Кормилец

13 июля 2013 - Олег Андреев
article146854.jpg

 

   Алеша тревожно прислушивался к перебранке, которую вели в соседней комнате родители. Его сердце сжималось от жалости, когда за стенкой слышались тяжелые вздохи отца, который всегда искренне раскаивался, снедаемый стыдом и чувством вины за случившуюся пьянку. Временами отец порывался уйти от тяжелого разговора на улицу, но мать его останавливала и говорила сквозь слезы:

   – Сиди и слушай меня, нечего убегать. Сумел беды натворить, умей и ответ держать.
  Перебранкой такой разговор даже назвать было нельзя. Отец молча сидел и слушал. Мать тоже не кричала, говорила негромко, но ее упреки проникали, казалось, в самую душу.
На этот раз повод для ссоры был серьезный. Мать была в отчаянии оттого, что отец, будучи в районном центре, не купил там необходимых для семьи продуктов, а деньги, выделенные на это, пропил.
  – Знаешь ведь, что сейчас еще нечего с огорода взять, мясо прошлогоднее давно съели, а лапша уже в горло не лезет, да и та кончается. Нет, чтобы о детях, о жене своей, о себе подумать. Так лучше надраться, – причитала мать. В сердцах, она добавила, – Раньше хоть рыба была, а теперь и того нет…
Тема эта была «больная». Отец не так давно еще слыл хорошим рыбаком. Он знал все рыбацкие премудрости в ловле, изготовлении оснастки, сам изобретал рецепты добычливых прикормок. Ему были известны рыбные места, в любое время года. Он умел доставать линей и угрей просто голыми руками, шаря под водой между корней и коряг.
К отцу даже приезжали любители порыбачить из города. По виду и разговору это были люди солидные, видимо, начальники. Они знали, что с «бригадиром», как они называли отца, всегда будут с рыбой. К тому же он был человеком компанейским и, под рыбацкую уху и водочку, мог рассказать смешную байку, спеть русские песни и сыграть на балалайке, которой мастерски владел.
Но такая – «водяная» – профессия, да и пьяная удаль довели отца до беды. Как-то, по весне, городские привезли с собой купленный где-то, по случаю, бредень – снасть дефицитную и уловистую. Был конец апреля, вода в озере еще не прогрелась. Сначала рыбаки пробовали ловить на удочки, но клева не было. Однако и добровольцев лезть в ледяную воду с бреднем не находилось.
Посмотрев на поплавки часа два, рыбаки смотали удочки и собрались у костерка на берегу. Рядом стоял их автомобиль- «козлик». Из четверых приезжих, двое рыбачили с надувной лодки, но и они вернулись ни с чем. У воды, на ветерке, все продрогли и спешили погреться у костра. Разложили привезенную с собой закуску, выставили бутылки. Выпив по паре стаканчиков, городские начали подтрунивать над отцом.

   – Как же так, бригадир? – ворчал старший из них, – говорили, ты – мастер, а мы без рыбы остались…
Отец усмехнулся, протянул ему граненый стакан:

   – Лей полный, будем с рыбой! Разворачивайте бредешок.
Ввиду отсутствия желающих таскать бредень по воде, отец велел двоим на лодке покрепче держать воткнутый в дно шест-водило. Сам же он разделся и, по грудь в воде, начал тянуть бредень вокруг лодки. И ловля пошла. Уже с первого захода в сеть попало с десяток рыбин. Несколько раз меняли место, перетряхивали бредень, пока не наловили по ведру рыбы на каждого.
Городские уехали довольные, даже бредень подарили «бригадиру», за труды. Впрочем, зная, что снасть будет в сохранности и еще им пригодится.
Отец же после той ловли заболел, попал в больницу. Воспаление легких врачи вылечили. Но ревматизм в ногах остался и мучил отца, по ночам и к плохой погоде, зудящей болью. С рыбалкой пришлось распрощаться.


