ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Колесницы БОГОВ. (05.0).

 

Колесницы БОГОВ. (05.0).

article193336.jpg

Бубен – 5.0. КОЛЕСНИЦЫ БОГОВ.
Ум человеческий стал неимоверно изощрён в словах. Один из перлов ега гласит так: «Если человек говорит с Богом – это молитва. Если Бог разговаривает с человеком – это шизофрения». На деле же человече основательно разучилось общаться даже с себе подобными ещё при Вавилонском столпотворении. А с Богом уж и вовсе языка не сыскать. Афоризм сей – апофеоз παράνοια. Немногая толика наблюдательности … и всеобщий монолог – как на ладони. Где тут услышать безмолвный голос Духа! Будь господь человеком, поразился бы – недюжинно беспредметной многословности «братии & сестрии» сей. Имеющий уши – да заткни их! Там – в глубине ментальных руд сокрыто злато пониманья ))).
Когда остыло горячее лето, а «бабье» засеребрилось паутинками – прах суеты сует стал мне категорически противопоказан. Душа рванулась целиком, без остатка окунуться в это жёлто-оранжево-красное … осень зовёт встать на крыло! То есть – на весло. Я растормошил служительницу Гиппократа, и снарядил каравеллу. Мой смысл, друзья, в сраженьях и походах – даже заговорилось «высоким штилем». (Про «сраженья» само вылезло, я их не жаждал – мне и летних хватало). Врачевательница моя, по-началу обуреваемая сонмом всевозможных сомнений, сама же их собственноручно и истребила, едва мы сели на ладью. Великая Река, подхватив скорлупку, неспешно понесла мимо пиршеств палитры высочайшего из всех художников этого обитаемого островка Вселенной. Нас ждала экскурсионная неделя по мастерской гения! Марала я расположил на невысокой грот-мачте, дабы доблестный мой боевой спутник смог насладиться ровным попутным бризом. Путешествие обрело осуществление, и мы с каждым гребком погружались всё глубже в мир, где род homo по сезону встречается лишь редкими, и главное – безмолвными экземплярами … шаманы – не в счёт!
Первое пристанище было организовано на узкой песчаной полосе, прямо посредине Великой Реки, чтобы Она обнимала нас с обоих берегов. Так было задумано, и задумка удалась. Ранняя ночь погасила даже небесный ультрамарин, но зато высыпала по чёрному тиноиндиго искристый бисер. Водный простор распахивал горизонт до немыслимых краёв, и если замереть на время – можно было воистину зреть как вращается планета. Тогда ты полностью ощущал себя крошечной песчинкой на маленьком островке Грандиозной Вселенной. И грандиозность эта ничуть тебя не давила, подобно рукопостроенным «храмам». А коль на то пошло – так вот он Храм, где купол – небеса! Огонь в очаге читал мантры на своём трескучем языке, для убедительности вливая в серебро небесных узоров собственные оранжевые ворохи. Марал на разные голоса пересказывал Историю Творения – и голос его звучал точно в унисон с Вечным ОМ, которое плескалось эхом реликтового излучения по невообразимым просторам мироздания среди галактик и туманностей. Великая Река вторила негромким пением волн у берега, и в необычно зеркальной глади её отражался Млечный Путь. Мирская обыденность, покинутая нами, отсюда казалась чем-то совершенно несуществующим. Слова, говоримые нами, вскоре преобразовались просто в тембр голоса, и смысл их был совершенно неважен …
Утро облекло берега в плотный туман, и мир погрузился в тайну. Исчезли резкие звуки. Даже треск ломаемых сучьев моментально вяз в этой вате. А когда взошло Солнце всё вокруг обрело жемчужную переливчатость. Покуда вершилась пища, природа вновь поменяла настроение – как отпечаток фото, берега постепенно обретались контурами. И вскоре в небе уже вовсю засиял Золотой Диск. Тогда причудливые бисерные плетения рос на паутине расцвели эфемерной радугой. Дань социальной принадлежности – фото, неловкая попытка сохранить впечатления. Ими мы насыщались, как едой ))) Затем весло взяло верх – и путешествие продолжилось. Но я – буду не я, если не расскажу что-то уж совсем фантастическое!
