ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → КОЛЬКИНЫ ЗАБАВЫ -3

 

КОЛЬКИНЫ ЗАБАВЫ -3

7 сентября 2013 - Василий Храмцов
                 ВАЛЬКА-КИНОМЕХАНИК
После семилетки Иван поступил в техникум механизации и электрификации сельского хозяйства и домой приезжал только один раз в году на летние каникулы. Интересовался, кто из одноклассников где находится. После получения диплома его сразу призвали на службу в армию. И прослужил он три года и три месяца без отпуска. К этому времени маленькие девочки-подростки стали невестами. Была «Хрущевская оттепель», и в селе становилось жить интереснее. В колхозе появился достаток. Бригады строителей возводили помещения для животноводства, строили новую просторную школу. В клубе чуть ли не каждый день бывали танцы и кинофильмы.
Иван Озеров не пропускал ни танцев, ни кино. После возвращения со службы работал он электромехаником в колхозе. Колька Щербатов окончил институт и был главным инженером на элеваторе в райцентре. Витька Амосов стал участковым милиционером в своем селе. Сергей Погорелов работал где-то на железной дороге. Ленька Симаков выучился на агронома и уже женился. Изредка одноклассники встречались то в клубе, то по случаю, иными словами, поддерживали знакомство. Но тесного общения между ними не было.
 Дизельная электростанция подавала электричество только утром и вечером. Воздушная проводка из алюминиевой проволоки, раскачиваясь на ветру, ломалась. Обрывы следовали один за другим. Устраняя неисправности, Иван иногда опаздывал к началу киносеанса. Тогда он заходил в аппаратную и смотрел фильм через окошечко киномеханика. Так и подружился с молодым киномехаником Валентиной Молотковой.
Это была веселая общительная девушка лет восемнадцати. На свою мизерную зарплату она содержала родителей. Как только Валентина получила место киномеханика в селе Крутой Яр, она сразу же перевезла сюда отца с матерью. Поселились они в освободившемся крохотном доме. Иван познакомился с ними, когда восстанавливал электропроводку. Были они небольшого роста и выглядели бледными и слабыми. Особенно отец, инвалид войны, носивший в своем теле несколько осколков снарядов. Он чуть ли не просвечивался насквозь. Оба были больны, а мужчина особенно сильно.
В отличие от них Валька была девицей крупной, статной, кровь с молоком. Румянец играл на ее щеках. Она не слыла красавицей, но все в ней было гармонично, так цельно, что она воспринималась как человек приятный и очень симпатичный. Глаза ее, слегка раскосые, всегда смеялись. С ней, искренней и непосредственной, легко было общаться, хотя в ней хорошо чувствовалась городская закваска. О таких говорят: палец в рот не клади.
Иван Озеров раз или два проводил ее после кино. Еще на подходе к дому она начинала прощаться, как бы показывая, что ей не хочется оставаться с парнем наедине. А он, человек чуткий и гордый, не набивался в друзья. Прощался и уходил безо всякого сожаления. Но встречи эти не прошли для Валентины бесследно. Правда, узнал Иван об этом несколько лет спустя.
Электромеханика Озерова перевели работать в предприятие районных электросетей на должность мастера. Там получил он квартиру и женился. В родное село наведывался редко, но деревенские новости до него доходили. Как-то летом ему сказали, что Валька дружит с Николаем Щербатовым. «Отличная пара!» - подумал он, представив вместе высоких симпатичных молодых людей. Правда, его несколько удивил выбор школьного товарища. Это было на него не похоже. Он во всем был амбициозным и ожидалось, что в жены возьмет девушку из своего круга. За плечами институт, высокий пост на службе. А тут вдруг - девушка-киномеханик с мизерной зарплатой. «Изменился Колька, пообтесался!» - размышлял Иван.
Где-то в конце зимы он спросил у земляков об этой паре: не сыграли ли они свадьбу? «А Николай и не думал жениться. Побаловался с девочкой и бросил ее беременной» - сказали ему. Тут Иван признал в Николае того Кольку, которого он знал с детства. Для него по-прежнему люди не представляли ценности, служили только фоном для его забав.
Родила Валентина мальчика. Отец ее к тому времени умер, с малышом управлялась мать. О том, что у девушки родилось дитя, знали и в сельском совете. Ребенка положено зарегистрировать, получить на него метрику. А Валентина с этим не спешит. Секретарь сельсовета пошла к ней на дом, чтобы разъяснить порядок оформления новых граждан.