  Алексей с младшей сестрой ходили вчера к поезду встречать отца. Тот вышел, слегка покачиваясь, из вагона и направился, было, к поселковой столовой, где торговали пивом, но, заметив своих детей, нелепо махнул рукой и подошел к ним.
  – Вот вам гостинец. Раздели на двоих, – сказал он Алеше, передавая ему кулек с конфетами.
  – Пил?! Мамка опять будет ругаться, – сказал сын и, взяв сестру за руку, направился домой. Отец, покачиваясь на своих больных, плохо гнущихся ногах, побрел за ними, виновато улыбаясь.
 Под утро Алешка проснулся от разговора, слушал голос матери, вздохи отца. Отца жалел за то, что его ругает мать, а мать жалел за горесть, звучавшую в ее голосе.
  За окном едва начинало светать. В соседней комнате, где находились родители, горел свет. Он проникал через приоткрытую дверь в комнату, где лежал на диване Алеша.
  Разговор за стенкой закончился. Отец вышел во двор, наверное, рубить поросенку траву. Мать стала готовить завтрак. Алешка закрыл глаза.
Но  спать ему уже не хотелось, он стал думать: как успокоить мать, чем помочь отцу?
Алексей приехал домой  из города, на каникулы. Год он отучился в техникуме, где жил в общежитии. Юноша взрослел, начинал понимать, что его учеба, болезнь отца являются причинами нехваток в семье. Не много может сделать паренек, которому еще три года предстоит учиться и получать мизерную стипендию. Но силы, которые он начал в себе ощущать, требовали выхода.
  Когда Алексей вышел к матери, она накрывала на стол завтрак – блины с растопленным салом и сметаной. «Сметаны для меня купила», – отметил, про себя, сын.
  – Иди, зови папку кушать. Да посмотри там, что-то тихо в сарае стало, – в голосе матери звучало беспокойство.
     Алеша быстро выскочил в сени, услышал вслед от матери:

  – Скажи, что налью опохмелиться ему. Чай, болит голова, у меня припасено на черный день.
  Заскочив пулей в сарай, где отец, готовил мешанку для поросенка, Алеша перевел дух. И, уже не спеша, подошел к молчаливому и понурому отцу, нерешительно тронул его за руку:

   – Чего ты? Идем завтракать. Мамка велела сказать, что нальет тебе.
  Отец очнулся от дум, потрепал сына по стриженой голове и, стараясь улыбнуться, сказал:

  – Иди. Сейчас задам корма поросенку и приду.
Не хотелось почему-то Алешке, чтобы отец оставался здесь один, и он все же выпроводил его в дом, а сам взялся кормить скотинку.
       Закончив с кормежкой, паренек не торопился уходить. Где-то в углу сарая должны были стоять рыболовные снасти: удочки, подсачники, а главное, отцовский бредень.
       Увидев в углу удочки, Алексей высвободил их из завала других снастей, осмотрел. С десяток удилищ были связаны бечевками. Здесь были и самодельные короткие – «детские» – и длинные, настоящие бамбуковые, которыми, обычно, ловил отец. Алексей выбрал пару отцовских. «Наловлю вечером на озере рыбы. Вот и будем с мясом», – рассудил он.
  Быстро позавтракав, Алешка рванулся искать себе товарищей по рыбалке. Первым, он разыскал уличного друга Кольку, рассказал тому о затее с рыбалкой, спросил:

  – Пойдешь?
  Колька, копируя своего отца, закатил свои насмешливые глаза к небу, наморщил в размышлении лоб, через минуту изрек:

  – Можно попробовать. Авось, что и поймаем. Я знаю, где червей можно накопать. Жирных таких. Только пацаны говорили, что клева на озере нет.
  – Ловить надо уметь, – отмахнулся Лешка. – Идем к Олегу, может, и его зазовем.
  Олег не размышлял долго, не любил «тянуть кота за хвост», охотно согласился: – Вы накопайте червей без меня, я не могу сейчас. За Толяном нужно присматривать. Мамка на работе.
  Он досадливо махнул рукой в сторону своего младшего брата, игравшего у загородки в машинки. Он, что-то прикинув про себя, спросил: – Куда пойдем? В нашей стороне ловится плохо.
  – На тот берег, где «Слоны» купаются. Там лещи и окуни водятся. За два часа до захода солнца надо успеть. Самый клев в это время, смотри не забудь, – сказал Алеша.
  Друзья жили в лесном поселке Калининской области (ныне Тверской) и настоящих слонов видели только в кино. «Слонами» они назвали группу пацанов с соседней улицы, по кличке их предводителя. Он был силен, высок ростом, поэтому получил кличку Слон.
  Копали червей вдвоем с Колькой, на задах, за коровником. Обсуждали предстоящую рыбалку.
Колька сомневался: не получится ли стычки с задиристыми соседями? Но оказалось, что у Алексея есть план, как с ними договориться.

   – Главное, чтобы отец согласился, – сказал он. – Попрошу его, нужда-то общая. А с Сашкой-Слоном, если будет дурить, придется разобраться. Мы уже не те хиляки, что были год назад. Да и рыбалка для нас не игрушки, а помощь дому.

