ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Камышовая тропа

 

Камышовая тропа

article46738.jpg

 


 

«Там где кончается мир, начинается свет»

 

Алиса - Родина

Вечерело. Солнце укуталось в облачный шарф. Вдали заканчивалась уборка. Комбайны гудели бесконечным веретеном зноя. Ещё с детства эти машины стали синонимом слова пекло. Комбайны, словно стадо диких слонов, приходят каждый год в нашу деревню в середине лета. Они всегда движутся тихо всем своим видом демонстрируя величавость и торжественную радость сделанной ими работы. Стройная колонна неспешно шла по убранному полю. Смелые, грузные, отважные звери упивались красивым заревом заката. Гул всё угасал, вместе с сиянием солнечного света. Русская деревня нынче превратилась в безликое, потерявшее связь с народными традициями, местопребывание людей. Сложно теперь сказать, что мы тот народ, который может похвалиться именами Толстой, Достоевский, Гагарин, Жуков, Сталин. Скорее мы тот народ, что живёт на территории, где жили эти великие люди. Нынче люди заняты совсем иными задачами, вопросами и воззрениями. Но эта история, которую я хочу рассказать оставляет тонкую ниточку надежды на то что мы не станем теми, кого народ презренно называет «американцы». Я же сторонюсь таких клейм, поскольку считаю, что американцы-то в отличии коренных европейцев, хранят свои семейные традиции и передают их детям. А наши древние народы с тысячелетней историей встают на ветииватый путь обезличивания национальной культуры ни в коем случае я не хочу говорить о национальной культуре, как о радикальной контркультуре, так модной сегодня в нашем однобоком толеранторизме.  Мир шире самых широких рамок, так любимых людьми. А люди разные все…

Однообразные жаркие летние дни сгруппировавшись, терзали людское терпение. Эти быстрые конские повозки тянули на своих плечах все судьбы живущих и существующих жителей в деревне. Наша деревушка ничем не примечательна.

 Серая, неопрятная, заболочено-пустынная, напичканная алкашами, шаболдами корчащими из себя элиту современной молодёжи, деревня отходила ко сну. Весь этот бомонд кочует из компании в компанию, дегустирует всевозможные пороки и противоположный пол, разносторонние напитки и проверяет тела на выносливость. В общем-то всё как всё вокруг… и сказанные слова являются лишь моими наблюдениями, со стороны, как только это возможно…

Комбайны отъехали от села довольно далеко… Они ворочались по полю, похоже правда на слонов, ищущих сочную траву. Грузные походки, считающие кочки, несли тяжёлые тела в след догорающему светилу. Впечатление было такое, что солнце уводит большое стадо красных гигантов. Тёмная полоса горизонта удалялась от молодого студента, сидящего на круглом кургане, оставленным ещё казаками во времена освоения земель русской армией. Он теребил плеер из которого звучал industrial. Ему опротивели до глубины души сельскохозяйственная практика. Он глубоко проклинал своего отца за то, что он затащил сына на факультет агрономии. Сам парень тянулся к инженерии, точнее к архитектуре культурных и общественных сооружений. Во сне к парню приходили чертежи вокзалов, католических соборов, дворцов Екатерининской эпохи. Сергею не нравилось то, что его ровесники мечтают стать милиционерами, поскольку он считал эту работу самой социально ответственной до идей которой необходимо быть подтянутым с высокими нравственными ценностями и внутренним стержнем совести. Но в обществе всепоглощающего потребления, молодёжь стремиться найти работу, где можно делать вид своей занятости и получать за это деньги. Но почему-то люди не задумываются что правоохранительные органы первыми страдают при народных волнениях и гибнут при смене политического режима. Студента очень страшила людская слепота и он стремился к самосовершенствованию. Ему недавно исполнилось двадцать лет. Звали его Сергей Михайлович Нищий. Историю его фамилии многие родственники пытались русифицировать от фамилии немецкого философа и мыслителя Фридриха Ницше. Но на деле она брала свои корни от коллективизации и раскулачивания. Именно тогда прадед Сергея, Николай Степанович решил схитрить с новой властью и придумал себе такую фамилию. Эта хитрость после вышла бесом в ребро, как это часто случается в нашей стране. Его раскулачили, не смотря на «нищую» фамилию и приписали несколько лет тюрьмы за махинации, связанные с документами на имущество. Он прошёл войну на передовой в штрафбате. Чудом смерть не увела мужчину в закрытый от живых людей мир, но выносливый организм, не обращал внимания на пять смертельных ран. Он вытаскивал мужчину и он снова шёл на передовую. Однополчане удивлялись такой стойкости русского духа, на что Николай Степанович всегда отвечал: «Вся русская земля подпитывает наших людей своей богоносной силой». После войны дед получил звание героя Советского Союза. С тех пор их фамилию не меняли. Сергей брёл по зелёной траве, пачкая пылью белые брюки. За всё лето не было ни одной капли дождя, отчего воздух превратился в раскалённый, вооружённый пылью супостат, травящий сухотою всё живое. Озлобленный взор парня полосовал родные места. Он шёл домой, где его ожидала мать, погружённая в телевизионные телесериалы, удои коров, домоводство и отец, погрязший в ежечасном ремонте старого трактора. Студент с ужасом представлял очередной вечер своей жизни. На самом деле ему чертовски всё осточертело. Перед глазами встала вечно хныкающая девушка, увлечённая драматической литературой XIX века. Её влекла вся эта европейская эстетика и она напрочь позабыла о современной жизни. Единственное что девушку удерживало в нынешнем времени – её учёба на медицинском факультете. Вечно поддатый старший брат, пытающийся казаться более умнее, чем был на самом деле. Он имел, как всегда говорил, «больший багаж жизненного опыта», который заключался в  общении с деревенскими шаболдами, алкашами и наркоманами. Он всегда удивлялся что может привлекать парня в мистике, готике и классическом театре.

Дорога была недалёкой, около полутора километра, которые он прошёл за несколько минут. Сумерки подобрались к селу, в округе залаяли собаки, прося ужина. Обычный летний день, коих бывает около сотни ежегодно раскрыл крылья и ждал прохлады. Родная калитка, сваренная из цельного листа миллиметрового железа и обрамлённая трёх сантиметровым уголком, скрипнула. Во дворе заскулила собака. Студент вошёл в свою комнату, переоделся и войдя на кухню сел ужинать. Рядом с ним присела мама. Она была усталая, это выражалась сонными глазами и серым цветом лица. Женщина говорила сыну о своих опасениях, сомнениях и бесконечных реформах, которыми пропиталась вся российская действительность. Среди бытового разговора мама упомянула, что сегодня ровно пять лет со дня смерти Николая Орлова, мужа Елены, что живёт поодаль от деревни. Сергей сразу вспомнил эту симпатичную женщину, которая в свои 35 лет, выгладила на 28-29. Раньше парень никогда не вспоминал о ней, но что-то сейчас в душе стукнуло непонятным мистическим набатом.

- Говорят к ней ходят двое мужиков из деревни – сказала мама – вроде Вовка Ефремов и Игорь Веркин.

Парень почувствовал презрение к этим мужикам, но не показал этого матери. Сергей посмотрел на мать.

- Зачем ты всё это рассказываешь мне, мама?

Женщина замолчала. В этот миг в кухню вошёл отец и начал отмывать хозяйственным мылом в раковине мазутные руки.

- Ты хоть бы на улице смыл свой мазут!- сказала женщина, гневно смотря на чёрные капли растёкшиеся по раковине. Она встала и подала мужу грязное полотенце.

Отец в ответ выматерился и продолжил свою процедуру. Он спросил сына о его делах, но ответ сына его не удовлетворил. Отец сказал сыну: «Ты всегда говоришь хорошо, когда тебе не интересно. Ваше поколение ещё гнилее, чем о вас думаешь! Вам нужны лишь родительские деньги, да сплошные удовольствия. Вам помогаешь – помогаешь, да всё насмарку! Вам всё мало! Хоть бы миллион в неделю вам давай, всё равно смотреть будете с просьбой о долге. Только запомни родители ничего вам не должны!»

Сергей ничего не ответил, зная заранее, что скажет ему отец.

- Ладно я пошёл к Тане. Папа, я возьму твою машину.

Отец вытащил ключи из кармана и бросил сыну в руки.

- Ты хоть бы раз убрал в ней после себя. Что вы олухи будете делать когда нас с матерью не станет?

- Жить. Жить, папа, жить… другого мы ничего не умеем... - пошутил парень. В его голосе не было ни малейшей ноты сарказма.

Мужчина снова выматерился. Его глаза наполнились гневом и отец шваркнул в него полотенце, но промахнулся и тот попал в кружку, стоящую на столе. Та ударилась о пол и с грохотом разбилась.

Жена закричала на мужа и у них началась словесная перепалка. Сергей не хотел участвовать в ней посему он поскорее добрался до девятки и поехал на соседнюю улицу. Он позвонил девушке и та через десять минут вышла к нему.

- Как день провёл?- спросила Таня.

Она действительно с дерзким фанатизмом впитывала медицинскую программу колледжа, словно каждая пара для неё была последней каплей жизни. Ей не доставляло расстройства читать всевозможную факультативную медицинскую литературу. Даже у всех героев художественных произведений Татьяна пыталась распознать какие-то патологии и предрасположенности к тем или иным болезням. Сергей опасался, что его девушка уже на низшей  стадии гендерной тревоги. Ведь она даже в нём пыталась распознать симптомы зарождающихся старческих недугов. Конечно с грохотом Татьяна не кричала об этом на каждом углу и не стремилась навязать своё видение на проблему другим людям, у неё всё состояние обеспокоенности протекало внутри и порой заболачивалось в виде повальной необщительности и надуманности беды. Девушкин колледж находился в километре от института Сергея, поэтому влюблённые часто виделись в городе и подолгу проводили время, прогуливая учёбу.

- Всё хорошо – ответил парень непричастным ко всему голосом.

- Ты всегда говоришь так, когда тебя гнетёт, что-то другое. Что случилось?- трепетным тоном голоса спросила девушка. Её смышлёный взгляд пронзил глаза парня до глубины души. Ему не нравилась то что Таня всегда смотрела в глаза при разговоре.

- Мне сегодня мама сказала о пятилетней годовщине смерти Орлова.

- И что? – недоверчиво спросила Таня – Тебе какое дело до этого?

- А разве ты не помнишь, что умер он довольно при странных обстоятельствах?

Девушка опрокинула голову на спинку сиденья и отвернулась от парня. С минуту она помолчала, а после задумчиво ответила:

- Нет не помню… Да и вообще это меня не касается… своих дел по горло…

- Давай съездим к их дому, посмотрим что там происходит сейчас…

- Не хочу… достал ты со своей мистикой! – возразила она – Что там интересного смотреть –то?