Тем не менее оно-таки случилось. Не было ни мухоморов, ни экзорцизма. Даже – донХуанов мудрых не объявлялось никак. Никого вообще. Было – «зеркало». Так гуси-лебеди называют водную гладь без единой волны. В сентябре – это феноменальная редкость! Я – даже не и камлал особо на погоду … хотелось штиля, но чтоб ТАК! И, в какой-то момент поймал себя на мысли, что крыша начинает основательно крениться. Ни с чего. Это меня и озадачило. Приняв дифферент, попытался поправиться. Однако – не вышло. Ух ты, сказал я себе … хорошо ещё, что за веслом. Вроде как – с мечём в руке ))). Врачебница моя исправно свершала равномерные плески, и я не стал её пугать. Просто приоткрыл «третий глаз». Ну, а что ещё изволите делать? Смотреть – и погибать? В моих планах таковое не прописано. Предпочёл – «видеть». Надобно указать, что к тому времени мы основательно влезли в «лужу», устроенную родом homo ради собственных нужд. До «запруды» было ещё далеко – и мы шли по ровной глади точно посредине. В среднем ухе возникло что-то вроде «ф-шшш» … щёлкнуло символически, переключилось. Кроме как «опаньки» ничего мудрого в ум не приехало. Зато открылась картина не 3D даже. Как слоёный пирог. Все коржи необязательно было пропекать … выделились три основных. Гладь стала – плоскостью, по которой скользила байдарка. Это «бытие – мое». Абсолютная прозрачность – вроде компьютерной схемы, и «трансцендентальный аспект». То есть – смысл происходящего. Всё это – в одном стакане. Небо над … включалось составной частью – в прозрачность. А по небу тому линиями облаков чертились трассы. Малейшее переключение в трансценденцию давало эффект восприятия Колесниц Богов. Никак иначе! Вот это да, сказал я себе …
Меж тем феерия разворачивалась много дальше. Третий глаз не даёт объёма – тут нужно два третьих! Твой – двухядерный слабоват для такого, обумствовалось как ответ – несвою мысль в уме. Докамлался – это уже своя, эх, говорила мне мама – не ешь мухоморы! «)))» – было ответом, словами не передать. Этакое одновременное пребывание в двух местах сразу, оказалось новинкой. О, как однако! Только бы не сверзнуться в холодную воду – назойливо вертелось в уме, между идеальными гребками. Ещё одно «)))». И – «не сверзнешся!» обнадёжило весьма. Так мы и «пробеседовывали» до Ворот. Дальше тема – углубилась. По правому борту встали утёсы периода – Мел. А поскольку я прозревал и вглыбь, и вширь – то отчётливо наблюдал ложе рукотворного моря со всеми затопленными артефактами на нём – как то: лодки разные, скелеты homo и не-homo, прочую снедь … главным стало не это. Я зрел – структуру.
«Посмотри, как я их всех уложил» - возникла и остановилась мысль. Не моя явно. Откуда бы моим во мне таким взяться? Присмотрелся – в «слоёный пирог». «Бытие мое» показало слой за слоем всех периодов Меловой Эры. От ложа дна – до верхушек утёсов. Перефокусировка … и – от амёб, через воинов – до царей и праведников. Там были все – про кого слышал, и совершенно неведомые. Слой за слоем – пересечённые зеркальной гладью. Мотание головой, и плескание воды в лицо не принесло освежающего эффекта. Я – сдался. Получасовое огибание утёса – дугой мастера Вольта переплавляло ум. А вокруг сияло крещендо осени!!!
Когда мы прорисовались в уют заповедной бухты, континуум сжалился и расставился по привычным местам. Море стало морем, а лес – лесом. После уставления палатки, и запылания костра Марал зазвучал рифами по обечайке. Врачебница моя любопытно так прищурилась. А лог отозвался эхом – то ли цыканьем, то ли хохотом. Впрочем, хохот был весьма добродушен, если это можно так назвать. Я растянул лицевые мышцы улыбкой по черепу, получилось глупо, но другого у меня не было. И тогда сдался ещё раз … мохнатая колотушка скользнула по Краю Миров. Марал выронил «бум», а ласковые руки обняли за шею. Прости друг, надеюсь ты меня поймёшь?