- Я не мать-одиночка, - ответила Валька. – У ребенка есть отец, всем об этом известно. Вот пусть Николай Щербаков его и регистрирует! Это его сын!
Секретарь сельсовета была обескуражена. Она доложила о разговоре председателю сельсовета. Тот помолчал, помолчал да через пару месяцев снова отправил секретаря к Валентине. Все-таки непорядок на его территории: ребенок живет незарегистрированный. В случае чего, с него же спросят.
- А почему ребенок должен расти как безотцовщина? – задавала вопрос Валька. В ней открылся непримиримый, железный  характер, так что никакие разговоры не могли сбить ее с толку.
Николай только ухмылялся. Думал, что поупрямится Валька немножко, попробует надавить на него, да и успокоится. Никуда она не денется – зарегистрирует мальчика! А он отцовства не признает и алименты платить не будет.
Через полгода уже всполошились родители Николая, так как проходу им не было от жителей села. Не шла Валька регистрировать сына, вот и все. Пугали ее штрафами, взывали к ее совести, а она повторяла одно и то же:
- У моего сына есть отец – Николай Щербаков. Почему он не несет ответственности и не регистрирует своего ребенка? Он ведь такой же родитель, как и я! Я не мать-одиночка, я не нагуляла его с кем попало. У меня был один мужчина, мы полгода с ним жили как муж и жена и он – отец мальчика.
Чем больше проходило времени, тем скандальнее становилась история. О ребенке без регистрации уже знали в районных организациях. Приезжали к Валентине из районного загса, из райсовета, из милиции, бывали у нее на квартире депутаты. Но молодая женщина уперлась: без Николая регистрировать ребенка она не будет.
А на Щербакова стали наседать не только родители, но и вся родня. Многие земляки упрекали его в нечестном поведении по отношению к беззащитной девушке. На работе смотрели на него косо. Парторг элеватора пытался понять, почему до беременности девушка была Николаю подходящей парой, а потом вдруг перестала быть таковой.
И вот спустя почти год привели Николая его родители к Валентине. Они увидели красивого, ухоженного крепыша, и бабушка впервые взяла внука на руки.
- Грех от такого парня отказываться. Ведь наша порода, по всему видно, - говорил отец.
На другой день зарегистрировали ребенка в сельсовете в присутствии обоих родителей. А потом Николай забрал к себе в райцентр и сына, и Валентину с матерью.
Как-то встретились на городской улице Иван и Валентина. От румянца на щеках у женщины не осталось и следа. Она выглядела уставшей, похудевшей.
- Ты не заболела ли? – спросил Иван.
- Нет. Все нормально.
- Как живется с Николаем?
- Тоскливо живется. Не любит он меня. Злой все время, раздражительный. А сына обожает. Только из-за ребенка и держимся вместе.
- Но ты же его любишь. Любила, наверно…
- Не поняла я тогда, что это за человек.
И вдруг Валентина оживилась, в глазах появился прежний озорной огонек.
- Вот с тобой мы бы прекрасно жили!
- Я тоже так думаю. Но когда я тебя провожал, ты старалась поскорее со мной попрощаться.
- Ты бы хоть намекнул, что не просто так меня провожаешь!
- Чтобы получить от ворот поворот? Я прекрасно понимал твое состояние. Ты ждала принца на белом коне: высокого, красивого, богатого.
- Вот и получила. Ты прав. Я теперь только  поняла, что дело не столько в Николае, сколько во мне. В гости к нам заходи. Рады будем.
- Спасибо. Некогда ходить по гостям. Если свободное время есть – к матери еду в село. Передай Николаю привет. До свиданья. Я к нему на работу зайду.
Вскоре после этого разговора Ивану пришлось побывать на элеваторе. Переделывали схему электроснабжения. С Николаем встретились как старые друзья. Иван восхищался мощностью элеватора, способного принять и переработать урожай зерновых культур нескольких районов. Это было самое высокое сооружение в городе.
- Сверху, наверно, красивые виды открываются! Все красоты нашего края тебе доступны! – говорил Иван.
- Какие красоты? Убогие поселки за рекой? Стадо коров на лугу? Глаза б мои на все это не смотрели.
Иван не стал спорить, попрощался и ушел. Ушел с мечтой вернуться когда-нибудь и посмотреть на прекрасные, дорогие сердцу окрестности с высоты птичьего полета.

