Мистический.

article124965.jpg

                                                Мистический.

Подходили к концу третьи сутки перехода. Позади остался тяжёлый, полугодовой рейс, сайровая и минтаевая путины завершились для экипажа вполне удачно. Они славно потрудились и в меру перевыполнили рейсовое задание. Могли бы взять ещё больше, но, по негласному договору между добытчиками, сильно напрягаться не стали, так как в противном случае, их нынешняя выработка автоматически  превратилась бы в норму на следующий год. А должного количества рыбы можно будет и не найти. 

 

Их трудяга- СТР держал курс на южнокорейский порт Пусан, где Лёху и его друзей ждали: отдых на полную катушку и щедрая «отоварка» на заработанную по максимуму валюту. Ожидание праздника всегда приятнее самого праздника.

Основные  работы по судну тоже были выполнены,  палубные матросы стояли ходовую вахту и занимались всякой мелочёвкой. Настроение у всех было приподнятое в ожидании долгожданного отдыха и прочих нехитрых радостей. Заработали в этот раз они  весьма прилично, теперь надо было суметь потратить заработанное с пользой для души и тела, что удавалось далеко не всем. В число последних входил и наш Лёха. Он знал об этом, но, по своей укоренившейся, раздолбайской привычке, почти никогда не думал о будущем, предпочитая  «не париться», а жить здесь и сейчас…

 

Каждый вечер в кают- компании собирались свободные от вахт мореманы-  потравить анекдоты и байки,  удивить товарищей  реальными историями из жизни. В зависимости от  тематики, кают- компания: то погружалась в гнетущую, тяжёлую тишину, то взрывалась громовым хохотом, вперемешку с восторженными и не очень цензурными комментариями. 

 

В этот раз, их вечерние посиделки неожиданно окрасились в зловещие, мистические тона. Даже неисправимый жизнелюб и  развратник,  кандей Петрович,  поддавшись общему настроению,  на один вечер забыл про свои бесчисленные сексуальные похождения и  после того, как было рассказано несколько жутковатых баек с мистическим уклоном,  привычно взял бразды разговора в свои крепкие руки.    

 

- А вот слушайте, пацаны, что у нас было… - интригующе начал он своё повествование.

- Ну, Петрович сейчас расскажет!- усмехнулся вслух Федя- киргиз.

- Да тихо ты,  придурок!- зашикали на него со всех сторон, а кандей, укоризненно покачав головой, тем не менее, вслух ничего не сказал.

Петрович в совершенстве владел искусством рассказчика, а это качество всегда ценилось на флоте, где, в условиях закрытого длительного пребывания в одной и той же компании, превращалось в мощнейшее антистрессовое и «поднимающее боевой дух» средство.

- Ну, вы будете слушать или идите в задницу!- начал потихоньку закипать их главный судовой оратор и краснобай.

- Давай, давай, Петрович, рассказывай!- загомонила вся кают- компания, а Федулу, с разных  сторон, прилетело несколько крепких подзатыльников.

Петрович, увидев, что «беспредельная киргизская морда», как он в минуты гнева называл Федула, достаточно наказана за свою дерзость, удовлетворённо хмыкнул и продолжил свой рассказ… 

 

… Работал у нас один странный молодой  хлопчик. Всё бы ничего, но уж больно он своими повадками, ужимками и манерностью поведения, был похож на гомосека.

- Ну, вы даёте!- не удержался от удивлённого возгласа кто- то из молодёжи.- Первый раз слышу, чтобы в добывающем флоте работал педрила.

-  А ему свечку никто не держал и на «жареном» никто не ловил!- парировал Петрович и продолжил… 

 

… Внешне  он выглядел абсолютно нормальным, лишь иногда парень замыкался в себе, начиная что- то тихо бормотать, полностью отключаясь от внешнего мира. Его конечно  «доставали» некоторые, намекая  на его «нетрадиционность», но он мало обращал на них внимание.  Парниша общался с окружающими только в случае необходимости, дружбы ни с кем не водил,  к нему в друзья тоже никто особо не набивался. Сами понимаете- почему… Было видно, что Валентин ( так звали уникума) живёт в каком- то своём, одному ему доступном пространстве,  а  наш грешный и бренный мир мало его интересовал…

И вот, в один, не очень прекрасный день, зашёл наш Валёк  в «портомойку», разделся догола,  сложив свою одежду аккуратной, ровной  стопкой, вышел на палубу и сиганул за борт!

- Вот это ни х.ра себе!- почти разом выдохнула вся кают- компания.

Петрович обвёл взглядом разом притихших, молодых горлопанов… 

 

… А дело было на минтае… Январь- месяц… Сами понимаете…

На мостике прыжок заметили, но, пока сыграли «тревогу», сделали циркуляцию… Только и   успели  увидеть на прощание мелькнувшую среди редких льдин, голую задницу. И всё… Ушёл человек… 

 

В кают- компании, на фоне гнетущей, тяжёлой тишины, громко жужжала прихваченная ещё с берега, отожравшаяся и наглая от безнаказанности, жирная муха. Прихлопнуть её никто не смел- в память о береге и доме. Многие утверждали, что это дурная примета. С ними никто особо не спорил. Море- дело такое...Мало ли что...Моряки- народ суеверный… Муха, похоже, давно раскусила этот их «секрет» и теперь, совершенно оборзевшая,   позволяла себе лазить везде, где ей захочется… Тишина стояла поистине  «гробовая»… Все ждали продолжения, и Петрович не обманул этих ожиданий… 

 

  Но это было только начало!- значительно подняв вверх указательный палец, важно и загадочно изрёк кандей.

