ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Кораблики угаснувшей любви

 

Кораблики угаснувшей любви

11 октября 2012 - Лола Пунш
article83548.jpg

 Если женщина бьёт, она бьет наверняка. Известный факт.

Если я её ударю, - я её просто убью. Я постараюсь ударить так, чтобы она умерла. Или нет, такие не умирают. Такие сдыхают.
Сдохнет. Да. Она сдохнет. И я постараюсь, чтобы это было именно так. 
 
Света шла по многолюдной улице и не видела никого вокруг. Никого и ничего. И ещё этот дождь. Мерзкий, колючий, обжигающий кожу. Весь макияж или как это сейчас модно говорить- мake-up, потек предательским образом. 
 
Вон, пялится стоит ,какая-то корова. Вот чего ты пялишься, спрашивается? У тебя тушь никогда не размазывалась что ли? Какие все противные вокруг. И этот дождь ещё. Падла!
 
***
Когда же она пришла к нам в класс? Стояла в этом своем нелепом берете, с ранцем за плечами, как первоклассница, - ранец какой-то выдумала. Губы припухлые, родинка над губой.... 
 
 
Света достала из сумочки сигарету, к ней тут-же метнулись, как по команде, мужики, стоящие неподалеку, угодливо предлагая огоньку. 
 
Ишь, какие угодливые. А знаете почему вы такие угодливые, скоты? Потому что у меня сейчас такой видок, как после хорошей ебли. Волосы спутанные, под глазами чёрные разводы- дождь вперемежку со слезами. Помада размазалась по подбородку и щекам, барахло китайское. Будто член не по размеру в рот толкали. Вот поэтому вы и угодливые. А, ну ещё футболка намокла и прилипла к телу, и просвечивают мои торчащие от холода соски. Что? Эрротичненько? Козлы вонючие. Стоите на остановке, неухоженные , задроченные. Где ваши тачки? Не заработали, да? И чего, спрашивается, лезете тогда со своим огоньком? 
 
 
О чем это я? Стояла она, значит, в этом дурацком берете. А мы с тобой, Лёшка, поссорились ведь тогда. И я от тебя отсела к Леньке. И сидела с ним заигрывала весь урок. И тут, вот эта.
 
- Настя, садись по желанию, куда сама захочешь. Вот куда захочешь, туда и садись. Ты у нас новенькая. А у нас такое правило.
 
И она ведь именно к тебе подсела, чучело береточное. Хотя мест было навалом. Дура. А ты подмигнул мне ехидно. Как же я тебя тогда ненавидела.
 
Света закашлялась. Набрав при вдохе вместе с воздухом воды, поперхнулась и зашлась так, что стало неловко перед окружающими.
 
Ну где же вы, угодники? Что не подбегаете и не стучите мне по спинке? Отвернулись дружно. Испугались что чахоточная, да? С тубдиспансера сбежала, да? Эх вы, мужикиии.
 
***
 
Ты стал отдаляться от меня. Оправдываться, сожалеть, что мало видимся. Я всё сразу поняла.
 
***
Подъехал форд, "выплюнул" под дождь приятной наружности солидного мужчину, который скукожившись и прикрыв барсеткой голову, побежал прямиком к киоску, прикупить что-то важное в данный, конкретный момент. Может презервативы?
-Ну что, поехали, подвезу? Дрожишь вся. 
Мужчина "притормозил" возле Светы и с надеждой смотрел в заплаканные её глаза.
 
Хм, странно, - думала Света, удобно расположившись в уютном, теплом салоне цвета беж. Не пристает, не лапает. Видимо, действительно, один из немногих оставшихся благородных рыцарей. Обманчивый взгляд-то оказался.
-Обидел кто?
-Да как сказать? Меня сложно обидеть. Скорее, унизили. 
-А унизить, значит, не сложно? Зачем позволяешь ?
-Ну вы же не знаете ничего? Так получилось. 
-Если хочешь, расскажи. Выговорись. Чем смогу помогу. 
-А вам это надо? 
-Ну, я же человек. И ты человек. Выслушать-то я могу. А там посмотрим. Может, и помогу чем.
 
