ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Куомбока, ч.2

 

Куомбока, ч.2

17 июня 2014 - Филипп Магальник

***

Знакомство с Хамиди произошло в политехе на встрече со студентами-африканцами, где речь шла об организации производства, ректор часто приглашал его на такие беседы. Тогда-то Леонид и высказался, что отсталые страны Африки неконкурентоспособны и тем выгодны развитым странам, которые подачками кормят нищие народы. Чтобы вырваться из этого тупика, нужны не только грамотные технари, а главное – нужны организаторы-реформаторы. Он убежден, сказал он студентам, что слаженный штаб из восьми-двенадцати супер-специалистов способен подготовить и организовать сложное производство, раздробив его на операции низкой квалификации. То есть, люди с улицы должны освоить одну-две операции максимум за пятнадцать-двадцать дней. «Нужны в ваших странах умные головы для организации достойной жизни человеку». Студентам импонировали высказывания практика, притом уверенного и благожелательного. Леонид пригласил желающих посетить завод, где пообещал ознакомить их с одной такой командой по запуску сложного изделия, неважно технически какого, на новых площадях и рабочими с улицы.

После заводской встречи активный африканец Хамиди пригласил всех в ресторан, где продолжал задавать много вопросов, особенно Эдуарду Буримову, конструктору, у которого была уйма интересных идей в голове, почти готовых к внедрению. Еще обещал всех познакомить со своей прекрасной страной, расположенной на берегу океана. А весной было сообщение в газетах и по телевизору, что в результате восстания малое государство Магир на африканском континенте добилось самостоятельности после многолетнего порабощения. Далее сообщалось, что вернувшийся из изгнания престарелый король уступил престол молодому сыну Хамиди, желающему возродить светское государство и построить современное общество в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с промышленностью, дорогами, качественной водой из крана и всем тем, чего давно добились многие. Летом того же года, в июле, пришло письмо Леониду Ильичу из Магира, где было приглашение от Хамиди всей команде спецов посетить его страну вместе с семьями, на десять дней, с оплатой проезда и всего остального.

Наша восьмерка засуетилась и добилась единовременного двухнедельного отпуска для всех. Поколебавшись (Лена у бабули в Казани гостила, жена в круизе по Волге путешествовала), Леонид и себе позволил расслабиться, Африку посетить. Они прилетели в Турцию, а оттуда спецсамолетом короля были доставлены в Магир. Хорошо начиналось все, пока молодой офицер, привезший их, не ляпнул, что выходить за ограждения им запрещено, телефоны надо сдать и ждать приглашения. Каждая семья получила ключ от небольшого, но уютного домика. Позже Хамиди все разъяснил восьмерке, дав пищу для раздумий.

С непривычки на новом месте да при таких проблемах все спали неважно, но на работу явились вовремя и с надеждой, что Леонид еще изменит свое решение и останется, ибо другого в качестве руководителя и не представляли. Первым вопросом Леонид обратился к Маргарите Михайловне Сомовой, доктору химии, а на практике – главной химичке команды. Ей поручалось в течение пяти дней представить список оборудования по созданию участка изготовления и сборки преобразователей энергии, в том числе и электрохимический синтез н.ч. (наночастиц). Второе – определить количество специалистов для выпуска не менее тысячи готовых единиц в смену. Энергетику – разведать положение с энергоресурсами, качеством и количеством воды. Марго еще очистные поручили. Буримову Эдуарду – представить не менее трех разработок для освоения… И так всех загрузили, что дым пошел из восьмого домика. Женщины быт отлаживали, еду готовили, стирали, детей шлепали. Зола, неотлучно следовавшая за Леонидом, была ошеломлена четкостью поставленных задач, уверенностью команды. На предложение показать площадку под завод, замялась сначала, предложив позже вместе выбрать – земли много вокруг.

Выбирать площадку пошли вчетвером, пригласив главного энергетика Алексея Попова и юриста Сеню. Предложенная Золой небольшая площадка рядом с подстанцией была сразу отвергнута. Вдали от жилищ простиралась довольно ровная, большая пустующая территория – ее-то и выбрали для создания промзоны. Полноводная река блестела вдали на солнце. «Технической водой обеспечим после проверки, – высказался Алексей, – остальное… изучим, через пару деньков определимся». Обратно шли по людным улочкам, где кипела торговля всем, в том числе и рабочей силой. На несколько сот метров была вытянута шеренга молодых безработных парней, небольшая группа среднего и старшего возраста сидела с безнадежным видом на камнях. Вдоль шеренги прогуливались «покупатели», выбирая за бесценок безропотную рабочую силу, готовую на все ради куска хлеба. «Ужас, братцы, – прохрипел Сеня, – Зола, проведи нас, пожалуйста, через жилые улочки, хотел бы домик внутри разглядеть, ненадолго, если остальные не против». Вернувшись на базу тройка долго молча курила, лишь Леонид перед уходом промолвил: «Африка – хвост цивилизации, господа».