… С этого- самого дня, к нам в «мешок» не зашла ни одна рыбка. Ни одна!!! Представляете себе такое?

Со всех сторон вокруг, нормально ловили соседи, у нас же  редкий минтай лишь объячеивался  с внешней стороны, не заходя вовнутрь, словно кто- то нарочно не пускал его туда… 

 

С базы высадился крупный «десант», состоящий из самых разнообразных комиссий и нас стали «долбить» по полной программе. Что, почему, да как… А когда в личных вещах Валентина нашли чёрный череп, перевёрнутое распятие и сатанинскую литературу, мы все поняли, что пришла полная и безоговорочная жопа на наши многогрешные головы. 

 

Весь флот вокруг ржал над нами в эфире, других тем в праздной трепотне вахтенных штурманов просто не существовало! Соседи говорили, что парня мы сильно обижали, и теперь он,  в отместку, намертво перекрыл нам весь ход рыбы в траловый  «мешок». Все наперебой советовали - «валить отсюда, пока не случилось что- нибудь более страшное»

- Петрович, а закончилось- то всё чем?- наперебой посыпались вопросы со всех сторон.

- А чем мог закончиться такой  блудняк?- блеснув знанием блатной  »фени», ответил наш главный "эксперт по всем вопросам" и рассказчик.- Сняли нас с промысла через неделю. Посмотрели, что не ловим ни черта и сняли- от греха подальше. Опять же- следствие… На берегу ещё долбили пару месяцев…

 

В кают- компании разом загомонило с десяток молодых, лужёных глоток. Парни спорили, кто- то сомневался, кто- то говорил, что Петрович всю историю придумал сам- на ходу…

В ответ на эти обвинения, наш многомудрый кандей негодующе фыркнул, сообщив тем, кто особенно активно сомневался в его правдивости,  название того судна и  время, когда всё это произошло.  

- Окурки сопливые!- с притворным гневом, провозгласил наш главный краснобай.- Эту историю весь наш флот знает! А  вы можете только водку жрать и соплюх своих за углами тискать вместо того, чтобы слушать умных людей и наматывать на ус!

- Петрович, самое главное- это чтобы ты ничего и никуда не намотал!- под смех остальных парировал  Вовка- хохол, первый друг  кандея после Адольфа Гитлера. Так его называли судовые остряки за то, что Петрович, будучи в дурном расположении духа, гонял Вовку- гарсона, как барбоса, из вредности  нагружая его бессмысленной и никому ненужной работой.   

 

Лёха не принимал участия в этой шутливой перепалке. Он был больше склонен верить Петровичу, чем наоборот. Было понятно, что интересные истории на сегодня окончены, и Лёха, спустившись к себе в каюту, завалился на  шконарь… 

 

Мистическая тема не отпускала его, и он погрузился в свои собственные воспоминания.  Будучи совсем мальцом, Лёха несколько раз стал свидетелем жутких и необъяснимых с точки зрения логики человека, явлений. Почему это произошло именно с ним, он не знал и не мог знать… 

 

  Лёхе около трёх лет. Родители снимают гостинку на восьмом этаже, балконов в таких квартирах нет…  Отец- в очередном многомесячном рейсе, а мать вышла  «на минутку» к соседке поболтать. Он сидит за столом, по- детски неумело пытаясь изобразить  «папкин пароход» на большом, альбомном листе бумаги. Внезапно, прямо перед ним, в окне, возникает какая-то жуткая, тёмная рожа с ужасным оскалом. Рожа бьётся в окно, пытаясь прорваться вовнутрь, прямо к Лёхе. Малыш громко кричит, вбегает перепуганная мать, никого в окне нет, тишина… Пацанёнок так и не смог тогда объяснить маме- что его так напугало. Но ведь он видел ЭТО! Отчётливо видел. И страшный оскал помнит до сих пор…    

 

Второй случай произошёл несколько позже. Свидетелем этого случая была вся Лёхина семья, поэтому списать  его на разыгравшееся детское воображение будет очень затруднительно.

Погиб, разбившись на мотоцикле, Лёхин двоюродный дядя, и вся семья поехала на похороны. После поминок устроились ночевать в квартире  бабули и деда. Пацан лёг с отцом на одной кровати, мать, в той же комнате – на другой. С обратной стороны дома находилась комната  стариков, там тоже ночевали… 

 

Ночью Лёху разбудил не очень громкий, но отчётливый стук в окно. Квартира находилась на втором этаже и вряд ли нашёлся бы придурок, который, забравшись по абсолютно гладкой стене, стал бы долбиться к ним посреди ночи.

- Папа, кто в окно стучится?- спросил ещё сонный мальчик у отца.

-Спи, Лёша…Это воробышек наверно…- пытался успокоить его батя, хоть  и сам  был очень далёк от этого состояния.

Отец накрывал голову одеялом, потом раскрывался, надеясь на то, что это всего лишь дурной сон, наваждение. Однако их ночной гость и не думал исчезать, настойчиво барабаня в оконное стекло.

Лёха приподнялся на локте и увидел за окном размытый мужской силуэт в каком- то странном и неярком свечении . Он уже понял, что происходит нечто жуткое и непонятное, сродни тому, что ему уже пришлось  испытать в тот ужасный для него вечер. Пацану  стало по- настоящему страшно, и он прижался посильнее к отцу. Батя,  закрыв своим телом ему обзор на окно,  пытался, как мог успокоить сына. Он мало чего боялся в реальной жизни, но этот визит явно выбил его из колеи. Вот так, напрямую, с «ожившими» покойниками,  Лёхиному отцу сталкиваться ещё не приходилось.

