ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Колесницы БОГОВ. (05.0).

Колесницы БОГОВ. (05.0).

article193336.jpg

Бубен – 5.0. КОЛЕСНИЦЫ БОГОВ.
Ум человеческий стал неимоверно изощрён в словах. Один из перлов ега гласит так: «Если человек говорит с Богом – это молитва. Если Бог разговаривает с человеком – это шизофрения». На деле же человече основательно разучилось общаться даже с себе подобными ещё при Вавилонском столпотворении. А с Богом уж и вовсе языка не сыскать. Афоризм сей – апофеоз παράνοια. Немногая толика наблюдательности … и всеобщий монолог – как на ладони. Где тут услышать безмолвный голос Духа! Будь господь человеком, поразился бы – недюжинно беспредметной многословности «братии & сестрии» сей. Имеющий уши – да заткни их! Там – в глубине ментальных руд сокрыто злато пониманья ))).
Когда остыло горячее лето, а «бабье» засеребрилось паутинками – прах суеты сует стал мне категорически противопоказан. Душа рванулась целиком, без остатка окунуться в это жёлто-оранжево-красное … осень зовёт встать на крыло! То есть – на весло. Я растормошил служительницу Гиппократа, и снарядил каравеллу. Мой смысл, друзья, в сраженьях и походах – даже заговорилось «высоким штилем». (Про «сраженья» само вылезло, я их не жаждал – мне и летних хватало). Врачевательница моя, по-началу обуреваемая сонмом всевозможных сомнений, сама же их собственноручно и истребила, едва мы сели на ладью. Великая Река, подхватив скорлупку, неспешно понесла мимо пиршеств палитры высочайшего из всех художников этого обитаемого островка Вселенной. Нас ждала экскурсионная неделя по мастерской гения! Марала я расположил на невысокой грот-мачте, дабы доблестный мой боевой спутник смог насладиться ровным попутным бризом. Путешествие обрело осуществление, и мы с каждым гребком погружались всё глубже в мир, где род homo по сезону встречается лишь редкими, и главное – безмолвными экземплярами … шаманы – не в счёт!
Первое пристанище было организовано на узкой песчаной полосе, прямо посредине Великой Реки, чтобы Она обнимала нас с обоих берегов. Так было задумано, и задумка удалась. Ранняя ночь погасила даже небесный ультрамарин, но зато высыпала по чёрному тиноиндиго искристый бисер. Водный простор распахивал горизонт до немыслимых краёв, и если замереть на время – можно было воистину зреть как вращается планета. Тогда ты полностью ощущал себя крошечной песчинкой на маленьком островке Грандиозной Вселенной. И грандиозность эта ничуть тебя не давила, подобно рукопостроенным «храмам». А коль на то пошло – так вот он Храм, где купол – небеса! Огонь в очаге читал мантры на своём трескучем языке, для убедительности вливая в серебро небесных узоров собственные оранжевые ворохи. Марал на разные голоса пересказывал Историю Творения – и голос его звучал точно в унисон с Вечным ОМ, которое плескалось эхом реликтового излучения по невообразимым просторам мироздания среди галактик и туманностей. Великая Река вторила негромким пением волн у берега, и в необычно зеркальной глади её отражался Млечный Путь. Мирская обыденность, покинутая нами, отсюда казалась чем-то совершенно несуществующим. Слова, говоримые нами, вскоре преобразовались просто в тембр голоса, и смысл их был совершенно неважен …
Утро облекло берега в плотный туман, и мир погрузился в тайну. Исчезли резкие звуки. Даже треск ломаемых сучьев моментально вяз в этой вате. А когда взошло Солнце всё вокруг обрело жемчужную переливчатость. Покуда вершилась пища, природа вновь поменяла настроение – как отпечаток фото, берега постепенно обретались контурами. И вскоре в небе уже вовсю засиял Золотой Диск. Тогда причудливые бисерные плетения рос на паутине расцвели эфемерной радугой. Дань социальной принадлежности – фото, неловкая попытка сохранить впечатления. Ими мы насыщались, как едой ))) Затем весло взяло верх – и путешествие продолжилось. Но я – буду не я, если не расскажу что-то уж совсем фантастическое!
