ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-17

 

Мой личный Маугли-17

31 декабря 2013 - Татьяна Французова
article178279.jpg
 

Блюда остыли, так что, пришлось всё разогревать заново. Маугли был под таким впечатлением от визита господина Скросса, что безропотно уселся за стол и даже начал есть, продолжая витать мыслями где-то вдали… Я тоже принялась обдумывать миллионера и благотворителя.

«Бойся сильных мира сего, дары тебе приносящих», - я бы так охарактеризовала своё ощущение. Да, сейчас он мне поможет, в этом можно не сомневаться, но как долго продлится эта помощь? Не получится ли так, что, в какой-то момент, наши интересы разойдутся? И что в таком случае сделает папочка Линн?

Эх, сдаётся мне, рано я расслабилась…

- Деона, ничего интересного не происходило за время нашего разговора?

- Было пять попыток взломать домашнюю сеть.

- Оп-па… А почему ты мне об этом не сказала?

- Потому что у тебя был очень непростой разговор, тебе требовалась максимальная концентрация.

- Да уж… Спорить не буду, - проворчала я. – И что там… с попытками?

- Ничего. Благополучно предотвратила.

- Спасибо, Део, ты умница…

- Я знаю, Тэш.

Скромным это заявление назвать было нельзя, но и преуменьшить заслуги моего кибер-ассистента – тоже. Почему-то я была уверена, что если бы не она, то сейчас всю мою подноготную ворошила бы такая же умница, только не моя, а господина Скросса…

- Део, а выдели-ка всю конфиденциальную информацию в отдельную корзинку и скопируй на носитель. Что там у меня есть… О, на кристалл Памяти! Ориентируйся на следующие слова и выражения…

Пока  я диктовала критерии отбора сведений, в голове одновременно крутились мысли о том, что, если родитель Линн захочет взяться за меня всерьёз, то и Деона не поможет. Значит надо срочно вывести информацию, которую ему знать необязательно, вообще из моей сети вон. Кристалл, конечно, менее ёмкий, чем Хранитель, ну, пока хватит, а там посмотрим. Как только эти сведения будут убраны, взломы будут уже не так страшны. Пусть себе ковыряются, главное, чтобы не заподозрили, что я в курсе их шалостей. Надо, пожалуй, наведаться в магазин последних новинок по ментопластике. Похоже, пора обновлять чип…

Как выяснилось буквально час спустя, папочка Линн, и вправду, не привык зря терять время: мне позвонили из компании «Дом для вас» и радостно сообщили, что я могу хоть завтра посмотреть так понравившуюся мне недвижимость. Более того, в качестве персональной услуги, я могу там же и подписать документы, не приезжая в офис! Я слегка обалдела, потому что никогда ещё не сталкивалась с таким способом ведения дел. Вот что значат связи миллионера…

Я поблагодарила за необыкновенную заботу и решила не тянуть с покупкой. Позвав лягушонка, ещё раз, вместе с ним, просмотрела все снимки комнат на домашнем голлограмматоре. Качество у него было, конечно, средненькое, но основные детали разглядеть вполне было возможно. А Вайятху так и вовсе был в полном восторге!

Он несколько раз переспросил меня, правда ли это тот самый дом, в котором мы будем жить, и впал в восхищённый ступор, разглядывая каждую мелочь. Нечего и говорить, что с таким устройством он раньше не встречался, поэтому просто онемел на некоторое время… А когда я показала ему принцип управления картинкой, то лягушонок и вовсе выпал из реальности, заставляя каждую картинку вертеться и крутиться в самых немыслимых ракурсах. Я немножко посмотрела вместе с ним, но, когда он принялся изучать углы потолков, перевернув комнаты вверх ногами, сдалась и оставила его наслаждаться видами в одиночестве. Главное для себя я уяснила: заморышу там понравится, ну, и мне будет замечательно!

Домик был обставлен мебелью, по большей части, даже нетрансформируемой, что особенно прельщало кикиморыша. Я не такой уж большой любитель антиквариата, но современная мебель, действительно, смотрелась бы там негармонично. Да и сам дом был вовсе не новый: ему насчитывалось двести с лишком лет. Теперь уже так не строили, но для меня это было плюсом: больше похоже на прошлое обиталище Вайятху, и более привычная для него обстановка.

Приняв решение, я начала паковать вещи, попутно выяснив, что их у меня скопилось намного больше, чем можно было уместить в чемоданы. Похоже, придётся арендовать грузовой флайер… 

До назначенной на следующий день встречи у меня ещё была куча времени, которое я не хотела зря терять. Дождавшись, когда Вайятху наиграется с голлограмматором, я принялась потихоньку готовить его к тому, что завтра улечу, а он должен будет остаться в квартире один и не впасть в панику. Сначала лягушонок пришёл в ужас, но, когда я пообещала ему, что Деона останется с ним и будет его развлекать, он смирился (при этом у меня в голове раздался отчётливый вздох кибер-консультанта, что повергло меня в некоторый шок. Деона вздыхает?! Это то же самое, как если бы ваш аппарат для чистки одежды начал ворчать на вас за грязное бельё, или холодильная камера отказалась открывать дверцу, потому что вы на диете…). При этом я коварно напомнила, что у неё есть большой запас диомультов с разными интересными историями… (и отдала мысленно Дионе распоряжение, чтобы материалы не выходили за рамки нежного возраста шести лет). Мой навигатор (и нянька в одном лице), мученическим тоном сообщила, что таковых на пять-шесть часов моего отсутствия может и не хватить.