Напротив, сжавшись до неимоверно малых размеров, тряслась от страха под одеялом, Лёхина мама. 

 

Терроризировавший их ночной визитёр, немыслимым образом, переместился на другую сторону дома и стал стучать в комнату стариков. Как рассказала утром бабуля, к ней гость обращался по имени и требовал воды. Голос принадлежал погибшему, это признали все, слышавшие его… 

 

Следующим вечером, Лёха видел, как взрослые расставляли на подоконниках стаканы с водой и, на всякий случай- с водкой. Как говорили, покойный был большим любителем этого дела.  Немного подумав, бабуля добавила туда ещё блюдца со свежими, только что испечёнными, блинами. После того, как их погибшего  родственника  уважили, он перестал их беспокоить, и,  Лёха, как ни всматривался в окно следующей ночью, пытаясь увидеть ужин своего покойного дядюшки , больше  никого не увидел и не услышал… 

 

Юный свидетель аномальных явлений неоднократно пытался рассказывать про  этот случай друзьям во дворе и в школе, но его неизменно поднимали на смех. Октябрята и пионеры ни за что не хотели поверить в  подобную чертовщину…  После каждой такой попытки поделиться, Лёха неизменно обижался на своих друзей. Почему не верят? Ведь он не врал!  

 

Вспоминая эти  жутковатые, но  яркие события из своего детства, Лёха, незаметно для себя, уснул. А, может быть, и не уснул вовсе, кто же сейчас это сможет сказать…   

 

К нему вернулись лучшие в жизни, беззаботные школьные годы. Мелькали родные, давно потерянные для него, лица, вспоминались события, про которые он давно уже забыл в суете и заботах реальной жизни. В груди сладко защемило и ему вдруг страстно, хоть на несколько минут, захотелось вернуться туда- в своё счастливое и весёлое детство, в  бесшабашную и безбашенную юность. Туда, где прошли его самые лучшие и радостные годы… 

 

- Да, что же ты так туда рвёшься?!- неожиданно возник прямо в его голове мелодичный, завораживающий и какой-то гипнотический мужской голос.

Лёха оторопел, будучи не в силах даже пошевелиться.

- Иди!- вдруг велел всё тот же голос и  очень строго, как показалось Лёхе, добавил.- Но не приведи тебе, Господь, произнести там хоть полслова. Сразу станешь видимым для всех и назад уже никогда не вернёшься. 

 

И вот Лёха мгновенно оказывается в знакомом детском садике-   главной «явке» их  районной «бригады». Сами себя они. в шутку, называли тогда «ночной сменой» этого самого детского сада. Он видит группу лохматых парней, одетых в брюки- клёш и туфли на огромных каблуках. Пользуясь своей «шапкой- невидимкой», он без опаски подошёл вплотную и стал узнавать всех своих друзей юности. Многих парней, в нынешней его, реальной жизни, уже не было в живых. Кто- то спился, кто- то был насмерть задушен в героиновых тисках, кто- то сгинул в бандитских войнах «весёлых» девяностых годов…  

 

Парни расписывали партию в «палку». Эта игра была хороша своей простотой и быстротечностью. Проигравших ожидала «ходка на зону». С уголовной романтикой в их «банде» было всё в порядке.

Итак, первый проигравший выходил на заранее  определённое пространство и, заложив за спину обе руки, начинал нарезать большие круги,  имитируя  прогулку заключённого в тюрьме. Затем к нему присоединялись: второй, третий, четвёртый…  Если учесть, что в данной игре могло принимать участие до одиннадцати человек одновременно, со стороны наказание проигравшим смотрелось, как неслабое шоу! В самом конце игры, десятый проигравший присоединялся к остальным «узникам», они все вместе, выполняли три контрольных круга, а затем, на радость победителю, сделав зверские рожи и, стукнув себя, кулаком по груди, громко орали заклинание: «Бля буду- зона!» На этом игра заканчивалась. 

 

Лёха давился хохотом, глядя на эти забавы их дурной и, тем не менее, прекрасной юности. 

Ему вдруг мучительно, до зубовного скрежета, захотелось обнаружить себя, выйти к  своей братве, поговорить, предостеречь многих от всех невзгод и несчастий, которые им только предстояло испытать. Ведь он, в данный момент, знал дальнейшую судьбу каждого из пацанов, беззаботно и бестолково растрачивающих сейчас свои драгоценные, юношеские годы! Его не смущало даже то обстоятельство, что парни его  просто могли  не  узнать в нынешнем обличии, и  «явление народу»,  имело все шансы закончиться  тем, что Лёхе банально набили бы харю. Незнакомых, да ещё, к тому же, поучающих- как им надо жить, в таких «командах» не любили… 

 

Когда его безрассудное желание начало приобретать маниакальный характер, детский садик внезапно исчез и Лёха очутился дома, в своей старой, родной квартире. Он увидел живых, молодых, здоровых и красивых родителей. Его любимая в детстве, немецкая овчарка Берта, почуяв присутствие чего- то постороннего в доме, глухо зарычала, вздыбила холку и, оскалив нехилые клыки, пятясь, заняла оборонительную позицию в ближайшем углу, не в силах определить- с какой стороны ей ждать нападения…