*продолжение - http://www.chitalnya.ru/work/756973/

© Copyright: Александров Александр, 2014

Регистрационный номер №0193336

от 20 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0193336 выдан для произведения:
Бубен – 5.0. КОЛЕСНИЦЫ БОГОВ.
Ум человеческий стал неимоверно изощрён в словах. Один из перлов ега гласит так: «Если человек говорит с Богом – это молитва. Если Бог разговаривает с человеком – это шизофрения». На деле же человече основательно разучилось общаться даже с себе подобными ещё при Вавилонском столпотворении. А с Богом уж и вовсе языка не сыскать. Афоризм сей – апофеоз παράνοια. Немногая толика наблюдательности … и всеобщий монолог – как на ладони. Где тут услышать безмолвный голос Духа! Будь господь человеком, поразился бы – недюжинно беспредметной многословности «братии & сестрии» сей. Имеющий уши – да заткни их! Там – в глубине ментальных руд сокрыто злато пониманья ))).
Когда остыло горячее лето, а «бабье» засеребрилось паутинками – прах суеты сует стал мне категорически противопоказан. Душа рванулась целиком, без остатка окунуться в это жёлто-оранжево-красное … осень зовёт встать на крыло! То есть – на весло. Я растормошил служительницу Гиппократа, и снарядил каравеллу. Мой смысл, друзья, в сраженьях и походах – даже заговорилось «высоким штилем». (Про «сраженья» само вылезло, я их не жаждал – мне и летних хватало). Врачевательница моя, по-началу обуреваемая сонмом всевозможных сомнений, сама же их собственноручно и истребила, едва мы сели на ладью. Великая Река, подхватив скорлупку, неспешно понесла мимо пиршеств палитры высочайшего из всех художников этого обитаемого островка Вселенной. Нас ждала экскурсионная неделя по мастерской гения! Марала я расположил на невысокой грот-мачте, дабы доблестный мой боевой спутник смог насладиться ровным попутным бризом. Путешествие обрело осуществление, и мы с каждым гребком погружались всё глубже в мир, где род homo по сезону встречается лишь редкими, и главное – безмолвными экземплярами … шаманы – не в счёт!
Первое пристанище было организовано на узкой песчаной полосе, прямо посредине Великой Реки, чтобы Она обнимала нас с обоих берегов. Так было задумано, и задумка удалась. Ранняя ночь погасила даже небесный ультрамарин, но зато высыпала по чёрному тиноиндиго искристый бисер. Водный простор распахивал горизонт до немыслимых краёв, и если замереть на время – можно было воистину зреть как вращается планета. Тогда ты полностью ощущал себя крошечной песчинкой на маленьком островке Грандиозной Вселенной. И грандиозность эта ничуть тебя не давила, подобно рукопостроенным «храмам». А коль на то пошло – так вот он Храм, где купол – небеса! Огонь в очаге читал мантры на своём трескучем языке, для убедительности вливая в серебро небесных узоров собственные оранжевые ворохи. Марал на разные голоса пересказывал Историю Творения – и голос его звучал точно в унисон с Вечным ОМ, которое плескалось эхом реликтового излучения по невообразимым просторам мироздания среди галактик и туманностей. Великая Река вторила негромким пением волн у берега, и в необычно зеркальной глади её отражался Млечный Путь. Мирская обыденность, покинутая нами, отсюда казалась чем-то совершенно несуществующим. Слова, говоримые нами, вскоре преобразовались просто в тембр голоса, и смысл их был совершенно неважен …
Утро облекло берега в плотный туман, и мир погрузился в тайну. Исчезли резкие звуки. Даже треск ломаемых сучьев моментально вяз в этой вате. А когда взошло Солнце всё вокруг обрело жемчужную переливчатость. Покуда вершилась пища, природа вновь поменяла настроение – как отпечаток фото, берега постепенно обретались контурами. И вскоре в небе уже вовсю засиял Золотой Диск. Тогда причудливые бисерные плетения рос на паутине расцвели эфемерной радугой. Дань социальной принадлежности – фото, неловкая попытка сохранить впечатления. Ими мы насыщались, как едой ))) Затем весло взяло верх – и путешествие продолжилось. Но я – буду не я, если не расскажу что-то уж совсем фантастическое!