  Алеша отправился домой, договорившись с Колькой, что тот зайдет к вечеру за ним.
  Дома Алешка подозвал младшую сестренку, серьезно сказал ей, чтобы та, когда мать начнет готовить ужин, прибежала на берег и забрала у него улов.
  – На жареху уже будет, а я останусь еще чуток. На завтра наловлю малость, – по-мужски деловито добавил он.
  Сестренка вытаращила от удивления свои синие глаза и кивнула головой. В голосе брата звучала необычная взрослая интонация.
Теперь надо было поговорить о деле с отцом…
  Начинало вечереть. Алеша с Колькой пришли с удочками на берег большого озера Охват, на берегу которого располагался их поселок. Легкий ветерок, освежавший в летнюю дневную жару, стих, уступив место полному штилю. Но зной спал, от воды поднималась приятная свежесть.
  Бордово-красное солнце клонилось к горизонту, обещало назавтра тоже отличную погоду. Над притихшей гладью воды стремительно пролетали ласточки, выискивая себе на ужин зазевавшихся комаров и мушек.
  Зеркальную поверхность озера там и тут нарушали всплески рыб, убегавших от хищников.
   Ребят охватил рыбацкий азарт. Они скинули с ног сандалии, закатали до колен брюки. Размотали лески удочек: Николай – пары самодельных, сделанных из тонких березок, Алексей – настоящих, бамбуковых. Насадили на крючки извивающихся червей, зашли в воду.
  Как полагается заправским рыболовам, ребята поплевали на червей и закинули удочки. Поплавки, изготовленные из винных корковых пробок, покачались пару секунд на зеркальной поверхности воды и замерли.
  Вскоре подоспел опоздавший Олег. Обычно его рот растягивала широкая, до ушей, улыбка, но на этот раз вид у него был озабоченный.
  Олег устроился удить рядом с друзьями, закинул удочку. Видно было, что его распирало желание поговорить с друзьями. Для начала, он спросил:
  – Поймали что?
  – Нет еще, – ответил Колька и добавил, – видно, и здесь клева нет, время не то.
Олег вдруг затараторил:
 – Как бы нам здесь, вместо рыбехи, фингалов не наловить. Когда я сюда бежал, видел, как «слоны», человек пять, к озеру топали.
Кольку такое известие насторожило, встречи со «слонами» раньше всегда заканчивались потасовками. Он посмотрел на Алексея. Тот был серьезен, но спокоен. Товарищам сказал:
– Сашку я беру на себя. Если не договоримся, придется драться. Только, думаю, не совсем уж он дурной.
Между тем, Алеша достал из сумки бумажный кулек. Друзьям объяснил:
– Вот, отец прикорма дал для рыбы. Надо по воде разбросать.
Ребята разбросали прикормку. Они сделали заброс и стали ждать, глядя на поплавки.
Но время шло, а клева не было. Ребята, по Лешкиному совету, вытащили из воды лески с крючками и уменьшили глубину погружения наживки, снова закинули удочки.
  Алеша не показывал вида, но его охватило беспокойство, он подумал:
  – Что, если не поймаю?
  Однако, Колька с Олегом терпеливо стояли, ожидая клева, и он успокоился. Еще далеко до заката, может, еще начнется поклевка, главное – терпение.
Волновала Лешку и предстоящая встреча со «слонами». Он поглядывал на бугор, откуда они обычно появлялись.
    – Хоть бы ерш, какой завалящий, клюнул, – с досадой сплюнул в воду Олег.
  Сразу же, после его слов, поплавок пару раз качнулся и ушел под воду. Олег дернул удочкой вбок, подсекая рыбу, и поднял удилище. На крючке трепыхалась небольшая плотвичка.
  – Давно бы так, – сказал Колька, у него тоже пошел клев, и он поймал окуня.
  Не успел Алеша позавидовать друзьям, как сам поймал приличную плотвичку.
  Клев пошел, ребята с азартом смотрели на поплавки, забыв обо всем на свете.
  «Теперь – пора», – решил Алеша и достал из сумки жестяную коробочку. Друзья смотрели на него с интересом. Он вынул из коробки комок теста, с запахом рыбьего жира, раздал по кусочку рыбакам, объяснил:
– Вот, наживка на леща. По отцовскому «секрету» сделал.
Он скатал из теста небольшой шарик и насадил на крючок. Его примеру последовали и товарищи.
  Через минуту-другую поплавок Олега осторожно дернулся и снова замер.
  Колька, стоявший рядом с ним, заметил это и толкнул дружка в бок:
  – Кто-то играет, не зевай. Сейчас схватит.
  В этот момент и Алешин поплавок слегка погрузился в воду и пошел в сторону. Он, по всем правилам, подсек рыбу и стал тянуть удочку вверх. Она изогнулась дугой, дрожала от тяжести.
  Друзья раскрыли от удивления рты и стали давать советы:
  – Не тащи из воды – сорвется.
  – Подводи к берегу на мелководье, там руками схватишь.
  «Эх, подсачник не взял», – подумал Алешка и стал выходить из воды, подводил к берегу рыбу. Вскоре ребята увидели темную спину крупной рыбины. К ней подбежал Колька,  он подвел под рыбу дрожащие, от возбуждения, руки и выбросил ее на берег.
  На песке бился большущий лещ.
– Теперь есть, что пожарить на ужин! – радовался Алешка.
– Вот тебе подфартило сегодня. Килограмм будет, не меньше, – завидовали друзья. Алеше. А тот уже кричал Олегу:
– Гляди, твой поплавок кругами ходит!
Ребята стали таскать, одного за другим, увесистых лещей.
Как раз вовремя прибежала младшая сестренка. Та радовалась больше всех. Алексей дал ей сумку с уловом:
  – Неси рыбу домой. Пусть мамка пожарит, а мы еще половим.
Ребята продолжили рыбалку. На «секретное» тесто рыба шла хорошо, и корзинки рыбаков тяжелели.
В азарте не заметили они, как подошли «слоны». Алексей услышал за спиной голос их заводилы – Сашки:
– Глянь-ка, ребя, на нашем месте городские ловят. Своим бамбуком нашу рыбу переводят!
Лешка сидел на корточках, снимал с крючка леща и понимал, что находится в невыгодном положении, а тон Сашки предвещал стычку. Поэтому он насторожился и поднялся на ноги. Соперник немного опешил: за год Алексей почти сравнялся с ним ростом, раздался в плечах. И все же «Слон» не удержался от своей обычной тактики: бить первым и без предупреждения. В лицо Алексею полетел кулак «слона».
Но тот не знал, что почти год, как Лешка занимается в секции бокса при техникуме, и кое-чему там научился. Он уклонился от удара, коротко ткнул его кулаком в печень. Пока тот хватал ртом воздух, перехватил руку Сашки и завернул за спину. Спокойно и строго сказал ему:
– Не дури, не пацаны мы уже. Есть мужской разговор…
Сашка, почувствовав силу противника, хмыкнул, но согласился отойти в сторону для разговора.
Толковали они долго. Их «команды» сначала готовились к продолжению баталии. Но вскоре убедились, что парни разговаривают «по делу» и руками махать не собираются.
Наконец, они подошли. Сашка, сохраняя «лицо», объявил:
– Значит, так, ребя! Завтра все идем рыбачить. Лехин отец дает бредень, лодку и места покажет. – Он помолчал и солидно добавил. – Чем дурью маяться, лучше рыбехи в дом добыть…
  Когда Алексей вернулся, в  доме вкусно пахло жареной рыбой. Он помыл руки и прилег до ужина на диване.
  Вскоре пришла сестренка, позвала:
  – Иди ужинать. Мамка зовет.
  – Я приду сейчас, – ответил он и, выждав минуту, пошел к столу. Семья уже была в сборе, но ужинать не начинали, ждали Алешу. На столе красовалась сковорода с жареной рыбой, парил чугунок с вареной картошкой.
  Алексей сел к столу, подвинул матери тарелку:
  – Подложи мне картошки. Проголодался сегодня. Вы на рыбу налегайте!
  – Кушай на здоровье, кормилец ты наш, – сказала мать, подавая ему тарелку с картофелем и большим куском рыбы.
  – Вот и мужичков в доме прибавилось, – добавил отец.
 