- Берта, что случилось?- тревожно спросила Лёшкина мама. Живая и здоровая… В глазах защипало. Ему очень хотелось подойти, обнять родителей, сказав им что- то доброе и хорошее, то, чего не позволяла  сказать в своё время, его дебильная юношеская гордыня. Перед ним, как по мановению волшебной палочки, прошли позорные моменты его непутёвой жизни, когда он вёл себя с родителями недостойно, а иногда и просто- по- скотски… К своему ужасу, Лёха вдруг понял, что таких моментов в его жизни было недопустимо много, а исправить было ничего уже  нельзя…

- Да насрать мне на все предупреждения!-  возникла вдруг у него чудовищная по своей дерзости мысль.- Что хорошего меня ждёт ТАМ?... Ни хе- ра…

И Лёха  уже раскрыл рот, чтобы сказать первое слово,  тем самым обнаружив себя…

- Э- эээ, нет, родной… Так не пойдёт!- раздался уже знакомый Голос в его голове, и Лёха очнулся на своей  шконке. 

 

Он плохо видел всё вокруг из- за слёз, полностью заполнивших его глаза и  парню пришлось спешно отвернуться к переборке,  чтобы эти слёзы случайно не узрел его глазастый сожитель по каюте Федя- киргиз. 

- Лёха, ты так ржал во сне! Что тебе снилось? Расскажешь? – Федул фонтанировал кипучей энергией, несмотря на то, что часы показывали четыре утра…

Лёха отлично всё помнил, но рассказывать ничего не хотелось. Даже такому классному и безотказному пацану, как Федул…

- Расскажу, если вспомню, -  нашёл он нейтральный и необидный для Федула вариант ответа.

 

Всё ещё переживая события своего недавнего путешествия в прошлое, Лёха решил выйти на палубу- перекурить и проветрить мозги. Хотелось побыть одному. Он вышел на воздух, уселся прямо на трап , ведущий  в сторону  «крыла», упёрся ногами в леер, чтобы не вывалиться за борт, закурил и стал молча смотреть на проносившуюся за бортом воду Охотского моря. Бывалые моряки говорят, что нельзя долго смотреть  вглубь морской пучины, может затянуть. Лёха и сам не раз испытывал эту тягу, когда из любопытства, пытался пристально вглядеться в глубину. Возникало какое- то подобие воронки, и он быстро поверил, что подобное действительно возможно.

 

Мореман, немного посидев, вспомнив эти разговоры, а также недавний рассказ Петровича, встряхнул головой, освобождаясь от своих тяжёлых мыслей, и огляделся вокруг… 

 

Стояла великолепная погода… Полный штиль, огромное звёздное небо, которое никогда не увидишь в прокопчённом  городе… Его родной СТР  полным ходом шёл навстречу новым событиям и приключениям.  Парень  выбросил «бычок», вдохнул полной грудью целебный морской воздух и вернулся в каюту.  Жизнь продолжалась... И я почему- то уверен, что мы ещё неоднократно встретимся с Лёхой и его друзьями...

© Copyright: Юрий Ишутин ( Нитуши), 2013

Регистрационный номер №0124965

от 21 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0124965 выдан для произведения:

                                                Мистический.

Подходили к концу третьи сутки перехода. Позади остался тяжёлый, полугодовой рейс, сайровая и минтаевая путины завершились для экипажа вполне удачно. Они славно потрудились и в меру перевыполнили рейсовое задание. Могли бы взять ещё больше, но, по негласному договору между добытчиками, сильно напрягаться не стали, так как в противном случае, их нынешняя выработка автоматически  превратилась бы в норму на следующий год. А должного количества рыбы можно будет и не найти. 

 

Их трудяга- СТР держал курс на южнокорейский порт Пусан, где Лёху и его друзей ждали: отдых на полную катушку и щедрая «отоварка» на заработанную по максимуму валюту. Ожидание праздника всегда приятнее самого праздника.

Основные  работы по судну тоже были выполнены,  палубные матросы стояли ходовую вахту и занимались всякой мелочёвкой. Настроение у всех было приподнятое в ожидании долгожданного отдыха и прочих нехитрых радостей. Заработали в этот раз они  весьма прилично, теперь надо было суметь потратить заработанное с пользой для души и тела, что удавалось далеко не всем. В число последних входил и наш Лёха. Он знал об этом, но, по своей укоренившейся, раздолбайской привычке, почти никогда не думал о будущем, предпочитая  «не париться», а жить здесь и сейчас…

 

Каждый вечер в кают- компании собирались свободные от вахт мореманы-  потравить анекдоты и байки,  удивить товарищей  реальными историями из жизни. В зависимости от  тематики, кают- компания: то погружалась в гнетущую, тяжёлую тишину, то взрывалась громовым хохотом, вперемешку с восторженными и не очень цензурными комментариями. 

 

В этот раз, их вечерние посиделки неожиданно окрасились в зловещие, мистические тона. Даже неисправимый жизнелюб и  развратник,  кандей Петрович,  поддавшись общему настроению,  на один вечер забыл про свои бесчисленные сексуальные похождения и  после того, как было рассказано несколько жутковатых баек с мистическим уклоном,  привычно взял бразды разговора в свои крепкие руки.    

 

- А вот слушайте, пацаны, что у нас было… - интригующе начал он своё повествование.

- Ну, Петрович сейчас расскажет!- усмехнулся вслух Федя- киргиз.

- Да тихо ты,  придурок!- зашикали на него со всех сторон, а кандей, укоризненно покачав головой, тем не менее, вслух ничего не сказал.