Света смотрела на мельтешащие перед глазами дворники и мысли её улетели в переломное воскресное утро, когда Лёшка пригласил её в кино, да и вообще погулять, поговорить. 
Наверное всё было против их союза, буквально всё. И погода, и обстоятельства. В кино им встретилась, эта белобрысая Настенька в берете. 
 
-Интересное сочетание, правда? Карие глаза, черные брови, сама смуглая, а волосы как сметана, будто выгорели. Надо же, как природа создала. И ещё эта родинка над губой. Ах, эта родинкаааааа, меня с ума свелаааааа! Да, Светк? Нравится тебе Настюха? 
-А я что, мужик, чтоб на баб пялиться. Природа подкачала, надо сказать. Если на морду ничего так, приятная, то посмотри на её ноги. Буковкой "Х". Жопа плоская, да и сама плоская. 
-Ну это дааа.... Это да, Светк, а у тебя всё есть, и жопа и титьки. Потому что ты же моя, Светка, правда? Ты же моя?
-Твоя, конечно. У нас будет с тобой сегодня? Твои дома? 
-Светка, какие глупые вопросы задаешь. Конечно будет. А ты сильно хочешь? А?
-Хочу, Лёшка. Я тебя всегда хочу. Я же твоя. У меня и жопа и титьки, это всё твоё, ты же знаешь?
 
И тут вот, эта Настя. Как из пизды на лыжах. Прямо во время этого разговора. Тварь.
-Ой, ребяяяяяятаааа. Как я рада вас видеть. Как здооооорово. 
 
Потом они гуляли втроем. Остановились у лотка с мороженым. Полупьяная или полуобкуренная продавщица фонтанировала во все стороны хамство. Свете не нравились хамки. Она от хамства начинала чесаться и покрываться пятнами.
-Подавала какая-то тут ещё вякать будет. Твоё дело подавать.Вот стой и подавай. 
Это сказала Света.
-Девушка! Посмотрите, какое солнышко выглянуло после дождика, а вы такая мрачная. Ну, зачем же так? Вы совсем-совсем не хотите, чтобы мы у вас что-нибудь купили?
Это сказала Настя.
 
 
***
-Почему мы расстались? Нам же было хорошо с тобой? За что ты её так любишь?
-А за что ты её так не любишь? Она хорошая девчонка, Светка. Не говори о ней плохо. Она моя девушка.
- А как же я? Нам же было хорошо? Или нет?
-Мне было хорошо, Свет. Но с ней мне лучше. Прости меня.
- А эти её ножки буквой икс тебя не смущают? 
-Светка, нет, не смущают. Это не главное, Светка. 
 
 
Надо же. Не главное. А что тогда главное?
 
Я её убью. Так нельзя. Нельзя воровать. Это же нехорошо. Мало ли рядом парней?Оглянись вокруг. Нет же, надо встрять, надо как пиявка присосаться со своими "муси-пуси". 
 
***
 
На выпускном её и прикончу. Я смогу. Кто-то говорил, что убивать легко, если не смотреть жертве в глаза. Иначе, потом жертва будет являться во сне, в кошмарах. А зачем мне смотреть в её тупые глаза? Господи, как он мог полюбить такое ничтожество, там ни одной мысли в голове, мямля какая-то по жизни. Дура. 
 