- Все мы когда-то умрём. Мне интересно посмотреть как живут люди без умершего… разве не завораживает тебя такая драматургия не на страницах книг, а в жизни, на яву? – парень посмотрел  на девушку с истинным наслаждением от собственных мыслей и чувств.

- Ну у тебя и интересы… - недоумённо прошептала девушка. – Одно дело это читать в вымышленных историях, совсем другое – на яву.

Татьяна собрала длинные, русые волосы в хвост и сосредоточилась на предложении Сергея.

- Так и быть, поехали! – сказала она, уже бодрым голосом.

Сергей улыбнулся:

- Так бы с самого начала…

- А что случилось с этим мужиком?

- А ты не знаешь?

- Нет, меня это не интересовало…

- Парни мне рассказывали, что умер он ночью на кладбище, вроде он туда носил новорожденных детей, которых рожала его жена.

Таня смутилась. Она изменилась в лице:

- А моя мама говорила, не новорожденных, а неродившихся… вроде они сами с женой вызывали обороты.

- Жуть… Но это не вся история…  Я как-то слышал, что мужики говорят вроде этот Орлов ушёл колдовать и  носил на кладбище жертвоприношения…

- Их нельзя носить… это обряд такой… он только мог носить жертв, для обряда…

- Да какая разница! А вдруг они оба колдуют?

- Кто оба? – спросила девушка.

- Ну и жена его… продолжила стезю мужа…

Сергей остановил машину в сотне метров от дома Орловых. В поднимающимся серебре луны домовладение хорошо просматривалось. Зеркала небес наполняло тёмной романтикой фантазию молодёжи.

Дом вырывался своей жуткостью на фоне тёмного полотна донской степи. Он был деревянным, словно его ещё недавно построили заплутавшие во времени казаки. Камышовая крыша уносила вглубь позапрошлого века и покосившийся забор вкопанными кольями дорисовывал картине ожившую чертовщину, времён Гоголя. Молодёжь сидела, ожидая чудо, но его не было… вечер сменился глубокой ночью. Оба устали от разговоров и ожидания. В этом дворе ничего не происходило. Лишь в окне горел свет. Но в этом не было ничего мистического или неординарного. Луна поднялась высоко и её свет залил все уголки серебром волшебства. Сон потихоньку вливался в салон автомобиля.

- Знаешь, я давно хотел с тобой поговорить о смерти Солнца. О влиянии его гибели на нашу планету – почти не сонным голосом сказал Сергей своей девушке. От этих слов он будто проснулся.

Девушка подняла голову, оторвав её от правого плеча парня.

- О чём? – удивлённо спросила она.

- О Солнце… - Тут недавно смотрел фильм об этом. У меня возникли кое-какие мысли. И теперь не знаю с кем поделиться своими соображениями. Может, конечно, ты не поймёшь этого… -удивительно спокойным голосом сказал парень. В его глазах блестело отражение Луны.

Девушка пожала плечами, ничего не сказав ему в ответ. Они продолжили молчать. Лишь немая тень скользнула между ними и теперь парень понял, что девушка не понимает его и не стремиться понять его. Это очень огорчало Сергея. Он грезил совсем иными отношении со своей девушкой. Впрочем, их томное молчание длилось недолго. Во дворе, за которым ребята следили, началось движение. Вначале скрипнула калитка, после чей-то высокий, худощавый силуэт мужчины подошёл к входной двери хаты и через несколько секунд вошёл внутрь. Ребята следили сосредоточено за происходящим.

- Интересно, а кто это пришёл?- прервала молчание девушка. Она посмотрела на парня, но ничего не прочла в его глазах.  Оба и Ефремов и Веркин, были плотными и невысокими мужчинами. А этот мужчина был худым, как Орлов.

- А ты откуда знаешь, кто к ней ходит?

- Ну деревня… - удивилась Татьяна,-  А то все люди не знают обо всех…

- Это точно… - вздохнул парень.

В тишине ночи снова брякнула калитка и две фигуры пошли в сторону полей. Он двигались быстро, словно боялись опоздать куда-то…

У молодёжи росло напряжение. Любопытство подпирало их комками в горле. Сергей решил поехать за ними, но Таня отговорила его делать это.

- Куда они пошли?

- В сторону хутора…

- Да, интересно. Накануне туда поехали комбайнёры. Неужели этот мужик повёл её туда? – возмутился парень. Он представил как эту женщину будут тискать потные, грязные матерщинники. Узел отвращения расцвёл в нём. Ему захотелось удушить этих похотливых мужланов, которым всё равно на ком справлять свою физиологическую потребность. Внезапно для самого себя, он почувствовал как она переживала гибель мужа, тяжесть смерть новорожденных детей и скуку одиночества.

- О чём ты думаешь, Серёжа?

- Да, так…

- Сожалеешь, что она пошла к комбайнёрам, а ты здесь сидишь со мной?

- Да ты что! Сколько мне лет, а сколько ей…

- Все вы мужики одинаковые. Она женщина симпатичная – подытожила Татьяна.

- Перестань!

- Да вы похотливые скоты!

- Бабы не лучше! А поди посмотри ещё и похотливее нас будете

Ребята вновь замолчали. И где-то с полчаса не разговаривали. Никого не было в интересующим их дворе.

- Поехали по домам – предложила девушка.

Сергей не стал возражать ей, несмотря на то что ему очень хотелось последить за этими людьми.

Утро наполнило комнату парня яркими лучами. Снова пекло сдавливало воздух тяжёлыми парами и стало вновь трудно дышать. Парень позавтракал и пошёл на практику.  Она заключалась в наблюдении за оставленной после комбайнов стернёй. С самого начала эта работа ему опротивела, он боялся отца, отчего выполнял все предписания учёбы.

С детства Сергей был зажат догматической тяжестью отцовского авторитаризма. Окружающие Сергей парни часто критиковали заочно своих родителей, но он не имел такой привычки. Откуда-то из нутрии он понимал, родители делают всё на благо ему, посему не хотел перечить им своим несогласием. Он ходил меж комбайнов и хохочущих комбайнёров. Мужики были веселы, будто ночь прошла на ура. Студент подозрительно слушал их, ожидая что кто-то проболтается о вчерашней гостье. Но рабочие и словом не обмолвились о том что к ним приходила женщина. Весь день, работы было много, но Серёжа ни на минуту не прекращал искать следы ночной гостьи. Он и сам не мог толком понять почему его тянет к этой женщине. До вчерашнего дня парень и не вспоминал о ней, но теперь в груди будто расцвёл каменный цветок, который испепелял сознание. В голове не успокаивалась мысль о загадочной смерти Николая Орлова. Около десятка сказочных версий бродили по деревни об этом событии, но Сергей очень хотел разобраться в ней самостоятельно. Целый день студент провёл в ступоре, он полностью погрузился в мир своих размышлений. Сергей и сам толком не знал, что он хочет открыть для себя в этой загадке. После практики ему позвонила Татьяна, сообщив что вечером к ним приезжают родственники и поэтому увидеться не удастся. Парень даже обрадовался такому стечению обстоятельств. Когда взошла луна над утихающей деревней он пошёл к дому Орловых пешком. Душный, наполненный запахом разнотравья воздух успокаивал быстро стучащее сердце парня. Он сел на лавочку расположенную в трёх дворах от Орловых. Кусты сирени скрывали его от любопытных глаз прохожих, или тех кто мог следить за ним. Лунный свет приятно скользил по листве и траве. Он покрыл всё живое и умиротворял своей безмятежностью. Сычи воспели оду ночным пением от которого на коже парня поднимался волос. Страх потихоньку подбирался к нему, обнимая его змеиными кольцами. Чьи-то голоса разорвали единение тишины и следопыт обернулся в сторону идущих по дороге девчат.

Один из голосов Сергею был очень знаком. Он принадлежал его девушке. Парень решил не рисковать и встал с лавочки, покружился по сторонам и спрятался в кустах. Не прошло и минуты, как девушки уселись на эту же скамейку и утихли. Сергей чувствовал себя поганой воришкой. Таня шептала сидящей рядом с ней девушке о смерти Орлова, о своих догадках, людских былинках и о нездоровом интересе к Елене её парня. Девушки сидели тихо, лишь изредка обмениваясь шёпотом.

Сергей не мог различить слов. Ближе к полуночи из дома Орлова вновь вышел тот же худощавый мужчина и дойдя со скрипучей калитки исчез в темноте. Спустя три секунды огромная собака промчалась мимо соседских дворов и с большой скоростью приблизилась к лавочке, где сидели девушки. При виде их собака громко залаяла и кинулась на них. Таня и её спутница замерли. Они не знали что делать, но после незнакомая девушка подобрала небольшое палено и бросила его в пса. Сергей удивился такой смелости и чуть не выдал себя каким-нибудь воплем. Сидя в двух метрах от девушек он оставался абсолютно невидим. Густая листва и тонкая поросль с лихвой скрывала его от них. Собака исчезла и девушки быстро убежали отсюда. Спустя несколько минут, Сергей сел на лавочку и продолжил наблюдать за интересующим его двором. там снова никого не было видно. Время тянулось медленной липкой лентой. Парень притаился на скамейке. Мимо него никто не проходил, лишь откуда-то играло «Радио России». Диктор говорил о чём-то, но парень не прислушался к нему. Его переполняло сонным состоянием. Но с лавочки парень увидел как возле забора зажглась спичка, либо зажигалка. Там у забора, двора Орловых, явно кто-то курил. Этот ли кто-то гонял девушек, превратившись в собаку? Сергей засмеялся от такой мысли. Да он любил мистические фантазии западных кинорежиссёров, но чтобы поверить в такую «бабушкину сказку» нужно быть наивным человеком. Сергей встал и решился подойти к сидящему незнакомцу. Как раз он забыл дома свои сигареты, а курить сильно хотелось. Неоднозначные кружева опасения вдруг возникли в груди он шёл озираясь по сторонам, будто ожидая нападения собаки, но животного нигде не было видно. Чем дальше Сергей отходил от лавочки, тем робастно становилось в сердце. Где-то в мозгах интеллект смеялся над мальчишескими чувствами, но парень ничего не мог поделать со страхом. Сейчас он пожалел что не выдал себя Тане и её сестре, поскольку рядом с ними он чувствовал бы себя намного смелее. Вообще до сегодняшней вечерней прогулки парень ощущал себя одним из центров вселенной. Он был горд, тщеславен и непозволительно пренебрежительным к людям. Ему казалось, что во всём он разбирается куда лучше иных людей. Сергею доставляло удовольствие перечить взрослым, которые не понимали чего-то и старикам, особенно когда они пользовались устарелыми представлениями о мире. Да, так наверное поступает каждый взрослеющий человек, пытающийся подняться на свои ноги, пусть даже лишь в своих глазах. Дорога была короткой, не больнее тридцати метров. Но столкнувшись с неизвестным, да ещё и вскользь, парень не смог найти современной трактовки поведения этого мужика и собаки. Которая и была по его представлению тем худощавым гостем Орловой. Он шёл к нему за сигаретой, а может и не за ней. Сознание отключилось и парень не смог бы сейчас трезво ответить на вопрос сколько будет дважды два. Он находился уже в десяти метрах от лавочки, на которой кто-то курил сигарету и пьянящий запах дыма завьючивал голову парня. Сергей слышал как сидящий мужчина дышит тяжело, словно он болен или только что пробежался, а может отдыхивался от забойного лая. Эта мысль сносила с ног парня сильнее, чем удар кулаком в затылок. Его пленила эта загадка в которую он боялся поверить всем сердцем. Расстояние быстро сократилось и парень обомлел. Он подошёл и замер. Сияние луны рисовало на теле мужчины собачью шерсть. Вся грудь и руки были настолько волосаты, что они походили на обезьянью фигуру. Незнакомец внимательно посмотрел на подошедшего парня. Он ничего не говорил, лишь продолжал громко сопеть. Сергей тоже молчал, не в силах перебороть свой страх.