Петрович в совершенстве владел искусством рассказчика, а это качество всегда ценилось на флоте, где, в условиях закрытого длительного пребывания в одной и той же компании, превращалось в мощнейшее антистрессовое и «поднимающее боевой дух» средство.

- Ну, вы будете слушать или идите в задницу!- начал потихоньку закипать их главный судовой оратор и краснобай.

- Давай, давай, Петрович, рассказывай!- загомонила вся кают- компания, а Федулу, с разных  сторон, прилетело несколько крепких подзатыльников.

Петрович, увидев, что «беспредельная киргизская морда», как он в минуты гнева называл Федула, достаточно наказана за свою дерзость, удовлетворённо хмыкнул и продолжил свой рассказ… 

 

… Работал у нас один странный молодой  хлопчик. Всё бы ничего, но уж больно он своими повадками, ужимками и манерностью поведения, был похож на гомосека.

- Ну, вы даёте!- не удержался от удивлённого возгласа кто- то из молодёжи.- Первый раз слышу, чтобы в добывающем флоте работал педрила.

-  А ему свечку никто не держал и на «жареном» никто не ловил!- парировал Петрович и продолжил… 

 

… Внешне  он выглядел абсолютно нормальным, лишь иногда парень замыкался в себе, начиная что- то тихо бормотать, полностью отключаясь от внешнего мира. Его конечно  «доставали» некоторые, намекая  на его «нетрадиционность», но он мало обращал на них внимание.  Парниша общался с окружающими только в случае необходимости, дружбы ни с кем не водил,  к нему в друзья тоже никто особо не набивался. Сами понимаете- почему… Было видно, что Валентин ( так звали уникума) живёт в каком- то своём, одному ему доступном пространстве,  а  наш грешный и бренный мир мало его интересовал…

И вот, в один, не очень прекрасный день, зашёл наш Валёк  в «портомойку», разделся догола,  сложив свою одежду аккуратной, ровной  стопкой, вышел на палубу и сиганул за борт!

- Вот это ни х.ра себе!- почти разом выдохнула вся кают- компания.

Петрович обвёл взглядом разом притихших, молодых горлопанов… 

 

… А дело было на минтае… Январь- месяц… Сами понимаете…

На мостике прыжок заметили, но, пока сыграли «тревогу», сделали циркуляцию… Только и   успели  увидеть на прощание мелькнувшую среди редких льдин, голую задницу. И всё… Ушёл человек… 

 

В кают- компании, на фоне гнетущей, тяжёлой тишины, громко жужжала прихваченная ещё с берега, отожравшаяся и наглая от безнаказанности, жирная муха. Прихлопнуть её никто не смел- в память о береге и доме. Некоторые верили, что это дурная примета. Моряки- народ суеверный… Муха, похоже, давно раскусила этот их «секрет» и теперь, совершенно оборзевшая,   позволяла себе лазить везде, где ей захочется… Тишина стояла поистине  «гробовая»… Все ждали продолжения, и Петрович не обманул этих ожиданий… 

 

  Но это было только начало!- значительно подняв вверх указательный палец, важно и загадочно изрёк кандей.

… С этого- самого дня, к нам в «мешок» не зашла ни одна рыбка. Ни одна!!! Представляете себе такое?

Со всех сторон вокруг, нормально ловили соседи, у нас же  редкий минтай лишь объячеивался  с внешней стороны, не заходя вовнутрь, словно кто- то нарочно не пускал его туда… 

 

С базы высадился крупный «десант», состоящий из самых разнообразных комиссий и нас стали «долбить» по полной программе. Что, почему, да как… А когда в личных вещах Валентина нашли чёрный череп, перевёрнутое распятие и сатанинскую литературу, мы все поняли, что пришла полная и безоговорочная жопа на наши многогрешные головы. 

 

Весь флот вокруг ржал над нами в эфире, других тем в праздной трепотне вахтенных штурманов просто не существовало! Соседи говорили, что парня мы сильно обижали, и теперь он,  в отместку, намертво перекрыл нам весь ход рыбы в траловый  «мешок». Все наперебой советовали - «валить отсюда, пока не случилось что- нибудь более страшное»

- Петрович, а закончилось- то всё чем?- наперебой посыпались вопросы со всех сторон.

- А чем мог закончиться такой  блудняк?- блеснув знанием блатной  »фени», ответил наш главный знаток и рассказчик.- Сняли нас с промысла через неделю. Посмотрели, что не ловим ни черта и сняли- от греха подальше. Опять же- следствие… На берегу ещё долбили пару месяцев…

 

В кают- компании разом загомонило с десяток молодых, лужёных глоток. Парни спорили, кто- то сомневался, кто- то говорил, что Петрович всю историю придумал сам- на ходу…

В ответ на эти обвинения, наш многомудрый кандей негодующе фыркнул, сообщив тем, кто особенно активно сомневался в его правдивости,  название того судна и  время, когда всё это произошло.  

- Окурки сопливые!- с притворным гневом, провозгласил наш главный краснобай.- Эту историю весь наш флот знает! А  вы можете только водку жрать и соплюх своих за углами тискать вместо того, чтобы слушать умных людей и наматывать на ус!

- Петрович, самое главное- это чтобы ты ничего и никуда не намотал!- под смех остальных парировал  Вовка- хохол, первый друг  кандея после Адольфа Гитлера. Так его называли судовые остряки за то, что Петрович, будучи в дурном расположении духа, гонял Вовку- гарсона, как барбоса, из вредности  нагружая его бессмысленной и никому ненужной работой.   