***
На Западе на выпускной принято приходить парами. Ну, у нас , слава Богу,не Америка. Света ещё раз покрутилась перед зеркалом. Шелковое платье цвета морской волны очень шло ей. Майский шоколадный загар, приобретенный на крыше родной пятиэтажки, распущенные длинные иссиня-черные волосы, чуть завитые на концах. Босоножки золотого цвета, привезенные братом из командировки, с Англии. Светка давно о таких мечтала. Всем в семье было дано задание искать именно такие босоножки. И вот любимый братик угодил, на то он и брат любимый. 
Выслушав напутствие родителей и брата, по телефону, выслушав сожаления, что они все очень заняты и пойти вместе с ней на выпускной не могут, Света, перекрестившись "пяткой", что они не могут, открыла дверь в неизвестное. 
Она спешила. Волновалась. Выйдя из подъезда, вдохнула раскаленного сладкого июньского воздуха, улыбнулась своей сногсшибающей улыбкой и летящей походкой направилась в школу.
- Ух ты, какааааяяя, дай поцелую!!! Красавица, а может ты меня поцелуешь?
Света ничего не слышала и не видела вокруг. У неё была цель. Она шла убивать. 
 
Лёшка и Настя пришли позже всех. Понятно , что их задержало. Света это определила по счастливому и игривому взгляду Лёшки. Уж она -то знала какой он после этого самого. А Настя как амеба, как-будто и не произошло между ними ничего полчаса назад. Вырядилась в какое-то бабское цветастое платье, с рюшечками, вот, блять, идиотка. Разве так надо выглядеть рядом с таким парнем, как Лёшка? Амёба. У бабки своей ,наверное, платье это выцыганила. И туфли черные. Летом-то? И, о, боже, я сейчас сгорю от стыда - огромные белые банты. Ебанутое создание. Мама-то хоть у неё есть, или сестра какая, чтоб подсказали? Да , господи, элементарное зеркало -то хоть у неё есть? А Лёша тоже. Мудак. Хоть бы банты с неё снял. Тихий ужас.
 
- Ну чо, Свет, поздравляю что-ли? Отмучились? 
 
- Да грустно, Лёш. Школа. Смотри как Галина Сергеевна наша постарела сразу. Плакала так сильно она. 
- Ну да. Грустновато. Ты одна? 
- А с кем мне быть? 
- Слышал с Лёнькой ты? Ну как он? Лучше меня? 
- Лёш, иди к Насте? А?
 
***
Как всё удачно складывается-то. Даже не верится. У Светы непроизвольно задергался левый глаз и она прикрыла его ладошкой, испугавшись, что кто-то увидит. 
 
Света незаметно взяла со стола две бутылки красного вина, два апельсина, заботливо уложила их в пакет и подошла к Насте. 
- Пойдем погуляем? На пляж сходим, поговорим, Лёше не до тебя. Видишь, отмечают. Взрослая жизнь началась, ишь ты. Мужики. 
- Пойдём, тут недалеко ведь? Я город ещё плохо знаю.
 
На речке оказалось зябко. Хотя вода была как парное молоко. 
- Давай искупнемся, Настюха? Ой, подожди, я же выпить взяла. Давай. За вашу любовь, за окончание школы. Настя, пей давай. Хорошее вино. Спиздила со стола. А чо? Зря что ли пятихатку сдавали? Своё пьём, блять. Вкусное? Давай ещё. Мальчики пьют, а нам что ли нельзя? Какие банты у тебя охуенные, Настя. Давай ещё. На, апельсинкой заешь.
- Светочка. Я уже пьяяяянааааяяяяя. Знаешь, Лёша хороший. Спасибо тебе за него. Он очень хорошо о тебе отзывается. Очень хорошо. 
- Да, Лёша хороший. Давай ещё. Сейчас мы выпьем. А потом пойдём купаться, да? Вот так, моя ты хорошая. Дай я тебя обниму.
 
От Насти пахло карамелью и сиренью. Странный запах. В одной из книг Света как-то вычитала, что человек перед смертью источает специфические запахи. Фруктовые. Цветочные. Сладкие, в общем. Человек чувствует смерть и реагирует вот такими запахами. Охрененно. Значит, Настя всё-таки умрет.
 
***
- Света. Ты Настю не видела? 
- Откуда мне знать где твоя Настя? Это же твоя Настя, а не моя, гыгыгы.
- Ты пьяная, Свет, а волосы почему мокрые? Где ты была? Где Настя я спрашиваю?
- Не знаю я где Настя твоя. Ищи.
 
