ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Концерт Рахманинова

 

Концерт Рахманинова

В Питере стоял пасмурный дождливый день: осенний, холодный, с пронизывающим ветром. За столом в уютном кафе при искусственном освещении шло обсуждение руководством двух конкурирующих фирм заключения договора с солидным прииском на севере страны по разработке технологии, проекта и сдачи в эксплуатацию двух станций по очистке сточных цианистых вод после золотодобычи. Заказ был очень солидным и ответственным, поэтому обе фирмы, после длительных раздумий, решили рассмотреть вариант совместного сотрудничества, дабы объединить потенциал фирм. Финансирование решили фирме «ОМЕГА» передать с учетом, что прибыль конечная распределится в соотношении 53/47. По вопросу единого технического руководства проектом к согласию не пришли и решили, что каждая фирма свою станцию очистки создаст с близкими параметрами по производительности, по собственной технологии. Интересная завязка получилась.

Технари компании в полном смысле жребий тянули для определения места расположения своих объектов. Чтоб завершить представительную часть сообщаю, что руководителем работ на «АКВАЗОНЕ» был определен Боровский Семен, на «ОМЕГЕ» – Ковалев Виктор. Еще, Семену достался дальний объект, в глуши можно сказать, рядом с прудами накопителями многолетних сточных неочищенных вод с прииска. И, наконец, Ковалев Виктор Павлович был доктором технических наук и мужем президентши фирмы «Омега» Софии Викторовны Ковалевой. Боровский же был всего практиком производственным, просто кустарем одиночкой своеобразным, как его коллеги окрестили, сам и технолог, и конструктор по эскизам, и мастер на все руки, не пьющий к тому еще. А вы думали, что перевелись мастера? Ничего подобного. Они просто немногословны и в политику не лезут, некогда им – работают. Да, последний в разводе состоял уже пару лет, бобылем щеголял.

*

Десант от фирм выехал к заказчику на прииски, где руководство после длительных торгов заключило договор с планом-графиком работ по станциям. Ковалев Виктор Павлович набрал большое количество отборов бутылей сточных вод на выходных колодцах со своего прииска и домой с женой вернулся. А там по классической схеме: лаборанты технологию отработают, конструктора спроектируют, а в мастерских сварганят установку и повезут монтировать в подготовленное помещение заказчика. На «Омеге» классные спецы подобраны, все могут сделать ребята, да и оплата солидная.

Семен же задержался на своем объекте надолго, чтобы вникнуть во все подробно, как он привык. Очень тщательно всю технологическую цепочку обошел, притом дважды и трижды. И, конечно, отметил у себя в блокноте целый ряд процессов без загрязнений цианистых, но сбрасываемых за кучу в общую трубу стоков, ибо другой приемной трубы просто не было. Главного инженера прииска Володина такая ревизия его производства раздражала, просил не лезть, куда не просят. У второго же пруда, куда стоки сливались, Семен попросил вагончик строительный ему поставить для размещения экспресс лаборатории и проведения анализов концентрации загрязнений онлайн в течение дня. Разнились показатели по времени, и довольно существенно. А далее он пригласил на работу несколько безработных женщин, которых обучил тестировать циан в стоках после окисления в небольшой пилотной установке, изготовленной им совместно с Василием Колпаковым. Колпакова ему участковый порекомендовал, как мастера на все руки, которого на работу не берут из-за криминального прошлого. Колпаков же в дальнейшем стал главной технической опорой Боровского при всех начинаниях.

После месячного анализа вариантов очистки сточных вод на опытной установке, Боровский пришел к мысли использовать на производство возвратную очищенную воду из отстойника многолетнего, ибо она более стабильна по составу, дешевле обойдется, и исчезнет необходимость в пруде-накопителе, как и забор питьевой воды дорогостоящей. Опыты с технологом многократно проводил, заключение ЦЗЛ выдало. А еще в думках у Семена появилась реальная программа: очистить воду из запущенного многолетнего накопителя по несложной технологии и слить ее во вновь созданный пруд для чистой воды. А туда сам бог велел рыбку запустить и тепличное хозяйство организовать рядом. Смету на новый пруд составил Колпаков и место прекрасное выбрал...

*

Задолбал вас я своей технической подробной выкладкой, может, хватит об этом, пора и о чувствах поведать героев, определиться, за что они боролись. Одни за карьеру кулаками пробивались насмерть, другие за грошами большими погнались, третьи за власть над подобными работали локтями. Эти все личностные цели толкают их на драчку по жизни, судьба близких и окружающих нипочем им.

Но, к счастью, есть и другие люди, их немного, правда, которые счастливы по жизни в борьбе за гармонию вокруг. Их чудаками считают, нередко пинают, но они упрямо что-то меняют к лучшему, таковы от природы, многих в лицо знаем.

Возвращаюсь к нашим баранам. Можно сказать, что процесс разложения циана отработала команда Боровского хорошо, оригинальный и малогабаритный реактор создали, и можно было бы приступить к финишной части – монтажу и запуску, кабы не масштабные планы оздоровления мертвой зоны, зародившиеся в голове Семена Боровского. Были испытаны и действовали прудик небольшой с подросшей рыбой в очищенной воде, теплица пленочная по выращиванию овощей и клубники действовала, последние уже урожай дали, лишь созревания ожидали. Жители поселка Верхнекутска активно, часто добровольно, участвовали в начинаниях эколога и поддерживали его. Все, конечно, компьютерами обзавелись, чтоб освоить необходимые знания по затеянной работе, запросов много делали. И все это в дыре непроглядной происходило, где просто интересно жить стало рядом с личностью. Но хозяйничают, к сожалению, повсюду совсем другие люди, и они решают судьбу того или иного начинания, увы.

После долгих колебаний наш герой сформулировал в официальной докладной свои предложения по комплексному решению очистки цианистых вод производства и прудов отстойников и созданию экологически чистой зоны в пределах территории Верхнекутска. Притом сроки монтажа и запуска сооружений прииска сохранялись неизменными. Нужно было лишь согласие руководства получить на использование промывки грунта загрязненного после извлечения золота водой из замкнутого цикла, а также необходимо было изыскать дополнительные средства на строительство водохранилища чистой воды и на оплату за реагенты по закрытию первого пруда старых сбросов. Сумма предварительного подсчета указанных работ невелика, сметы приложены. И, конечно, Семен вкратце изложил свое видение края в будущем, где люди будут востребованы интересной работой вокруг, жить в нормальных домах будут, культурно общаться вечерами и дышать чистым воздухом.