- Что тебе надо? – резко спросил сидящий мужчина.

- Закурить не найдётся?- отрывисто спросил парень.

Волосатое тело зашевелилось. Шерсть заблестела серой травой под лунным сиянием.

- Пошёл!- закричал мужчина

Сергей окончательно замер. Пот проступил по всему телу. Но увиденное парня потрясло. Совсем недавно фантазии были единым покровом его представления, а здесь, в данный момент мир грёз рушился и перед глазами явь разрезала время острым ножом. Огромная собака соскочила с ног мужчины и села рядом с Сергеем. Гость облегчённо вздохнул и принял сигарету. Дым завился белой фатой и мужчина заговорил о своей молодости, в которой он тайком курил от отца. Сергея удивил тон незнакомца. Он даже не знал его имени, но он говорил так, будто каждый день они виделись, или были знакомыми. Его слова были некой отдушиной для парня. Сейчас он ощутил в себе стыд, за то что он поддался людским суевериям. Все эти пересуды кружили над головой незваными птицами, щебечущими о недалёком миропредставлении. Мужчина упомянул о борьбе за чистоту нации среди комсомола, представителях родительских комитетов, дружинниках и прочих моралистах, которые покушались на его личный выбор вдыхать этот горьковатый привкус дыма от табака. По его словам он давно уже пересмотрел своё представление о курении и случись такое, что придется пережить жизнь заново, он решился бы не курить и не употреблять сладкого алкоголя. Но он не мог бросить этих привычек в настоящем, поскольку по его словам, он не сформировался бы как личность без них. Мужчина приводил десяток выводов и в голове Сергея они складывались в удивительную картину, где каждое слово, как отдельный кусочек мозаики находило своё место и укладывалось в целостность человеческого воззрения.

Сергей посмотрел на собаку. Это была та же псина, что кинулась на сидящих девушек. В душе парень посмеялся над собой… он даже чуть не вылепил свои домыслы мужчине, да умолк на полуслове.

- Ты что-то хотел спросить? Или расскажешь мне что-то?- сухо спросил мужчина. Дым его сигареты поднимался высоко над головой и рассеивался в воздухе длинными нитями, висящими в небе.

Парень пожал плечами. Он растерялся и словно проглотив язык, замолчал. Он и сам не ожидал, что можно молчать не просто так, как это делают все люди, а молчать сложно, растеряно, неуютно и тупо. Что сказать человеку, которого только что считал волколаком?  Парень затянул сигарету и посмотрел на сидящего мужчину. Тот тоже молчал, разглядывая Сергея.

- Понимаю… - ответил он – Бывает такое, что говорить ни с кем ни о чём не хочется. Летние вечера на самом деле не располагают к беседам с незнакомыми людьми. В такое время легко уединяться с противоположном полом и заниматься более приятными вещами… но увы не все так просто в жизни…

- Я просто хотел курить – соврал Сергей. Он выбросил окурок и тот полетел в высокую траву – Хотя… и в правду разговаривать нет желания. Как-то всё в жизни не просто и это напрягает очень сильно. Всё что вчера я считал незыблемым, сегодня превращается в пепел…

- Ты просто взрослеешь… я сам был таким лет в 18-20 лет. У меня был друг Коля и подруга  Елена. Мы любили нашу компанию и я глупо верил в то что такое общение может продолжаться всю жизнь. Мне тоже казались наши вечерне-ночные прогулки неземными. Мы любили мистику и и порядком щекотали друг другу нервы, то рассказами прочитанными днём, то нашими видениями. Не знаю то ли мы действительно видели всех этих лошадок, гуляющих по ночным полям, волков, светящихся фарфоровым светом среди густых рощ, то ли нам все это казалось и кажется до сих пор.

Мы бродили по тем местам куда обычно молодёжь не ходила. Нет, мы не были ни сектантами, ни ещё кем-либо… просто нас влекло непонятное сосуществование тайны вокруг нас. Мы открывали мир по-своему и думали что до людей можно что-то донести… какими мы были наивными…

- А что за лошади и волки? – Интересующимся тоном спросил парень. Он присел на корточки. В это время собака встала и подошла к калитке, уткнулась носом в ручку и та поддалась. Пёс вошёл во двор.

- Умная собака – добавил парень.

- Не то слово, умная. Она меня вытаскивала из таких жизненных ситуаций, что не всякому ангелу-хранителю под силу такое. Мне нужно ей ставить памятник… ну вот… о лошадях…  о волках… в одну из летних ночей мы собрались на горе, что находится выше улицы, где жила Лена с родителями. В детстве, юности мы часто там бродили, поскольку люди туда не захаживали и нам никто не мешал. Мы любили разговоры о какой-то мифологической чернухе, как на поле увидели большой светлый шар. Он светил от нас достаточно далеко, метров восемьсот, километр. На глаз в ночи расстояние не определишь… вначале мы подумали, что это мотоцикл светит фарами, нас это не интересовало и мы отвлеклись. Сейчас не помню сколько прошло времени, давно это было, но Колька вновь указал нам на светлый шар. Он то стоял как вкопанный, то носился по кругу, то проваливался под землю, а то и вовсе прыгал на несколько метров над землёй. Мы сидели под деревом, которое росло на краю бетонного резервуара, в который сбрасывалась вода из канала, а после падала в лоно местной ГЭС. Нас не было видно из-за листвы и высокой травы, а мы видели окрестные места. Шар не приближался к нам, но и не удалялся. Он, словно кружился по заданной траектории и что-то рисовал. Продолжалось это около часа, а после этот огненный шар пронёсся мимо нас на такой высокой скорости, что никакому наземному транспорту и не снилось… в центре этого шара был бледно-жёлтый конь с огненной гривой. Он промчался мимо нас и скрылся за рощей, а мы сидели молча минут десять, или больше, не разговаривая. Я не помню точно, что описывали ребята после, но я был на грани помешательства. Знаешь, об НЛО сейчас говорят столько, что можно подумать что о них знают многое, но люди даже не знают что это такое. А об таких жителях нашей планеты, даже и словом не обмолвливаются. Мы сейчас живём в удивительное время. Старые идеологии разрушились, новые ещё не придуманы а мы вольны, как никогда ране и может как никогда впредь. Этот конь растворился в воздухе будто его никогда и не было вовсе. Я не понимал видел ли я его один и видели ли его мои товарищи. Все грани нашей дружбы стёрлись. Мне было стыдно открыть рот и почувствовать, как самые близкие мне люди будут смеяться надо мной. Думаю они тоже испытывали тоже самое. Лишь потом мы начали оживать. Ничего не говоря друг другу мы стали собираться к тому месту, где только что был конь. Страха не было в нас, ибо он ещё не смог побороть ужас и шок. Именно тогда я понял, чем отличен ужас от страха. Ужас понятие неосознанное, а страх это животный инстинкт, когда твой мозг понимает что ты попал в передел. В тот момент мы не помнили своих имён, да и вовсе всю дорогу переговаривались еле понятными обрывками слов.

Дорога по полю была наитруднейшей. Сухие колосья больно били по ногам, а эти загадочные метры растягивались словно резиновые камеры. В звёздную, но безлунную ночь, мы не смогли оценить того, что было вытравлено на поле. Лишь бесчисленные тропинки расползались перед нами в разные стороны.

Днём по нашему селу расползлись слухи о том что дебоширы потоптали поле и испоганили урожай. В обед Лена поднялась на гору, влезла на дерево и увидела что на поле лежит распластанная, огромная двухсторонняя спираль. От каждого её луча исходило множество закруглённых линий, заканчивающихся кругами. Лена сфотографировала это место, но фотография не отражала всей монументальности картины. Она нарисовала дома на альбомном листе этот рисунок и спрятала, поскольку побоялась того что люди скажут что это мы затоптали поле. Но поверь мне, врятле какой-то человек сможет нарисовать такую картину с точностью, да еще и ночью.

