Кобель

27 мая 2014 - Добрый Гном

Кобель

Я, вот что думаю: человек, он специально таким сделан, чтобы сначала сочинить какое-нибудь правило или закон, а потом взять и нарушить. Не верите? Хорошо, сказано ведь: всех денег не заработаешь и в могилу не унесешь. Только не знаю я таких, что остановились, ну если поперло. Или другое: не возжелай жены ближнего. Это вообще смертный грех. Нет? Не смертный? А зачем тогда? Взять, например, нашего Мишку. Его так и прозвали – Мишка кобель. Ни одной юбки не мог пропустить. И плевать ему: замужняя или просто так пока с кем ходит. Бабы тоже хороши: прошел промеж них слушок, что мол Мишка кудесник в этом деле. Половой гигант значит. И прям каждая, как его завидит, уже согласная на все. Мужикам, в нашем поселке, все эта порнография не нравилась, конечно. Поначалу урезонить Мишку пытались. В смысле разговоры разные вели. Без мордобития. А он в ответ: мол не могу я справиться с желаниями. Мне любая баба все одно, что водка алкоголику, даже хуже. Тут мы задумывались все время: по алкоголизму у нас каждый специалист, но все равно простить не могли и перешли к другим видам воздействия. А Мишке все нипочем: не успеют одни синяки исчезнуть, он уже за другими в путь собрался.

Так что, поймали его однажды мужики и на расправу в лесок ближайший пригласили. Только меня с ними не было: болел сильно с перепоя. Нашли, значит, полянку, раздели до нага, к березе привязали и совет устроили. Колька у нас самый умный: всегда что-нибудь интересное расскажет. Вот и тут. Раз, говорит, собрались мы этого кобеля оскопить, кастрировать в смысле, то предлагаю укол ему сделать специальный. В Америке всегда так поступают с насильниками всякими и прочими маньяками.

Мужики согласились, удобный метод, только где же его возьмешь – укол этот. Тут Ванька встрял, он у нас самый решительный: «Давайте отрежем ему нафиг все хозяйство, и будет нам спокойствие».

Вот, как про это узнал, совсем пожалел, что меня на той полянке не было. Правда, я к Мишке претензий не имел. Моя то Зинка и мне только по большим праздникам давала. Хотя, кто ее знает, эту женскую душу?

Ванькино предложение тоже обсудили, но отвергли. Кому хочется по «мокрухе» на зону попасть из-за кобеля поганого?

А Мишка все вертится, все пытается веревку ослабить и воет: «Отпустите меня, братцы, исправлюсь я, вот те крест!» Надоело это мужикам, заткнули Мишке пасть его же футболкой и дальше пошли разговаривать. Сели на травку, закурили не спеша и пивко открыли, чтобы не с кондачка, а по-умному. Тут Жека встрял: «Давайте, говорит, перевяжем ему все достоинство и три дня развязывать не будем – само отсохнет. А Ванька все не унимается: «А поленом ему промеж ног раз десять. Будет знать, сука!»

В общем, сидели, размышляли, разные варианты прикидывали. Даже такой: подрезать ему мошонку, чтобы яйца сами вывалились. Да, не заметили, за разговорами, что Мишка обделался уже и не раз. По полной программе.

Тут мужикам противно стало, развязали они кобеля и по домам пошли. А он с того дня переменился, ни на одну бабу не смотрел. Видать, каждый раз ему та полянка грезилась. Заодно, правда, злобиться стал. В ментовку устроился и попал к нам участковым. После этого совсем осатанел: чуть чего - в обезьянник. Обидчиков своих пересажал, конечно. Сроки хоть и небольшие, но отомстил, типа.

И еще одна новость образовалась: Верка наша, бухгалтерша поселковая, клинья под него подбивать стала. Раньше то, ни одна баба на Мишку не зарилась, если по серьезному. Одно дело удовольствия разовые, другое – жениться. А эта, прямо уперлась. Бабы, конечно, хихикали: «Зачем тебе он нужен, импотент этот?» А Верка в ответ: ваши, мол, уже который год ничего не могут, а мой – только только.

Свадьбу не играли. Верка сильно прижимистая, зимой снега не допросишься. А Мишка после женитьбы добреть стал. Прямо на глазах. Потом и жена его новоявленная раскололась. Похвастаться решила: «Наладилось все у Мишеньки. Орел, а не мужик». И добавила, что в столицу его возила, к сильно дорогому доктору. Этому, правда, не поверили – решили, что если и потратилась, то только на дорогу.

Все одно – подобрел Мишка, из органов уволился, а потом у всех прощенья попросил, кого обидел со зла.

Хотели мы после этого подробности узнать, но не вышло. Продали втихаря  свои квартиры, что он, что она и уехали куда-то, адресов не оставив.

Скучная стала жизнь в поселке – ничего не происходит. А я думаю теперь, иногда, особенно, если трезвый: зря меня на той полянке не было.