 

Лёха не принимал участия в этой шутливой перепалке. Он был больше склонен верить Петровичу, чем наоборот. Было понятно, что интересные истории на сегодня окончены, и Лёха, спустившись к себе в каюту, завалился на  шконарь… 

 

Мистическая тема не отпускала его, и он погрузился в свои собственные воспоминания.  Будучи совсем мальцом, Лёха несколько раз стал свидетелем жутких и необъяснимых с точки зрения логики человека, явлений. Почему это произошло именно с ним, он не знал и не мог знать… 

 

  Лёхе около трёх лет. Родители снимают гостинку на восьмом этаже, балконов в таких квартирах нет…  Отец- в очередном многомесячном рейсе, а мать вышла  «на минутку» к соседке поболтать. Он сидит за столом, по- детски неумело пытаясь изобразить  «папкин пароход» на большом, альбомном листе бумаги. Внезапно, прямо перед ним, в окне, возникает какая-то жуткая, тёмная рожа с ужасным оскалом. Рожа бьётся в окно, пытаясь прорваться вовнутрь, прямо к Лёхе. Малыш громко кричит, вбегает перепуганная мать, никого в окне нет, тишина… Пацанёнок так и не смог тогда объяснить маме- что его так напугало. Но ведь он видел ЭТО! Отчётливо видел. И страшный оскал помнит до сих пор…    

 

Второй случай произошёл несколько позже. Свидетелем этого случая была вся Лёхина семья, поэтому списать  его на разыгравшееся детское воображение будет очень затруднительно.

Погиб, разбившись на мотоцикле, Лёхин двоюродный дядя, и вся семья поехала на похороны. После поминок устроились ночевать в квартире  бабули и деда. Пацан лёг с отцом на одной кровати, мать, в той же комнате – на другой. С обратной стороны дома находилась комната  стариков, там тоже ночевали… 

 

Ночью Лёху разбудил не очень громкий, но отчётливый стук в окно. Квартира находилась на втором этаже и вряд ли нашёлся бы придурок, который, забравшись по абсолютно гладкой стене, стал бы долбиться к ним посреди ночи.

- Папа, кто в окно стучится?- спросил ещё сонный мальчик у отца.

-Спи, Лёша…Это воробышек наверно…- пытался успокоить его батя, хоть  и сам  был очень далёк от этого состояния.

Отец накрывал голову одеялом, потом раскрывался, надеясь на то, что это всего лишь дурной сон, наваждение. Однако их ночной гость и не думал исчезать, настойчиво барабаня в оконное стекло.

Лёха приподнялся на локте и увидел за окном размытый мужской силуэт в каком- то странном и неярком свечении . Он уже понял, что происходит нечто жуткое и непонятное, сродни тому, что ему уже пришлось  испытать в тот ужасный для него вечер. Пацану  стало по- настоящему страшно, и он прижался посильнее к отцу. Батя,  закрыв своим телом ему обзор на окно,  пытался, как мог успокоить сына. Он мало чего боялся в реальной жизни, но этот визит явно выбил его из колеи. Вот так, напрямую, с «ожившими» покойниками,  Лёхиному отцу сталкиваться ещё не приходилось.

Напротив, сжавшись до неимоверно малых размеров, тряслась от страха под одеялом, Лёхина мама. 

 

Терроризировавший их ночной визитёр, немыслимым образом, переместился на другую сторону дома и стал стучать в комнату стариков. Как рассказала утром бабуля, к ней гость обращался по имени и требовал воды. Голос принадлежал погибшему, это признали все, слышавшие его… 

 

Следующим вечером, Лёха видел, как взрослые расставляли на подоконниках стаканы с водой и, на всякий случай- с водкой. Как говорили, покойный был большим любителем этого дела.  Немного подумав, бабуля добавила туда ещё блюдца со свежими, только что испечёнными, блинами. После того, как их погибшего  родственника  уважили, он перестал их беспокоить, и,  Лёха, как ни всматривался в окно следующей ночью, пытаясь увидеть ужин своего покойного дядюшки , больше  никого не увидел и не услышал… 

 

Юный свидетель аномальных явлений неоднократно пытался рассказывать про  этот случай друзьям во дворе и в школе, но его неизменно поднимали на смех. Октябрята и пионеры ни за что не хотели поверить в  подобную чертовщину…  После каждой такой попытки поделиться, Лёха неизменно обижался на своих друзей. Почему не верят? Ведь он не врал!  

 

Вспоминая эти  жутковатые, но  яркие события из своего детства, Лёха, незаметно для себя, уснул. А, может быть, и не уснул вовсе, кто же сейчас это сможет сказать…   

 

К нему вернулись лучшие в жизни, беззаботные школьные годы. Мелькали родные, давно потерянные для него, лица, вспоминались события, про которые он давно уже забыл в суете и заботах реальной жизни. В груди сладко защемило и ему вдруг страстно, хоть на несколько минут, захотелось вернуться туда- в своё счастливое и весёлое детство, в  бесшабашную и безбашенную юность. Туда, где прошли его самые лучшие и радостные годы… 

 

- Да, что же ты так туда рвёшься?!- неожиданно возник прямо в его голове мелодичный, завораживающий и какой-то гипнотический мужской голос.

Лёха оторопел, будучи не в силах даже пошевелиться.

- Иди!- вдруг велел всё тот же голос и  очень строго, как показалось Лёхе, добавил.- Но не приведи тебе, Господь, произнести там хоть полслова. Сразу станешь видимым для всех и назад уже никогда не вернёшься. 

