами! И в Сундуке - никак и без сундука - тоже!.. Горюю я - люблю же, чтоб все было быстро и кратко cry2 Хочется воодушевиться, но не с руки. Татьяна нам желает никогда не выйти на покой! tanzy2 tanzy4 tanzy1
Татьяна Французова # 24 февраля 2014 в 13:04 0
Сочувствую, Надюш! laugh Ну, не умею я, видимо, писать кратко. Только вот соберусь написать что-то короткое, как история начинает удлиняться))))
Жданна # 6 января 2015 в 19:18 +1
Удивительно. Кажется невероятным, что такой репродуктивный вид людей поставлен под угрозу вымирания. Всё из-за хирургического вмешательства, из-за бесплодия, чтоб его!
Татьяна Французова # 8 января 2015 в 18:52 0
Дык это... "Победитель получается всё!" )))).