 

 

© Copyright: Олег Андреев, 2013

Регистрационный номер №0146854

от 13 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0146854 выдан для произведения:

 

   Алеша тревожно прислушивался к перебранке, которую вели в соседней комнате родители. Его сердце сжималось от жалости, когда за стенкой слышались тяжелые вздохи отца, который всегда искренне раскаивался, снедаемый стыдом и чувством вины за случившуюся пьянку. Временами отец порывался уйти от тяжелого разговора на улицу, но мать его останавливала и говорила сквозь слезы:

   – Сиди и слушай меня, нечего убегать. Сумел беды натворить, умей и ответ держать.
  Перебранкой такой разговор даже назвать было нельзя. Отец молча сидел и слушал. Мать тоже не кричала, говорила негромко, но ее упреки проникали, казалось, в самую душу.
На этот раз повод для ссоры был серьезный. Мать была в отчаянии оттого, что отец, будучи в районном центре, не купил там необходимых для семьи продуктов, а деньги, выделенные на это, пропил.
  – Знаешь ведь, что сейчас еще нечего с огорода взять, мясо прошлогоднее давно съели, а лапша уже в горло не лезет, да и та кончается. Нет, чтобы о детях, о жене своей, о себе подумать. Так лучше надраться, – причитала мать. В сердцах, она добавила, – Раньше хоть рыба была, а теперь и того нет…
Тема эта была «больная». Отец не так давно еще слыл хорошим рыбаком. Он знал все рыбацкие премудрости в ловле, изготовлении оснастки, сам изобретал рецепты добычливых прикормок. Ему были известны рыбные места, в любое время года. Он умел доставать линей и угрей просто голыми руками, шаря под водой между корней и коряг.
К отцу даже приезжали любители порыбачить из города. По виду и разговору это были люди солидные, видимо, начальники. Они знали, что с «бригадиром», как они называли отца, всегда будут с рыбой. К тому же он был человеком компанейским и, под рыбацкую уху и водочку, мог рассказать смешную байку, спеть русские песни и сыграть на балалайке, которой мастерски владел.
Но такая – «водяная» – профессия, да и пьяная удаль довели отца до беды. Как-то, по весне, городские привезли с собой купленный где-то, по случаю, бредень – снасть дефицитную и уловистую. Был конец апреля, вода в озере еще не прогрелась. Сначала рыбаки пробовали ловить на удочки, но клева не было. Однако и добровольцев лезть в ледяную воду с бреднем не находилось.
Посмотрев на поплавки часа два, рыбаки смотали удочки и собрались у костерка на берегу. Рядом стоял их автомобиль- «козлик». Из четверых приезжих, двое рыбачили с надувной лодки, но и они вернулись ни с чем. У воды, на ветерке, все продрогли и спешили погреться у костра. Разложили привезенную с собой закуску, выставили бутылки. Выпив по паре стаканчиков, городские начали подтрунивать над отцом.

   – Как же так, бригадир? – ворчал старший из них, – говорили, ты – мастер, а мы без рыбы остались…
Отец усмехнулся, протянул ему граненый стакан:

   – Лей полный, будем с рыбой! Разворачивайте бредешок.
Ввиду отсутствия желающих таскать бредень по воде, отец велел двоим на лодке покрепче держать воткнутый в дно шест-водило. Сам же он разделся и, по грудь в воде, начал тянуть бредень вокруг лодки. И ловля пошла. Уже с первого захода в сеть попало с десяток рыбин. Несколько раз меняли место, перетряхивали бредень, пока не наловили по ведру рыбы на каждого.
Городские уехали довольные, даже бредень подарили «бригадиру», за труды. Впрочем, зная, что снасть будет в сохранности и еще им пригодится.
Отец же после той ловли заболел, попал в больницу. Воспаление легких врачи вылечили. Но ревматизм в ногах остался и мучил отца, по ночам и к плохой погоде, зудящей болью. С рыбалкой пришлось распрощаться.


  Алексей с младшей сестрой ходили вчера к поезду встречать отца. Тот вышел, слегка покачиваясь, из вагона и направился, было, к поселковой столовой, где торговали пивом, но, заметив своих детей, нелепо махнул рукой и подошел к ним.
  – Вот вам гостинец. Раздели на двоих, – сказал он Алеше, передавая ему кулек с конфетами.
  – Пил?! Мамка опять будет ругаться, – сказал сын и, взяв сестру за руку, направился домой. Отец, покачиваясь на своих больных, плохо гнущихся ногах, побрел за ними, виновато улыбаясь.
 Под утро Алешка проснулся от разговора, слушал голос матери, вздохи отца. Отца жалел за то, что его ругает мать, а мать жалел за горесть, звучавшую в ее голосе.
  За окном едва начинало светать. В соседней комнате, где находились родители, горел свет. Он проникал через приоткрытую дверь в комнату, где лежал на диване Алеша.
  Разговор за стенкой закончился. Отец вышел во двор, наверное, рубить поросенку траву. Мать стала готовить завтрак. Алешка закрыл глаза.
Но  спать ему уже не хотелось, он стал думать: как успокоить мать, чем помочь отцу?
Алексей приехал домой  из города, на каникулы. Год он отучился в техникуме, где жил в общежитии. Юноша взрослел, начинал понимать, что его учеба, болезнь отца являются причинами нехваток в семье. Не много может сделать паренек, которому еще три года предстоит учиться и получать мизерную стипендию. Но силы, которые он начал в себе ощущать, требовали выхода.
  Когда Алексей вышел к матери, она накрывала на стол завтрак – блины с растопленным салом и сметаной. «Сметаны для меня купила», – отметил, про себя, сын.
  – Иди, зови папку кушать. Да посмотри там, что-то тихо в сарае стало, – в голосе матери звучало беспокойство.
     Алеша быстро выскочил в сени, услышал вслед от матери:

  – Скажи, что налью опохмелиться ему. Чай, болит голова, у меня припасено на черный день.
  Заскочив пулей в сарай, где отец, готовил мешанку для поросенка, Алеша перевел дух. И, уже не спеша, подошел к молчаливому и понурому отцу, нерешительно тронул его за руку:

   – Чего ты? Идем завтракать. Мамка велела сказать, что нальет тебе.
  Отец очнулся от дум, потрепал сына по стриженой голове и, стараясь улыбнуться, сказал:

  – Иди. Сейчас задам корма поросенку и приду.
Не хотелось почему-то Алешке, чтобы отец оставался здесь один, и он все же выпроводил его в дом, а сам взялся кормить скотинку.
       Закончив с кормежкой, паренек не торопился уходить. Где-то в углу сарая должны были стоять рыболовные снасти: удочки, подсачники, а главное, отцовский бредень.
       Увидев в углу удочки, Алексей высвободил их из завала других снастей, осмотрел. С десяток удилищ были связаны бечевками. Здесь были и самодельные короткие – «детские» – и длинные, настоящие бамбуковые, которыми, обычно, ловил отец. Алексей выбрал пару отцовских. «Наловлю вечером на озере рыбы. Вот и будем с мясом», – рассудил он.
  Быстро позавтракав, Алешка рванулся искать себе товарищей по рыбалке. Первым, он разыскал уличного друга Кольку, рассказал тому о затее с рыбалкой, спросил:

  – Пойдешь?
  Колька, копируя своего отца, закатил свои насмешливые глаза к небу, наморщил в размышлении лоб, через минуту изрек:

  – Можно попробовать. Авось, что и поймаем. Я знаю, где червей можно накопать. Жирных таких. Только пацаны говорили, что клева на озере нет.
  – Ловить надо уметь, – отмахнулся Лешка. – Идем к Олегу, может, и его зазовем.
  Олег не размышлял долго, не любил «тянуть кота за хвост», охотно согласился: – Вы накопайте червей без меня, я не могу сейчас. За Толяном нужно присматривать. Мамка на работе.
  Он досадливо махнул рукой в сторону своего младшего брата, игравшего у загородки в машинки. Он, что-то прикинув про себя, спросил: – Куда пойдем? В нашей стороне ловится плохо.
  – На тот берег, где «Слоны» купаются. Там лещи и окуни водятся. За два часа до захода солнца надо успеть. Самый клев в это время, смотри не забудь, – сказал Алеша.
  Друзья жили в лесном поселке Калининской области (ныне Тверской) и настоящих слонов видели только в кино. «Слонами» они назвали группу пацанов с соседней улицы, по кличке их предводителя. Он был силен, высок ростом, поэтому получил кличку Слон.
  Копали червей вдвоем с Колькой, на задах, за коровником. Обсуждали предстоящую рыбалку.
Колька сомневался: не получится ли стычки с задиристыми соседями? Но оказалось, что у Алексея есть план, как с ними договориться.

   – Главное, чтобы отец согласился, – сказал он. – Попрошу его, нужда-то общая. А с Сашкой-Слоном, если будет дурить, придется разобраться. Мы уже не те хиляки, что были год назад. Да и рыбалка для нас не игрушки, а помощь дому.