 

 

© Copyright: Добрый Гном, 2014

Регистрационный номер №0217341

от 27 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0217341 выдан для произведения:

Кобель

Я, вот что думаю: человек, он специально таким сделан, чтобы сначала сочинить какое-нибудь правило или закон, а потом взять и нарушить. Не верите? Хорошо, сказано ведь: всех денег не заработаешь и в могилу не унесешь. Только не знаю я таких, что остановились, ну если поперло. Или другое: не возжелай жены ближнего. Это вообще смертный грех. Нет? Не смертный? А зачем тогда? Взять, например, нашего Мишку. Его так и прозвали – Мишка кобель. Ни одной юбки не мог пропустить. И плевать ему: замужняя или просто так пока с кем ходит. Бабы тоже хороши: прошел промеж них слушок, что мол Мишка кудесник в этом деле. Половой гигант значит. И прям каждая, как его завидит, уже согласная на все. Мужикам, в нашем поселке, все эта порнография не нравилась, конечно. Поначалу урезонить Мишку пытались. В смысле разговоры разные вели. Без мордобития. А он в ответ: мол не могу я справиться с желаниями. Мне любая баба все одно, что водка алкоголику, даже хуже. Тут мы задумывались все время: по алкоголизму у нас каждый специалист, но все равно простить не могли и перешли к другим видам воздействия. А Мишке все нипочем: не успеют одни синяки исчезнуть, он уже за другими в путь собрался.

Так что, поймали его однажды мужики и на расправу в лесок ближайший пригласили. Только меня с ними не было: болел сильно с перепоя. Нашли, значит, полянку, раздели до нага, к березе привязали и совет устроили. Колька у нас самый умный: всегда что-нибудь интересное расскажет. Вот и тут. Раз, говорит, собрались мы этого кобеля оскопить, кастрировать в смысле, то предлагаю укол ему сделать специальный. В Америке всегда так поступают с насильниками всякими и прочими маньяками.

Мужики согласились, удобный метод, только где же его возьмешь – укол этот. Тут Ванька встрял, он у нас самый решительный: «Давайте отрежем ему нафиг все хозяйство, и будет нам спокойствие».

Вот, как про это узнал, совсем пожалел, что меня на той полянке не было. Правда, я к Мишке претензий не имел. Моя то Зинка и мне только по большим праздникам давала. Хотя, кто ее знает, эту женскую душу?

Ванькино предложение тоже обсудили, но отвергли. Кому хочется по «мокрухе» на зону попасть из-за кобеля поганого?

А Мишка все вертится, все пытается веревку ослабить и воет: «Отпустите меня, братцы, исправлюсь я, вот те крест!» Надоело это мужикам, заткнули Мишке пасть его же футболкой и дальше пошли разговаривать. Сели на травку, закурили не спеша и пивко открыли, чтобы не с кондачка, а по-умному. Тут Жека встрял: «Давайте, говорит, перевяжем ему все достоинство и три дня развязывать не будем – само отсохнет. А Ванька все не унимается: «А поленом ему промеж ног раз десять. Будет знать, сука!»

В общем, сидели, размышляли, разные варианты прикидывали. Даже такой: подрезать ему мошонку, чтобы яйца сами вывалились. Да, не заметили, за разговорами, что Мишка обделался уже и не раз. По полной программе.

Тут мужикам противно стало, развязали они кобеля и по домам пошли. А он с того дня переменился, ни на одну бабу не смотрел. Видать, каждый раз ему та полянка грезилась. Заодно, правда, злобиться стал. В ментовку устроился и попал к нам участковым. После этого совсем осатанел: чуть чего - в обезьянник. Обидчиков своих пересажал, конечно. Сроки хоть и небольшие, но отомстил, типа.

И еще одна новость образовалась: Верка наша, бухгалтерша поселковая, клинья под него подбивать стала. Раньше то, ни одна баба на Мишку не зарилась, если по серьезному. Одно дело удовольствия разовые, другое – жениться. А эта, прямо уперлась. Бабы, конечно, хихикали: «Зачем тебе он нужен, импотент этот?» А Верка в ответ: ваши, мол, уже который год ничего не могут, а мой – только только.

Свадьбу не играли. Верка сильно прижимистая, зимой снега не допросишься. А Мишка после женитьбы добреть стал. Прямо на глазах. Потом и жена его новоявленная раскололась. Похвастаться решила: «Наладилось все у Мишеньки. Орел, а не мужик». И добавила, что в столицу его возила, к сильно дорогому доктору. Этому, правда, не поверили – решили, что если и потратилась, то только на дорогу.

Все одно – подобрел Мишка, из органов уволился, а потом у всех прощенья попросил, кого обидел со зла.

Хотели мы после этого подробности узнать, но не вышло. Продали втихаря  свои квартиры, что он, что она и уехали куда-то, адресов не оставив.

Скучная стала жизнь в поселке – ничего не происходит. А я думаю теперь, иногда, особенно, если трезвый: зря меня на той полянке не было.

 

 

Рейтинг: +1 182 просмотра
Комментарии (2)
Денис Маркелов # 28 мая 2014 в 16:17 0
Блудная страсть самая сильная. Рассказ полезен
Добрый Гном # 28 мая 2014 в 20:24 0
Неужели кто-то устыдится или испугается после прочтения? big_smiles_138
Спасибо.