Докладная оперативно сработала, вызвав бурю негодования у всех руководителей с решающим правом голоса, задеты они были докладной. Как не печально, ратовало начальство, но специалиста необходимо осадить, не то может и народ взбудоражить своими выдумками.

На расширенном совещании по докладной Боровского были приглашены органы саннадзора, администрация Верхнекутска, руководство фирм «Омега», «Аквазон» и ведущие специалисты приисков. Главный инженер Володин вкратце изложил цель совещания, озвучил в мрачных тонах популийские планы Боровского, выразил опасения по реализации договора, предложил вернуться к первоначальному плану, отбросив все фантастические накладки разработчика. Выступающие специалисты заказчика и органов надзора положительно отзывались лишь по методике очистки вод, не касаясь вопросов затронутых в докладной. Президентша фирмы «ОМЕГА» Софья Викторовна в резкой и беспощадной форме разложила в пух и прах действия технического руководителя от «АКВАЗОНА», назвав его прожектером, неспособным довести начатое до конца и потратившим уйму времени на какую-то теплицу, карасей и другой чепухи, отвлекающих от главного. Указала далее, что борец за человечество практически срывает план запуска станции, пытаясь своей запиской прикрыть план. В заключение сказала, что начальство Боровского по уважительным причинам не прибыло, но она сама своей властью постарается поставить на место работника зарвавшегося и примет кардинальные меры... «Вы куда, Боровский? Как уезжаете? Я запрещаю... Вот видите, плевать ему на нас! Ушел… Да, типчик...»

Мэр города, Петровская Н.И.: - Добили человека, браво вам, госпожа президент. Вам-то и дело нет до оздоровления природы края нашего, главное для вас заказ выполнить и гроши получить, используя мозги таких специалистов, как Семен. Кстати, для сведения о нерадивом работнике: все тепличное оборудование, включая рассаду, Боровский на свои гроши покупал, я тому свидетель, ибо агрономику там веду, как специалист бывший. Но и ты, Володин Евгений Николаевич, в позу встал. Тебя что – город не касается, пусть травят нас эти пруды ядовитые... Не слышу, Женя, повтори…

Володин: Боровский, к сведению дамочки, установку закончил и мог бы уже запустить по техническому заданию нашему, но ему этого мало, поэтому застопорилось. Он меня уговаривал давно уже перейти на замкнутый цикл, я отказал... Нет, Нина Ивановна, Сеню отпустить никак нельзя... Конечно, могу с вами к нему поехать. Но что ему скажем-то сейчас? Соглашусь, пожалуй, при условии, что Боровский не уедет, была не была. Вам что делать спрашиваете, София Викторовна? Да ничего, пожалуй, акт приемки установки могу уже подписать, давно испытали и проверили... Претензий к Боровскому нет. С Ковалевской станцией просил бы тоже закруглиться. Тогда и поговорим подробнее о второй. Конечно, перегнули с Семеном вы, незаслуженно... Счастливого пути вам.

*

Боровский застал всю свою команду дома у себя, в сборном домике, что на высотке в лесу поставил при въезде. Домик бревенчатый лесничество соорудило Семену за решение вопроса с очисткой родника турбазы от сероводорода, взяв с него мизерную цену за работу. Мачтовая подстанция невдалеке стояла, поэтому электричеством был обеспечен сразу. Так вот, все сидели в ожидании решения совещания переживали за судьбу Боровского. Вошедший Семен остановился, всех внимательно оглядел и только сказать что-то хотел, открыв рот, как ворвавшиеся Петровская и Володин увели скандалиста в другую комнату, прикрыв дверь за собой. Через несколько минут высокие гости ушли, и в тишине ожидания прозвучал голос Семена:

- Василий Федорович, насос второго подъема запустили? Так, почему? К десяти, как штык, чтоб работал, поняли? Чему улыбаетесь, нос испачкал где, спрашиваете? Что, Люда? Головастики на гнилом пруду вылупились и лягушки заквакали? Жизнь пошла, значит, там у них! А у моста нет пока, говоришь… Жаль. И у нас все хорошо будет, увидите. А тепереча по домам, быстренько, до свидания... Отцу привет, Зина...

*

Буря, поднятая чудаком, кажется улеглась, все более или менее удовлетворены были результатом погашения конфликта, рабочий день кончился, пора было и на личную жизнь переключиться, которая у каждого сугубо своя, будь ты семейным или одиноким.

Конечно, тридцатичетырехлетнему Семену нравились некоторые женщины, останавливал иногда свой взгляд на них, пока не вспоминал бывшую, с которой ничего не сложилось, лишь упреки и скандалы ежедневные в памяти сохранились. Время было ужин готовить, но после бурного дня он решил пройтись немного, переключиться на природу. Летний вечер был обычным для их края: после очень даже теплого дня становилось свежо, ветерок дул холодный, луны не видно было, темень кругом, но звуки хорошо слышны. Поэтому Семен отличил, подходя к пруду, квакание немногочисленных лягушек в общем хоре ночных певунов. Он остановился на берегу пруда, присел на корточки и прокричал громко: «Красота!» В ответ услышал зов о помощи жалобный. Обогнув кустарник, он наткнулся на легковую автомашину, носовой частью в воду погруженную, а за ней уж пострадавшую приметил в луже прибрежной.

Первым делом Семен вытащил на берег обессиленную даму, которая громко стонала и кряхтела. Во-вторых, это была Ковалева, президентша «Омеги», которая свернула не туда по указателю дороги, к тому же еще правую ногу подвернула и встать не могла, и главное: насквозь мокрая, вся окоченевшая от холода, она дрожащими губами умоляла найти сумку в луже, там документы, смартфон и пр. Короче, Боровский вынужден был в лужу окунуться в поисках важной сумки, затем уже, и сам мокрый, нести на руках беспомощную подругу (в кавычках) до самого дома.