  Алеша отправился домой, договорившись с Колькой, что тот зайдет к вечеру за ним.
  Дома Алешка подозвал младшую сестренку, серьезно сказал ей, чтобы та, когда мать начнет готовить ужин, прибежала на берег и забрала у него улов.
  – На жареху уже будет, а я останусь еще чуток. На завтра наловлю малость, – по-мужски деловито добавил он.
  Сестренка вытаращила от удивления свои синие глаза и кивнула головой. В голосе брата звучала необычная взрослая интонация.
Теперь надо было поговорить о деле с отцом…
  Начинало вечереть. Алеша с Колькой пришли с удочками на берег большого озера Охват, на берегу которого располагался их поселок. Легкий ветерок, освежавший в летнюю дневную жару, стих, уступив место полному штилю. Но зной спал, от воды поднималась приятная свежесть.
  Бордово-красное солнце клонилось к горизонту, обещало назавтра тоже отличную погоду. Над притихшей гладью воды стремительно пролетали ласточки, выискивая себе на ужин зазевавшихся комаров и мушек.
  Зеркальную поверхность озера там и тут нарушали всплески рыб, убегавших от хищников.
   Ребят охватил рыбацкий азарт. Они скинули с ног сандалии, закатали до колен брюки. Размотали лески удочек: Николай – пары самодельных, сделанных из тонких березок, Алексей – настоящих, бамбуковых. Насадили на крючки извивающихся червей, зашли в воду.
  Как полагается заправским рыболовам, ребята поплевали на червей и закинули удочки. Поплавки, изготовленные из винных корковых пробок, покачались пару секунд на зеркальной поверхности воды и замерли.
  Вскоре подоспел опоздавший Олег. Обычно его рот растягивала широкая, до ушей, улыбка, но на этот раз вид у него был озабоченный.
  Олег устроился удить рядом с друзьями, закинул удочку. Видно было, что его распирало желание поговорить с друзьями. Для начала, он спросил:
  – Поймали что?
  – Нет еще, – ответил Колька и добавил, – видно, и здесь клева нет, время не то.
Олег вдруг затараторил:
 – Как бы нам здесь, вместо рыбехи, фингалов не наловить. Когда я сюда бежал, видел, как «слоны», человек пять, к озеру топали.
Кольку такое известие насторожило, встречи со «слонами» раньше всегда заканчивались потасовками. Он посмотрел на Алексея. Тот был серьезен, но спокоен. Товарищам сказал:
– Сашку я беру на себя. Если не договоримся, придется драться. Только, думаю, не совсем уж он дурной.
Между тем, Алеша достал из сумки бумажный кулек. Друзьям объяснил:
– Вот, отец прикорма дал для рыбы. Надо по воде разбросать.
Ребята разбросали прикормку. Они сделали заброс и стали ждать, глядя на поплавки.
Но время шло, а клева не было. Ребята, по Лешкиному совету, вытащили из воды лески с крючками и уменьшили глубину погружения наживки, снова закинули удочки.
  Алеша не показывал вида, но его охватило беспокойство, он подумал:
  – Что, если не поймаю?
  Однако, Колька с Олегом терпеливо стояли, ожидая клева, и он успокоился. Еще далеко до заката, может, еще начнется поклевка, главное – терпение.
Волновала Лешку и предстоящая встреча со «слонами». Он поглядывал на бугор, откуда они обычно появлялись.
    – Хоть бы ерш, какой завалящий, клюнул, – с досадой сплюнул в воду Олег.
  Сразу же, после его слов, поплавок пару раз качнулся и ушел под воду. Олег дернул удочкой вбок, подсекая рыбу, и поднял удилище. На крючке трепыхалась небольшая плотвичка.
  – Давно бы так, – сказал Колька, у него тоже пошел клев, и он поймал окуня.
  Не успел Алеша позавидовать друзьям, как сам поймал приличную плотвичку.
  Клев пошел, ребята с азартом смотрели на поплавки, забыв обо всем на свете.