Ты не представляешь, что тогда было в селе. Люди придумывали небылицы, одна другой смешнее… вначале мы хотели признаться, что были свидетелями этого художества, но во время остановились и передумали… мы поняли, что наша версия, куда сказочнее всех людских выдумок. По прошествии многих лет Коля сказал: «Реальная жизнь куда более фантастичнее любой человеческой выдумки, какой бы она ни была изощрённой». Потихоньку молва от происшедшего начала утихать… дни летели совиными крыльями, и людская молва догорала как перегорелый костёр. Каждый вечер мы ходили под наше дерево, ждали чуда, но оно не приходит в одно и тоже место дважды. Люди из деревни тоже ходили искать хулиганов, но никто не попадался им, поскольку никто не мог сделать то, что натворил тот светящийся конь. Прошло пару-тройку лет, тот случай потихоньку угас и в нашей памяти и мы осторожно возвращались к нашей любимой мистике. Но случилось с нами следующее. Мы блукали по местному кладбищу. Ну ты понимаешь, молодёжь тянет туда, поскольку там можно проверить свой характер. Мы шли, шутили, рассказывали анекдоты, но нас насторожили иконы, обращённые ликами на улицу. В комнатах дома не было света, но с улицы он падал из фонарей. От этого святые лики блестели, стоя на подоконнике. Святые разглядывали кладбищенскую долину, не смотря на тогдашнее советское табу на религиозные культы. В один момент нам стало и жутко и страшно. Я не могу сказать, что именно нас напугало, но атмосфера была не романтичной. Луна, кладбище, сычиные песни, собачий лай, давили на грудь и мы быстро засобирались домой. К сожалению, в людях плохо развито интуиция. Но нас тогда окутала робость так сильно, что мы поддались всеобщему страху. Мы сидели на лавочке, в глубине старого кладбища, поросшего сиренью, акацией и ясенем. Непролазные дебри тенями рисовали силуэты страшных существ. Мы же не просто боялись как герои мультфильма «Котёнок по имени Гав», когда он с щенком дрожа от молнии, а мы травили ко всему прочему друг друга вымышленными историями про вампиров, оборотней и прочих существ. Затем мы не выдержали кладбищенского приюта и вернулись на своё место на краю бетонного резервуара. Там стало совсем не страшно, к тому же дерево излучало тепло, так как мы к нему нашли подход и разговаривали с ним как со старшим товарищем. Зря люди со смехом относятся к тому что некоторые разговаривают с неодушевлёнными предметами. Порой это дерево выслушает тебя гораздо внимательнее чем самый близкий человек и даст свой мудрый совет. Я благодарен Богу, что живу в такое время когда могу безопасно для своей жизни читать всякого рода фэнтезийную литератур. И относится к ней не как к сказке, а как к народной памяти о прекрасных временах истории земли, когда ещё жили все существа в мире и благоденствии. Меня умиляет наш удивительно поэтичный язык. Сколько в нём красивейших слов: полнолуние, покров, лебёдушка, умиротворение, лучезарный и сотни других слов… но к сожалению люди пользуются совсем иными и с другим внутренним посылом. Где-то часа в два ночи мы увидели снова знакомый шар. Он кружил теперь не над пшеничным полем, а немного дальше, где рос камыш на заболоченном месте канала. Ни секунды не теряя мы сорвались с места и рванули к тому месту. После исхода из кладбища нас уже ничего не страшило. К тому же мы жадно желали разглядеть коня вблизи. Поле мы миновали быстро и подобрались во плотную к камышу. Шар кружился на другом берегу, через канал мы не решились переплывать ночью. Его ширина 16 метров, к тому же быстрое течение. Днём бы это не была проблема, но под синью звёзд… сам понимаешь… шар в точности повторял те же движения по камышу, что и в прошлый раз на поле. Он кружился, проваливался под землю, прыгал в высоких зарослях. Только в этот раз его цвет был ярко красный, в нём не было такой прозрачной чистоты, как тогда. Шар держал внутри волка. Это испугало нас до смерти. Нашему удивлению не было предела. Знаешь, я тебе не буду рассказывать все наши похождения, да это и не к чему. Да и эту историю не стану до рассказывать… дальше было то что нельзя разглагольствовать. Но поверь, жизнь всегда интересней того что видно на первый взгляд.

- Да уж… - оторвал Сергей. - Прикольно, ничего не добавишь… здесь… Если это правда, то на самом деле прикольно…

Мужчина оживился. Его явно оскорбил тон и неверие парня, - А ты полагаешь я тебе это ради красного словца сказал? Зачем мне это нужно. Я не буду здесь тужиться, доказывая свою правоту, просто мы сейчас пойдём и ты сам увидишь всю правду, которая скрывается недалече от сюда. Парень засомневался. Снова в голове расцвели людские суеверия, взращенных молвой. Они обтянули его грудь упругими жгутами и придавили к земле. Захотелось кричать, но воздуха не было в лёгких, да и голос совсем пропал.

- Идём, или ты струсил? Ведь ты же думал, что я являюсь этим псом, когда подошёл. Ты же сидел в кустах, когда присели на скамейку твоя девушка и её сестра. Ты боялся показаться им, ибо не верил ни себе, ни людским словам. Но тебя тянуло сюда со вчерашнего дня… почему, ты после узнаешь… да и вообще много чего ты узнаешь вскоре… тебя очень тянет к Ленке и ты не понимаешь почему… ты же сутки уже не можешь прийти в себя… Да она хороша, только не поддавайся на её соблазн. Тебе это совсем не нужно! Всегда помни о Татьяне. Она сможет тебя вернуть обратно, только она одна. Ты готов следовать за мной?

Мужчина так резко замолчал, что парню показалось что тот перевёл время вперёд и проговорил свои мысли в ускоренном темпе. Вокруг царило удивительное благозвучие, несмотря на то что была тишина. Музыка вырывалась из глубины души, предвкушая необъяснимую встречу с не осознанным… что хотел сейчас Сергей, он и сам толком не понимал. В груди всё парило и он был готов на всё… но страх жалил его осиными укусами. Парень не совсем понял как мужчина узнал всё его поступки и желания. В которых он сам не мог признаться себе до конца. Но монолог мужчины, парню очень понравился. Он вообще любил слушать, как мужчины не корчат из себя пуп земли, а размышляют на те темы в которых не сильны. Парень согласно кивнул головой и пошёл вслед за ним. Шли они долго по полям, минуя сторожки и лесополосы. Звёзды мерцали над головами и Луна пленила серебряным молоком, плывущим по небу

- Боишься? – спросил мужчина, - Не бойся. Ты был выбран задолго до сегодняшнего дня. Лена тебя приметила еще тогда ты учился в школе. Нам необходимо это передать кому-то, а то кто знает что будет с нами завтра. Да ты не бойся.

- А что это были за конь и волк?

Мужчина поднял голову к верху и в его взгляде отразилась небесная глубина ночного неба. Он ничего не ответил на вопрос. Шли они долго ни о чём не разговаривая. Общих тем для бесед мужчины не находили, а говорить о всякой чепухе не хотелось.

- Меня кстати Александром зовут. А то ты даже не спросил.

- Прости не до того было… - ответил Сергей.

- Ничего, бывает…  сразу хочу тебя предупредить. Всё что ты увидишь живёт подле нас, но только многие могут увидеть это, и ещё меньше – вступать с ним в контакт. Сейчас по ТВ много говорят об Индии и Тибете. В этих местах свято чтут тонкую связь с другим миром. Но на Руси этого не меньше. Только люди здесь давно ослепли и не желают принимать и прозревать. Мы видим только то что хотим видеть, а чего не можем объяснить, стараемся не замечать. Не спорю, так легче жить, не праведнее, а проще… Даже само понятие святого духа – очень мистическое олицетворение божественной природы. Мы крестимся и верим в святую троицу, отца, сына и святого духа. Вот только этот дух у каждого свой и он для нас и является порою богом.

Наконец они дошли до оврага, спустились в ров, где внизу текла речка и по берегам вырос камыш. Сергей вспомнил как он сидел на вершине кургана, разглядывая удаляющиеся комбайны. Они действительно тогда очень походили на грузное стадо слонов, идущих с одного пастбища на другое. Тогда парень не понимал зачем посреди колхозного поля рабочие не распахали этот рукотворный курган. Ведь это пустяковое дело для трактористов. Он злился что люди чтят историю своего народа. Сейчас же когда он с мужчиной миновали этот курган, юноша подумал о том что землю натаскали сюда для защиты от огненных шаров. Почему-то в голове сложилась полноценная картина, где курганам отведена роль оберегов по всему югу России, от вездесущего мистического  существа, имя которому дух… Ветер подул по оврагу, на краю которого стояли мужчины. Воздух запах мёдом. Сергей чувствовал себя настолько отрешенным от мира, что сейчас хотелось стереть с памяти и своё имя и всю информацию, которая была в голове. Ему захотелось стать птицей, покинуть эту землю и раствориться в звёздной бездне, где-то на краю Млечного пути. Оттуда виден весь кругозор галактики. В ту ночь был виден удивительный звёздный дождь. Яркие точки пронзали атмосферу и светились блестящим огнём на лоне серого неба. Мужчина поднял руки к небу и раскрыл ладошки. Время немного остановилось и ветер угомонился. Сергей почувствовал чей-то внимательный взгляд на своей спине. Он оглянулся и увидел стоящую в трёх метрах от него Орлову. Её красивая фигура светилась в звёздном сиянии. Женщина подошла к мужчинам и стала между ними. Парень глядел на неё не отрываясь. А она смотрела, будто не видя ни его, ни своего мужчину. Её красивый взгляд бродил по застывшим зарослям камыша. Сергей огляделся и начал понимать что это место понемногу освещается, словно где-то разгоралась огромная свеча. И она озаряла окрестность. Откуда-то из недр земли вышел златогривый конь, который громко заржал и почва под ногами задрожала. Зверь начал кружиться, бегая по часовой стрелке и камыш легонько укладывался в аккуратный рисунок. Чем дольше конь кружил по болоту тем сильнее и ярче становилась его аура. Животное потихоньку покрывалось круглой аурой яркого света. Он не замечал людей и бегал всё быстрее круг от круга. Такого великолепия, Сергей ещё не видел. Он ущипнул себя, чтобы разбудить, но осознал парень что не спит. Александр и Елена упали на камни и поклонились до земли. Сергей почувствовал с каким трепетом они относятся к этому животному. Для них этот конь был верховным божеством их пантеона и это очень страшило парня. Никогда, ни от кого Сергей не слышал о таком чуде, живущем в родном селении. Он смотрел на на коня и не верил своим глазам. Разум отказывался принимать происходящее, но сердце пело радостную оду в честь мистического духа. Внезапно конь остановился и глянул в сторону людей. Его взгляд пронзил насквозь и Сергей понял что этот зверь соткан из огня и света. Он был настолько не реальный, что парень боялся дышать чтобы не спугнуть коня. Конь встал на дыбы и распустил огненные крылья. Зря художники рисуют коней с орлиными крыльями. Это самая большая ложь художественной фантазии. Лошадиные крылья совершенно уникальны. Они совсем иной формы нежели птичьи. Они не покрыты перьями, более всего они походят на конские хвост и гриву. Конь взмахнул крылами т упорхнул в небо, словно его и не было здесь никогда. Через минуту Александр и Елена поднялись на ноги и попрощались с этой живой загадкой. Они ничего не говорили о ней на протяжении ночи и по дороге домой.