© Copyright: Василий Храмцов, 2013

Регистрационный номер №0157210

от 7 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0157210 выдан для произведения:                  ВАЛЬКА-КИНОМЕХАНИК
После семилетки Иван поступил в техникум механизации и электрификации сельского хозяйства и домой приезжал только один раз в году на летние каникулы. Интересовался, кто из одноклассников где находится. После получения диплома его сразу призвали на службу в армию. И прослужил он три года и три месяца без отпуска. К этому времени маленькие девочки-подростки стали невестами. Была «Хрущевская оттепель», и в селе становилось жить интереснее. В колхозе появился достаток. Бригады строителей возводили помещения для животноводства, строили новую просторную школу. В клубе чуть ли не каждый день бывали танцы и кинофильмы.
Иван Озеров не пропускал ни танцев, ни кино. После возвращения со службы работал он электромехаником в колхозе. Колька Щербатов окончил институт и был главным инженером на элеваторе в райцентре. Витька Амосов стал участковым милиционером в своем селе. Сергей Погорелов работал где-то на железной дороге. Ленька Симаков выучился на агронома и уже женился. Изредка одноклассники встречались то в клубе, то по случаю, иными словами, поддерживали знакомство. Но тесного общения между ними не было.
 Дизельная электростанция подавала электричество только утром и вечером. Воздушная проводка из алюминиевой проволоки, раскачиваясь на ветру, ломалась. Обрывы следовали один за другим. Устраняя неисправности, Иван иногда опаздывал к началу киносеанса. Тогда он заходил в аппаратную и смотрел фильм через окошечко киномеханика. Так и подружился с молодым киномехаником Валентиной Молотковой.
Это была веселая общительная девушка лет восемнадцати. На свою мизерную зарплату она содержала родителей. Как только Валентина получила место киномеханика в селе Крутой Яр, она сразу же перевезла сюда отца с матерью. Поселились они в освободившемся крохотном доме. Иван познакомился с ними, когда восстанавливал электропроводку. Были они небольшого роста и выглядели бледными и слабыми. Особенно отец, инвалид войны, носивший в своем теле несколько осколков снарядов. Он чуть ли не просвечивался насквозь. Оба были больны, а мужчина особенно сильно.
В отличие от них Валька была девицей крупной, статной, кровь с молоком. Румянец играл на ее щеках. Она не слыла красавицей, но все в ней было гармонично, так цельно, что она воспринималась как человек приятный и очень симпатичный. Глаза ее, слегка раскосые, всегда смеялись. С ней, искренней и непосредственной, легко было общаться, хотя в ней хорошо чувствовалась городская закваска. О таких говорят: палец в рот не клади.
Иван Озеров раз или два проводил ее после кино. Еще на подходе к дому она начинала прощаться, как бы показывая, что ей не хочется оставаться с парнем наедине. А он, человек чуткий и гордый, не набивался в друзья. Прощался и уходил безо всякого сожаления. Но встречи эти не прошли для Валентины бесследно. Правда, узнал Иван об этом несколько лет спустя.
Электромеханика Озерова перевели работать в предприятие районных электросетей на должность мастера. Там получил он квартиру и женился. В родное село наведывался редко, но деревенские новости до него доходили. Как-то летом ему сказали, что Валька дружит с Николаем Щербатовым. «Отличная пара!» - подумал он, представив вместе высоких симпатичных молодых людей. Правда, его несколько удивил выбор школьного товарища. Это было на него не похоже. Он во всем был амбициозным и ожидалось, что в жены возьмет девушку из своего круга. За плечами институт, высокий пост на службе. А тут вдруг - девушка-киномеханик с мизерной зарплатой. «Изменился Колька, пообтесался!» - размышлял Иван.
Где-то в конце зимы он спросил у земляков об этой паре: не сыграли ли они свадьбу? «А Николай и не думал жениться. Побаловался с девочкой и бросил ее беременной» - сказали ему. Тут Иван признал в Николае того Кольку, которого он знал с детства. Для него по-прежнему люди не представляли ценности, служили только фоном для его забав.
Родила Валентина мальчика. Отец ее к тому времени умер, с малышом управлялась мать. О том, что у девушки родилось дитя, знали и в сельском совете. Ребенка положено зарегистрировать, получить на него метрику. А Валентина с этим не спешит. Секретарь сельсовета пошла к ней на дом, чтобы разъяснить порядок оформления новых граждан.
- Я не мать-одиночка, - ответила Валька. – У ребенка есть отец, всем об этом известно. Вот пусть Николай Щербаков его и регистрирует! Это его сын!