Тем не менее оно-таки случилось. Не было ни мухоморов, ни экзорцизма. Даже – донХуанов мудрых не объявлялось никак. Никого вообще. Было – «зеркало». Так гуси-лебеди называют водную гладь без единой волны. В сентябре – это феноменальная редкость! Я – даже не и камлал особо на погоду … хотелось штиля, но чтоб ТАК! И, в какой-то момент поймал себя на мысли, что крыша начинает основательно крениться. Ни с чего. Это меня и озадачило. Приняв дифферент, попытался поправиться. Однако – не вышло. Ух ты, сказал я себе … хорошо ещё, что за веслом. Вроде как – с мечём в руке ))). Врачебница моя исправно свершала равномерные плески, и я не стал её пугать. Просто приоткрыл «третий глаз». Ну, а что ещё изволите делать? Смотреть – и погибать? В моих планах таковое не прописано. Предпочёл – «видеть». Надобно указать, что к тому времени мы основательно влезли в «лужу», устроенную родом homo ради собственных нужд. До «запруды» было ещё далеко – и мы шли по ровной глади точно посредине. В среднем ухе возникло что-то вроде «ф-шшш» … щёлкнуло символически, переключилось. Кроме как «опаньки» ничего мудрого в ум не приехало. Зато открылась картина не 3D даже. Как слоёный пирог. Все коржи необязательно было пропекать … выделились три основных. Гладь стала – плоскостью, по которой скользила байдарка. Это «бытие – мое». Абсолютная прозрачность – вроде компьютерной схемы, и «трансцендентальный аспект». То есть – смысл происходящего. Всё это – в одном стакане. Небо над … включалось составной частью – в прозрачность. А по небу тому линиями облаков чертились трассы. Малейшее переключение в трансценденцию давало эффект восприятия Колесниц Богов. Никак иначе! Вот это да, сказал я себе …
Меж тем феерия разворачивалась много дальше. Третий глаз не даёт объёма – тут нужно два третьих! Твой – двухядерный слабоват для такого, обумствовалось как ответ – несвою мысль в уме. Докамлался – это уже своя, эх, говорила мне мама – не ешь мухоморы! «)))» – было ответом, словами не передать. Этакое одновременное пребывание в двух местах сразу, оказалось новинкой. О, как однако! Только бы не сверзнуться в холодную воду – назойливо вертелось в уме, между идеальными гребками. Ещё одно «)))». И – «не сверзнешся!» обнадёжило весьма. Так мы и «пробеседовывали» до Ворот. Дальше тема – углубилась. По правому борту встали утёсы периода – Мел. А поскольку я прозревал и вглыбь, и вширь – то отчётливо наблюдал ложе рукотворного моря со всеми затопленными артефактами на нём – как то: лодки разные, скелеты homo и не-homo, прочую снедь … главным стало не это. Я зрел – структуру.
«Посмотри, как я их всех уложил» - возникла и остановилась мысль. Не моя явно. Откуда бы моим во мне таким взяться? Присмотрелся – в «слоёный пирог». «Бытие мое» показало слой за слоем всех периодов Меловой Эры. От ложа дна – до верхушек утёсов. Перефокусировка … и – от амёб, через воинов – до царей и праведников. Там были все – про кого слышал, и совершенно неведомые. Слой за слоем – пересечённые зеркальной гладью. Мотание головой, и плескание воды в лицо не принесло освежающего эффекта. Я – сдался. Получасовое огибание утёса – дугой мастера Вольта переплавляло ум. А вокруг сияло крещендо осени!!!
Когда мы прорисовались в уют заповедной бухты, континуум сжалился и расставился по привычным местам. Море стало морем, а лес – лесом. После уставления палатки, и запылания костра Марал зазвучал рифами по обечайке. Врачебница моя любопытно так прищурилась. А лог отозвался эхом – то ли цыканьем, то ли хохотом. Впрочем, хохот был весьма добродушен, если это можно так назвать. Я растянул лицевые мышцы улыбкой по черепу, получилось глупо, но другого у меня не было. И тогда сдался ещё раз … мохнатая колотушка скользнула по Краю Миров. Марал выронил «бум», а ласковые руки обняли за шею. Прости друг, надеюсь ты меня поймёшь?