Под утро всполошилась вся школа. Искали Настю по всем подвалам, на набережной, на свалках, сообщили в милицию. Прибежали Настины родители, стали орать на Лёху, - мы тебе доверили самое дорогое. А ты? А что он? Он отъебал вашу дочь и заодно и проебал. Ха-ха-ха! 
 
***
Не убивала я вашу дочь. Мудаки. И не топила. Не смогла я. Руки марать ещё. Эта корова тяжёлой оказалась, чтоб тащить на себе. Обмякла вся, как сволочь. Бомжам каким-то сдала, на берегу костер жгли. Может и выебали её. Может и убили. Странно, почему на набережной её не нашли? Очень странно.Даже жалко как-то, если убили. Да и хуй с ней.
 
***
Настю подобрала еврейская семья. Девятиэтажка на набережной стоит. Там почему-то одни евреи живут. Так и называли этот дом - "Израиль". Эта семья выглядывала с балкона свою дочку, тоже выпускницу, и увидели ползущее "нечто". Подумали, что это их чадо. Выбежали, ан нет. Не их чадо. Сжалились и подобрали. Положили в зале, на пол, на палас. Так и лежала на полу, разметавшись, без трусов, раскинув ноги, грязная и пьяная. Еврей позвонил куда надо и, о, счастье полные штаны - Настенька, пьянь подзаборная, бомжами оттраханная, ЖИВА!!!!!
 
Настя Свету не сдала, а может и не помнила ничего. В конце концов, в горло ей никто винище не заливал.
 
 
***
Света приехала на следующий вечер после выпускного к Игорю. К тому Игорю, который подвозил её как-то раз в дождливый вечер. 
- Какая ты красивая и ...взрослая, Светка. Останешься?
- Останусь, конечно! Я ... так люблю тебя. Я смогла забыть. Как ты и учил. Я переступила через это. Прости, что долго. Но я смогла. Я ещё нужна тебе?
 
Циферблат электронных часов показывал время- ноль-ноль-ноль-ноль. Начиналась новая жизнь. Света закрыла глаза. 
 
"На новом месте приснись жених невесте!" - прошептала Света. И постаралась сосредоточиться на том, что увидит, зажмурившись. 
 
***
 
- Настя, а давай твои банты , как кораблики, отправим в дальнее плавание? Давай?Снимай! Вот это твой кораблик. А это мой. Пошли. Давай подальше зайдём, где течение посильнее. Вот. Смотри, смотри, плывут. Урааааа!!!! Кораблики, плывут!!!
- Света, какая ты...добрая и хорошая...
- Ага, хорошая-хорошая...Дура я хорошая.
 
***
Света прижалась к Игорю. Обняла его крепко-крепко, что было сил.
- Люблю тебя, ты мой самый лучший! Никому меня не отдавай, слышишь?
- Не отдам, Свет. Спи, моя хорошая. Тебе нужно отдохнуть. 
 
***
Ни Света, ни Настя, не знали, что один белый кораблик сразу намок и утонул. А другой плыл долго-долго, пока его не прибило с речным мусором к берегу. Чей кораблик утонул так и неизвестно. Бантики не были помечены. Это ровным счетом ничего не значит. Не надо искать в этом зловещих смыслов. 
Хотя, если учесть, что Света погибла во время второй чеченской войны, помогая раненым выбираться из горящего БТР, то утонувший кораблик был, всё-таки, Светкин. 
 
 
Своим школьным годам посвящаю...

© Copyright: Лола Пунш, 2012

Регистрационный номер №0083548

от 11 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0083548 выдан для произведения:

 Если женщина бьёт, она бьет наверняка. Известный факт.

Если я её ударю, - я её просто убью. Я постараюсь ударить так, чтобы она умерла. Или нет, такие не умирают. Такие сдыхают.
Сдохнет. Да. Она сдохнет. И я постараюсь, чтобы это было именно так. 
 