В результате, я продолжала укладываться, Вайятху переключился на колорайтер комнаты, изучая его стандартные программы расцветки стен, и все вместе мы принялись придумывать, чем же лягушонок будет заниматься в моё отсутствие… Остановились на голлограмматоре, диомультах и коротких звонках мне, на которые я буду отвечать, если смогу. Основным и завершающим аргументом стало то, что ехать со мной заморыш боялся ещё больше, чем оставаться.

До конца дня мы оба достигли значительных успехов в своих занятиях: я упаковала, практически, все свои вещи, а лягушонок сломал колорайтер, в результате чего все стены в квартире окрасились в разные цвета, причём, неоднородные. Далее, до самой ночи, я набрасывала в блокноте планы на различное возможное развитие событий, а кикиморыш развлекался тем, что, встав рядом со стеной, пытался воспроизвести на своём теле её окраску. Очень даже небезуспешно… В отношении него выражение «слиться со стенкой» приобретало вполне буквальное значение.

Прозвонивший за окном ужин уже не испугал заморыша, а пробудил любопытство: вместо того, чтобы нырнуть под стол, он выглянул в щёлочку, стараясь, чтобы диск-разносчик его не «заметил». Когда я объяснила, что делать это совершенно бессмысленно, поскольку «органы чувств» у робота иные, и занавеска для него препятствием не является, кикиморыш испугался, загрустил и снова ушёл под стол, видимо, размышлять о сложности мира…

Во всяком случае, он не приставал ко мне, пока не пришло время ложиться спать, а тогда подполз к кровати и умильно попросился снова ко мне. Я удивилась, но не стала напоминать о нарушении запретов. Ну их, к Вогранам… Лучше потерплю ещё одну ночь, а там, глядишь, мы и переедем.

Впущенный под одеяло лягушонок осторожно покрутился, выбирая наиболее удобное положение, и, наконец, подлез под мою руку, прижавшись ко мне всем телом. Я только усмехнулась его детским хитростям. Ну, хочет обниматься, так и сказал бы… В результате мы уснули почти одновременно, причём кикиморыш тихонько посапывал,  уткнувшись носом в моё плечо, а его лапка устроилась у меня на талии. Я ещё успела задаться вопросом, как предыдущие хозяева заморыша расценили бы его поведение, и провалилась в сон.

Утро началось с чьих-то голосов, обсуждавших что-то прямо у меня над ухом.

- Рано ещё… Видишь, который час?

- Я не понимаю, что такое «час»? На балконе уже светло, значит, пора вставать!

- При чём здесь рассвет? Летом он вообще наступает в начале пятого часа, но это не значит, что люди должны спать по четыре-пять часов. Этого слишком мало, чтобы человеческий организм полноценно отдохнул.

- Сагите Деона, вы опять слишком сложные слова говорите… Я знаю, что когда светло, надо вставать.

- У вас на Мирассе в котором часу светало?

- Н-не знаю…

- Около семи, по местному времени. Повторяю: ещё рано. Не надо будить Тэш.

- Но я хотел показать ей… Это же так красиво! А то потом оно опять поменяется…

- Ничего, ты сделаешь снова что-нибудь похожее.

- Я не смогу, я не знаю, какие пуговки нажимал!

- Я подскажу.

- А вы что, запомнили?!

- Конечно, - в голосе Деоны явственно прозвучала снисходительная небрежность.

Что творится! Это недоразумение, похоже, скоро мне совсем консультанта очеловечит…

- Что тут за ярмарка? – открывая один глаз, хмуро спросила я.

- Сагите! – Лягушонок радостно подпрыгнул. – Посмотрите, сагите! Я хотел сделать что-то красивое, но получилось ещё лучше!

Тут и я заметила, что стены моей многострадальной флэтки приобрели какую-то совершенно безумную расцветку: полосы розово-малинового чередовались с полосами бирюзово-голубого, причём от потолка к полу, оттенки становились всё ярче и темнее. Ох, что-то мне подсказывает, что надо съезжать отсюда, как можно быстрее, пока есть шанс отделаться только штрафом за поломанный колорайтер…

- Сагите, вам нравится? – заморыш заглядывал мне в лицо сияющими зелёными блюдцами, и портить ему настроение ужасно не хотелось.

- Дааааа… - протянула я. – Это просто… Слов нет! Как ты ухитрился это сделать?! Сколько тут живу, в голову не приходило, что такое вообще возможно…

- Я уговорил её! – Ликующий лягушонок кивнул на белую коробочку колорайтера, скромно прилепившуюся к стене возле балконной двери.

- Догадываюсь, что аргументы были убойными, - проворчала я себе под нос, - например, беспорядочное включение режимов…

Попросив кикиморыша изобразить теперь что-нибудь спокойное и прочитав заодно ему лекцию о воздействии цветов на настроение, получила разочарованный вздох и грустный ответ:

- Но ведь так сразу хотелось летать…

Напомнила, что летать нам пока некогда, а вот готовиться к переезду – надо, и спокойные цвета, помогающие сосредоточиться – это то, что жизненно необходимо, а потом пошла умываться. Вернувшись, снова ахнула, потому что теперь полосы на стенах приобрели голубовато-сиреневый цвет, опять-таки, наращивая от потолка к полу глубину и интенсивность оттенков. М-дааа… Как бы меня не заставили новый колорайтер покупать.