Часиков за восемь уже, на кухне в уютной обстановке ужинают наши герои, президентша в мужском просторном халате голубого цвета блистает от чистоты, волосы распущены, никакого макияжа, природа одна, удачная надо сказать. Он в спортивном костюме суетится с едой.

Ковалева: - Семен Данилович, спасибо вам за все, что для меня сделали. И за перенос беспомощной дуры, что не туда заехала, за медпомощь с вывихом и массажем судорог правой ноги, от которых чуть не померла, за теплый прием и возвращение к жизни. Думала – конец наступил. Как, что искала? Хотела вас найти, чтоб разобраться с ситуацией, помочь хотела, поняла, что сгоряча ляпнула. Уже не надо, считаете, без меня обошлись? Хорошо тогда. Володин согласился, и Петровская? Сами приезжали, договорились? Меня, значит, вежливо отстранили. Жаль... Зря, значит, старалась. Поняла все. Сделайте милость, в гостиницу хочу, отвезите? Как нет, а где же мне ночевать, Семен Данилович? В одной постели с вами что ли? Ах, не по вкусу я вам, поэтому в лаборатории спать будете… Отлично. Утречком исчезну, не переживайте...

*

Утро выдалось пасмурным и дождливым, да и ночью шел беспрерывно ливень, поэтому в квартире было холодновато и темно. Постучался Боровский, поздоровался и услышал мрачный ответ, что нога опухла, и ходить она не может самостоятельно, просила в аэропорт как-то отправить. Ее же пока завтракать пригласили, в туалет свели, на кухню помогли добраться, где было светло, тепло и пахло вкусным. Над печкой висела веревка с вещами гостьи. Завтракали с удовольствием, молча, даже улыбнулись пару раз при упоминании о невезучести Софьи Викторовны в Верхнекутске. От врача Ковалева отказалась, просила теплую ванночку для ноги сделать, на массаж согласилась, но чувствовала себя виновной своим положением обузы. Он что-то примирительное пробурчал, устроил ее на диване удобно, укрыл тепло, журналы натащил, сам оделся и часа на два работать пошел, запретив гостье одной по лесу гулять в его отсутствие.

Проснулась София от аппетитных запахов жареного мяса, живых огурцов, жареной картошки и другой вкуснятины. Ковалева быстренько переоделась, прибралась и опять попросила в аэропорт отвезти после обеда, ибо затянулось неприличие… Увы, стоял туман, пояснили ей, поэтому велено было и далее дать ногам отдых, пообещали к утру машину восстановить. А что касается того, что еще на одну ночь ей постель уступят, то это вынужденное, и гостья почти не беспокоит его… Вечером же постарается ей внимание уделить, и все будет хорошо, пообещал хозяин, а утром уже, надеется все ОК будет.

Вернувшегося с работы Боровского Софья встретила с ожиданием, попросив его выслушать ее по некоторым вопросам экологии края, которые надумала здесь, посреди загубленной природы. Да не счетовод она удачный, как ее этот умник, Семен, обзывает, а кандидат наук по экономике, которая в Лондоне защитилась. Не рубль во главе угла поставила, и комплименты его ни к чему ей, сама знает себе цену. «Так вот»... И она заставила себя выслушать. Семен для себя вынужден был отметить, что головка у Софьи не только ладно сидит на плечиках, но способна еще и мыслить масштабно и логично.

Софья Викторовна на бумаге намазюкала два больших квадрата, соединив их жирными линиями, трубопроводами, как она пояснила. Первый квадрат – это производство, которое потребляет воду и загрязняет ее. Второй квадрат – это спец производство, которое очищает воду и подает ее повторно на производство. Таким образом, квадрат один производит продукцию, но никакой очисткой не занимается. Этим заняты квалифицированные спецы второго объекта с приборами контроля. Плюсы она явно видит, поэтому готова рассмотреть вопрос по созданию предприятия очистки вод в этом крае. Для экономической раскладки ей понадобятся многие данные по себестоимости очистки видов вод с учетом технологии, оборудования и всего прочего по восстановлению погубленного в природе.

Боровский ей поведал, что такие модели действуют в некоторых странах, можно запросить информацию. Что же касается конкретно этого края, то он готов Ковалевой помощь оказать, если ее намерения серьезны, но с завтрашнего дня, ибо голоден сейчас. Еще Семен пригласил гостью на концерт в двадцать один ноль-ноль и просил не опаздывать со сборами.

Без чего-то девять Семен в белой рубашке, причесанный постучался к Ковалевой и пригласил в дальнюю комнату пройти, в кабинет свой. Это была квадратная комната, напичканная книгами, с большущим телевизором на стене и уютным диваном. На сидении справа букетик лесных цветов красовался. Раздался вскоре, в полном смысле, третий звонок, как в театре, и наши герои при современной технике ощутили себя зрителями большого концертного зала в Вене, где исполнялось произведение Рахманинова, второй выдающийся концерт его. «Вот это эффект присутствия на концерте, молодцы, что такое создали», – отметила про себя Ковалева.

Софию, конечно, очаровала прекрасная музыка, обстановка, запах цветов и реакция соседа, который воспринимал музыку очень близко, по лицу видно было, по выражению глаз, по мимике, в конце концов. Ни одного слова не произнес он до антракта. Да, антракт был, даме конфеты, водички предложили, к окну подвели. Спросили ее еще про массивный проект, что президентша предложила, о причинах его зарождения и на кого рассчитан в реализации, если не секрет. Нет, не секрет ответила дама. Как деловая женщина, которую судьба свела с таким уникальным человеком, как Семен, она решила воспользоваться случаем оказать содействие в реализации планов этого, от бога, специалиста. Ей со стороны виднее, поэтому пусть не скромничает... Да, она тоже слышала гудок. Скайп ожил, включили его. На экране крупным планом женщина, которая печальным голосом сообщает:

- Сеня, здравствуй, вижу тебя. Да, мрачные вести. После операции мама из комы не вышла и шансы вернуться к жизни все меньше, как доктор говорит. Тебе стоит приехать, братик, может застанешь еще... Утром вылетаешь? Хорошо. Пока...