Света шла по многолюдной улице и не видела никого вокруг. Никого и ничего. И ещё этот дождь. Мерзкий, колючий, обжигающий кожу. Весь макияж или как это сейчас модно говорить- мake-up, потек предательским образом. 
 
Вон, пялится стоит ,какая-то корова. Вот чего ты пялишься, спрашивается? У тебя тушь никогда не размазывалась что ли? Какие все противные вокруг. И этот дождь ещё. Падла!
 
***
Когда же она пришла к нам в класс? Стояла в этом своем нелепом берете, с ранцем за плечами, как первоклассница, - ранец какой-то выдумала. Губы припухлые, родинка над губой.... 
 
 
Света достала из сумочки сигарету, к ней тут-же метнулись, как по команде, мужики, стоящие неподалеку, угодливо предлагая огоньку. 
 
Ишь, какие угодливые. А знаете почему вы такие угодливые, скоты? Потому что у меня сейчас такой видок, как после хорошей ебли. Волосы спутанные, под глазами чёрные разводы- дождь вперемежку со слезами. Помада размазалась по подбородку и щекам, барахло китайское. Будто член не по размеру в рот толкали. Вот поэтому вы и угодливые. А, ну ещё футболка намокла и прилипла к телу, и просвечивают мои торчащие от холода соски. Что? Эрротичненько? Козлы вонючие. Стоите на остановке, неухоженные , задроченные. Где ваши тачки? Не заработали, да? И чего, спрашивается, лезете тогда со своим огоньком? 
 
 
О чем это я? Стояла она, значит, в этом дурацком берете. А мы с тобой, Лёшка, поссорились ведь тогда. И я от тебя отсела к Леньке. И сидела с ним заигрывала весь урок. И тут, вот эта.
 
- Настя, садись по желанию, куда сама захочешь. Вот куда захочешь, туда и садись. Ты у нас новенькая. А у нас такое правило.
 
И она ведь именно к тебе подсела, чучело береточное. Хотя мест было навалом. Дура. А ты подмигнул мне ехидно. Как же я тебя тогда ненавидела.
 
Света закашлялась. Набрав при вдохе вместе с воздухом воды, поперхнулась и зашлась так, что стало неловко перед окружающими.
 
Ну где же вы, угодники? Что не подбегаете и не стучите мне по спинке? Отвернулись дружно. Испугались что чахоточная, да? С тубдиспансера сбежала, да? Эх вы, мужикиии.
 
***
 
Ты стал отдаляться от меня. Оправдываться, сожалеть, что мало видимся. Я всё сразу поняла.
 
***
Подъехал форд, "выплюнул" под дождь приятной наружности солидного мужчину, который скукожившись и прикрыв барсеткой голову, побежал прямиком к киоску, прикупить что-то важное в данный, конкретный момент. Может презервативы?
-Ну что, поехали, подвезу? Дрожишь вся. 
Мужчина "притормозил" возле Светы и с надеждой смотрел в заплаканные её глаза.
 
Хм, странно, - думала Света, удобно расположившись в уютном, теплом салоне цвета беж. Не пристает, не лапает. Видимо, действительно, один из немногих оставшихся благородных рыцарей. Обманчивый взгляд-то оказался.
-Обидел кто?
-Да как сказать? Меня сложно обидеть. Скорее, унизили. 
-А унизить, значит, не сложно? Зачем позволяешь ?
-Ну вы же не знаете ничего? Так получилось. 
-Если хочешь, расскажи. Выговорись. Чем смогу помогу. 
-А вам это надо? 
-Ну, я же человек. И ты человек. Выслушать-то я могу. А там посмотрим. Может, и помогу чем.
 
Света смотрела на мельтешащие перед глазами дворники и мысли её улетели в переломное воскресное утро, когда Лёшка пригласил её в кино, да и вообще погулять, поговорить. 
Наверное всё было против их союза, буквально всё. И погода, и обстоятельства. В кино им встретилась, эта белобрысая Настенька в берете. 
 