Леонид обнаружил в своей кухоньке корзину с овощами и фруктами, холодильник набит был всем вкусным, посуда аккуратно расставлена. Поэтому, не откладывая, пожарил картошки с яичницей, добавил туда помидор, маслин и приступил к трапезе, выпив сто грамм водочки предварительно. Постучались – пришли Хамиди и Зола. Приглашенные к столу гости с удовольствием помогли хозяину очистить сковородку, но Зола достала еще кучу всякого из холодильника, что также съели. Хамиди спросил, откуда водка, сто лет не пил, и хорошо, что с собой привез – беседа не сухой будет.

В комнатке-кабинете Леониду сказали, что компьютер подключен к интернету, работает. Ему вручили современный сотовый телефон, где уже заложены в памяти номера охраны и команды восьмерки. Затем разговор перешел про завод. Две-две с половиной тысячи рабочей силы задействуют, а сколько в стране безработных, как думают их загрузить, чем богата страна, а границы какие и т.д. До двух часов ночи Хамиди излагал план преобразований в стране. Уставшие, но довольные, мужчины улеглись на полу (а в кровати Зола после двадцати грамм водки давно спала). Вокруг домика всю ночь охрана гуляла.

Проснувшись в постели Леонида, Зола первым делом ощупала одежду – все застегнуто, лишь обувь снята. Хамиди еще на рассвете ушел – дела. Леонид умело и ловко блины жарил. Ели с удовольствием, разговорились по-человечески. Зола – двоюродная сестра королю и очень близка ему по духу. Мама училась во Франции и там осталась, выйдя замуж за талантливого инженера со скромным достатком вопреки воле коронованных родителей. Когда папа вышел в профессора с мировым именем – помирились. Зола, как видно по цвету кожи – мулатка, замужемтретий год, детей нет. Муж – способный ученый академический, и все, что за пределами лаборатории, его не волнует. Один раз в месяц они встречаются во Франкфурте, куда прямыми рейсами добираются. Три-четыре дня поблаженствуют вместе, и разъезжаются. Ее Лион не верит в преобразование первобытной Африки, надеется на ее скорое возвращение ни с чем домой.

О себе Леонид ничего не сказал, поведав лишь о дочери, которая вот-вот должна к нему вернуться, а его дома не будет… Лене скоро четырнадцать, еще ребенок. Более в его квартире никого нет – лишь он и дочь, поэтому… рвется… Потом, он уже стар для того большого, что затевает Хамиди… сорок второй пошел… Зола, хитро улыбнувшись, спросила, почему не воспользовался ее беззащитностью после выпитой водки, наверное, из-за преклонного возраста? Нет, конечно, правда?.. Что?.. Закрыли тему, говорите…

Он спешно рубашку застегивал, но женщина заметила большой красноватый шрам в области сердца. На вопрос – отчего, кратко сказал, что от пули, на Кавказе в зачистках участвовал. Промахнулся всего на миллиметры снайпер… Сеня, уже намного позже там воевавший, в плен попал раненым к боевикам-арабам, так те со спины ему кожу полосами срезали, узнав, что он еврей. Чудом палача убил, дополз до своих, и никто в этом бесшабашном интеллигенте не видит его глубины…

*

Через минут сорок Леонид со строительными подрядчиками занимались выбором утепленных модулей нужных габаритов, чтобы в течении трех месяцев собрать производственные помещения. Алексей Попов отмахивался от жены, принесшей поесть – некогда, четыре организации прокладывали коммуникации, завозили подстанции, кабель разгружали… Наконец, Лизе удалось к нему сзади пробраться, и он, почуяв запах еды, куснул большой шмат с улыбкой, заставив и ее откушать… Не более пяти минут стояла молодая пара за совместной необычной трапезой, но это были жизненные странички счастья.