 

И вот Лёха мгновенно оказывается в знакомом детском садике-   главной «явке» их  районной «бригады». Сами себя они. в шутку, называли тогда «ночной сменой» этого самого детского сада. Он видит группу лохматых парней, одетых в брюки- клёш и туфли на огромных каблуках. Пользуясь своей «шапкой- невидимкой», он без опаски подошёл вплотную и стал узнавать всех своих друзей юности. Многих парней, в нынешней его, реальной жизни, уже не было в живых. Кто- то спился, кто- то был насмерть задушен в героиновых тисках, кто- то сгинул в бандитских войнах «весёлых» девяностых годов…  

 

Парни расписывали партию в «палку». Эта игра была хороша своей простотой и быстротечностью. Проигравших ожидала «ходка на зону». С уголовной романтикой в их «банде» было всё в порядке.

Итак, первый проигравший выходил на заранее  определённое пространство и, заложив за спину обе руки, начинал нарезать большие круги,  имитируя  прогулку заключённого в тюрьме. Затем к нему присоединялись: второй, третий, четвёртый…  Если учесть, что в данной игре могло принимать участие до одиннадцати человек одновременно, со стороны наказание проигравшим смотрелось, как неслабое шоу! В самом конце игры, десятый проигравший присоединялся к остальным «узникам», они все вместе, выполняли три контрольных круга, а затем, на радость победителю, сделав зверские рожи и, стукнув себя, кулаком по груди, громко орали заклинание: «Бля буду- зона!» На этом игра заканчивалась. 

 

Лёха давился хохотом, глядя на эти забавы их дурной и, тем не менее, прекрасной юности. 

Ему вдруг мучительно, до зубовного скрежета, захотелось обнаружить себя, выйти к  своей братве, поговорить, предостеречь многих от всех невзгод и несчастий, которые им только предстояло испытать. Ведь он, в данный момент, знал дальнейшую судьбу каждого из пацанов, беззаботно и бестолково растрачивающих сейчас свои драгоценные, юношеские годы! Его не смущало даже то обстоятельство, что парни его  просто могли  не  узнать в нынешнем обличии, и  «явление народу»,  имело все шансы закончиться  тем, что Лёхе банально набили бы харю. Незнакомых, да ещё, к тому же, поучающих- как им надо жить, в таких «командах» не любили… 

 

Когда его безрассудное желание начало приобретать маниакальный характер, детский садик внезапно исчез и Лёха очутился дома, в своей старой, родной квартире. Он увидел живых, молодых, здоровых и красивых родителей. Его любимая в детстве, немецкая овчарка Берта, почуяв присутствие чего- то постороннего в доме, глухо зарычала, вздыбила холку и, оскалив нехилые клыки, отошла в угол, не понимая- с какой стороны ей ждать нападения…

- Берта, что случилось?- тревожно спросила Лёшкина мама. Живая и здоровая… В глазах защипало. Ему очень хотелось подойти, обнять родителей, сказав им что- то доброе и хорошее, то, чего не позволяла ему сказать в своё время, его дебильная юношеская гордыня. Перед ним, как по мановению волшебной палочки, прошли позорные моменты его непутёвой жизни, когда он вёл себя с родителями недостойно, а иногда и просто- по- скотски… К своему ужасу, Лёха вдруг понял, что таких моментов в его жизни было недопустимо много, а исправить было ничего уже  нельзя…

- Да насрать мне на все предупреждения!-  возникла вдруг у него чудовищная по своей дерзости мысль.- Что хорошего меня ждёт ТАМ?... Ни хе- ра…

И Лёха  уже раскрыл рот, чтобы сказать первое слово,  тем самым обнаружив себя…

- Э- эээ, нет, родной… Так не пойдёт!- раздался уже знакомый Голос в его голове, и Лёха очнулся на своей  шконке. 

 

Он плохо видел всё вокруг из- за слёз, полностью заполнивших его глаза и  парню пришлось спешно отвернуться к переборке,  чтобы эти слёзы случайно не узрел его глазастый сожитель по каюте Федя- киргиз. 

- Лёха, ты так ржал во сне! Что тебе снилось? Расскажешь? – Федул фонтанировал кипучей энергией, несмотря на то, что часы показывали четыре утра…

Лёха отлично всё помнил, но рассказывать ничего не хотелось. Даже такому классному и безотказному пацану, как Федул…

- Расскажу, если вспомню, -  нашёл он нейтральный и необидный для Федула вариант ответа.

 

Всё ещё переживая события своего недавнего путешествия в прошлое, Лёха решил выйти на палубу- перекурить и проветрить мозги. Хотелось побыть одному. Он вышел на воздух, уселся прямо на трап , ведущий  в сторону  «крыла», упёрся ногами в леер, чтобы не вывалиться за борт, закурил и стал молча смотреть на проносившуюся за бортом воду Охотского моря. Бывалые моряки говорят, что нельзя долго смотреть  вглубь морской пучины, может затянуть. Лёха и сам не раз испытывал эту тягу, когда из любопытства, пытался пристально вглядеться в глубину. Возникало какое- то подобие воронки, и он быстро поверил, что подобное действительно возможно.