-Интересное сочетание, правда? Карие глаза, черные брови, сама смуглая, а волосы как сметана, будто выгорели. Надо же, как природа создала. И ещё эта родинка над губой. Ах, эта родинкаааааа, меня с ума свелаааааа! Да, Светк? Нравится тебе Настюха? 
-А я что, мужик, чтоб на баб пялиться. Природа подкачала, надо сказать. Если на морду ничего так, приятная, то посмотри на её ноги. Буковкой "Х". Жопа плоская, да и сама плоская. 
-Ну это дааа.... Это да, Светк, а у тебя всё есть, и жопа и титьки. Потому что ты же моя, Светка, правда? Ты же моя?
-Твоя, конечно. У нас будет с тобой сегодня? Твои дома? 
-Светка, какие глупые вопросы задаешь. Конечно будет. А ты сильно хочешь? А?
-Хочу, Лёшка. Я тебя всегда хочу. Я же твоя. У меня и жопа и титьки, это всё твоё, ты же знаешь?
 
И тут вот, эта Настя. Как из пизды на лыжах. Прямо во время этого разговора. Тварь.
-Ой, ребяяяяяятаааа. Как я рада вас видеть. Как здооооорово. 
 
Потом они гуляли втроем. Остановились у лотка с мороженым. Полупьяная или полуобкуренная продавщица фонтанировала во все стороны хамство. Свете не нравились хамки. Она от хамства начинала чесаться и покрываться пятнами.
-Подавала какая-то тут ещё вякать будет. Твоё дело подавать.Вот стой и подавай. 
Это сказала Света.
-Девушка! Посмотрите, какое солнышко выглянуло после дождика, а вы такая мрачная. Ну, зачем же так? Вы совсем-совсем не хотите, чтобы мы у вас что-нибудь купили?
Это сказала Настя.
 
 
***
-Почему мы расстались? Нам же было хорошо с тобой? За что ты её так любишь?
-А за что ты её так не любишь? Она хорошая девчонка, Светка. Не говори о ней плохо. Она моя девушка.
- А как же я? Нам же было хорошо? Или нет?
-Мне было хорошо, Свет. Но с ней мне лучше. Прости меня.
- А эти её ножки буквой икс тебя не смущают? 
-Светка, нет, не смущают. Это не главное, Светка. 
 
 
Надо же. Не главное. А что тогда главное?
 
Я её убью. Так нельзя. Нельзя воровать. Это же нехорошо. Мало ли рядом парней?Оглянись вокруг. Нет же, надо встрять, надо как пиявка присосаться со своими "муси-пуси". 
 
***
 
На выпускном её и прикончу. Я смогу. Кто-то говорил, что убивать легко, если не смотреть жертве в глаза. Иначе, потом жертва будет являться во сне, в кошмарах. А зачем мне смотреть в её тупые глаза? Господи, как он мог полюбить такое ничтожество, там ни одной мысли в голове, мямля какая-то по жизни. Дура. 
 
***
На Западе на выпускной принято приходить парами. Ну, у нас , слава Богу,не Америка. Света ещё раз покрутилась перед зеркалом. Шелковое платье цвета морской волны очень шло ей. Майский шоколадный загар, приобретенный на крыше родной пятиэтажки, распущенные длинные иссиня-черные волосы, чуть завитые на концах. Босоножки золотого цвета, привезенные братом из командировки, с Англии. Светка давно о таких мечтала. Всем в семье было дано задание искать именно такие босоножки. И вот любимый братик угодил, на то он и брат любимый. 
Выслушав напутствие родителей и брата, по телефону, выслушав сожаления, что они все очень заняты и пойти вместе с ней на выпускной не могут, Света, перекрестившись "пяткой", что они не могут, открыла дверь в неизвестное. 
Она спешила. Волновалась. Выйдя из подъезда, вдохнула раскаленного сладкого июньского воздуха, улыбнулась своей сногсшибающей улыбкой и летящей походкой направилась в школу.
- Ух ты, какааааяяя, дай поцелую!!! Красавица, а может ты меня поцелуешь?
Света ничего не слышала и не видела вокруг. У неё была цель. Она шла убивать. 
 