Софию проводили в соседнюю комнату, извинились и без слов удалились. Печаль, казалось, окутала весь дом, особо хозяина, который аж почернел весь, губы дрожали, поник весь.

Выключив свет у себя, Ковалева заприметила через окно белую рубашку на ступеньках вагона-лаборатории. Долго смотрела на это пятно, но оно не исчезало. Когда же дождик накрапывать стал, во двор Софа пошла и Семена домой повела, уложила на диван, укрыла, села рядом, рукой его плеча коснулась и тихо заговорила:

- Уход матери из жизни – страшное горе для детей, по себе знаю, сама испытала это шесть лет назад. Крепитесь, Семен, дай бог вам сил и выдержки и помните, что в моем лице вы имеете истинного друга, готового на помощь... Я впервые так предлагаю... Чем больше познаю вас, тем больше сожалею, что ранее не встретила... Не молчите, плачьте, кричите на меня, ну... А может еще все обойдется, приедете, а мама... что? Мобильник ваш звонит? Нашла, возьмите. Как? Мама ожила, значит, я же говорила, Семочка, что все хорошо будет! Счастье-то какое. Все одно к ней летите? Правильно. Все, поцелую на радостях и... Отпустите меня, Сеня, руки уберите, не надо этого... слышите, очень прошу... отпустить... закричу сейчас...

Не закричала.

- Чего уж каяться сейчас, Семен, помолчим немного, переварим. Да и я не святая, коль... Виноваты оба. Ко мне подвинься, еще чуть, и поспи, три часа осталось. Вот девка, голову потеряла… И где? В глуши, с типом этаким. Нет, ты помолчи, постарался уже, тихоня.

*

Питер. Обычный пасмурный дождливый день, квартира Софьи Викторовны. За столом у компьютера хозяйка по клавишам постукивает, звонит телефон:

- Локтева слушает. Здравствуйте, Нина Ивановна, узнала и рада слышать вас. Повторите. Не молчу, перевариваю. Спасибо, что позвонили, конечно, участвую, мой представитель у вас. Стоит ли мне, зачем? Что вы сказали? Безногий он, на протезах, о боже... Как же он… Держится, говорите, худющий только… Буду непременно.

*

Уютный зал заседания головного предприятия заполнен до отвала, в президиуме высокие гости, специалисты. Проверили постукиванием микрофон, водичку расставили, телевизионщики аппаратуру настроили, чихнули громко, затем тихо стало.

Моложавый губернатор открыл совещание с необычной повесткой: «Природа и мы». Он вкратце изложил печальное состояние природы, окружающей нас, как следствие человеческой деятельности неразумной. Сжато остановился на достижениях небольших в области экологии в крае и, наконец, пояснил цель совещания и причины присутствия его здесь. Он пояснил собравшимся, что сегодня рассматриваться будет не отдельный эпизод очистки на технологическом процессе, а комплексное решение очистки всех загрязнений производства промышленности региона, и решить хотят эту проблему в специализированной фирме без каких-либо выбросов в отвал с сохранением инфраструктуры промзоны.

Губернатор представил сидящим вновь назначенного главного эколога Верхнекутска Боровского Семена, который, надеется, оправдает доверие. Далее, сообщил губернатор, микрофон передается Боровскому Семену, который подробно изложит положение с разработчиками.

Боровский: - На рассмотрение в комиссию поступили шесть заявок на конкурс, сидящим в зале краткую информацию о них раздали. Новизной и качеством выделяется лишь проект фирмы «VITA», который более предпочтителен для города нашего. Жаль, что руководитель фирмы отсутствует сегодня, ибо к ним имеются серьезные претензии по финансовым раскладкам, по кадрам и, простите, нравственному вопросу. Да, нравственность соблюдать надо в работе всегда, а тут полный плагиат, он автора знавал проекта… и стыдно ему...

Губернатор: - Вот записка поступила от Локтевой, приехала только, слово просит.

Боровский: - Прекрасно, пусть выходит, в глаза ее посмотреть желаю, как такое сот…

Через зал быстрой походкой к трибунке подходит женщина с ребенком на руках.

- Простите, господин губернатор, и вы, уважаемые, Локтева я, фирма «VITA». Прямо с самолета, мать одиночка, поэтому с ребенком, не с кем оставить. Да слышала упреки... Сейчас… водички дайте, язык присох... Спасибо. Ты, Семен, не знал, кто Локтева такая? Узнаешь? Все узнаешь, ничего не скрою, и про мораль скажу. Начну с финансов... Вот папка, счет открыт, можно начинать, свои вложила, господин губернатор. О кадрах говорить не буду, недостоин он... Но на него ставку делала, на этого... моралиста. Более года не отвечал на мои... смс-ки, письма, звонки и др. Пыталась сообщить, что жду ребенка, помощь нужна, ноль внимания. О нравственности заговорил... Что? Простите, на личное съехала, женщина я... Сема, ты чего, не надо, слышишь, не буду тебе морду бить, как просишь. На, держи сына своего. К безногому приехала, насовсем, как узнала… Извините нас… Переплелось у нас…

Губернатор: - Значит « VITA» природу нашего края восстановит, как поняли мы. Удачное, думаю, решение. Нина Ивановна, вы говорили, что одинок Боровский, скрывал тщательно, значит, свою красавицу. На свадьбу пригласите непременно, как определитесь. Провожать меня не надо, Семен, счастья тебе.

*

Догадалась, как видишь, что здесь возишься, настраиваешь аппаратуру. Вот, держи рубашки белые, пять штук тебе купила, галстуки. Конечно, и себе наряд для концерта взяла, а то выглядела не очень среди этой публики тогда. Сегодня продолжение Рахманинова будет, что недосмотрели ... Настроил? Дай поцелую за это. Руки не распускай очень,сядь. Ах, прощения еще раз просишь и меня в жены сватаешь,поняла. А за что меня выбрал поясни,Сеня,знать должна. Ну,ну,смелее,еще..Убедил,знаешь,согласна я.

© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0216227

от 21 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216227 выдан для произведения:

В Питере стоял пасмурный дождливый день: осенний, холодный, с пронизывающим ветром. За столом в уютном кафе при искусственном освещении шло обсуждение руководством двух конкурирующих фирм заключения договора с солидным прииском на севере страны по разработке технологии, проекта и сдачи в эксплуатацию двух станций по очистке сточных цианистых вод после золотодобычи. Заказ был очень солидным и ответственным, поэтому обе фирмы, после длительных раздумий, решили рассмотреть вариант совместного сотрудничества, дабы объединить потенциал фирм. Финансирование решили фирме «ОМЕГА» передать с учетом, что прибыль конечная распределится в соотношении 53/47. По вопросу единого технического руководства проектом к согласию не пришли и решили, что каждая фирма свою станцию очистки создаст с близкими параметрами по производительности, по собственной технологии. Интересная завязка получилась.

Технари компании в полном смысле жребий тянули для определения места расположения своих объектов. Чтоб завершить представительную часть сообщаю, что руководителем работ на «АКВАЗОНЕ» был определен Боровский Семен, на «ОМЕГЕ» – Ковалев Виктор. Еще, Семену достался дальний объект, в глуши можно сказать, рядом с прудами накопителями многолетних сточных неочищенных вод с прииска. И, наконец, Ковалев Виктор Павлович был доктором технических наук и мужем президентши фирмы «Омега» Софии Викторовны Ковалевой. Боровский же был всего практиком производственным, просто кустарем одиночкой своеобразным, как его коллеги окрестили, сам и технолог, и конструктор по эскизам, и мастер на все руки, не пьющий к тому еще. А вы думали, что перевелись мастера? Ничего подобного. Они просто немногословны и в политику не лезут, некогда им – работают. Да, последний в разводе состоял уже пару лет, бобылем щеголял.

*

Десант от фирм выехал к заказчику на прииски, где руководство после длительных торгов заключило договор с планом-графиком работ по станциям. Ковалев Виктор Павлович набрал большое количество отборов бутылей сточных вод на выходных колодцах со своего прииска и домой с женой вернулся. А там по классической схеме: лаборанты технологию отработают, конструктора спроектируют, а в мастерских сварганят установку и повезут монтировать в подготовленное помещение заказчика. На «Омеге» классные спецы подобраны, все могут сделать ребята, да и оплата солидная.

Семен же задержался на своем объекте надолго, чтобы вникнуть во все подробно, как он привык. Очень тщательно всю технологическую цепочку обошел, притом дважды и трижды. И, конечно, отметил у себя в блокноте целый ряд процессов без загрязнений цианистых, но сбрасываемых за кучу в общую трубу стоков, ибо другой приемной трубы просто не было. Главного инженера прииска Володина такая ревизия его производства раздражала, просил не лезть, куда не просят. У второго же пруда, куда стоки сливались, Семен попросил вагончик строительный ему поставить для размещения экспресс лаборатории и проведения анализов концентрации загрязнений онлайн в течение дня. Разнились показатели по времени, и довольно существенно. А далее он пригласил на работу несколько безработных женщин, которых обучил тестировать циан в стоках после окисления в небольшой пилотной установке, изготовленной им совместно с Василием Колпаковым. Колпакова ему участковый порекомендовал, как мастера на все руки, которого на работу не берут из-за криминального прошлого. Колпаков же в дальнейшем стал главной технической опорой Боровского при всех начинаниях.

После месячного анализа вариантов очистки сточных вод на опытной установке, Боровский пришел к мысли использовать на производство возвратную очищенную воду из отстойника многолетнего, ибо она более стабильна по составу, дешевле обойдется, и исчезнет необходимость в пруде-накопителе, как и забор питьевой воды дорогостоящей. Опыты с технологом многократно проводил, заключение ЦЗЛ выдало. А еще в думках у Семена появилась реальная программа: очистить воду из запущенного многолетнего накопителя по несложной технологии и слить ее во вновь созданный пруд для чистой воды. А туда сам бог велел рыбку запустить и тепличное хозяйство организовать рядом. Смету на новый пруд составил Колпаков и место прекрасное выбрал...

*

Задолбал вас я своей технической подробной выкладкой, может, хватит об этом, пора и о чувствах поведать героев, определиться, за что они боролись. Одни за карьеру кулаками пробивались насмерть, другие за грошами большими погнались, третьи за власть над подобными работали локтями. Эти все личностные цели толкают их на драчку по жизни, судьба близких и окружающих нипочем им.

Но, к счастью, есть и другие люди, их немного, правда, которые счастливы по жизни в борьбе за гармонию вокруг. Их чудаками считают, нередко пинают, но они упрямо что-то меняют к лучшему, таковы от природы, многих в лицо знаем.

Возвращаюсь к нашим баранам. Можно сказать, что процесс разложения циана отработала команда Боровского хорошо, оригинальный и малогабаритный реактор создали, и можно было бы приступить к финишной части – монтажу и запуску, кабы не масштабные планы оздоровления мертвой зоны, зародившиеся в голове Семена Боровского. Были испытаны и действовали прудик небольшой с подросшей рыбой в очищенной воде, теплица пленочная по выращиванию овощей и клубники действовала, последние уже урожай дали, лишь созревания ожидали. Жители поселка Верхнекутска активно, часто добровольно, участвовали в начинаниях эколога и поддерживали его. Все, конечно, компьютерами обзавелись, чтоб освоить необходимые знания по затеянной работе, запросов много делали. И все это в дыре непроглядной происходило, где просто интересно жить стало рядом с личностью. Но хозяйничают, к сожалению, повсюду совсем другие люди, и они решают судьбу того или иного начинания, увы.

После долгих колебаний наш герой сформулировал в официальной докладной свои предложения по комплексному решению очистки цианистых вод производства и прудов отстойников и созданию экологически чистой зоны в пределах территории Верхнекутска. Притом сроки монтажа и запуска сооружений прииска сохранялись неизменными. Нужно было лишь согласие руководства получить на использование промывки грунта загрязненного после извлечения золота водой из замкнутого цикла, а также необходимо было изыскать дополнительные средства на строительство водохранилища чистой воды и на оплату за реагенты по закрытию первого пруда старых сбросов. Сумма предварительного подсчета указанных работ невелика, сметы приложены. И, конечно, Семен вкратце изложил свое видение края в будущем, где люди будут востребованы интересной работой вокруг, жить в нормальных домах будут, культурно общаться вечерами и дышать чистым воздухом.