  «Теперь – пора», – решил Алеша и достал из сумки жестяную коробочку. Друзья смотрели на него с интересом. Он вынул из коробки комок теста, с запахом рыбьего жира, раздал по кусочку рыбакам, объяснил:
– Вот, наживка на леща. По отцовскому «секрету» сделал.
Он скатал из теста небольшой шарик и насадил на крючок. Его примеру последовали и товарищи.
  Через минуту-другую поплавок Олега осторожно дернулся и снова замер.
  Колька, стоявший рядом с ним, заметил это и толкнул дружка в бок:
  – Кто-то играет, не зевай. Сейчас схватит.
  В этот момент и Алешин поплавок слегка погрузился в воду и пошел в сторону. Он, по всем правилам, подсек рыбу и стал тянуть удочку вверх. Она изогнулась дугой, дрожала от тяжести.
  Друзья раскрыли от удивления рты и стали давать советы:
  – Не тащи из воды – сорвется.
  – Подводи к берегу на мелководье, там руками схватишь.
  «Эх, подсачник не взял», – подумал Алешка и стал выходить из воды, подводил к берегу рыбу. Вскоре ребята увидели темную спину крупной рыбины. К ней подбежал Колька,  он подвел под рыбу дрожащие, от возбуждения, руки и выбросил ее на берег.
  На песке бился большущий лещ.
– Теперь есть, что пожарить на ужин! – радовался Алешка.
– Вот тебе подфартило сегодня. Килограмм будет, не меньше, – завидовали друзья. Алеше. А тот уже кричал Олегу:
– Гляди, твой поплавок кругами ходит!
Ребята стали таскать, одного за другим, увесистых лещей.
Как раз вовремя прибежала младшая сестренка. Та радовалась больше всех. Алексей дал ей сумку с уловом:
  – Неси рыбу домой. Пусть мамка пожарит, а мы еще половим.
Ребята продолжили рыбалку. На «секретное» тесто рыба шла хорошо, и корзинки рыбаков тяжелели.
В азарте не заметили они, как подошли «слоны». Алексей услышал за спиной голос их заводилы – Сашки:
– Глянь-ка, ребя, на нашем месте городские ловят. Своим бамбуком нашу рыбу переводят!
Лешка сидел на корточках, снимал с крючка леща и понимал, что находится в невыгодном положении, а тон Сашки предвещал стычку. Поэтому он насторожился и поднялся на ноги. Соперник немного опешил: за год Алексей почти сравнялся с ним ростом, раздался в плечах. И все же «Слон» не удержался от своей обычной тактики: бить первым и без предупреждения. В лицо Алексею полетел кулак «слона».
Но тот не знал, что почти год, как Лешка занимается в секции бокса при техникуме, и кое-чему там научился. Он уклонился от удара, коротко ткнул его кулаком в печень. Пока тот хватал ртом воздух, перехватил руку Сашки и завернул за спину. Спокойно и строго сказал ему:
– Не дури, не пацаны мы уже. Есть мужской разговор…
Сашка, почувствовав силу противника, хмыкнул, но согласился отойти в сторону для разговора.
Толковали они долго. Их «команды» сначала готовились к продолжению баталии. Но вскоре убедились, что парни разговаривают «по делу» и руками махать не собираются.
Наконец, они подошли. Сашка, сохраняя «лицо», объявил:
– Значит, так, ребя! Завтра все идем рыбачить. Лехин отец дает бредень, лодку и места покажет. – Он помолчал и солидно добавил. – Чем дурью маяться, лучше рыбехи в дом добыть…
  Когда Алексей вернулся, в  доме вкусно пахло жареной рыбой. Он помыл руки и прилег до ужина на диване.
  Вскоре пришла сестренка, позвала:
  – Иди ужинать. Мамка зовет.
  – Я приду сейчас, – ответил он и, выждав минуту, пошел к столу. Семья уже была в сборе, но ужинать не начинали, ждали Алешу. На столе красовалась сковорода с жареной рыбой, парил чугунок с вареной картошкой.
  Алексей сел к столу, подвинул матери тарелку:
  – Подложи мне картошки. Проголодался сегодня. Вы на рыбу налегайте!
  – Кушай на здоровье, кормилец ты наш, – сказала мать, подавая ему тарелку с картофелем и большим куском рыбы.
  – Вот и мужичков в доме прибавилось, – добавил отец.
 