 

Мореман, немного посидев, вспомнив эти разговоры, а также недавний рассказ Петровича, встряхнул головой, освобождаясь от своих тяжёлых мыслей, и огляделся вокруг… 

 

Стояла великолепная погода… Полный штиль, огромное звёздное небо, которое никогда не увидишь в прокопчённом  городе… Его родной СТР  полным ходом шёл навстречу новым событиям и приключениям.  Парень  выбросил «бычок», вдохнул полной грудью целебный морской воздух и вернулся в каюту.  Жизнь продолжалась... И я почему- то уверен, что мы ещё неоднократно встретимся с Лёхой и его друзьями...

Рейтинг: +10 745 просмотров
Комментарии (24)
Денис Маркелов # 24 марта 2013 в 23:50 +3
Очень интересный рассказ
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 25 марта 2013 в 01:01 +3
Спасибо,Денис!Рад,что Вам понравилось...
Валентина Попова # 25 марта 2013 в 15:12 +4
Интересный рассказ и я бы не сказала, что это мистика. Верю, что покойник может смотреть в окно и просить пить, потому как сама пережила подобное, когда похоже общалась с погибшим сыном. И если бы захотела, то увидела бы его, но я отвернулась и мысленно просила его не проявляться, так как к встрече этой не была готова. А вот в раннем детстве видеть незнакомый оскал - это Лёхе надо вспомнить бы на кого он похож. Лёха из тех немногих, кто допущен в Непроявленный мир, а голос мужской он слышал - это происки Звёздного разума, этот Разум выше по развитию и по скорости Человеческого разума. И путешествие во времени тоже могут совершать во сне. Хотелось бы уточнить "А какая группа крови у Лёхи?", люди с четвёртой группой крови могут совершать путешествия во времени. Спасибо Юрий за удачный рассказ. Порадовал.
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 25 марта 2013 в 23:46 +4
Спасибо,Валеннтина!)...У Лёхи вторая группа крови,я спрашивал..))).Жаль!...Он с удовольствием бы совершил путешествие в прошлое.В будущее не хочет,там ничего хорошего нас не ждёт...Если Вы имеете ввиду внешне,то все говорят,что он очень похож на отца.Но отец,в то время был жив и здоров...
Валентина Попова # 26 марта 2013 в 01:19 +4
2-ая группа, это желание учиться, учиться, большой интерес к знаниям.
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 26 марта 2013 в 02:16 +4
Надо будет Лёхе об этом сказать.А то он, может быть, не в курсе!))))
Ирина Перепелица # 17 ноября 2014 в 16:37 +1
Юра, насмешил...
laugh
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 17 ноября 2014 в 16:45 0
laugh 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Игорь Кичапов # 26 марта 2013 в 08:20 +4
"Есть много друг Горацио на свете" ....(с)
Хорошо рассказал, Юра. Мне понравилось! Близко и многим, думаю, знакомо, а главное - здесь все цельно, без ненужностей, ужасностей и красивостей. Советую всем это читать!
Удачи!.....
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 26 марта 2013 в 08:23 +3
Спасибо,Игорь!)
Надежда Рыжих # 27 марта 2013 в 07:16 +2
Мне понравилось ! Это близко мне ! Хожу, практически рядом с подобным.Но я бы разделила его на два произведения, так как обе части достойны отдельного существования kissfor
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 27 марта 2013 в 08:55 +3
Спасибо,Надежда!Приятный отзыв!)
Ольга Баранова # 18 апреля 2013 в 23:22 +2
Юра, интересно.
Путешествия всегда увлекательны и скрывают много неожиданного, а путешествие в прошлое в особенности. Главное, что неопасно,хоть и волнительно. А вот в свое будущее лучше не путешествовать...кто его знает, что там кроется и зачем об это м знать заранее )).
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 19 апреля 2013 в 02:17 +2
Спасибо!)А в будущее что- то и не хочется,если честно... Ничего хорошего нас там не ждёт,судя по всему...
Алена Викторова # 23 декабря 2013 в 12:47 +1
ой...
да, должно быть хорошее
А, рассказ очень понравился!
Спасибо, Юрий!
ura shokolade
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 23 декабря 2013 в 12:48 0
Спасибо,Алёна!Всегда рад вам! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Тая Кузмина # 29 мая 2014 в 12:10 +1
Юра, спасибо за интересный рассказ!!!!

9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 30 мая 2014 в 03:28 0
Спасибо,Тая!Вы всегда читаете и оцениваете мои скромные работы.Очень приятно! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Владимир Гликов # 2 июня 2014 в 05:07 +1
Спасибо,Юра братишка,за классный рассказ! Мы с тобой коллеги по флоту и это объединяет!Буду рад видеть тебя у себя в гостях не только в качестве гостя! Удачи тебе!
c0137
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 2 июня 2014 в 05:18 +1
Спасибо,Владимир!Рад видеть родную душу!...Обязательно загляну! c0137
Ирина Перепелица # 17 ноября 2014 в 16:47 +1
Да-а, интересненько получается!
Моя дочь в возрасте 4 лет, била тапком маленького чертёнка, который корчил ей рожи, а потом он просочился сквозь входную дверь. Вот этому факту она удивлялась больше всего -- ну как он мог пройти чрез запертую дверь?
Вспоминайте всё из этой области необъяснимого, и -- в путь!!!
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 17 ноября 2014 в 16:51 +1
Спасибо за визит,Ирина!...Детям подвластно увидеть Нечто,чего не видят взрослые.Что-то мы теряем с возрастом..И это не только мой случай...Займусь как-нибудь...
Ирина Перепелица # 17 ноября 2014 в 16:55 +1
Наверное потому, что их души ещё ничем не запятнаны...
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 18 ноября 2014 в 15:42 +1
Да,Вы правы ,Ирина...Согласен.