Докладная оперативно сработала, вызвав бурю негодования у всех руководителей с решающим правом голоса, задеты они были докладной. Как не печально, ратовало начальство, но специалиста необходимо осадить, не то может и народ взбудоражить своими выдумками.

На расширенном совещании по докладной Боровского были приглашены органы саннадзора, администрация Верхнекутска, руководство фирм «Омега», «Аквазон» и ведущие специалисты приисков. Главный инженер Володин вкратце изложил цель совещания, озвучил в мрачных тонах популийские планы Боровского, выразил опасения по реализации договора, предложил вернуться к первоначальному плану, отбросив все фантастические накладки разработчика. Выступающие специалисты заказчика и органов надзора положительно отзывались лишь по методике очистки вод, не касаясь вопросов затронутых в докладной. Президентша фирмы «ОМЕГА» Софья Викторовна в резкой и беспощадной форме разложила в пух и прах действия технического руководителя от «АКВАЗОНА», назвав его прожектером, неспособным довести начатое до конца и потратившим уйму времени на какую-то теплицу, карасей и другой чепухи, отвлекающих от главного. Указала далее, что борец за человечество практически срывает план запуска станции, пытаясь своей запиской прикрыть план. В заключение сказала, что начальство Боровского по уважительным причинам не прибыло, но она сама своей властью постарается поставить на место работника зарвавшегося и примет кардинальные меры... «Вы куда, Боровский? Как уезжаете? Я запрещаю... Вот видите, плевать ему на нас! Ушел… Да, типчик...»

Мэр города, Петровская Н.И.: - Добили человека, браво вам, госпожа президент. Вам-то и дело нет до оздоровления природы края нашего, главное для вас заказ выполнить и гроши получить, используя мозги таких специалистов, как Семен. Кстати, для сведения о нерадивом работнике: все тепличное оборудование, включая рассаду, Боровский на свои гроши покупал, я тому свидетель, ибо агрономику там веду, как специалист бывший. Но и ты, Володин Евгений Николаевич, в позу встал. Тебя что – город не касается, пусть травят нас эти пруды ядовитые... Не слышу, Женя, повтори…

Володин: Боровский, к сведению дамочки, установку закончил и мог бы уже запустить по техническому заданию нашему, но ему этого мало, поэтому застопорилось. Он меня уговаривал давно уже перейти на замкнутый цикл, я отказал... Нет, Нина Ивановна, Сеню отпустить никак нельзя... Конечно, могу с вами к нему поехать. Но что ему скажем-то сейчас? Соглашусь, пожалуй, при условии, что Боровский не уедет, была не была. Вам что делать спрашиваете, София Викторовна? Да ничего, пожалуй, акт приемки установки могу уже подписать, давно испытали и проверили... Претензий к Боровскому нет. С Ковалевской станцией просил бы тоже закруглиться. Тогда и поговорим подробнее о второй. Конечно, перегнули с Семеном вы, незаслуженно... Счастливого пути вам.

*

Боровский застал всю свою команду дома у себя, в сборном домике, что на высотке в лесу поставил при въезде. Домик бревенчатый лесничество соорудило Семену за решение вопроса с очисткой родника турбазы от сероводорода, взяв с него мизерную цену за работу. Мачтовая подстанция невдалеке стояла, поэтому электричеством был обеспечен сразу. Так вот, все сидели в ожидании решения совещания переживали за судьбу Боровского. Вошедший Семен остановился, всех внимательно оглядел и только сказать что-то хотел, открыв рот, как ворвавшиеся Петровская и Володин увели скандалиста в другую комнату, прикрыв дверь за собой. Через несколько минут высокие гости ушли, и в тишине ожидания прозвучал голос Семена:

- Василий Федорович, насос второго подъема запустили? Так, почему? К десяти, как штык, чтоб работал, поняли? Чему улыбаетесь, нос испачкал где, спрашиваете? Что, Люда? Головастики на гнилом пруду вылупились и лягушки заквакали? Жизнь пошла, значит, там у них! А у моста нет пока, говоришь… Жаль. И у нас все хорошо будет, увидите. А тепереча по домам, быстренько, до свидания... Отцу привет, Зина...

*

Буря, поднятая чудаком, кажется улеглась, все более или менее удовлетворены были результатом погашения конфликта, рабочий день кончился, пора было и на личную жизнь переключиться, которая у каждого сугубо своя, будь ты семейным или одиноким.

Конечно, тридцатичетырехлетнему Семену нравились некоторые женщины, останавливал иногда свой взгляд на них, пока не вспоминал бывшую, с которой ничего не сложилось, лишь упреки и скандалы ежедневные в памяти сохранились. Время было ужин готовить, но после бурного дня он решил пройтись немного, переключиться на природу. Летний вечер был обычным для их края: после очень даже теплого дня становилось свежо, ветерок дул холодный, луны не видно было, темень кругом, но звуки хорошо слышны. Поэтому Семен отличил, подходя к пруду, квакание немногочисленных лягушек в общем хоре ночных певунов. Он остановился на берегу пруда, присел на корточки и прокричал громко: «Красота!» В ответ услышал зов о помощи жалобный. Обогнув кустарник, он наткнулся на легковую автомашину, носовой частью в воду погруженную, а за ней уж пострадавшую приметил в луже прибрежной.

Первым делом Семен вытащил на берег обессиленную даму, которая громко стонала и кряхтела. Во-вторых, это была Ковалева, президентша «Омеги», которая свернула не туда по указателю дороги, к тому же еще правую ногу подвернула и встать не могла, и главное: насквозь мокрая, вся окоченевшая от холода, она дрожащими губами умоляла найти сумку в луже, там документы, смартфон и пр. Короче, Боровский вынужден был в лужу окунуться в поисках важной сумки, затем уже, и сам мокрый, нести на руках беспомощную подругу (в кавычках) до самого дома.

