ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Кеня (Рассказ-быль)

 

Кеня (Рассказ-быль)

21 апреля 2014 - Александр Приймак
article210281.jpg

                                                              Александр Приймак

 

 

Кеня
(Рассказ-быль)


«Сверкнуло два зелёных изумруда

И кот мяукнул: «Ну, идём домой!»

Но где мой дом и где рассудок мой?»
Анна Ахматова


«…никому не показываюсь. Кошки.

Мой любимый неласковый

Подросток кот»
Марина Цветаева

 

 

Жила в нашем доме, на первом этаже, молодая пара Таня и Серёжа. Детей у них не было. И завели они себе котёночка. Назвали его Иннокентий или «Кеня».

Кот был сиамский, чистопородный, с сияющими голубыми глазами и крючком на кончике хвоста[1].

Рос этот Кеня, рос, а потом, - пойми эту кошачью логику, - решил сменить хозяев. И перешёл он жить к соседям, одной немолодой паре.

И как Татьяна ни звала его назад, приманивая его рыбкой, курочкой, - кот только рычал и даже замахивался лапой, и поворачивался хвостом. И было ему четыре года.

Когда новые хозяева шли куда-нибудь, кот выбегал вслед за ними и…укладывался на туфли хозяина. Сдвинуть его было невозможно. Приходилось возвращаться, насыпать вдоволь корма и запирать форточки.

Кеня был очень самостоятельным и любил прогуляться по кухням соседей. Мог украсть и принести хозяйке котлетку или кусочек рыбки…

Все любовались котом. Особенно интересовались им клиенты фирмы, расположившейся рядом с подъездом хозяев.

Кеня считал себя властелином всего четырёхэтажного дома. Он был грозой всех котов.

Считал себя главнім в семье. И, если какой-то чужой кот ненароком запрігивал в окно, то Кенька считал своим долгом выгнать наглеца (или нахалку) и уж вовсе выходид из себя, и даже кусал хозяев, если Людмила имела неосторожность налить пришельцу хотя бы водички. Правда, потом сам же и зализывал ей нанесенные им ранки.

Однажды Кеня исчез. Новые хозяева, Людмила и Моисей, были безутешны. 

Прошло полгода.  

Хозяин умер.

Прошло ещё года полтора.

Пошла как-то Людмила на базар. По дороге к базару стоял дом. В одной из квартир первого этажа жила Раиса – в четырёх огромных комнатах – одна. И пятнадцать кошек, заменявших ей семью. Она кормила их, носила к ветеринару…

Проходя мимо этого дома, Людмила увидела среди кошачьей компании сиамца и машинально позвала его: «Кеня!». Кот посмотрел на неё и… ушёл в кусты.

Людмила подумал: «У меня уже, наверное, глюки. Какой уже может быть Кеня?»

И пошла на базар.

Возвращаясь, она вновь проходила мимо этой кошачьей компании. И снова зачем-то позвала кота:

- Кеня! Кеня!

И тогда из кустов выскочило всклокоченное чудовище и прыгнуло ей прямо в руки:

- Ну, что ж, Кенечка, идём домой!

И пошли они домой. Кот очень спокойно сидел на руках, не вырывался. А когда они подошли к двери квартиры, Людмила опустила его на пол, открыла дверь и сказала:

- Иди, Кеня, домой!

Тот зашёл в квартиру и лёг на кровать в спальне, на своё любимое место. 

На следующий день весь дом гудел, обсуждая тему: Кеня ли это на самом-то деле?

У кот были сломаны и неправильно срослись передние лапки. А часть хвоста с крючочком была отрублена…

Прожил он у Людмилы ещё пару лет. Его отравили соседи. В этот день в подъезде погибло шесть котов и кошек. Кто-то рассыпал яд в кошачий корм.

Людмила рыдала. Злые языки судачили:

- За мужем так не плакала, как за котом плачет!


_____________________________________________________________________________

 

 И мало кто знал, что после смерти мужа Моисея, Людмила и сама решила умереть,

выпив целую пригоршню снотворных таблеток.  Выпила все – до единой…

Соседка вовремя наведалась. «Скорую» вызвала.

Откачали тогда…

Но жить без любимого мужа ей казалось бессмысленным. Удерживала лишь необходимость поддержать сына: из-за  друзей, подставивших его, он попал в очень неприятную историю…
           А однажды Людмила вскоре после смерти мужа, впав в транс, обратилась к душе Моисея:

- Помоги мне вернуть  хотя бы … Кеню!


_____________________________________________________________________

 

И уж совсем никто не видел и не слышал, как, похоронив Кеню, Людмила навзрыд причитала над кошачьей могилкой:

- Лучик ты мой последний!

 

 

 

 



[1] Когда сиамские принцессы купались, свои кольца они одевали кошкам на хвосты.

© Copyright: Александр Приймак, 2014

Регистрационный номер №0210281

от 21 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0210281 выдан для произведения:

                                                              Александр Приймак

 

 

Кеня
(Рассказ-быль)


«Сверкнуло два зелёных изумруда

И кот мяукнул: «Ну, идём домой!»