Марго, увидев начальство, пожаловалась на постоянное «объевреивание» ее лаборатории по всем параметрам, поскандалила с главным технологом Александром Родиным по поводу площадей и оборудования лаборатории. А еще качество хотят от нее – шиш... Леонид Ильич, подмигнув Родину, грозно распорядился женщин не обижать, на них вся надежда на будущее. Марго огрызнулась, что начальство шутит с бедной слабой бабой, да еще где… «Нет, Ленечка, такое количество никак не освою, даже под автоматом. Вместо трех типоразмеров будет один унифицированный – это правильно, но количество… Хорошо, Леонид Ильич, постараюсь. Саня, слышал? А ты урезать… Побежала я занятия проводить у будущих лаборанток, с Леней не соскучишься, мне бы такого… шучу…»

*

Во всех комнатах домика специалистов идут занятия с набранной молодежью, приодетой в опрятные спецовки, постриженных и очень внимательных. Будущие сборщики осваивают пайку плат и соединений, испытывают миниатюрные агрегаты для холода и для очистки воды питьевой и др. В королевском гараже временно готовят полы под станки, термопласты, участка покрытий. Озабочен по самые уши Семен – определиться надо с рынком продукции, ценами, себестоимостью и… и… и зарплатой, сопоставимой с ценами, и опять и… и… даже не обедал.

Вечерком в город направился молодой двадцатидевятилетний денди, одетый с иголочки во все изящное с беззаботным выражением лица туриста-миллионера. В большом кафе под навесом, где за многоместными столами сидела лишь темнокожая молодежь, появление белого человека обратило на себя внимание, но агрессивности не было. Примостившись на свободное место, Семен заказал яичницу, много хлеба и пива. Обстановка, как подумал он, людная, шумная, с грустинкой. Заиграла музыка, и на затемненной площадке, справа от входа, пошли танцевать. Семен был в восторге от простого пребывания в гуще жизни этих шоколадного цвета людей, таких далеких от привычного хамства и пьянства там, дома. К нему подошла старая знакомая Бетти, учительница, поздоровалась и пригласила на танец…

Покружившись немного, они вышли в тихую, безмолвную темень африканской ночи со слабой освещенностью улиц. Бетти повела его к пологому берегу океана, где был шум воды, свежий ветер и красавица негритянка рядом будоражили воображение романтика России. Но молодая женщина, патриотка своего народа, вернула его на землю злобными претензиями к белой расе, порабощавшей веками ее континент и вывозившей все ценное к себе, в том числе и рабов… И даже гуманитарная помощь – крохи, положения не спасают, нищета и голод повсюду… Сеня попытался от такого поворота темы разговора уклониться, шутить пытался насчет прекрасной ночи и очаровательной… Но не тут-то было, он должен, как интеллигент, признать вину сытых и ухоженных… и ничегошеньки не делающих для… них. Вынужденный что-то сказать, наш романтик спросил, почему чужаки должны им что-то делать, а сами лишь развлекают туристов раскрашенными мордами за жалкие гроши. «Вчера, вот, пошел на базар, помидоров свежих захотелось – нет! Землю, насколько видел, не обрабатывают, нет огородов, а гуляет лишь полудохлая скотинка у домиков. Все продают плоды природы дикой – бананы и ананасы, которые в лесу собирают. Земля богата, воды полно… Но ждут чего-то: придет хозяин и укажет, что. Нет, дай досказать. Народ тупой? Нет. Живя в Америке и других странах, африканцы идут в ногу со всеми, но нет, чтобы вернуться и помочь… зачем?.. Нет, милая, я не расист, но климат благоприятный, и дармовые дары природы испортили вас. Работать, работать и много учиться надо, а не…»

Бетти же, возмущенная его высказываниями о ее народе, опрокинула на него громадный ковш оскорблений, что белые бездельники, как и он – лощенный франт, в богатстве выросший, не знавший боли, обид… и… многое другое… Поэтому с белыми она не общается – они не терпят негров, как и он, который с ней пошел, наверное, с одной целью – юбку ей задрать… но… не получит…

Не выдержав более оскорблений, Сеня со спины к себе прижал ее, положив ладони на груди… на одно мгновение… и быстро удалился, промолвив, что в руки взять-то нечего было. Оскорбленная девушка кричала, проклинала… грозила полицией. Но он исчез в ночи, оставив на ее плечиках свой франтоватый сюртук… Семен же, помывшись дома и увидев себя в зеркале, подумал, что с такой сытой мордой в Африке делать нечего, надо дома сидеть…

© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0221598

от 17 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0221598 выдан для произведения:

***

Знакомство с Хамиди произошло в политехе на встрече со студентами-африканцами, где речь шла об организации производства, ректор часто приглашал его на такие беседы. Тогда-то Леонид и высказался, что отсталые страны Африки неконкурентоспособны и тем выгодны развитым странам, которые подачками кормят нищие народы. Чтобы вырваться из этого тупика, нужны не только грамотные технари, а главное – нужны организаторы-реформаторы. Он убежден, сказал он студентам, что слаженный штаб из восьми-двенадцати супер-специалистов способен подготовить и организовать сложное производство, раздробив его на операции низкой квалификации. То есть, люди с улицы должны освоить одну-две операции максимум за пятнадцать-двадцать дней. «Нужны в ваших странах умные головы для организации достойной жизни человеку». Студентам импонировали высказывания практика, притом уверенного и благожелательного. Леонид пригласил желающих посетить завод, где пообещал ознакомить их с одной такой командой по запуску сложного изделия, неважно технически какого, на новых площадях и рабочими с улицы.

После заводской встречи активный африканец Хамиди пригласил всех в ресторан, где продолжал задавать много вопросов, особенно Эдуарду Буримову, конструктору, у которого была уйма интересных идей в голове, почти готовых к внедрению. Еще обещал всех познакомить со своей прекрасной страной, расположенной на берегу океана. А весной было сообщение в газетах и по телевизору, что в результате восстания малое государство Магир на африканском континенте добилось самостоятельности после многолетнего порабощения. Далее сообщалось, что вернувшийся из изгнания престарелый король уступил престол молодому сыну Хамиди, желающему возродить светское государство и построить современное общество в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с промышленностью, дорогами, качественной водой из крана и всем тем, чего давно добились многие. Летом того же года, в июле, пришло письмо Леониду Ильичу из Магира, где было приглашение от Хамиди всей команде спецов посетить его страну вместе с семьями, на десять дней, с оплатой проезда и всего остального.

Наша восьмерка засуетилась и добилась единовременного двухнедельного отпуска для всех. Поколебавшись (Лена у бабули в Казани гостила, жена в круизе по Волге путешествовала), Леонид и себе позволил расслабиться, Африку посетить. Они прилетели в Турцию, а оттуда спецсамолетом короля были доставлены в Магир. Хорошо начиналось все, пока молодой офицер, привезший их, не ляпнул, что выходить за ограждения им запрещено, телефоны надо сдать и ждать приглашения. Каждая семья получила ключ от небольшого, но уютного домика. Позже Хамиди все разъяснил восьмерке, дав пищу для раздумий.

С непривычки на новом месте да при таких проблемах все спали неважно, но на работу явились вовремя и с надеждой, что Леонид еще изменит свое решение и останется, ибо другого в качестве руководителя и не представляли. Первым вопросом Леонид обратился к Маргарите Михайловне Сомовой, доктору химии, а на практике – главной химичке команды. Ей поручалось в течение пяти дней представить список оборудования по созданию участка изготовления и сборки преобразователей энергии, в том числе и электрохимический синтез н.ч. (наночастиц). Второе – определить количество специалистов для выпуска не менее тысячи готовых единиц в смену. Энергетику – разведать положение с энергоресурсами, качеством и количеством воды. Марго еще очистные поручили. Буримову Эдуарду – представить не менее трех разработок для освоения… И так всех загрузили, что дым пошел из восьмого домика. Женщины быт отлаживали, еду готовили, стирали, детей шлепали. Зола, неотлучно следовавшая за Леонидом, была ошеломлена четкостью поставленных задач, уверенностью команды. На предложение показать площадку под завод, замялась сначала, предложив позже вместе выбрать – земли много вокруг.

Выбирать площадку пошли вчетвером, пригласив главного энергетика Алексея Попова и юриста Сеню. Предложенная Золой небольшая площадка рядом с подстанцией была сразу отвергнута. Вдали от жилищ простиралась довольно ровная, большая пустующая территория – ее-то и выбрали для создания промзоны. Полноводная река блестела вдали на солнце. «Технической водой обеспечим после проверки, – высказался Алексей, – остальное… изучим, через пару деньков определимся». Обратно шли по людным улочкам, где кипела торговля всем, в том числе и рабочей силой. На несколько сот метров была вытянута шеренга молодых безработных парней, небольшая группа среднего и старшего возраста сидела с безнадежным видом на камнях. Вдоль шеренги прогуливались «покупатели», выбирая за бесценок безропотную рабочую силу, готовую на все ради куска хлеба. «Ужас, братцы, – прохрипел Сеня, – Зола, проведи нас, пожалуйста, через жилые улочки, хотел бы домик внутри разглядеть, ненадолго, если остальные не против». Вернувшись на базу тройка долго молча курила, лишь Леонид перед уходом промолвил: «Африка – хвост цивилизации, господа».