Часиков за восемь уже, на кухне в уютной обстановке ужинают наши герои, президентша в мужском просторном халате голубого цвета блистает от чистоты, волосы распущены, никакого макияжа, природа одна, удачная надо сказать. Он в спортивном костюме суетится с едой.

Ковалева: - Семен Данилович, спасибо вам за все, что для меня сделали. И за перенос беспомощной дуры, что не туда заехала, за медпомощь с вывихом и массажем судорог правой ноги, от которых чуть не померла, за теплый прием и возвращение к жизни. Думала – конец наступил. Как, что искала? Хотела вас найти, чтоб разобраться с ситуацией, помочь хотела, поняла, что сгоряча ляпнула. Уже не надо, считаете, без меня обошлись? Хорошо тогда. Володин согласился, и Петровская? Сами приезжали, договорились? Меня, значит, вежливо отстранили. Жаль... Зря, значит, старалась. Поняла все. Сделайте милость, в гостиницу хочу, отвезите? Как нет, а где же мне ночевать, Семен Данилович? В одной постели с вами что ли? Ах, не по вкусу я вам, поэтому в лаборатории спать будете… Отлично. Утречком исчезну, не переживайте...

*

Утро выдалось пасмурным и дождливым, да и ночью шел беспрерывно ливень, поэтому в квартире было холодновато и темно. Постучался Боровский, поздоровался и услышал мрачный ответ, что нога опухла, и ходить она не может самостоятельно, просила в аэропорт как-то отправить. Ее же пока завтракать пригласили, в туалет свели, на кухню помогли добраться, где было светло, тепло и пахло вкусным. Над печкой висела веревка с вещами гостьи. Завтракали с удовольствием, молча, даже улыбнулись пару раз при упоминании о невезучести Софьи Викторовны в Верхнекутске. От врача Ковалева отказалась, просила теплую ванночку для ноги сделать, на массаж согласилась, но чувствовала себя виновной своим положением обузы. Он что-то примирительное пробурчал, устроил ее на диване удобно, укрыл тепло, журналы натащил, сам оделся и часа на два работать пошел, запретив гостье одной по лесу гулять в его отсутствие.

Проснулась София от аппетитных запахов жареного мяса, живых огурцов, жареной картошки и другой вкуснятины. Ковалева быстренько переоделась, прибралась и опять попросила в аэропорт отвезти после обеда, ибо затянулось неприличие… Увы, стоял туман, пояснили ей, поэтому велено было и далее дать ногам отдых, пообещали к утру машину восстановить. А что касается того, что еще на одну ночь ей постель уступят, то это вынужденное, и гостья почти не беспокоит его… Вечером же постарается ей внимание уделить, и все будет хорошо, пообещал хозяин, а утром уже, надеется все ОК будет.

Вернувшегося с работы Боровского Софья встретила с ожиданием, попросив его выслушать ее по некоторым вопросам экологии края, которые надумала здесь, посреди загубленной природы. Да не счетовод она удачный, как ее этот умник, Семен, обзывает, а кандидат наук по экономике, которая в Лондоне защитилась. Не рубль во главе угла поставила, и комплименты его ни к чему ей, сама знает себе цену. «Так вот»... И она заставила себя выслушать. Семен для себя вынужден был отметить, что головка у Софьи не только ладно сидит на плечиках, но способна еще и мыслить масштабно и логично.

Софья Викторовна на бумаге намазюкала два больших квадрата, соединив их жирными линиями, трубопроводами, как она пояснила. Первый квадрат – это производство, которое потребляет воду и загрязняет ее. Второй квадрат – это спец производство, которое очищает воду и подает ее повторно на производство. Таким образом, квадрат один производит продукцию, но никакой очисткой не занимается. Этим заняты квалифицированные спецы второго объекта с приборами контроля. Плюсы она явно видит, поэтому готова рассмотреть вопрос по созданию предприятия очистки вод в этом крае. Для экономической раскладки ей понадобятся многие данные по себестоимости очистки видов вод с учетом технологии, оборудования и всего прочего по восстановлению погубленного в природе.

Боровский ей поведал, что такие модели действуют в некоторых странах, можно запросить информацию. Что же касается конкретно этого края, то он готов Ковалевой помощь оказать, если ее намерения серьезны, но с завтрашнего дня, ибо голоден сейчас. Еще Семен пригласил гостью на концерт в двадцать один ноль-ноль и просил не опаздывать со сборами.

Без чего-то девять Семен в белой рубашке, причесанный постучался к Ковалевой и пригласил в дальнюю комнату пройти, в кабинет свой. Это была квадратная комната, напичканная книгами, с большущим телевизором на стене и уютным диваном. На сидении справа букетик лесных цветов красовался. Раздался вскоре, в полном смысле, третий звонок, как в театре, и наши герои при современной технике ощутили себя зрителями большого концертного зала в Вене, где исполнялось произведение Рахманинова, второй выдающийся концерт его. «Вот это эффект присутствия на концерте, молодцы, что такое создали», – отметила про себя Ковалева.

Софию, конечно, очаровала прекрасная музыка, обстановка, запах цветов и реакция соседа, который воспринимал музыку очень близко, по лицу видно было, по выражению глаз, по мимике, в конце концов. Ни одного слова не произнес он до антракта. Да, антракт был, даме конфеты, водички предложили, к окну подвели. Спросили ее еще про массивный проект, что президентша предложила, о причинах его зарождения и на кого рассчитан в реализации, если не секрет. Нет, не секрет ответила дама. Как деловая женщина, которую судьба свела с таким уникальным человеком, как Семен, она решила воспользоваться случаем оказать содействие в реализации планов этого, от бога, специалиста. Ей со стороны виднее, поэтому пусть не скромничает... Да, она тоже слышала гудок. Скайп ожил, включили его. На экране крупным планом женщина, которая печальным голосом сообщает:

- Сеня, здравствуй, вижу тебя. Да, мрачные вести. После операции мама из комы не вышла и шансы вернуться к жизни все меньше, как доктор говорит. Тебе стоит приехать, братик, может застанешь еще... Утром вылетаешь? Хорошо. Пока...