Всё это великолепие продолжалось не более минуты, но её хватило чтобы понять что мгновение даёт оценить всю весомость жизненного пути. В эту минуту Сергей осознал как тяжело выходить на самом деле за грань человеческого понимания. Раньше вся его непохожесть на других заключалась в прослушивании индастриала, одежде и попытки умничать при помощи нескольких десятков прочитанных книг. А сейчас он вкусил настоящую непохожесть на людей. Он заглянул за ширму привычного мироукладства и в ней нашёл места для себя. Как ни странно было ему видеть выходящего из земных недр коня, парень ощущал в себе одно любопытное чувство: он почувствовал собственное причастие к неизведанной тайне. Все чувства царили в нём в полудрёме. Они не просыпались, лишь изредка подавали тихий, почти не слышный голос, который так часто он не слышал... теперь же в памяти навсегда застыла на смерть картина этого нереального коня. Его грациозный полёт теперь будет частым гостем в его снах, мечтаниях и размышлениях. Парень шёл не чувствуя ног под собой. Земля растворилась в ночной прохладе и лишь звёздная россыпь расстилалась перед ним... мужчина и женщина шли молча, словно они ничего особенного не видели, но парень после понял, что они просто привыкли к такому великолепию. Он хотел задать им сотни вопросов, но они рассыпались на осколки. Сейчас он чувствовал острую необходимость в молчании. Ему хотелось говорить на эту тему, но парень осознавал что для мужчины и женщины этот конь довольно частое происшествие в жизни. Томное молчание превращалась в лёгкое поглощение волшебства. Конь понемногу становился лишь расписным воспоминанием в памяти. Они шли довольно быстро и Сергея одолевала усталость. Она опоясывала ноги и голову, отчего становилось тяжело дышать и сознание затуманивалось. Огни деревенских фонарей мерцали разноцветными переливами. Они изображали рукотворную электрическую поляну, в которой было скопление осколков утренней зари. С деревни запахло свежеиспеченным хлебом, поскольку совсем не далеко от полевой дороги стояла пекарня. В былые годы она работала на полную силу, и чудотворный запах хлеба распространялся по всей деревни. Сейчас же рабочие пекли совсем немного хлеба, его хватало всего лишь покормить хлеборобов. Собственно, нынешний арендатор занимался всеобщим потреблением земельных возможностей, но не обогащал плодородный слой почвы. С каждым годом земля всё серела, теряя способность рожать, а затравленная химическими удобрениями почва поднимала всё больше мутированные сорта зерновых. До практики, Сергей не замечал и старался не думать об этом. Он знал, что добившиеся хоть какой-либо власти люди стараются обманывать общество, но не думал что это касается и его в том числе. Сейчас, после встречи с этим благородным животным, он открыл для себя новый мир, в котором светом можно лечить людские ошибки. Парень не понимал как можно исправить всё в мире, но остро ощущал что это необходимое начинание его судьбы. В груди расцветал душистый цветок нового мироздания. Он то и давал истинную ценность светозарного начала. Сергею хотелось отправиться вдогонку этому мистическому коню и раствориться с ним в ночной звёздной россыпи, бороздя ленту млечного пути. Они подошли к лавочке двора Орловых. Во дворе заскулила собака и тут же она выскочила на улицу и завиляла огромным хвостом. Александр погладил её и они с Еленой так же молча скрылись за калиткой. Парень остался один со своим раскрытым, перед неизведанным миром, сердцем. Дверь скрипнула и пара вошла в дом. Зажёгся свет в комнате, и на лавочку упали расписные тени от занавесок и витилиаватый рисунок молодого деревца, растущего над окном. Сергею стало очень жутко. Ужас подкрался к нему откуда-то из темноты. Его настораживало теперь всё. Лёгкий скрип деревьев, шорох в траве, лай деревенских собак, чья-то пьяная брань врывались в уши и заставляли содрогнуться. Казалось сейчас выйдет этот благородный конь из-за какого-то угла и спросит: «Зачем ты пришёл ко мне? Ведь я тебя не звал!» юноша соскочил с лавочки и помчался бегом домой. Он бежал так быстро, что уличные собаки побежали за ним следом, лая на него. Это прибавляло силы. Дома было удивительно спокойно. Отец спал на диване перед телевизором, брат что-то стонал бултыхаясь в пьяном полудрёме, мамы не было слышно, поскольку она спала в своей спальне. Парень лёг на свою кровать и попытался уснуть, но упрямая пружина воспоминания возвращала его на то место, где были протоптаны камышовые тропы. Ему чертовски хотелось увидеть тот рисунок, который вытоптал конь. Где-то в глубине души он уже парил над тем местом, но только боялся себе признаться в этом. Он дал себе слово после практики отправиться на это место и разглядеть его по-вниметельней. Солнце озарило небосвод и его лучи скользнули по лицу Сергея. Он так и не уснул в эту ночь. Зазвенел будильник и мелодия разлилась ручейками по комнате. Он встал и пошёл в кухню. Там уже крутилась мама и она начала расспрашивать о том где он пропадал всю ночь. Сын ничего не отвечал матери и она потихоньку успокоилась. Быстро позавтракав, он вышел на улицу и пошёл пешком на практику. Солнце припекало спину и от этого становилось ещё веселее на душе. Он также и оставался окрылённым от вчерашней прогулки. Придя на поле, где работа кипела в трудовом мужском поту, он ощутил как это здорово, когда твоя работа приносит пользу людям. В новый день парень вступил с новыми силами, мыслями и желаниями. До обеда было много забот и обязанностей которые отнимали сосредоточенность от мыслей о коне.

- Что-то ты мой друг сегодня рассеянный – спросил тракторист, подойдя к Сергею. Он посмотрел на него с каким-то укором.

- Да так... ночь не спал... дела... – не решительно ответил Сергей.

- Ага, знаю какие у тебя вчера были дела...

Сергей насторожился. Он испугался что их могли видеть там...

- И какие же? – спросил парень.

- Девка к тебе вчера приходила... сам видел, как над калиткой с твоим братом она стояла, часов в десять вечера... с ней ещё одна девушка стояла, видно не наша... не деревенская... Что друг, весело время провёл с ними? – мужской пытливый взгляд скользнул холодными лягушачьими прикосновениями по лицу Серёжи.

- Веселее и не придумаешь... – тихо ответил парень и отошёл от мужика. Он представил, как неловко себя чувствовала Таня перед сестрой. Парень быстро вынул телефон из кармана и позвонил ей, но она не ответила. Снова внутри всё заклокотало и парень понял, как будет сложно объяснить Тане о том где и с кем он провёл вечер и ночь. В его памяти моментально восстал образ недоумённых глаз, которые не будут верить ни единому слову, сказанному его устами. Да он и сам бы не поверил тому человеку который попытался бы ему рассказать о светящимся коне.

Тракторист подошёл опять к Сергею и снова завёл разговор о девчонках. Его монотонные слова, очень раздразнили парня. Ему захотелось ударить мужчину в лицо, но он сдержал свою агрессию. Сергей понимал, что тот не уймётся без грозного «отвали!», но парню не хотелось ссориться и срываться на человека. Внезапно в кармане зазвонил телефон и мелодия оповестила парня о том что звонила Татьяна.

- Алло? – включив телефон, ответил парень.

- Привет, где ты вчера был вечером?..

- Гулял... мне хотелось побыть одному...

- Где ты гулял? –ровно спросила девушка.

- По полю, к кургану ходил...

- Ты не лжёшь мне? Может ты был у Орловой?

- С какой стати?

- Последнее время от тебя я слышу только разговоры о ней.

Сергей обернулся и посмотрел в сторону деревни. Какая-то дикая тоска заскулила собачим воем в груди. Вся жизнь стала такой хрупкой, будто коснись её правдивыми словами, она рухнет как стеклянный витраж. Случайности не бывает – все на этом свете либо экзамен, либо наказание, либо вознаграждение, либо знамение.

- Я тебе о ней и её муже говорил только один вечер... думаю мы решили их ворос.

- Да один вечер... на другой – ты исчез...

- Я был там... – вдруг он понял что сейчас проболтается. Этого рассказа девушка не поймёт. Может быть он поведает о своей встрече с неизведанным ей, но только не сейчас...

- Там, это где? – всё также ровно и холодно спросила Таня.

- На кургане... не поверишь, но там такая благодать... будто воздух на нем во сто крат чище  нашего...

- Темнишь что-то ты... – подытожила Таня и отключилась. После этого стало как-то чудовищно тихо. Эта тишина вливалась в уши и поглощала все живое, что было там внутри.

Он присел под веткой ясеня. Лёгкая тень листвы немного спасала от изнывающей жары. В середине лета неослабевающий зной доводит большинство людей до изнеможения, но Сергей любил эту жару и всякий раз наслаждался терпким летним погожим денькам. Парень с ревностью любил любые погодные изменения. Под проливными дождями мог бродить с огромным удовольствием и наслаждаться мореной-метелью, в студёный мороз. Он наслаждался мощнейшими стрелами молний, которые заряжали его своим магнетизмом и силой. И сейчас он потихоньку сливался в единый оркестр с пожухшей травой, пыльными листьями и запахом уборочной страды. Время шло к обеду, и неподалёку от парня две женщины накрывали на стол. Оттуда запахло горячим борщом и узваром. Всегда эти женщины готовили узвар, вместо чая, или компота. Сергею было всё равно, что поставят на стол, сегодня он был погружён в совсем иные мысли. К мыслям о вчерашней ночи прибавилось и объяснение перед Таней. Женщины позвали мужчин на обед и те заглушили моторы своих тракторов, комбайнов и грузовиков и начали собираться вокруг большой кастрюли с водой. Один из трактористов зачерпывал ковшом воду и сливал её на руки рабочим. Сергей тоже умылся и холодная вода смыла на некоторое время мысли о своих проблемах. Все расселись за столом и разговорились. Мужики подшучивали друг над другом и громко матерились. От этого воздух становился каким-то жёстким и обжигающим. Он травил лёгкие угарным газом. Сергею вновь захотелось побыть одному, но в этот момент  к столу подошли главный агроном и арендатор. Их лица были задумчивы, впрочем мужчины хотели скрыть это от рабочих. На все вопросы, они отнекивались и уходили от ответов. Но не угамонные мужики выпотрошили их внутреннее беспокойство. Арендатор заговорил первым о том что терзало его душу. Он сел за стол, взяв в правую руку ложку, в левой уже был кусочек хлеба. По его поведению было видно, что он растерян и не понимал что происходит вокруг него. Голос был робким и растерянным.

- Дело обстоит следующим образом... сегодня ночью недалеко от карьера, левее от кургана, на камышовых тропах кто-то начертил рисунок, похожий на те, что запечатлены на пшеничных полях. Я не знаю как вам объяснить происшедшее, но такую чертовщину нужно скрыть. Если это получит огласку, то сюда навалят всякие уфологи, мистики и прочие шарлатаны. Они растрезвонят об этом и никто у нас не станет покупать хлеб. Я не хочу терять свои деньги из-за подобной рекламы. Сейчас вы прекратите убирать  пшеницу и поедите косить камыш, пока никто не увидел этой вакханалии.