Леонид обнаружил в своей кухоньке корзину с овощами и фруктами, холодильник набит был всем вкусным, посуда аккуратно расставлена. Поэтому, не откладывая, пожарил картошки с яичницей, добавил туда помидор, маслин и приступил к трапезе, выпив сто грамм водочки предварительно. Постучались – пришли Хамиди и Зола. Приглашенные к столу гости с удовольствием помогли хозяину очистить сковородку, но Зола достала еще кучу всякого из холодильника, что также съели. Хамиди спросил, откуда водка, сто лет не пил, и хорошо, что с собой привез – беседа не сухой будет.

В комнатке-кабинете Леониду сказали, что компьютер подключен к интернету, работает. Ему вручили современный сотовый телефон, где уже заложены в памяти номера охраны и команды восьмерки. Затем разговор перешел про завод. Две-две с половиной тысячи рабочей силы задействуют, а сколько в стране безработных, как думают их загрузить, чем богата страна, а границы какие и т.д. До двух часов ночи Хамиди излагал план преобразований в стране. Уставшие, но довольные, мужчины улеглись на полу (а в кровати Зола после двадцати грамм водки давно спала). Вокруг домика всю ночь охрана гуляла.

Проснувшись в постели Леонида, Зола первым делом ощупала одежду – все застегнуто, лишь обувь снята. Хамиди еще на рассвете ушел – дела. Леонид умело и ловко блины жарил. Ели с удовольствием, разговорились по-человечески. Зола – двоюродная сестра королю и очень близка ему по духу. Мама училась во Франции и там осталась, выйдя замуж за талантливого инженера со скромным достатком вопреки воле коронованных родителей. Когда папа вышел в профессора с мировым именем – помирились. Зола, как видно по цвету кожи – мулатка, замужемтретий год, детей нет. Муж – способный ученый академический, и все, что за пределами лаборатории, его не волнует. Один раз в месяц они встречаются во Франкфурте, куда прямыми рейсами добираются. Три-четыре дня поблаженствуют вместе, и разъезжаются. Ее Лион не верит в преобразование первобытной Африки, надеется на ее скорое возвращение ни с чем домой.

О себе Леонид ничего не сказал, поведав лишь о дочери, которая вот-вот должна к нему вернуться, а его дома не будет… Лене скоро четырнадцать, еще ребенок. Более в его квартире никого нет – лишь он и дочь, поэтому… рвется… Потом, он уже стар для того большого, что затевает Хамиди… сорок второй пошел… Зола, хитро улыбнувшись, спросила, почему не воспользовался ее беззащитностью после выпитой водки, наверное, из-за преклонного возраста? Нет, конечно, правда?.. Что?.. Закрыли тему, говорите…

Он спешно рубашку застегивал, но женщина заметила большой красноватый шрам в области сердца. На вопрос – отчего, кратко сказал, что от пули, на Кавказе в зачистках участвовал. Промахнулся всего на миллиметры снайпер… Сеня, уже намного позже там воевавший, в плен попал раненым к боевикам-арабам, так те со спины ему кожу полосами срезали, узнав, что он еврей. Чудом палача убил, дополз до своих, и никто в этом бесшабашном интеллигенте не видит его глубины…

*

Через минут сорок Леонид со строительными подрядчиками занимались выбором утепленных модулей нужных габаритов, чтобы в течении трех месяцев собрать производственные помещения. Алексей Попов отмахивался от жены, принесшей поесть – некогда, четыре организации прокладывали коммуникации, завозили подстанции, кабель разгружали… Наконец, Лизе удалось к нему сзади пробраться, и он, почуяв запах еды, куснул большой шмат с улыбкой, заставив и ее откушать… Не более пяти минут стояла молодая пара за совместной необычной трапезой, но это были жизненные странички счастья.