Хотя насчёт концентрации внимания я оказалась права: собрать мозги в кучку нужной высоты оказалось намного легче, чем обычно. Потягивая свой обязательный утренний кофе, я просматривала записи в блокноте, делая пометки к предстоящей встрече с агентом «Дома для вас», а Вайятху ждал своей очереди позавтракать, когда Деона сообщила мне мысленно, что опять началась атака на мою сеть.

Вот, чтоб Вограны их побрали! Что за наглость?!

- Део, кто? Можешь определить?

- Нет, они хорошо концы прячут. Впрочем, и так можно догадаться: кто-то, очень заинтересованный в информации, хранящейся в твоей сети.

Я хмыкнула.  Тоже мне, ответ…

- А почерк тот же самый, что и раньше?

- Да.

- Понятно…

Кому ж так неймётся-то… Тут внезапно застонал лягушонок. Я наклонилась к нему:

- Маугли? Что с тобой?

- Голова, сагите… Сейчас лопнет… - Он сидел, сжав ладонями виски и страдальчески зажмурившись. 

Я мгновенно оказалась рядом.

- Что случилось? Заболела внезапно?..

- Да, - пробормотал он. – Ох, как больно…

И вдруг приступ кончился: Вайятху открыл глаза, опустил руки и уставился куда-то в пространство, словно прислушиваясь к себе.

- Прошло, - неуверенно сказал он.

Я перевела дух и погладила его по холодной щеке.

- Слава Всевидящему…

- Тэш, я ликвидировала прорыв, - вклинилась Деона. – Они поменяли тактику: число атак резко возросло.

- Что-то успели оставить? – переключилась я. – Или они забрали что-нибудь?

- Оставить ничего не оставили, а вот список содержимого сети могли частично скопировать…

- Ну и… пусть подавятся, - пробормотала я. – Ничего важного не найдут. Део, ты всё равно не расслабляйся, ладно? Вряд ли они успокоятся на достигнутом…

Вайятху тем временем совсем оправился и начал жалобно поглядывать на стол, намекая, что земноводные тоже жаждут завтрака. Я, без всякого удовольствия уже, допила кофе и встала. Всё равно эти гады испортили настроение с утра… Придётся срочно озаботиться новым чипом.

Пока я одевалась, Деона сообщила о новой атаке хакеров, а лягушонок свалился, в буквальном смысле, со стула, с новым приступом головной боли. Я и сама схватилась за означенную часть тела, не понимая, что происходит! И, наверное, ещё долго гадала бы, в чём дело, если бы мне не подсказала Деона:

- Тэш, похоже, Маугли реагирует на попытки взлома твоей сети.

Я вытаращила глаза на заморыша, который в данный момент лежал на диване, свернувшись клубочком и закрыв глаза.

- Ты хочешь сказать, что он чувствует нападения на тебя?!

- Да.

- Как?! Каким образом?!

- Не знаю. Но у меня и раньше возникало ощущение, что он пытается общаться со мной ментально, как ты.

- Но у меня дешифратор! А этот-то как ухитряется подключаться?!

- Не знаю, Тэш. Говорю только то, что заметила.

- Маугли, - осторожно позвала я, садясь рядом с ним на диван. – А как ты ощущаешь эту боль? На что она похожа?

- Как будто что-то втыкают в голову, - слабо отозвался лягушонок после паузы. – Что-то острое и холодное… Только сначала оно было одно, а теперь их много-много стало…

Я крепко задумалась. Что же это такое выходит? Недоразумение может одной «силой мысли» подключаться к носителям информации? Или только к искусственному интеллекту? Или что-то ещё?! Ох, ты ж… всё интереснее и интереснее…

Время поджимало, мне пора было уходить, поэтому я мысленно поручила Вайятху Деоне, попросив её связываться со мной, как только в этом возникнет нужда, не взирая на то, занята я или нет. Похоже, то, что происходит с лягушонком сейчас, поважнее покупки дома будет. Ещё бы знать, это отмена лекарств на него так подействовала? Или какой-то неучтённый фактор? Мне всё больше и больше хотелось понять, каков же был исходный организм, который так безжалостно исковеркали. Мало того, что эмпат, судя по всему, так ещё и телепат?.. Ох, Всевидящий, что-то я начинаю бояться…

Уговорив Маугли полежать и не вставать в ближайшее время, дав последние указания Деоне, я выскочила из квартиры и побежала к причалу. Времени оставалось уже в обрез. Хорошо, что свободный флайер обнаружился почти сразу, и я успела на встречу, буквально, минута в минуту.

Агентом оказалась приятная молодая женщина, которая пригласила меня пересесть в её машину, и мы отправились к нашему будущему дому. В этом я уже не сомневалась. Дорога прошла под дружелюбную болтовню Шарды, - так мне представилась сотрудница компании «Дом для вас». Поняв, что я делиться сведениям о себе или своей жизни не собираюсь, она легко переключилась на собственный опыт и засыпала меня курьёзными историями из своей практики продаж. Через пять минут я уже хохотала, не в силах удержаться, над странностями, которыми изобиловали её клиенты: то им надо было непременно дом с видом на водоём, то мааааленький ангарчик в саду для личной космической яхты, то требовались соседи со специальным образованием… Так, под её весёлый голосок, мы и добрались незаметно до места.