Лёшка и Настя пришли позже всех. Понятно , что их задержало. Света это определила по счастливому и игривому взгляду Лёшки. Уж она -то знала какой он после этого самого. А Настя как амеба, как-будто и не произошло между ними ничего полчаса назад. Вырядилась в какое-то бабское цветастое платье, с рюшечками, вот, блять, идиотка. Разве так надо выглядеть рядом с таким парнем, как Лёшка? Амёба. У бабки своей ,наверное, платье это выцыганила. И туфли черные. Летом-то? И, о, боже, я сейчас сгорю от стыда - огромные белые банты. Ебанутое создание. Мама-то хоть у неё есть, или сестра какая, чтоб подсказали? Да , господи, элементарное зеркало -то хоть у неё есть? А Лёша тоже. Мудак. Хоть бы банты с неё снял. Тихий ужас.
 
- Ну чо, Свет, поздравляю что-ли? Отмучились? 
 
- Да грустно, Лёш. Школа. Смотри как Галина Сергеевна наша постарела сразу. Плакала так сильно она. 
- Ну да. Грустновато. Ты одна? 
- А с кем мне быть? 
- Слышал с Лёнькой ты? Ну как он? Лучше меня? 
- Лёш, иди к Насте? А?
 
***
Как всё удачно складывается-то. Даже не верится. У Светы непроизвольно задергался левый глаз и она прикрыла его ладошкой, испугавшись, что кто-то увидит. 
 
Света незаметно взяла со стола две бутылки красного вина, два апельсина, заботливо уложила их в пакет и подошла к Насте. 
- Пойдем погуляем? На пляж сходим, поговорим, Лёше не до тебя. Видишь, отмечают. Взрослая жизнь началась, ишь ты. Мужики. 
- Пойдём, тут недалеко ведь? Я город ещё плохо знаю.
 
На речке оказалось зябко. Хотя вода была как парное молоко. 
- Давай искупнемся, Настюха? Ой, подожди, я же выпить взяла. Давай. За вашу любовь, за окончание школы. Настя, пей давай. Хорошее вино. Спиздила со стола. А чо? Зря что ли пятихатку сдавали? Своё пьём, блять. Вкусное? Давай ещё. Мальчики пьют, а нам что ли нельзя? Какие банты у тебя охуенные, Настя. Давай ещё. На, апельсинкой заешь.
- Светочка. Я уже пьяяяянааааяяяяя. Знаешь, Лёша хороший. Спасибо тебе за него. Он очень хорошо о тебе отзывается. Очень хорошо. 
- Да, Лёша хороший. Давай ещё. Сейчас мы выпьем. А потом пойдём купаться, да? Вот так, моя ты хорошая. Дай я тебя обниму.
 
От Насти пахло карамелью и сиренью. Странный запах. В одной из книг Света как-то вычитала, что человек перед смертью источает специфические запахи. Фруктовые. Цветочные. Сладкие, в общем. Человек чувствует смерть и реагирует вот такими запахами. Охрененно. Значит, Настя всё-таки умрет.
 
***
- Света. Ты Настю не видела? 
- Откуда мне знать где твоя Настя? Это же твоя Настя, а не моя, гыгыгы.
- Ты пьяная, Свет, а волосы почему мокрые? Где ты была? Где Настя я спрашиваю?
- Не знаю я где Настя твоя. Ищи.
 
Под утро всполошилась вся школа. Искали Настю по всем подвалам, на набережной, на свалках, сообщили в милицию. Прибежали Настины родители, стали орать на Лёху, - мы тебе доверили самое дорогое. А ты? А что он? Он отъебал вашу дочь и заодно и проебал. Ха-ха-ха! 
 