Но где мой дом и где рассудок мой?»
Анна Ахматова


«…никому не показываюсь. Кошки.

Мой любимый неласковый

Подросток кот»
Марина Цветаева

 

 

Жила в нашем доме, на первом этаже, молодая пара Таня и Серёжа. Детей у них не было. И завели они себе котёночка. Назвали его Иннокентий или «Кеня».

Кот был сиамский, чистопородный, с сияющими голубыми глазами и крючком на кончике хвоста[1].

Рос этот Кеня, рос, а потом, - пойми эту кошачью логику, - решил сменить хозяев. И перешёл он жить к соседям, одной немолодой паре.

И как Татьяна ни звала его назад, приманивая его рыбкой, курочкой, - кот только рычал и даже замахивался лапой, и поворачивался хвостом. И было ему четыре года.

Когда новые хозяева шли куда-нибудь, кот выбегал вслед за ними и…укладывался на туфли хозяина. Сдвинуть его было невозможно. Приходилось возвращаться, насыпать вдоволь корма и запирать форточки.

Кеня был очень самостоятельным и любил прогуляться по кухням соседей. Мог украсть и принести хозяйке котлетку или кусочек рыбки…

Все любовались котом. Особенно интересовались им клиенты фирмы, расположившейся рядом с подъездом хозяев.

Кеня считал себя властелином всего четырёхэтажного дома. Он был грозой всех котов.

Считал себя главнім в семье. И, если какой-то чужой кот ненароком запрігивал в окно, то Кенька считал своим долгом выгнать наглеца (или нахалку) и уж вовсе выходид из себя, и даже кусал хозяев, если Людмила имела неосторожность налить пришельцу хотя бы водички. Правда, потом сам же и зализывал ей нанесенные им ранки.

Однажды Кеня исчез. Новые хозяева, Людмила и Моисей, были безутешны. 

Прошло полгода.  

Хозяин умер.

Прошло ещё года полтора.

Пошла как-то Людмила на базар. По дороге к базару стоял дом. В одной из квартир первого этажа жила Раиса – в четырёх огромных комнатах – одна. И пятнадцать кошек, заменявших ей семью. Она кормила их, носила к ветеринару…

Проходя мимо этого дома, Людмила увидела среди кошачьей компании сиамца и машинально позвала его: «Кеня!». Кот посмотрел на неё и… ушёл в кусты.

Людмила подумал: «У меня уже, наверное, глюки. Какой уже может быть Кеня?»

И пошла на базар.

Возвращаясь, она вновь проходила мимо этой кошачьей компании. И снова зачем-то позвала кота:

- Кеня! Кеня!

И тогда из кустов выскочило всклокоченное чудовище и прыгнуло ей прямо в руки:

- Ну, что ж, Кенечка, идём домой!

И пошли они домой. Кот очень спокойно сидел на руках, не вырывался. А когда они подошли к двери квартиры, Людмила опустила его на пол, открыла дверь и сказала:

- Иди, Кеня, домой!

Тот зашёл в квартиру и лёг на кровать в спальне, на своё любимое место. 

На следующий день весь дом гудел, обсуждая тему: Кеня ли это на самом-то деле?

У кот были сломаны и неправильно срослись передние лапки. А часть хвоста с крючочком была отрублена…

Прожил он у Людмилы ещё пару лет. Его отравили соседи. В этот день в подъезде погибло шесть котов и кошек. Кто-то рассыпал яд в кошачий корм.

Людмила рыдала. Злые языки судачили:

- За мужем так не плакала, как за котом плачет!


_____________________________________________________________________________

 

 И мало кто знал, что после смерти мужа Моисея, Людмила и сама решила умереть,

выпив целую пригоршню снотворных таблеток.  Выпила все – до единой…

Соседка вовремя наведалась. «Скорую» вызвала.

Откачали тогда…

Но жить без любимого мужа ей казалось бессмысленным. Удерживала лишь необходимость поддержать сына: из-за  друзей, подставивших его, он попал в очень неприятную историю…
           А однажды Людмила вскоре после смерти мужа, впав в транс, обратилась к душе Моисея:

- Помоги мне вернуть  хотя бы … Кеню!


_____________________________________________________________________

 

И уж совсем никто не видел и не слышал, как, похоронив Кеню, Людмила навзрыд причитала над кошачьей могилкой:

- Лучик ты мой последний!

 

 

 

 



[1] Когда сиамские принцессы купались, свои кольца они одевали кошкам на хвосты.

Рейтинг: +2 155 просмотров
Комментарии (2)
Серов Владимир # 22 апреля 2014 в 01:21 +1
Прекрасный рассказ!
Не пониаю тех, кто губит животных!
Александр Приймак # 22 апреля 2014 в 19:31 0
Спасибо, дорогой!
Да: все мы ведь от Бога!