Когда флайер плавно пошёл вниз, на посадку, я уставилась в окно, совершенно забыв о собеседнице. К её чести, она вовсе не обиделась, а просто замолчала, давая мне время осмотреться. Даже машина предусмотрительно снизила скорость.

Первое, что поразило меня: это обилие зелени. Я знала, что домик стоит на отшибе, но не предполагала, что вокруг вообще будет чаща! С высоты, на которой мы почти зависли, было хорошо видно, что единственная дорога, связывающая дом с остальным миром, проходила через густой зелёный массив, извиваясь, как потревоженная змея. По обе её стороны тянулись леса, и только позади домика виднелась вдалеке похожая крыша, утонувшая в море листвы. Но дорожка шла в противоположную сторону, значит, набегов соседей можно было ждать только с воздуха…

Возле дома была оборудована площадка для флайера, причём, совсем не маленькая: при желании и мастерстве, туда можно было бы впихнуть и две машины. Наш летательный аппарат аккуратно опустился точно посередине, и наступила тишина. Открыв дверцу, я медленно вышла и замерла, - это было незабываемое чувство, что ты находишься где-то далеко-далеко от людей: шелестели деревья, где-то в кронах покрикивали птицы, потревоженные нашим появлением, и вся округа звенела от тихого треска проптов, как будто они сидели на каждой травинке… И казалось, что все проблемы остались в городе, никто до тебя здесь не доберётся. Обманчивое чувство заброшенности, с одной стороны, и защищённости, с другой, причём, одновременно.

Агент терпеливо ждала, пока я налюбуюсь на двор, беседку, дорожку к дому, вымощенную настоящим камнем, цветы в стареньких, растрескавшихся вазонах и сам дом, возвышавшийся серо-зелёной неправильной массой, от двухэтажного главного здания до одноэтажных пристроек, лепящихся к центральному строению со всех сторон. Какая-то варварская, нерациональная архитектура, но это-то меня и завораживало!

Я выросла во вполне современном доме, где главным достоинством была разумность, экономия и рациональность. Во всём. Мама была сторонницей движения за рациональное использование ресурсов, времени, денег и физических возможностей, так что… Площадь моей комнаты составляла всего лишь десять квадратных метров, комната родителей была немногим больше. У меня не было ни сестёр, ни братьев, потому что Первой грозило перенаселение, и мама горячо поддерживала призыв Совета планеты к ограничению рождаемости и прекращению притока эмигрантов с других планет.

По этой же причине у нас не было собственного флайера (перерасход ресурсов), водного душа (излишняя роскошь), и вещи мы носили только из переработанного сырья, принципиально. У мамы была прекрасная фигура, на ней чудесно смотрелась любая тряпка, а вот я натерпелась, пока росла… Может, поэтому и прибилась в своё время к Линн, в надежде научиться быть свободной от запретов?..

И теперь этот дом стал для меня настоящей воплотившейся мечтой: никакой экономии пространства, масса никому не нужных и неиспользуемых закоулков, нерационально широкие лестницы и двери, проходя в которые не нужно бояться стукнуться локтем, большая терраса, балкончик на втором этаже, – его не было видно отсюда, но я знала, что он там есть… Глядя на свой будущий дом, я вдруг поняла, что ничего никогда не хотела так, как его! Рассматривая голлограммы, я ухитрилась, незаметно для себя самой, влюбиться в него, в каждую половицу пола, в каждую трещинку на стене, в каждый кирпичик облицовки камина… И сейчас я просто забывала дышать, ступая по дорожке, как во сне… Это было непередаваемое чувство: найти наяву свою мечту.

В таком же состоянии я шла по комнатам, узнавая их, и постоянно ловила себя «за руку», чтобы не гладить стены, или не опуститься на пол и не провести пальцами по ступенькам, не сунуть нос в камин, чтобы посмотреть, насколько он глубокий… Я любила этот дом, я уже считала его своим, и совершенно не собиралась отдавать кому бы то ни было.

Требуемые документы были подписаны в рекордно короткий срок, я даже внимания не обратила на условия расторжения договора, потому что не представляла себе ситуации, в которой мне захотелось бы дом продать. А потом я буквально вытащила себя из полутёмной передней, - кажется, эта комната называлась именно так, - наружу, к флайеру, чтобы лететь обратно.

Решено, - мы сегодня же переезжаем сюда! Даже если мне придётся бросить все вещи на старой квартире, и перебраться в том, что на мне. А лягушонку и вовсе голым…

© Copyright: Татьяна Французова, 2013

Регистрационный номер №0178279

от 31 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0178279 выдан для произведения:
 

Блюда остыли, так что, пришлось всё разогревать заново. Маугли был под таким впечатлением от визита господина Скросса, что безропотно уселся за стол и даже начал есть, продолжая витать мыслями где-то вдали… Я тоже принялась обдумывать миллионера и благотворителя.

«Бойся сильных мира сего, дары тебе приносящих», - я бы так охарактеризовала своё ощущение. Да, сейчас он мне поможет, в этом можно не сомневаться, но как долго продлится эта помощь? Не получится ли так, что, в какой-то момент, наши интересы разойдутся? И что в таком случае сделает папочка Линн?

Эх, сдаётся мне, рано я расслабилась…

- Деона, ничего интересного не происходило за время нашего разговора?