- Не может такого быть? – возмутились рабочие. Они подняли галдеж, как стая ворон. Сразу возникло десяток сказочных версий, от которых у парня закружилась голова. Он вспомнил слова Александра. «Днём по нашему селу расползлись слухи о том что дебоширы потоптали поле и испоганили урожай... Ты не представляешь что тогда было в селе. Люди придумывали небылицы, одна другой смешнее…» Сергей внимательно слушал мужские разговоры и упивался своим превосходством перед толпой зевак. Здесь то он и осознал свою избранность и вновь слова Александра всплыли в голове «Не бойся. Ты был выбран задолго до сегодняшнего дня. Лена тебя приметила еще тогда ты учился в школе. Нам необходимо это передать кому-то, а то кто знает что будет с нами завтра. Да ты не бойся...» – Жалко, что я не могу рассказать об этом чудотворстве, им. Для них это станет очередной сказкой... – подумал парень. Его терзало это хваткое ощущение поведать приземлённым мужикам о том что твориться совсем рядом с их жилищем. Парня рвало на куски и возносило в поднебесье и он еле сдерживался от того чтобы не сорваться с места и не побежать туда, где накануне был счастлив.

- Сергей, ты же сказал своей девушке, что вчера сидел на кургане вечером... это правда? – спросил тот же тракторист, что рассказал о том что Таня приходила к нему. Его голос был недоверчивым и притворно спокойным.

Парень молча поднял на него взор и глубоко вздохнул.

- Да я там был до глубокой ночи... но ничего не видел... нет... – неуверенно отбрехался парень. Сейчас к нему пришла мысль о том, что конь сам решает кому открывать свои тайны, а кому нет. Ведь он существует очень долгое время, поскольку о кругах на полях рассказывается и ХХ веке и в средневековье и в древности. Но до сих пор никто толком не объяснял причину появления их на полях. И тут эта вечная загадка отворила свои врата перед ничем не приметным парнем. И он не возьмёт на себя право обнародовать её перед толпой непонимающих людей. Соблазн был на столько сильным, что поддайся ему, сейчас бы он вскочил на стол, смёл бы этот залихватский борщ ногами и отрапортовал о увиденном вчера чуде.

- Парень, ты не скрывай того что видел... – сказал агроном. – Может ты поможешь решить то кто смог это нарисовать. Может это местная шпана начудила? Или ты сам? – спросил агроном. Он был полным, краснощёким белобрысым мужчиной. Он был одет в белую свободную майку и темно-синие спортивные штаны. На ногах были красивые кроссовки. Мужчина подошёл к Сергею и положил свою руку на плечо. – Ты не скрывай пожалуйста то что мог увидеть. Здесь замешаны большие деньги, и поверь из-за тебя мы их можем потерять. Твоему отцу придётся сутками отрабатывать их. Ему не понравится твоё упорство.

- Что я должен делать, если я ничего и никого не видел? Как мне доказать это?

- Ты не врёшь? – спросил арендатор.

- Нет – ответил парень – Зачем мне, если тут сыплются прилюдно угрозы ?

Мужчины прокашлялись. Они не подумали, что парень отобьется от них таким способом. распорядившись чтобы на камыши поехали два тракториста и скосили траву от греха по дальше, мужчины удалились. Вместе с ними поехал к камышовым тропам и Сергей. Его одолевало странное ощущение того что он предаёт тайну. Но отступить сейчас он не мог. Он заранее взял дома цифровой фотоаппарат. Добрались они туда быстро и мужчин шокировал удивительно точный чертёж, мастерски выполненный на камыше. Спиралевидная пружина опоясывала небольшой квадрат в центре рисунка. На каждой спирала, которых было шесть, были маленькие круги. Потрясающая точность изображения поразила мужчин. Трактористы нервно закурили, и клубы дыма запеленали их головы.

- Что тут произошло? – спросил первый тракторист. Это был Манохин Николай Александрович. Он посмотрел на своего коллегу и выматерился. – За всю свою жизнь не видел ничего подобного. По телевизору пару раз показывали как в Европе закручивали такие рисунки на пшеничных полях.

- На Ставрополье такое было года два назад... – добавил второй мужчина, Васильев Евгений Викторович. Они оба были в лёгком шоке.

Сергей влез на кабину Белоруса и сфотографировал этот загадочный рисунок. Он сам был ошарашен таким натюрмортом. Ещё до поездки сюда, парень находился под впечатлением яркого коня. А теперь... теперь в его глазах осталась выгравленная спираль из шести лучей, описывающая квадрат, с небольшими кругами на конце каждого рукава. Слишком много впечатлений навалилось на него в последние часы. Стольких волн эмоций на парня не наваливалось никогда впредь. Он тяжело дышал, словно боясь прийти в себя. Трудность в том, что ему никак не получить ни то ни другое. Любовь сейчас же становится мягкой, преданной, полной жертвенности и доброты но ни  небесной, ни земной не сыскать. Внутри все болело. В парня начало вливаться совершенно чужое и непонятное чувство необъяснимого страха. Оно парализовывало сознание и уносило душу в центр этой камышовой галактики. Парень ощутил головокружение и сослал его на изнывающую жару летнего дня. Солнце пекло достаточно сильно. Он слез с кабины и показал фото мужчинам. Они удивились по настоящему. Трактористы не выдвигали никаких новых версий происшедшего. Им было велено скосить весь камыш и они не могли ослушаться. Но тут-то Серей и понял что косить этот рисунок нельзя. В груди всё забурлило когда мужики завели моторы и начали уничтожать  камышовый орнамент. Вновь головокружение проявилось в глазах тёмной рябью и слабостью. Парень присел на землю и опустил голову вниз. Под ногами копошились несколько муравьёв. Они тащили к муравейнику какую-то букашку. Она была по-видимому уже не живой, поскольку парень не заметил чтобы та сопротивлялась. Но каждый из муравьёв старался взвалить  всю тяжесть на себя. Поэтому получалось тащить её неуклюже и с низким КПД. Они перехватывались своими маленькими лапками по телу букашки и старательно тащили, словно от этого зависит их настоящее. Муравьи не обращали внимания на смотрящего на них парня. Возможно они совсем его не видели, или им было не до него. Они полностью были поглощены своей работой. От этого в парне проснулась смелость и он соскочил с места и рванулся к тракторам. Он замахал руками и остановив один трактор, сказал чтобы те не косили, а оставили всё как есть. Мужик засмеялся и поехал дальше. Сергей понимал, что от этого покоса зависит их дальнейшая работа. Арендатор спишет свои убытки на этих мужиков, лишив их жизни. Парень ушёл с этого поля в сторону села. Дорога казалась ему бесконечной. Поле раскинулось словно на десяток километров. Каждый шаг давался парню сложно, но он превозмогал эту слабость. Оказавшись с другой стороны поля, он осторожно осмотрелся, затем быстро пересек окрестности кургана и побежал по цветущему ромашковому полю, сбивая ногами хрупкие лепестки. Добежав до опушки, он оглянулся и увидел  скошенные камышовые тропы и двух мужчин. Он снова тронулся бежать, то и дело стопорясь и прислушиваясь. Он ожидал того головокружения. Но всё было тихо, замирая на месте, Сергей напряженно выжидал головной боли от которой страх пробирал парня до костного мозга. Прислушиваясь, он задерживал дыхание и сжал кулаки. Ему страстно, до судороги в ногах, хотелось вскочить и бежать, бежать изо всех сил, без оглядки. Но тогда бы он выдал себя. Парень не хотел этого головокружения, он боялся его пуще вчерашней встречи с этим конём.Перед тем как спуститься по улице к дому, Сергей постучались к Александру. Он ответил, что сейчас будет готов. Когда он вышел, то верно, из-за усталости, да из-за того, что до утра Сергей не уснул, парня одолела слабость. Гость сел на ступеньки ведущие в хату и отключился на пару минут. Мужчина отворил ставни, яркий солнечный свет ослепил его, и он зажмурился, как от удара. В комнате Елена прыгала от радости и все восхищалась пришедшему гостю. Сергею передалась её радость и он почувствовал себя лучше и заметил какой он голодный. Изнутри вываливался запах горячих котлет. Мужчина пригласил парня в дом и тот вошёл внутрь. Комнаты были чисты, но в них не было новой мебели. И шкафы и столы и кровати были ещё довоенного производства. Парень словно провалился в молодость своей бабушки. На Александре были брюки чёрного цвета и старая, замызганная временем рубашка. Он присел на стул и указал парню на такой же стул. Сергей сел и начал говорить о скошенном рисунке. Его голос дрожал, но мужчина успокоил его, сказав что так люди разбудили волка, которого они пойдут сегодня вечером проведывать. Мужчина спросил пойдёт ли он с ними и гость согласился. Лена подала на тарелке пюре и три котлеты. Они начали обедать...Спустя час Сергей попал домой. Уже дошёл слух, что парень мог быть как минимум свидетелем этой чертовщины и родители недоумённо смотрели на сына, ожидая сердечного раскаяния. Но вопреки их ожиданиям сын сказал что не причастен к этому происшествию и пригласил и отца и мать к компьютеру, за которым он показал изящный рисунок огромного коловорота, распластавшего свои крылья на камышовом поле. Родители смотрели с завидным удовольствием на сына, за то что ему удалось повидать такую загадку своими глазами. Они расспрашивали Сергея об этом и он чуть было не проговорился о том, что действительно ночью он был там, где рождался загадочный рисунок. Но парень во время замолчал, впрочем родители были поражены увиденным и отец заявил, что поговорит с арендатором о том, что его сын не мог создать такой рисунок в темноте. Сергей впервые за многое время увидел в своём отце поддержку и какую-то защиту. Он знал что его можно переубедить в этом вопросе еще с десяток раз. И всякий раз он останется убеждённым что он сам открыл для себя новую эпастась ответа. Уж таким наделила менталитетом простой русский народ, что он готов любое чужое мнение принять за своё собственное и доказывать его несостоятельность всеми доступными для него методами. Еще не угасла баталия с родителями к нему пришла Таня и её поведение насторожило парня. Она старалась вести себя так, будто ничего не произошло и если сегодня парень исчезнет от неё вечером, то она поймёт это и не будет докучать его своими расспросами. Девушка была под впечатлением от общения со своей сестрой, которая приезжала к ним вчера. Это была троюродная сестра Тани по материнской линии. Звали её Юля Сепертеладзе. Она была из Ростова-на-Дону. Ей недавно исполнилось 21 год и она собралась замуж за одного парня приехавшего в её институт из Кипра. Девушка уже дважды летала к нему в город Пафос и обнаружила, что там проживает огромное количество этнических греков, уехавших на заработки из соседних Ставропольского и Краснодарского краёв. На улицах звучит русская речь, едва ли не чаще чем эллинский язык. Юля постоянно восхищалась красотою и греческой осанкой своего парня и часто видела себя Афродитой в его глазах. Не смотря на то что сама была исконно русской девушкой. Ей досталась грузинская фамилия от первого бабушкиного брака, который был, впрочем как и второй не крепким и недолгим. Таня говорила о ней с таким трепетом и сожалела что в детстве они не общались близко. Татьяна всегда не любила её ростовский, городской говор, с которым Юля приезжала к ним. Они виделись не так уж и часто, раза два в детстве и четыре раза когда повзрослели. Девушка нарочито не казалась темы вчерашнего вечера Сергея, явно прибегая к женской хитрости молчанием выудить мальчишеский секрет. Сергей тоже ничего не говорил о том где и как он провёл вечер и том что знает что она с сестрой приходили к нему домой. – Я сегодня не смогу пойти погулять, - призналась девушка. Она внимательно следила за поведением парня, но он не выдал своей радости. Он пожал плечами и спросил:

- Почему? Мстишь наверное мне за вчерашний вечер?