 

 

Рейтинг: +9 547 просмотров
Комментарии (10)
Владимир Кулаев # 13 июля 2013 в 16:20 +1

ЧУДЕСНАЯ РАБОТА, ВЫПОЛНЕНА МАСТЕРСКИ! УДАЧИ ВАМ!

c0137
Олег Андреев # 13 июля 2013 в 16:32 +2
faa725e03e0b653ea1c8bae5da7c497d
Спасибо, пишу потихонечку себе в удовольствие.
Татьяна Мерзлякова # 14 июля 2013 в 20:48 +1
Трогательно! Жизненно!Актуально... Многие живут весьма бедно. Проблемы более, чем знакомы.
Олег Андреев # 16 июля 2013 в 16:37 +1
Спасибо!
prezent
Тая Кузмина # 15 июля 2013 в 11:39 +1
Замечательно написано, читается легко, интересно!!


Олег Андреев # 16 июля 2013 в 16:38 0
Спасибо за все, а за прекрасный букет вдвойне. 7aa69dac83194fc69a0626e2ebac3057
Надежда Рыжих # 15 июля 2013 в 17:23 +1
Вырос сын, стал кормильцем ! Мечта каждой матери о самостоятельных и хороших сыновьях
Олег Андреев # 16 июля 2013 в 16:39 0
Совершенно верно, Надежда. Спасибо! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Алена Викторова # 16 июля 2013 в 13:32 0
очень добрый рассказ, Олег!
Спасибо Вам!
- добро победило зло (драчунов), направило силу ребят в нужное русло)))
rolf ura
Олег Андреев # 16 июля 2013 в 16:40 0
И вы добры ко мне. Спасибо! 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9