- Было пять попыток взломать домашнюю сеть.

- Оп-па… А почему ты мне об этом не сказала?

- Потому что у тебя был очень непростой разговор, тебе требовалась максимальная концентрация.

- Да уж… Спорить не буду, - проворчала я. – И что там… с попытками?

- Ничего. Благополучно предотвратила.

- Спасибо, Део, ты умница…

- Я знаю, Тэш.

Скромным это заявление назвать было нельзя, но и преуменьшить заслуги моего кибер-ассистента – тоже. Почему-то я была уверена, что если бы не она, то сейчас всю мою подноготную ворошила бы такая же умница, только не моя, а господина Скросса…

- Део, а выдели-ка всю конфиденциальную информацию в отдельную корзинку и скопируй на носитель. Что там у меня есть… О, на кристалл Памяти! Ориентируйся на следующие слова и выражения…

Пока  я диктовала критерии отбора сведений, в голове одновременно крутились мысли о том, что, если родитель Линн захочет взяться за меня всерьёз, то и Деона не поможет. Значит надо срочно вывести информацию, которую ему знать необязательно, вообще из моей сети вон. Кристалл, конечно, менее ёмкий, чем Хранитель, ну, пока хватит, а там посмотрим. Как только эти сведения будут убраны, взломы будут уже не так страшны. Пусть себе ковыряются, главное, чтобы не заподозрили, что я в курсе их шалостей. Надо, пожалуй, наведаться в магазин последних новинок по ментопластике. Похоже, пора обновлять чип…

Как выяснилось буквально час спустя, папочка Линн, и вправду, не привык зря терять время: мне позвонили из компании «Дом для вас» и радостно сообщили, что я могу хоть завтра посмотреть так понравившуюся мне недвижимость. Более того, в качестве персональной услуги, я могу там же и подписать документы, не приезжая в офис! Я слегка обалдела, потому что никогда ещё не сталкивалась с таким способом ведения дел. Вот что значат связи миллионера…

Я поблагодарила за необыкновенную заботу и решила не тянуть с покупкой. Позвав лягушонка, ещё раз, вместе с ним, просмотрела все снимки комнаты на домашнем голлограмматоре. Качество у него было, конечно, средненькое, но основные детали разглядеть вполне было возможно. А Вайятху так и вовсе был в полном восторге!

Он несколько раз переспросил меня, правда ли это тот самый дом, в котором мы будем жить, и впал в восхищённый ступор, разглядывая каждую мелочь. Нечего и говорить, что с таким устройством он раньше не встречался, поэтому просто онемел на некоторое время… А когда я показала ему принцип управления картинкой, то лягушонок и вовсе выпал из реальности, заставляя каждую комнату вертеться и крутиться в самых немыслимых ракурсах. Я немножко посмотрела вместе с ним, но, когда он принялся изучать углы потолков, перевернув комнаты вверх ногами, я сдалась и оставила его наслаждаться видами в одиночестве. Главное для себя я уяснила: заморышу там понравится, ну, и мне будет удобно.

Домик был обставлен мебелью, по большей части, даже нетрансформируемой, что особенно понравилось кикиморышу. Я не такой уж большой любитель антиквариата, но современная мебель, действительно, смотрелась бы там негармонично. Да и сам дом был вовсе не новый: ему насчитывалось двести с лишком лет. Теперь уже так не строили, но для меня это было плюсом: больше похоже на прошлое обиталище Вайятху, и более привычная для него обстановка.

Приняв решение, я начала паковать вещи, попутно выяснив, что их у меня скопилось намного больше, чем можно было уместить в чемоданы. Похоже, придётся арендовать грузовой флайер… а так и не скажешь, - вроде.

До назначенной на следующий день встречи у меня ещё была куча времени, которое я не хотела зря терять. Дождавшись, когда Вайятху наиграется с голлограмматором, я принялась потихоньку готовить его к тому, что завтра улечу, а он должен будет остаться в квартире один, и не впасть в панику. Сначала лягушонок пришёл в ужас, но, когда я пообещала ему, что Деона останется с ним и будет его развлекать (при этом у меня в голове раздался отчётливый вздох кибер-консультанта, что повергло меня в некоторый шок. Деона вздыхает?! Это то же самое, как если бы ваш аппарат для чистки одежды начал ворчать на вас за грязное бельё, или холодильная камера отказалась открывать дверцу, потому что вы на диете…). При этом я коварно напомнила, что у неё есть большой запас диомультов с разными интересными историями… (и напомнила мысленно Дионе, что материалы не должны выходить за нежный возраст шести лет). Мой навигатор (и нянька в одном лице), мученическим тоном сообщила, что таковых на пять-шесть часов моего отсутствия может и не хватить.

В результате, я продолжала укладываться, Вайятху переключился на колорайтер комнаты, изучая её стандартные программы расцветки стен, и все вместе мы продолжали придумывать, чем же лягушонок будет заниматься в моё отсутствие… Порешили на голлограмматоре, диомультах и коротких звонках мне, на которые я буду отвечать, если смогу. Основным и завершающим аргументом стало то, что ехать со мной заморыш боялся ещё больше, чем оставаться.