Татьяна радостно улыбнулась и отрицательно покачала головой. Она не отрывала взгляда от парня и тот предложил ей пойти выпить чаю. Девушка согласилась и они прошли в кухню. Там были родители и Сергей облегчённо вздохнул. Он помнил их одно из первых свиданий, на котором они поклялись не врать и не скрывать друг от друга ничего. До вчерашнего вечера он не сомневался в своей верности словам, но этот случай с конём, выбил его из накатанной колеи. Рассказать об увиденном. Не разобравшись самостоятельно выглядело глупым, но и долго скрывать это тоже не удастся. Это разрывало парня изнутри, а и Елена, и Александр не хотели говорить, поскольку для них и конь и волк стали обыденным явлением в жизни. Вечер карабкался по стрелкам часов неоступной силою. Он приближался ростом тревоги, просыпающейся в груди. Парень ждал когда девушка уйдёт домой, но она всё сидела. Солнце садилось и тревога в его сердце распускала свои бутоны. Внезапно, Таня соскочила с места и замешкалась. Он вспомнила о своих неотложных делах и собравшись, вышла, сказав что провожать её не стоит. Сергей побрёл в свою комнату и тоже начал собираться. Он чувствовал себя не хорошо, поскольку поступил не по совести с Таней. Его терзали сомнения нужен ли ему этот светящийся конь и что он может дать ему в жизни. Врятле эти загадочны силы позволят зарабатывать на себе большие деньги. Если они живут под боком у населения, а те и духом не ведают о их существовании. Да и не получится заработать в нашей стране на мистической стороне Русского бытия -не то государство. Ни власть, ни церковь, ни, наконец, народ не дадут размножится нежити в своих окрестностях. В нашей стране слишком уж долго приучали людей не видеть дальше своего носа и они ослепли... это очень печалило молодого человека. Но всё же он не думал отступать.

В половину десятого он выбрался на улицу и пошёл к Орловой. Там вновь горел свет и на завалинке светился огонёк сигареты. То сидел Александр. Он что-то напевал себе под нос и приветливо улыбнулся гостю. Рядом сидел пёс и сильно вилял хвостом, поднимая пыль с земли. Сергей сел рядом и они заговорили об этом загадочном коне. Александр рассказал как вызывать этого странника. Но парень не всё понял и постеснялся попросить что бы мужчина повторил. От этих слов повеяло  неким загадочным буддизмом средней полосы высокогорья Тибета и Гималаев. Парень почувствовал минорные песнопения монахов, обтянутых оранжевыми тканями. На миг он умчался в эти далёкие и непонятые места, но спустя секунду он вернулся обратно в родную деревню. Просидели они на лавочке где-то минут сорок, пока не вышла к ним Елена Орлова. Она сказала два каких-то странных слова и мужчина встал. Вслед за ним соскочил с места и Сергей. Он почувствовал на себе чей-то внимательный взгляд. Парень огляделся, но в темноте ничего не увидел. Они пошли туда же... Снова дорога стала какой-то резиновой. Шаги были тяжелы, а путь был продырявлен сквозными временными рытвинами. Ветер дул то в одно, то в противоположное направление. Он сквозил ото всюду, словно с каждой стороны находилась невидимая форточка. Сергей то и дело ощущал на себе чей-то внимательный взгляд, но только не понимал кто так смотрит на него. Спустя полчаса ребята добрались до скошенного камыша. Ни Елена, ни Александр не расстроились из-за скошенного рисунка. Им вообще было наплевать на рисунки, поскольку они не представляли никакой ценности для них. Этой загадочной паре, сотканной из людских домыслов, суеверий и недомолвок были интересны сами светящиеся жители подземного царства. Сергей внимательно наблюдал за ними и всё никак не мог сообразить реальные ли они персонажи, или посланники их одного параллельного мира. Он отметал эти соображения, высмеивая свои догадки, но его всё так же терзало сомнение: почему никто не видит этих коня и волка из местных жителей. Когда и как они появляются Сергей так и не понял, да это сейчас и не было интересно. Он жаждал увидеть волка, и боялся этого больше всего на свете. Взошла полная Луна. Над самой кромкой горизонта она была одним огромным красным пятном. Но чем выше поднималась она тем мельче становилась. Казалось луна улетает прочь от земли и через час другой совсем сорвётся со своей орбиты. Но потом луна одумалась и помчалась по небесной дороге, проделанной миллионами лет. Сергей услышал как мужчина чем-то зашуршал. Парень оглянулся и посмотрел на мужчину. Он чиркнул зажигалкой и закурил. При полнолунии, всё равно свет горящего газа был необычайно ярким. Сергей вспомнил, что и вчера перед самым появлением света, он закурил, словно это был некий ключ к появлению подземного коня. Теперь же земля начала светиться, будто в скошенной траве лежало зеркало и оно отражало яркий блеск небесного светила.

Поле начинало сильнее озаряться с каждым дуновением ветра. Там рождалась новая жизнь в том первородном хаусе, что и принято именовать ужасом. Свет пронзал необычайные лучи, уносящиеся в высокое русское небо. Ветер же не поднимал траву, а наоборот прижимал поклоном к земле. Парень вновь ощутил этот загадочный взгляд на своей спине. Он обернулся. В десяти метрах от него стояла Таня. Она была шокирована и сильно испугана. Девушка не знала что делать. По её виду парень догадался что она готова убежать от сюда, но просто не решается сделать первый шаг. Он подозвал её. Когда Татьяна подошла ближе и прижалась подбородком в правое плечо парня, он смог разглядеть её лицо. Сергей смотрел на неё необычайно внимательно, он никогда раньше её такой не видел. Девичья гладкая, чистая, кожа отражала этот злобно красный оттенок. Каждая молекула, каждая мускула были сосредоточены на этом необъяснимом существе. Глаза горели, будто два ярких огонька. они светили, словно в них зажглись две звёздочки. от этой девичьей красоты у парня закружилась голова. Он стоял, хватаясь пальцами за воздух, словно не в силах устоять на мощном ветру. Таня была гостей из прошлой жизни. она сумела пройти сквозь закрытые для посторонних двери не оставив и следа. Сергей не понимал откуда девушка узнала об этом месте. Смелой её нельзя было назвать, но она пришла сюда одна - это смелый поступок. Сейчас он не старался понять почему и зачем она здесь. В груди автоматной очередью стучало сердце в ожидании второго в жизни чуда. Из земли всё нарастал яркий малиновый свет. Светящийся шар появился над камышом, словно заря поднималась на небосвод. небо осветилось. На ружу выскочил огромный хищный волк. Он громко завыл и поднявшийся торнадо унёс его песнь высоко в небо. Все вчетвером присели, не отрывая взгляда от светящегося зверя. Он же начал быстро бегать по кругу, выжигая скоростью какой-то странный рисунок. Сергей подумал, что он будет таким же как накануне делал  конь, но Елена сказала, что волк просто заметает следы, чтобы никто не знал о их существовании. Таня замерла. Она совсем ничего не говорила, лишь смотрела на Сергея и вопрошала глазами сотни вопросов. Оп шептал, что всё расскажет после, а сам понимал что рассказать ему нечего...

 

Август, Сентябрь 2010, февраль 2011

 

композиция "Выйду я на волюшко" - группа Аркона. альбом "Лепта" 2004

 

© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2012

Регистрационный номер №0046738

от 6 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046738 выдан для произведения:

«Там где кончается мир, начинается свет»

Алиса - Родина

Вечерело. Солнце укуталось в облачный шарф. Вдали заканчивалась уборка. Комбайны гудели бесконечным веретеном зноя. Ещё с детства эти машины стали синонимом слова пекло. Комбайны, словно стадо диких слонов, приходят каждый год в нашу деревню в середине лета. Они всегда движутся тихо всем своим видом демонстрируя величавость и торжественную радость сделанной ими работы. Стройная колонна неспешно шла по убранному полю. Смелые, грузные, отважные звери упивались красивым заревом заката. Гул всё угасал, вместе с сиянием солнечного света. Русская деревня нынче превратилась в безликое, потерявшее связь с народными традициями, местопребывание людей. Сложно теперь сказать, что мы тот народ, который может похвалиться именами Толстой, Достоевский, Гагарин, Жуков, Сталин. Скорее мы тот народ, что живёт на территории, где жили эти великие люди. Нынче люди заняты совсем иными задачами, вопросами и воззрениями. Но эта история, которую я хочу рассказать оставляет тонкую ниточку надежды на то что мы не станем теми, кого народ презренно называет «американцы». Я же сторонюсь таких клейм, поскольку считаю, что американцы-то в отличии коренных европейцев, хранят свои семейные традиции и передают их детям. А наши древние народы с тысячелетней историей встают на ветииватый путь обезличивания национальной культуры ни в коем случае я не хочу говорить о национальной культуре, как о радикальной контркультуре, так модной сегодня в нашем однобоком толеранторизме.  Мир шире самых широких рамок, так любимых людьми. А люди разные все…

Однообразные жаркие летние дни сгруппировавшись, терзали людское терпение. Эти быстрые конские повозки тянули на своих плечах все судьбы живущих и существующих жителей в деревне. Наша деревушка ничем не примечательна.