Секретарь сельсовета была обескуражена. Она доложила о разговоре председателю сельсовета. Тот помолчал, помолчал да через пару месяцев снова отправил секретаря к Валентине. Все-таки непорядок на его территории: ребенок живет незарегистрированный. В случае чего, с него же спросят.
- А почему ребенок должен расти как безотцовщина? – задавала вопрос Валька. В ней открылся непримиримый, железный  характер, так что никакие разговоры не могли сбить ее с толку.
Николай только ухмылялся. Думал, что поупрямится Валька немножко, попробует надавить на него, да и успокоится. Никуда она не денется – зарегистрирует мальчика! А он отцовства не признает и алименты платить не будет.
Через полгода уже всполошились родители Николая, так как проходу им не было от жителей села. Не шла Валька регистрировать сына, вот и все. Пугали ее штрафами, взывали к ее совести, а она повторяла одно и то же:
- У моего сына есть отец – Николай Щербаков. Почему он не несет ответственности и не регистрирует своего ребенка? Он ведь такой же родитель, как и я! Я не мать-одиночка, я не нагуляла его с кем попало. У меня был один мужчина, мы полгода с ним жили как муж и жена и он – отец мальчика.
Чем больше проходило времени, тем скандальнее становилась история. О ребенке без регистрации уже знали в районных организациях. Приезжали к Валентине из районного загса, из райсовета, из милиции, бывали у нее на квартире депутаты. Но молодая женщина уперлась: без Николая регистрировать ребенка она не будет.
А на Щербакова стали наседать не только родители, но и вся родня. Многие земляки упрекали его в нечестном поведении по отношению к беззащитной девушке. На работе смотрели на него косо. Парторг элеватора пытался понять, почему до беременности девушка была Николаю подходящей парой, а потом вдруг перестала быть таковой.
И вот спустя почти год привели Николая его родители к Валентине. Они увидели красивого, ухоженного крепыша, и бабушка впервые взяла внука на руки.
- Грех от такого парня отказываться. Ведь наша порода, по всему видно, - говорил отец.
На другой день зарегистрировали ребенка в сельсовете в присутствии обоих родителей. А потом Николай забрал к себе в райцентр и сына, и Валентину с матерью.
Как-то встретились на городской улице Иван и Валентина. От румянца на щеках у женщины не осталось и следа. Она выглядела уставшей, похудевшей.
- Ты не заболела ли? – спросил Иван.
- Нет. Все нормально.
- Как живется с Николаем?
- Тоскливо живется. Не любит он меня. Злой все время, раздражительный. А сына обожает. Только из-за ребенка и держимся вместе.
- Но ты же его любишь. Любила, наверно…
- Не поняла я тогда, что это за человек.
И вдруг Валентина оживилась, в глазах появился прежний озорной огонек.
- Вот с тобой мы бы прекрасно жили!
- Я тоже так думаю. Но когда я тебя провожал, ты старалась поскорее со мной попрощаться.
- Ты бы хоть намекнул, что не просто так меня провожаешь!
- Чтобы получить от ворот поворот? Я прекрасно понимал твое состояние. Ты ждала принца на белом коне: высокого, красивого, богатого.
- Вот и получила. Ты прав. Я теперь только  поняла, что дело не столько в Николае, сколько во мне. В гости к нам заходи. Рады будем.
- Спасибо. Некогда ходить по гостям. Если свободное время есть – к матери еду в село. Передай Николаю привет. До свиданья. Я к нему на работу зайду.
Вскоре после этого разговора Ивану пришлось побывать на элеваторе. Переделывали схему электроснабжения. С Николаем встретились как старые друзья. Иван восхищался мощностью элеватора, способного принять и переработать урожай зерновых культур нескольких районов. Это было самое высокое сооружение в городе.
- Сверху, наверно, красивые виды открываются! Все красоты нашего края тебе доступны! – говорил Иван.
- Какие красоты? Убогие поселки за рекой? Стадо коров на лугу? Глаза б мои на все это не смотрели.
Иван не стал спорить, попрощался и ушел. Ушел с мечтой вернуться когда-нибудь и посмотреть на прекрасные, дорогие сердцу окрестности с высоты птичьего полета.
Рейтинг: +2 242 просмотра
Комментарии (2)
Виктор Винниченко # 7 сентября 2013 в 18:57 +1
Уважаемый Василий! Спасибо за рассказ. Успехов Вам в творчестве
Василий Храмцов # 7 сентября 2013 в 19:00 0
Спасибо за то, что зашли на мою страничку. Василий.