© Copyright: Александров Александр, 2014

Регистрационный номер №0193336

от 20 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0193336 выдан для произведения:
Бубен – 5.0. КОЛЕСНИЦЫ БОГОВ.
Ум человеческий стал неимоверно изощрён в словах. Один из перлов ега гласит так: «Если человек говорит с Богом – это молитва. Если Бог разговаривает с человеком – это шизофрения». На деле же человече основательно разучилось общаться даже с себе подобными ещё при Вавилонском столпотворении. А с Богом уж и вовсе языка не сыскать. Афоризм сей – апофеоз παράνοια. Немногая толика наблюдательности … и всеобщий монолог – как на ладони. Где тут услышать безмолвный голос Духа! Будь господь человеком, поразился бы – недюжинно беспредметной многословности «братии & сестрии» сей. Имеющий уши – да заткни их! Там – в глубине ментальных руд сокрыто злато пониманья ))).
Когда остыло горячее лето, а «бабье» засеребрилось паутинками – прах суеты сует стал мне категорически противопоказан. Душа рванулась целиком, без остатка окунуться в это жёлто-оранжево-красное … осень зовёт встать на крыло! То есть – на весло. Я растормошил служительницу Гиппократа, и снарядил каравеллу. Мой смысл, друзья, в сраженьях и походах – даже заговорилось «высоким штилем». (Про «сраженья» само вылезло, я их не жаждал – мне и летних хватало). Врачевательница моя, по-началу обуреваемая сонмом всевозможных сомнений, сама же их собственноручно и истребила, едва мы сели на ладью. Великая Река, подхватив скорлупку, неспешно понесла мимо пиршеств палитры высочайшего из всех художников этого обитаемого островка Вселенной. Нас ждала экскурсионная неделя по мастерской гения! Марала я расположил на невысокой грот-мачте, дабы доблестный мой боевой спутник смог насладиться ровным попутным бризом. Путешествие обрело осуществление, и мы с каждым гребком погружались всё глубже в мир, где род homo по сезону встречается лишь редкими, и главное – безмолвными экземплярами … шаманы – не в счёт!
Первое пристанище было организовано на узкой песчаной полосе, прямо посредине Великой Реки, чтобы Она обнимала нас с обоих берегов. Так было задумано, и задумка удалась. Ранняя ночь погасила даже небесный ультрамарин, но зато высыпала по чёрному тиноиндиго искристый бисер. Водный простор распахивал горизонт до немыслимых краёв, и если замереть на время – можно было воистину зреть как вращается планета. Тогда ты полностью ощущал себя крошечной песчинкой на маленьком островке Грандиозной Вселенной. И грандиозность эта ничуть тебя не давила, подобно рукопостроенным «храмам». А коль на то пошло – так вот он Храм, где купол – небеса! Огонь в очаге читал мантры на своём трескучем языке, для убедительности вливая в серебро небесных узоров собственные оранжевые ворохи. Марал на разные голоса пересказывал Историю Творения – и голос его звучал точно в унисон с Вечным ОМ, которое плескалось эхом реликтового излучения по невообразимым просторам мироздания среди галактик и туманностей. Великая Река вторила негромким пением волн у берега, и в необычно зеркальной глади её отражался Млечный Путь. Мирская обыденность, покинутая нами, отсюда казалась чем-то совершенно несуществующим. Слова, говоримые нами, вскоре преобразовались просто в тембр голоса, и смысл их был совершенно неважен …
Утро облекло берега в плотный туман, и мир погрузился в тайну. Исчезли резкие звуки. Даже треск ломаемых сучьев моментально вяз в этой вате. А когда взошло Солнце всё вокруг обрело жемчужную переливчатость. Покуда вершилась пища, природа вновь поменяла настроение – как отпечаток фото, берега постепенно обретались контурами. И вскоре в небе уже вовсю засиял Золотой Диск. Тогда причудливые бисерные плетения рос на паутине расцвели эфемерной радугой. Дань социальной принадлежности – фото, неловкая попытка сохранить впечатления. Ими мы насыщались, как едой ))) Затем весло взяло верх – и путешествие продолжилось. Но я – буду не я, если не расскажу что-то уж совсем фантастическое!