Марго, увидев начальство, пожаловалась на постоянное «объевреивание» ее лаборатории по всем параметрам, поскандалила с главным технологом Александром Родиным по поводу площадей и оборудования лаборатории. А еще качество хотят от нее – шиш... Леонид Ильич, подмигнув Родину, грозно распорядился женщин не обижать, на них вся надежда на будущее. Марго огрызнулась, что начальство шутит с бедной слабой бабой, да еще где… «Нет, Ленечка, такое количество никак не освою, даже под автоматом. Вместо трех типоразмеров будет один унифицированный – это правильно, но количество… Хорошо, Леонид Ильич, постараюсь. Саня, слышал? А ты урезать… Побежала я занятия проводить у будущих лаборанток, с Леней не соскучишься, мне бы такого… шучу…»

*

Во всех комнатах домика специалистов идут занятия с набранной молодежью, приодетой в опрятные спецовки, постриженных и очень внимательных. Будущие сборщики осваивают пайку плат и соединений, испытывают миниатюрные агрегаты для холода и для очистки воды питьевой и др. В королевском гараже временно готовят полы под станки, термопласты, участка покрытий. Озабочен по самые уши Семен – определиться надо с рынком продукции, ценами, себестоимостью и… и… и зарплатой, сопоставимой с ценами, и опять и… и… даже не обедал.

Вечерком в город направился молодой двадцатидевятилетний денди, одетый с иголочки во все изящное с беззаботным выражением лица туриста-миллионера. В большом кафе под навесом, где за многоместными столами сидела лишь темнокожая молодежь, появление белого человека обратило на себя внимание, но агрессивности не было. Примостившись на свободное место, Семен заказал яичницу, много хлеба и пива. Обстановка, как подумал он, людная, шумная, с грустинкой. Заиграла музыка, и на затемненной площадке, справа от входа, пошли танцевать. Семен был в восторге от простого пребывания в гуще жизни этих шоколадного цвета людей, таких далеких от привычного хамства и пьянства там, дома. К нему подошла старая знакомая Бетти, учительница, поздоровалась и пригласила на танец…

Покружившись немного, они вышли в тихую, безмолвную темень африканской ночи со слабой освещенностью улиц. Бетти повела его к пологому берегу океана, где был шум воды, свежий ветер и красавица негритянка рядом будоражили воображение романтика России. Но молодая женщина, патриотка своего народа, вернула его на землю злобными претензиями к белой расе, порабощавшей веками ее континент и вывозившей все ценное к себе, в том числе и рабов… И даже гуманитарная помощь – крохи, положения не спасают, нищета и голод повсюду… Сеня попытался от такого поворота темы разговора уклониться, шутить пытался насчет прекрасной ночи и очаровательной… Но не тут-то было, он должен, как интеллигент, признать вину сытых и ухоженных… и ничегошеньки не делающих для… них. Вынужденный что-то сказать, наш романтик спросил, почему чужаки должны им что-то делать, а сами лишь развлекают туристов раскрашенными мордами за жалкие гроши. «Вчера, вот, пошел на базар, помидоров свежих захотелось – нет! Землю, насколько видел, не обрабатывают, нет огородов, а гуляет лишь полудохлая скотинка у домиков. Все продают плоды природы дикой – бананы и ананасы, которые в лесу собирают. Земля богата, воды полно… Но ждут чего-то: придет хозяин и укажет, что. Нет, дай досказать. Народ тупой? Нет. Живя в Америке и других странах, африканцы идут в ногу со всеми, но нет, чтобы вернуться и помочь… зачем?.. Нет, милая, я не расист, но климат благоприятный, и дармовые дары природы испортили вас. Работать, работать и много учиться надо, а не…»

Бетти же, возмущенная его высказываниями о ее народе, опрокинула на него громадный ковш оскорблений, что белые бездельники, как и он – лощенный франт, в богатстве выросший, не знавший боли, обид… и… многое другое… Поэтому с белыми она не общается – они не терпят негров, как и он, который с ней пошел, наверное, с одной целью – юбку ей задрать… но… не получит…

Не выдержав более оскорблений, Сеня со спины к себе прижал ее, положив ладони на груди… на одно мгновение… и быстро удалился, промолвив, что в руки взять-то нечего было. Оскорбленная девушка кричала, проклинала… грозила полицией. Но он исчез в ночи, оставив на ее плечиках свой франтоватый сюртук… Семен же, помывшись дома и увидев себя в зеркале, подумал, что с такой сытой мордой в Африке делать нечего, надо дома сидеть…

Рейтинг: 0 143 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!