До конца дня мы оба достигли значительных успехов в своих занятиях: я упаковала, практически, все свои вещи, а лягушонок сломал колорайтер, в результате чего все стены в квартире окрасились в разные цвета, причём, неоднородные. Далее, до самой ночи, я набрасывала в блокноте планы на различное возможное развитие событий, а кикиморыш развлекался тем, что, встав рядом со стенкой, пытался воспроизвести на своём теле её окраску. Очень даже небезуспешно… В отношении него выражение «слиться со стенкой» приобретало вполне себе буквальное значение.

Прозвонивший за окном ужин уже не испугал заморыша, а пробудил любопытство: вместо того, чтобы нырнуть под стол, он выглянул в щёлочку, стараясь, чтобы диск-разносчик его не «заметил». Когда я объяснила, что делать это совершенно бессмысленно, поскольку «органы чувств» у робота иные, и занавеска для него препятствием не является, кикиморыш испугался, загрустил и снова ушёл под стол, видимо, размышлять о сложности мира…

Во всяком случае, он не приставал ко мне, пока не пришло время ложиться спать, а тогда подполз к кровати и умильно попросился снова ко мне. Я удивилась, но не стала напоминать о нарушении запретов. Ну их, к Вогранам… Лучше потерплю ещё одну ночь, а там, глядишь, мы и переедем.

Впущенный под одеяло лягушонок осторожно покрутился, выбирая наиболее удобное положение, и, наконец, подлез под мою руку, прижавшись ко мне всем телом. Я только усмехнулась его детским хитростям. Ну, хочет обниматься, так и сказал бы… В результате мы уснули почти одновременно, причём кикиморыш тихонько посапывал,  уткнувшимся носом в моё плечо, а его лапка устроилась у меня на талии. Я ещё успела задаться вопросом, как предыдущие хозяева заморыша расценили бы его поведение, и провалилась в сон.

Утро началось с чьих-то голосов, что-то обсуждавших прямо у меня над ухом.

- Рано ещё… Видишь, который час?

- Я не понимаю, что такое «час»? На балконе уже светло, значит, пора вставать!

- При чём здесь рассвет? Летом он вообще наступает в начале пятого часа, но это не значит, что люди должны спать по четыре-пять часов. Этого слишком мало, чтобы человеческий организм полноценно отдохнул.

- Сагите Деона, вы опять слишком сложные слова говорите… Я знаю, что когда светло, надо вставать.

- У вас на Мирассе в котором часу светало?

- Н-не знаю…

- Около семи часов по местному времени. Повторяю: ещё рано. Не надо будить Тэш.

- Но я хотел показать ей… Это же так красиво! А то потом оно опять поменяется…

- Ничего, ты сделаешь снова что-нибудь похожее.

- Я не смогу, я не знаю, какие пуговки нажимал!

- Я подскажу.

- А вы что, запомнили?!

- Конечно, - в голосе Деоны явственно прозвучала снисходительная небрежность.

Что творится! Это недоразумение, похоже, скоро мне совсем консультанта очеловечит…

- Что тут за ярмарка? – открывая один глаз, хмуро спросила я.

- Сагите! – Лягушонок радостно подпрыгнул. – Посмотрите, сагите! Я хотел сделать что-то красивое, но получилось ещё лучше!

Тут и я заметила, что стены моей многострадальной флэтки приобрели какую-то совершенно безумную расцветку: полосы розово-малинового чередовались с полосами бирюзово-голубого, причём от потолка к полу, оттенки становились всё ярче и темнее. Ох, что-то мне подсказывает, что надо съезжать отсюда, как можно быстрее, пока есть шанс отделаться только штрафом за поломанный колорайтер…

- Сагите, вам нравится? – заморыш заглядывал мне в лицо сияющими зелёными блюдцами, и портить ему настроение ужасно не хотелось.

- Дааааа… - протянула я. – Это просто… Слов нет! Как ты ухитрился это сделать?! Сколько тут живу, в голову не приходило, что такое вообще возможно…

- Я уговорил её! – Ликующий лягушонок кивнул на белую коробочку колорайтера, скромно прилепившуюся к стене возле балконной двери.

- Догадываюсь, что аргументы были убойными, - проворчала я себе под нос, - например, беспорядочное включение режимов…

Попросив кикиморыша изобразить теперь что-нибудь спокойное и прочитав заодно ему лекцию о воздействии цветов на настроение, получила разочарованный вздох и грустный ответ:

- Но ведь так сразу хотелось летать…

Напомнила, что летать нам пока некогда, а вот готовиться к переезду – надо, и спокойные цвета, помогающие сосредоточиться – это то, что надо, а потом пошла умываться. Вернувшись, снова ахнула, потому что теперь полосы на стенах приобрели голубовато-сиреневый цвет, опять-таки, наращивая от потолка к полу глубину и интенсивность оттенков. М-дааа… Как бы меня не заставили новый колорайтер покупать.

Хотя насчёт концентрации внимания я оказалась права: собрать мозги в кучку нужной высоты оказалось намного легче, чем обычно. Потягивая свой обязательный утренний кофе, я просматривала записи в блокноте, делая пометки к предстоящей встрече с агентом «Дома для вас», а Вайятху ждал своей очереди позавтракать, когда Деона сообщила мне мысленно, что опять началась атака на мою сеть.

Вот, чтоб Вограны их побрали! Что за наглость?!

- Део, кто? Можешь определить?

- Нет, они хорошо концы прячут. Впрочем, и так можно догадаться: кто-то, очень заинтересованный в информации, хранящейся в твоей сети.