Тем не менее оно-таки случилось. Не было ни мухоморов, ни экзорцизма. Даже – донХуанов мудрых не объявлялось никак. Никого вообще. Было – «зеркало». Так гуси-лебеди называют водную гладь без единой волны. В сентябре – это феноменальная редкость! Я – даже не и камлал особо на погоду … хотелось штиля, но чтоб ТАК! И, в какой-то момент поймал себя на мысли, что крыша начинает основательно крениться. Ни с чего. Это меня и озадачило. Приняв дифферент, попытался поправиться. Однако – не вышло. Ух ты, сказал я себе … хорошо ещё, что за веслом. Вроде как – с мечём в руке ))). Врачебница моя исправно свершала равномерные плески, и я не стал её пугать. Просто приоткрыл «третий глаз». Ну, а что ещё изволите делать? Смотреть – и погибать? В моих планах таковое не прописано. Предпочёл – «видеть». Надобно указать, что к тому времени мы основательно влезли в «лужу», устроенную родом homo ради собственных нужд. До «запруды» было ещё далеко – и мы шли по ровной глади точно посредине. В среднем ухе возникло что-то вроде «ф-шшш» … щёлкнуло символически, переключилось. Кроме как «опаньки» ничего мудрого в ум не приехало. Зато открылась картина не 3D даже. Как слоёный пирог. Все коржи необязательно было пропекать … выделились три основных. Гладь стала – плоскостью, по которой скользила байдарка. Это «бытие – мое». Абсолютная прозрачность – вроде компьютерной схемы, и «трансцендентальный аспект». То есть – смысл происходящего. Всё это – в одном стакане. Небо над … включалось составной частью – в прозрачность. А по небу тому линиями облаков чертились трассы. Малейшее переключение в трансценденцию давало эффект восприятия Колесниц Богов. Никак иначе! Вот это да, сказал я себе …
Меж тем феерия разворачивалась много дальше. Третий глаз не даёт объёма – тут нужно два третьих! Твой – двухядерный слабоват для такого, обумствовалось как ответ – несвою мысль в уме. Докамлался – это уже своя, эх, говорила мне мама – не ешь мухоморы! «)))» – было ответом, словами не передать. Этакое одновременное пребывание в двух местах сразу, оказалось новинкой. О, как однако! Только бы не сверзнуться в холодную воду – назойливо вертелось в уме, между идеальными гребками. Ещё одно «)))». И – «не сверзнешся!» обнадёжило весьма. Так мы и «пробеседовывали» до Ворот. Дальше тема – углубилась. По правому борту встали утёсы периода – Мел. А поскольку я прозревал и вглыбь, и вширь – то отчётливо наблюдал ложе рукотворного моря со всеми затопленными артефактами на нём – как то: лодки разные, скелеты homo и не-homo, прочую снедь … главным стало не это. Я зрел – структуру.
«Посмотри, как я их всех уложил» - возникла и остановилась мысль. Не моя явно. Откуда бы моим во мне таким взяться? Присмотрелся – в «слоёный пирог». «Бытие мое» показало слой за слоем всех периодов Меловой Эры. От ложа дна – до верхушек утёсов. Перефокусировка … и – от амёб, через воинов – до царей и праведников. Там были все – про кого слышал, и совершенно неведомые. Слой за слоем – пересечённые зеркальной гладью. Мотание головой, и плескание воды в лицо не принесло освежающего эффекта. Я – сдался. Получасовое огибание утёса – дугой мастера Вольта переплавляло ум. А вокруг сияло крещендо осени!!!
Когда мы прорисовались в уют заповедной бухты, континуум сжалился и расставился по привычным местам. Море стало морем, а лес – лесом. После уставления палатки, и запылания костра Марал зазвучал рифами по обечайке. Врачебница моя любопытно так прищурилась. А лог отозвался эхом – то ли цыканьем, то ли хохотом. Впрочем, хохот был весьма добродушен, если это можно так назвать. Я растянул лицевые мышцы улыбкой по черепу, получилось глупо, но другого у меня не было. И тогда сдался ещё раз … мохнатая колотушка скользнула по Краю Миров. Марал выронил «бум», а ласковые руки обняли за шею. Прости друг, надеюсь ты меня поймёшь?

*продолжение - http://www.chitalnya.ru/work/756973/
Рейтинг: +1 303 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
120
109
104
96
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
92
88
81
76
75
73
72
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
64
63
63
62
61
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
57
56
45
45
41
38