Тем не менее оно-таки случилось. Не было ни мухоморов, ни экзорцизма. Даже – донХуанов мудрых не объявлялось никак. Никого вообще. Было – «зеркало». Так гуси-лебеди называют водную гладь без единой волны. В сентябре – это феноменальная редкость! Я – даже не и камлал особо на погоду … хотелось штиля, но чтоб ТАК! И, в какой-то момент поймал себя на мысли, что крыша начинает основательно крениться. Ни с чего. Это меня и озадачило. Приняв дифферент, попытался поправиться. Однако – не вышло. Ух ты, сказал я себе … хорошо ещё, что за веслом. Вроде как – с мечём в руке ))). Врачебница моя исправно свершала равномерные плески, и я не стал её пугать. Просто приоткрыл «третий глаз». Ну, а что ещё изволите делать? Смотреть – и погибать? В моих планах таковое не прописано. Предпочёл – «видеть». Надобно указать, что к тому времени мы основательно влезли в «лужу», устроенную родом homo ради собственных нужд. До «запруды» было ещё далеко – и мы шли по ровной глади точно посредине. В среднем ухе возникло что-то вроде «ф-шшш» … щёлкнуло символически, переключилось. Кроме как «опаньки» ничего мудрого в ум не приехало. Зато открылась картина не 3D даже. Как слоёный пирог. Все коржи необязательно было пропекать … выделились три основных. Гладь стала – плоскостью, по которой скользила байдарка. Это «бытие – мое». Абсолютная прозрачность – вроде компьютерной схемы, и «трансцендентальный аспект». То есть – смысл происходящего. Всё это – в одном стакане. Небо над … включалось составной частью – в прозрачность. А по небу тому линиями облаков чертились трассы. Малейшее переключение в трансценденцию давало эффект восприятия Колесниц Богов. Никак иначе! Вот это да, сказал я себе …
Меж тем феерия разворачивалась много дальше. Третий глаз не даёт объёма – тут нужно два третьих! Твой – двухядерный слабоват для такого, обумствовалось как ответ – несвою мысль в уме. Докамлался – это уже своя, эх, говорила мне мама – не ешь мухоморы! «)))» – было ответом, словами не передать. Этакое одновременное пребывание в двух местах сразу, оказалось новинкой. О, как однако! Только бы не сверзнуться в холодную воду – назойливо вертелось в уме, между идеальными гребками. Ещё одно «)))». И – «не сверзнешся!» обнадёжило весьма. Так мы и «пробеседовывали» до Ворот. Дальше тема – углубилась. По правому борту встали утёсы периода – Мел. А поскольку я прозревал и вглыбь, и вширь – то отчётливо наблюдал ложе рукотворного моря со всеми затопленными артефактами на нём – как то: лодки разные, скелеты homo и не-homo, прочую снедь … главным стало не это. Я зрел – структуру.
«Посмотри, как я их всех уложил» - возникла и остановилась мысль. Не моя явно. Откуда бы моим во мне таким взяться? Присмотрелся – в «слоёный пирог». «Бытие мое» показало слой за слоем всех периодов Меловой Эры. От ложа дна – до верхушек утёсов. Перефокусировка … и – от амёб, через воинов – до царей и праведников. Там были все – про кого слышал, и совершенно неведомые. Слой за слоем – пересечённые зеркальной гладью. Мотание головой, и плескание воды в лицо не принесло освежающего эффекта. Я – сдался. Получасовое огибание утёса – дугой мастера Вольта переплавляло ум. А вокруг сияло крещендо осени!!!
Когда мы прорисовались в уют заповедной бухты, континуум сжалился и расставился по привычным местам. Море стало морем, а лес – лесом. После уставления палатки, и запылания костра Марал зазвучал рифами по обечайке. Врачебница моя любопытно так прищурилась. А лог отозвался эхом – то ли цыканьем, то ли хохотом. Впрочем, хохот был весьма добродушен, если это можно так назвать. Я растянул лицевые мышцы улыбкой по черепу, получилось глупо, но другого у меня не было. И тогда сдался ещё раз … мохнатая колотушка скользнула по Краю Миров. Марал выронил «бум», а ласковые руки обняли за шею. Прости друг, надеюсь ты меня поймёшь?

*продолжение - http://www.chitalnya.ru/work/756973/
Рейтинг: 0 233 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!