Я хмыкнула.  Тоже мне, ответ…

- А почерк тот же самый, что и раньше?

- Да.

- Понятно…

Кому ж так неймётся-то… Тут внезапно застонал лягушонок. Я наклонилась к нему:

- Маугли? Что с тобой?

- Голова, сагите… Сейчас лопнет… - Он сидел, сжав ладонями виски и страдальчески зажмурившись. 

Я мгновенно оказалась рядом.

- Что случилось? Заболела внезапно?..

- Да, - пробормотал он. – Ох, как больно…

И вдруг приступ кончился: Вайятху открыл глаза, опустил руки и уставился куда-то в пространство, словно прислушиваясь к себе.

- Прошло, - неуверенно сказал он.

Я перевела дух и погладила его по холодной щеке.

- Слава Всевидящему…

- Тэш, я ликвидировала прорыв, - вклинилась Деона. – Они поменяли тактику: число атак резко возросло.

- Что-то успели оставить? – переключилась я. – Или они забрали что-нибудь?

- Оставить ничего не оставили, а вот список содержимого сети могли частично скопировать…

- Ну и… пусть подавятся, - пробормотала я. – Ничего важного она там не найдут. Део, ты всё равно не расслабляйся, ладно? Вряд ли они успокоятся на достигнутом…

Вайятху тем временем совсем оправился и начал жалобно поглядывать на стол, намекая, что земноводные тоже жаждут позавтракать. Я, без всякого удовольствия уже, допила кофе и встала. Всё равно эти гады испортили настроение с утра… Придётся срочно озаботиться новым чипом.

Пока я одевалась, Деона сообщила о новой атаке хакеров, а лягушонок свалился, в буквальном смысле, со стула, с новым приступом головной боли. Я и сама схватилась за означенную часть тела, не понимая, что происходит! И, наверное, ещё долго гадала бы, что происходит, если бы мне не подсказала Деона:

- Тэш, похоже, Маугли реагирует на попытки взлома твоей сети.

Я вытаращила глаза на заморыша, который в данный момент лежал на диване, свернувшись клубочком и закрыв глаза.

- Ты хочешь сказать, что он чувствует нападения на тебя?!

- Да.

- Но… как?! Каким образом?!

- Не знаю. Но у меня и раньше возникало ощущение, что он пытается общаться со мной ментально, как ты.

- Но у меня дешифратор! А этот-то как ухитряется подключаться?!

- Не знаю, Тэш. Говорю только то, что заметила.

- Маугли, - осторожно позвала я, садясь рядом с ним на диван. – А как ты ощущаешь эту боль? На что она похожа?

- Как будто что-то втыкают в голову, - слабо отозвался лягушонок после паузы. – Что-то острое и холодное… Только сначала оно было одно, а теперь их много-много стало…

Я крепко задумалась. Что же это такое выходит? Недоразумение может одной «силой мысли» подключаться к носителям информации? Или только к искусственному интеллекту? Или что-то ещё?! Ох, ты ж… всё интереснее и интереснее…

Время поджимало, мне пора было выходить, поэтому я мысленно поручила Вайятху Деоне, попросив её связываться со мной, как только в этом возникнет нужда, не взирая на то, занята я или нет. Похоже, то, что происходит с лягушонком сейчас, поважнее покупки дома будет. Ещё бы знать, это отмена лекарств на него так подействовала? Или какой-то неучтённый фактор? Мне всё больше и больше хотелось понять, каков же был исходный организм, который так безжалостно исковеркали. Мало того, что эмпат, судя по всему, так ещё и телепат?.. Ох, Всевидящий, что-то я начинаю бояться…

Уговорив Маугли полежать и не вставать в ближайшее время, дав последние указания Деоне, я выскочила из квартиры и почти побежала к причалу. Времени оставалось уже в обрез. Хорошо, что свободный флайер обнаружился почти сразу, и я успела на встречу, буквально, минута в минуту.

Агентом оказалась приятная молодая женщина, которая пригласила меня пересесть в её машину, и мы отправились к нашему будущему дому. В этом я уже почти не сомневалась. Дорога прошла под дружелюбную болтовню Шарды, - так мне представилась сотрудница компании «Дом для вас». Поняв, что я делиться сведениям о себе или своей жизни не собираюсь, она легко переключилась на собственный опыт и засыпала меня курьёзными историями из своей практики продаж. Через пять минут я уже хохотала, не в силах удержаться, над странностями, которыми изобиловали её клиенты: то им надо было непременно дом с видом на водоём, то мааааленький ангарчик в саду для личной космической яхты, то требовались соседи со специальным образованием… Так, под её весёлый голосок, мы и добрались незаметно до места.

Когда флайер плавно пошёл вниз, на посадку, я уставилась  в окно, совершенно забыв о собеседнице. К её чести, она вовсе не обиделась, а просто замолчала, давая мне время осмотреться. Даже машина предусмотрительно снизила скорость.