***
Не убивала я вашу дочь. Мудаки. И не топила. Не смогла я. Руки марать ещё. Эта корова тяжёлой оказалась, чтоб тащить на себе. Обмякла вся, как сволочь. Бомжам каким-то сдала, на берегу костер жгли. Может и выебали её. Может и убили. Странно, почему на набережной её не нашли? Очень странно.Даже жалко как-то, если убили. Да и хуй с ней.
 
***
Настю подобрала еврейская семья. Девятиэтажка на набережной стоит. Там почему-то одни евреи живут. Так и называли этот дом - "Израиль". Эта семья выглядывала с балкона свою дочку, тоже выпускницу, и увидели ползущее "нечто". Подумали, что это их чадо. Выбежали, ан нет. Не их чадо. Сжалились и подобрали. Положили в зале, на пол, на палас. Так и лежала на полу, разметавшись, без трусов, раскинув ноги, грязная и пьяная. Еврей позвонил куда надо и, о, счастье полные штаны - Настенька, пьянь подзаборная, бомжами оттраханная, ЖИВА!!!!!
 
Настя Свету не сдала, а может и не помнила ничего. В конце концов, в горло ей никто винище не заливал.
 
 
***
Света приехала на следующий вечер после выпускного к Игорю. К тому Игорю, который подвозил её как-то раз в дождливый вечер. 
- Какая ты красивая и ...взрослая, Светка. Останешься?
- Останусь, конечно! Я ... так люблю тебя. Я смогла забыть. Как ты и учил. Я переступила через это. Прости, что долго. Но я смогла. Я ещё нужна тебе?
 
Циферблат электронных часов показывал время- ноль-ноль-ноль-ноль. Начиналась новая жизнь. Света закрыла глаза. 
 
"На новом месте приснись жених невесте!" - прошептала Света. И постаралась сосредоточиться на том, что увидит, зажмурившись. 
 
***
 
- Настя, а давай твои банты , как кораблики, отправим в дальнее плавание? Давай?Снимай! Вот это твой кораблик. А это мой. Пошли. Давай подальше зайдём, где течение посильнее. Вот. Смотри, смотри, плывут. Урааааа!!!! Кораблики, плывут!!!
- Света, какая ты...добрая и хорошая...
- Ага, хорошая-хорошая...Дура я хорошая.
 
***
Света прижалась к Игорю. Обняла его крепко-крепко, что было сил.
- Люблю тебя, ты мой самый лучший! Никому меня не отдавай, слышишь?
- Не отдам, Свет. Спи, моя хорошая. Тебе нужно отдохнуть. 
 
***
Ни Света, ни Настя, не знали, что один белый кораблик сразу намок и утонул. А другой плыл долго-долго, пока его не прибило с речным мусором к берегу. Чей кораблик утонул так и неизвестно. Бантики не были помечены. Это ровным счетом ничего не значит. Не надо искать в этом зловещих смыслов. 
Хотя, если учесть, что Света погибла во время второй чеченской войны, помогая раненым выбираться из горящего БТР, то утонувший кораблик был, всё-таки, Светкин. 
 
 
Своим школьным годам посвящаю...
Рейтинг: +5 224 просмотра
Комментарии (4)
Игорь Кичапов # 12 октября 2012 в 03:34 +2
"Белые кораблики"..................
Сильно,жестко, как и все впрочем, что я знаю у Лолы..))
Удачи!
Лола Пунш # 12 октября 2012 в 12:27 +3
Игорь, спасибо большое! За всё!
Нина # 13 октября 2012 в 23:25 0
Так все неоднозначно здесь, как и сама жизнь. Плюсую от всей души. Спасибо за рассказ. buket4
Ольга Баранова # 14 октября 2012 в 00:38 0
Школа и Жизнь, школа жизни...
Лола, а Вы с творчеством Гай Германики не знакомы?
Удачи Вам!
Вдохновения и успехов!.

c0411