Софию проводили в соседнюю комнату, извинились и без слов удалились. Печаль, казалось, окутала весь дом, особо хозяина, который аж почернел весь, губы дрожали, поник весь.

Выключив свет у себя, Ковалева заприметила через окно белую рубашку на ступеньках вагона-лаборатории. Долго смотрела на это пятно, но оно не исчезало. Когда же дождик накрапывать стал, во двор Софа пошла и Семена домой повела, уложила на диван, укрыла, села рядом, рукой его плеча коснулась и тихо заговорила:

- Уход матери из жизни – страшное горе для детей, по себе знаю, сама испытала это шесть лет назад. Крепитесь, Семен, дай бог вам сил и выдержки и помните, что в моем лице вы имеете истинного друга, готового на помощь... Я впервые так предлагаю... Чем больше познаю вас, тем больше сожалею, что ранее не встретила... Не молчите, плачьте, кричите на меня, ну... А может еще все обойдется, приедете, а мама... что? Мобильник ваш звонит? Нашла, возьмите. Как? Мама ожила, значит, я же говорила, Семочка, что все хорошо будет! Счастье-то какое. Все одно к ней летите? Правильно. Все, поцелую на радостях и... Отпустите меня, Сеня, руки уберите, не надо этого... слышите, очень прошу... отпустить... закричу сейчас...

Не закричала.

- Чего уж каяться сейчас, Семен, помолчим немного, переварим. Да и я не святая, коль... Виноваты оба. Ко мне подвинься, еще чуть, и поспи, три часа осталось. Вот девка, голову потеряла… И где? В глуши, с типом этаким. Нет, ты помолчи, постарался уже, тихоня.

*

Питер. Обычный пасмурный дождливый день, квартира Софьи Викторовны. За столом у компьютера хозяйка по клавишам постукивает, звонит телефон:

- Локтева слушает. Здравствуйте, Нина Ивановна, узнала и рада слышать вас. Повторите. Не молчу, перевариваю. Спасибо, что позвонили, конечно, участвую, мой представитель у вас. Стоит ли мне, зачем? Что вы сказали? Безногий он, на протезах, о боже... Как же он… Держится, говорите, худющий только… Буду непременно.

*

Уютный зал заседания головного предприятия заполнен до отвала, в президиуме высокие гости, специалисты. Проверили постукиванием микрофон, водичку расставили, телевизионщики аппаратуру настроили, чихнули громко, затем тихо стало.

Моложавый губернатор открыл совещание с необычной повесткой: «Природа и мы». Он вкратце изложил печальное состояние природы, окружающей нас, как следствие человеческой деятельности неразумной. Сжато остановился на достижениях небольших в области экологии в крае и, наконец, пояснил цель совещания и причины присутствия его здесь. Он пояснил собравшимся, что сегодня рассматриваться будет не отдельный эпизод очистки на технологическом процессе, а комплексное решение очистки всех загрязнений производства промышленности региона, и решить хотят эту проблему в специализированной фирме без каких-либо выбросов в отвал с сохранением инфраструктуры промзоны.

Губернатор представил сидящим вновь назначенного главного эколога Верхнекутска Боровского Семена, который, надеется, оправдает доверие. Далее, сообщил губернатор, микрофон передается Боровскому Семену, который подробно изложит положение с разработчиками.

Боровский: - На рассмотрение в комиссию поступили шесть заявок на конкурс, сидящим в зале краткую информацию о них раздали. Новизной и качеством выделяется лишь проект фирмы «VITA», который более предпочтителен для города нашего. Жаль, что руководитель фирмы отсутствует сегодня, ибо к ним имеются серьезные претензии по финансовым раскладкам, по кадрам и, простите, нравственному вопросу. Да, нравственность соблюдать надо в работе всегда, а тут полный плагиат, он автора знавал проекта… и стыдно ему...

Губернатор: - Вот записка поступила от Локтевой, приехала только, слово просит.

Боровский: - Прекрасно, пусть выходит, в глаза ее посмотреть желаю, как такое сот…

Через зал быстрой походкой к трибунке подходит женщина с ребенком на руках.

- Простите, господин губернатор, и вы, уважаемые, Локтева я, фирма «VITA». Прямо с самолета, мать одиночка, поэтому с ребенком, не с кем оставить. Да слышала упреки... Сейчас… водички дайте, язык присох... Спасибо. Ты, Семен, не знал, кто Локтева такая? Узнаешь? Все узнаешь, ничего не скрою, и про мораль скажу. Начну с финансов... Вот папка, счет открыт, можно начинать, свои вложила, господин губернатор. О кадрах говорить не буду, недостоин он... Но на него ставку делала, на этого... моралиста. Более года не отвечал на мои... смс-ки, письма, звонки и др. Пыталась сообщить, что жду ребенка, помощь нужна, ноль внимания. О нравственности заговорил... Что? Простите, на личное съехала, женщина я... Сема, ты чего, не надо, слышишь, не буду тебе морду бить, как просишь. На, держи сына своего. К безногому приехала, насовсем, как узнала… Извините нас… Переплелось у нас…

Губернатор: - Значит « VITA» природу нашего края восстановит, как поняли мы. Удачное, думаю, решение. Нина Ивановна, вы говорили, что одинок Боровский, скрывал тщательно, значит, свою красавицу. На свадьбу пригласите непременно, как определитесь. Провожать меня не надо, Семен, счастья тебе.

*

Догадалась, как видишь, что здесь возишься, настраиваешь аппаратуру. Вот, держи рубашки белые, пять штук тебе купила, галстуки. Конечно, и себе наряд для концерта взяла, а то выглядела не очень среди этой публики тогда. Сегодня продолжение Рахманинова будет, что недосмотрели ... Настроил? Дай поцелую за это. Руки не распускай очень,сядь. Ах, прощения еще раз просишь и меня в жены сватаешь,поняла. А за что меня выбрал поясни,Сеня,знать должна. Ну,ну,смелее,еще..Убедил,знаешь,согласна я.

Рейтинг: 0 143 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!