Первое, что поразило меня: это обилие зелени. Я знала, что домик стоит на отшибе, но не предполагала, что вокруг вообще будет чаща! С высоты, на которой мы почти зависли, было хорошо видно, что единственная дорога, связывающая дом с остальным миром, проходила через густой зелёный массив, извиваясь, как потревоженная змея. По обе её стороны тянулись леса, и только позади домика виднелась вдалеке похожая крыша, утонувшая в море листвы. Но дорожка шла в противоположную сторону, значит, набегов соседей можно было ждать только с воздуха…

Возле дома была оборудована площадка для флайера, причём, совсем не маленькая: при желании и мастерстве, туда можно было бы впихнуть и две машины. Наш летательный аппарат аккуратно опустился точно посередине, и наступила тишина. Открыв дверцу, я медленно вышла и замерла, - это было незабываемое чувство, что ты находишься где-то далеко-далеко от людей: шелестели деревья, где-то в кронах покрикивали птицы, потревоженные нашим появлением, и вся округа звенела от тихого треска проптов, как будто они сидели на каждой травинке… И казалось, что все проблемы остались в городе, никто до тебя здесь не доберётся. Обманчивое чувство заброшенности, с одной стороны, и защищённости, с другой, причём, одновременно.

Агент терпеливо ждала, пока я налюбуюсь на двор, беседку, дорожку к дому, вымощенную настоящим камнем, цветы в стареньких, растрескавшихся вазонах и сам дом, возвышавшийся серо-зелёной неправильной массой, от двухэтажного главного здания до одноэтажных пристроек, лепящихся к центральному строению со всех сторон. Какая-то варварская, нерациональная архитектура, но это-то меня и завораживало!

Я выросла во вполне современном доме, где главным достоинством была разумность, экономия и рациональность. Во всём. Мама была сторонницей движения за рациональное использование ресурсов, времени, денег и физических возможностей, так что… Площадь моей комнаты составляла всего лишь десять квадратных метров, комната родителей была немногим больше. У меня не было ни сестёр, ни братьев, потому что Первой грозило перенаселение, и мама горячо поддерживала призыв Совета планеты к ограничению рождаемости и прекращению притока эмигрантов с других планет.

По этой же причине у нас не было собственного флайера (перерасход ресурсов), водного душа (излишняя роскошь), и вещи мы носили только из переработанного сырья, принципиально. У мамы была прекрасная фигура, на ней чудесно смотрелась любая тряпка, а вот я натерпелась, пока росла… Может, поэтому и прибилась в своё время к Линн, в надежде научиться быть свободной от запретов?..

И теперь этот дом стал для меня настоящей воплотившейся мечтой: никакой экономии пространства, масса никому не нужных и неиспользуемых закоулков, нерационально широкие лестницы и двери, проходя в которые не нужно бояться стукнуться локтем, большая терраса, балкончик на втором этаже. – его не было видно отсюда, но я знала, что он там есть… Глядя на свой будущий дом, я вдруг поняла, что ничего не хотела так, как его! Рассматривая голограммы, я ухитрилась, незаметно для себя самой, влюбиться в него, в каждую половицу пола, в каждую трещинку на стене, в каждый кирпичик облицовки камина… И сейчас я просто забывала дышать, ступая по дорожке, как во сне… Это было непередаваемое чувство: найти наяву свою мечту.

В таком же состоянии я шла по комнатам, узнавая их, и постоянно ловила себя «за руку», чтобы не гладить стены, или не опуститься на пол и не провести пальцами по ступенькам, не сунуть нос в камин, чтобы посмотреть, насколько он глубокий… Я любила этот дом, я уже считала его своим, и совершенно не собиралась отдавать кому бы то ни было.

Требуемые документы были подписаны в рекордно короткий срок, я даже внимания не обратила на условия расторжения договора, потому что не представляла себе ситуации, в которой мне захотелось бы дом продать. А потом я буквально вытащила себя из полутёмной передней, - кажется, эта комната называлась именно так, - наружу, к флайеру, чтобы лететь обратно. Решено, - мы сегодня же переезжаем сюда! Даже если мне придётся бросить все вещи на старой квартире, и перебраться в том, что на мне. А лягушонку и вовсе голым…

Рейтинг: +6 234 просмотра
Комментарии (10)
Вероника Малышева # 1 января 2014 в 03:28 +2
клааасная новая глава, Тань! smile зашла почитать, как увидела твоё сообщение, в нощи. )) И не пожалела ))
(....а дом-то уже , небось, нашпигован кибер-шпионами) ))
Татьяна Французова # 1 января 2014 в 10:24 +1
Спасибо, дорогая! Ужасно рада, что ты нашла время почитать! Ужасно приятно! girlkiss t07011
Маргарита Лёвушкина # 1 января 2014 в 11:28 +2
Здорово, Танюша! Читаю с неослабевающим интересом!
Татьяна Французова # 1 января 2014 в 11:59 +2
Спасибо, Ритусик! Так здорово, что читаешь! t07223
Елена Разумова # 3 января 2014 в 16:21 +2
Ох, ты ж… всё интереснее и интереснее… yesyes

v
Татьяна Французова # 3 января 2014 в 16:25 +1
Спасибо, Леночка! t7839
Зинаида Левенко # 11 января 2014 в 16:51 +1
Татьяночка, нууу... для меня это вааще фантастика!!! Ноо ооочень захватывающая!!!
И главное - нииичего не могу предугадать... Поэтому просто иду читать след. Главу...
Татьяна Французова # 11 января 2014 в 17:14 0
Спасибо, Зинаидочка Ивановна! Рада, что вам нравится!!! c0137 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Надежда Рыжих # 22 января 2014 в 13:51 +1
Вот и новый дом! УРААААА !!!! И местечко колоритное!
Татьяна Французова # 22 января 2014 в 16:06 0
Ага, мне тоже нравится!)))