 Серая, неопрятная, заболочено-пустынная, напичканная алкашами, шаболдами корчащими из себя элиту современной молодёжи, деревня отходила ко сну. Весь этот бомонд кочует из компании в компанию, дегустирует всевозможные пороки и противоположный пол, разносторонние напитки и проверяет тела на выносливость. В общем-то всё как всё вокруг… и сказанные слова являются лишь моими наблюдениями, со стороны, как только это возможно…

Комбайны отъехали от села довольно далеко… Они ворочались по полю, похоже правда на слонов, ищущих сочную траву. Грузные походки, считающие кочки, несли тяжёлые тела в след догорающему светилу. Впечатление было такое, что солнце уводит большое стадо красных гигантов. Тёмная полоса горизонта удалялась от молодого студента, сидящего на круглом кургане, оставленным ещё казаками во времена освоения земель русской армией. Он теребил плеер из которого звучал industrial. Ему опротивели до глубины души сельскохозяйственная практика. Он глубоко проклинал своего отца за то, что он затащил сына на факультет агрономии. Сам парень тянулся к инженерии, точнее к архитектуре культурных и общественных сооружений. Во сне к парню приходили чертежи вокзалов, католических соборов, дворцов Екатерининской эпохи. Сергею не нравилось то, что его ровесники мечтают стать милиционерами, поскольку он считал эту работу самой социально ответственной до идей которой необходимо быть подтянутым с высокими нравственными ценностями и внутренним стержнем совести. Но в обществе всепоглощающего потребления, молодёжь стремиться найти работу, где можно делать вид своей занятости и получать за это деньги. Но почему-то люди не задумываются что правоохранительные органы первыми страдают при народных волнениях и гибнут при смене политического режима. Студента очень страшила людская слепота и он стремился к самосовершенствованию. Ему недавно исполнилось двадцать лет. Звали его Сергей Михайлович Нищий. Историю его фамилии многие родственники пытались русифицировать от фамилии немецкого философа и мыслителя Фридриха Ницше. Но на деле она брала свои корни от коллективизации и раскулачивания. Именно тогда прадед Сергея, Николай Степанович решил схитрить с новой властью и придумал себе такую фамилию. Эта хитрость после вышла бесом в ребро, как это часто случается в нашей стране. Его раскулачили, не смотря на «нищую» фамилию и приписали несколько лет тюрьмы за махинации, связанные с документами на имущество. Он прошёл войну на передовой в штрафбате. Чудом смерть не увела мужчину в закрытый от живых людей мир, но выносливый организм, не обращал внимания на пять смертельных ран. Он вытаскивал мужчину и он снова шёл на передовую. Однополчане удивлялись такой стойкости русского духа, на что Николай Степанович всегда отвечал: «Вся русская земля подпитывает наших людей своей богоносной силой». После войны дед получил звание героя Советского Союза. С тех пор их фамилию не меняли. Сергей брёл по зелёной траве, пачкая пылью белые брюки. За всё лето не было ни одной капли дождя, отчего воздух превратился в раскалённый, вооружённый пылью супостат, травящий сухотою всё живое. Озлобленный взор парня полосовал родные места. Он шёл домой, где его ожидала мать, погружённая в телевизионные телесериалы, удои коров, домоводство и отец, погрязший в ежечасном ремонте старого трактора. Студент с ужасом представлял очередной вечер своей жизни. На самом деле ему чертовски всё осточертело. Перед глазами встала вечно хныкающая девушка, увлечённая драматической литературой XIX века. Её влекла вся эта европейская эстетика и она напрочь позабыла о современной жизни. Единственное что девушку удерживало в нынешнем времени – её учёба на медицинском факультете. Вечно поддатый старший брат, пытающийся казаться более умнее, чем был на самом деле. Он имел, как всегда говорил, «больший багаж жизненного опыта», который заключался в  общении с деревенскими шаболдами, алкашами и наркоманами. Он всегда удивлялся что может привлекать парня в мистике, готике и классическом театре.

Дорога была недалёкой, около полутора километра, которые он прошёл за несколько минут. Сумерки подобрались к селу, в округе залаяли собаки, прося ужина. Обычный летний день, коих бывает около сотни ежегодно раскрыл крылья и ждал прохлады. Родная калитка, сваренная из цельного листа миллиметрового железа и обрамлённая трёх сантиметровым уголком, скрипнула. Во дворе заскулила собака. Студент вошёл в свою комнату, переоделся и войдя на кухню сел ужинать. Рядом с ним присела мама. Она была усталая, это выражалась сонными глазами и серым цветом лица. Женщина говорила сыну о своих опасениях, сомнениях и бесконечных реформах, которыми пропиталась вся российская действительность. Среди бытового разговора мама упомянула, что сегодня ровно пять лет со дня смерти Николая Орлова, мужа Елены, что живёт поодаль от деревни. Сергей сразу вспомнил эту симпатичную женщину, которая в свои 35 лет, выгладила на 28-29. Раньше парень никогда не вспоминал о ней, но что-то сейчас в душе стукнуло непонятным мистическим набатом.

- Говорят к ней ходят двое мужиков из деревни – сказала мама – вроде Вовка Ефремов и Игорь Веркин.

Парень почувствовал презрение к этим мужикам, но не показал этого матери. Сергей посмотрел на мать.

- Зачем ты всё это рассказываешь мне, мама?

Женщина замолчала. В этот миг в кухню вошёл отец и начал отмывать хозяйственным мылом в раковине мазутные руки.

- Ты хоть бы на улице смыл свой мазут!- сказала женщина, гневно смотря на чёрные капли растёкшиеся по раковине. Она встала и подала мужу грязное полотенце.

Отец в ответ выматерился и продолжил свою процедуру. Он спросил сына о его делах, но ответ сына его не удовлетворил. Отец сказал сыну: «Ты всегда говоришь хорошо, когда тебе не интересно. Ваше поколение ещё гнилее, чем о вас думаешь! Вам нужны лишь родительские деньги, да сплошные удовольствия. Вам помогаешь – помогаешь, да всё насмарку! Вам всё мало! Хоть бы миллион в неделю вам давай, всё равно смотреть будете с просьбой о долге. Только запомни родители ничего вам не должны!»

Сергей ничего не ответил, зная заранее, что скажет ему отец.

- Ладно я пошёл к Тане. Папа, я возьму твою машину.

Отец вытащил ключи из кармана и бросил сыну в руки.

- Ты хоть бы раз убрал в ней после себя. Что вы олухи будете делать когда нас с матерью не станет?

- Жить. Жить, папа, жить… другого мы ничего не умеем... - пошутил парень. В его голосе не было ни малейшей ноты сарказма.

Мужчина снова выматерился. Его глаза наполнились гневом и отец шваркнул в него полотенце, но промахнулся и тот попал в кружку, стоящую на столе. Та ударилась о пол и с грохотом разбилась.

Жена закричала на мужа и у них началась словесная перепалка. Сергей не хотел участвовать в ней посему он поскорее добрался до девятки и поехал на соседнюю улицу. Он позвонил девушке и та через десять минут вышла к нему.

- Как день провёл?- спросила Таня.

Она действительно с дерзким фанатизмом впитывала медицинскую программу колледжа, словно каждая пара для неё была последней каплей жизни. Ей не доставляло расстройства читать всевозможную факультативную медицинскую литературу. Даже у всех героев художественных произведений Татьяна пыталась распознать какие-то патологии и предрасположенности к тем или иным болезням. Сергей опасался, что его девушка уже на низшей  стадии гендерной тревоги. Ведь она даже в нём пыталась распознать симптомы зарождающихся старческих недугов. Конечно с грохотом Татьяна не кричала об этом на каждом углу и не стремилась навязать своё видение на проблему другим людям, у неё всё состояние обеспокоенности протекало внутри и порой заболачивалось в виде повальной необщительности и надуманности беды. Девушкин колледж находился в километре от института Сергея, поэтому влюблённые часто виделись в городе и подолгу проводили время, прогуливая учёбу.

- Всё хорошо – ответил парень непричастным ко всему голосом.

- Ты всегда говоришь так, когда тебя гнетёт, что-то другое. Что случилось?- трепетным тоном голоса спросила девушка. Её смышлёный взгляд пронзил глаза парня до глубины души. Ему не нравилась то что Таня всегда смотрела в глаза при разговоре.

- Мне сегодня мама сказала о пятилетней годовщине смерти Орлова.

- И что? – недоверчиво спросила Таня – Тебе какое дело до этого?

- А разве ты не помнишь, что умер он довольно при странных обстоятельствах?

Девушка опрокинула голову на спинку сиденья и отвернулась от парня. С минуту она помолчала, а после задумчиво ответила:

- Нет не помню… Да и вообще это меня не касается… своих дел по горло…

- Давай съездим к их дому, посмотрим что там происходит сейчас…

- Не хочу… достал ты со своей мистикой! – возразила она – Что там интересного смотреть –то?

- Все мы когда-то умрём. Мне интересно посмотреть как живут люди без умершего… разве не завораживает тебя такая драматургия не на страницах книг, а в жизни, на яву? – парень посмотрел  на девушку с истинным наслаждением от собственных мыслей и чувств.

- Ну у тебя и интересы… - недоумённо прошептала девушка. – Одно дело это читать в вымышленных историях, совсем другое – на яву.

Татьяна собрала длинные, русые волосы в хвост и сосредоточилась на предложении Сергея.

- Так и быть, поехали! – сказала она, уже бодрым голосом.

Сергей улыбнулся:

- Так бы с самого начала…

- А что случилось с этим мужиком?

- А ты не знаешь?

- Нет, меня это не интересовало…

- Парни мне рассказывали, что умер он ночью на кладбище, вроде он туда носил новорожденных детей, которых рожала его жена.

Таня смутилась. Она изменилась в лице:

- А моя мама говорила, не новорожденных, а неродившихся… вроде они сами с женой вызывали обороты.

- Жуть… Но это не вся история…  Я как-то слышал, что мужики говорят вроде этот Орлов ушёл колдовать и  носил на кладбище жертвоприношения…

- Их нельзя носить… это обряд такой… он только мог носить жертв, для обряда…

- Да какая разница! А вдруг они оба колдуют?

- Кто оба? – спросила девушка.

- Ну и жена его… продолжила стезю мужа…

Сергей остановил машину в сотне метров от дома Орловых. В поднимающимся серебре луны домовладение хорошо просматривалось. Зеркала небес наполняло тёмной романтикой фантазию молодёжи.

Дом вырывался своей жуткостью на фоне тёмного полотна донской степи. Он был деревянным, словно его ещё недавно построили заплутавшие во времени казаки. Камышовая крыша уносила вглубь позапрошлого века и покосившийся забор вкопанными кольями дорисовывал картине ожившую чертовщину, времён Гоголя. Молодёжь сидела, ожидая чудо, но его не было… вечер сменился глубокой ночью. Оба устали от разговоров и ожидания. В этом дворе ничего не происходило. Лишь в окне горел свет. Но в этом не было ничего мистического или неординарного. Луна поднялась высоко и её свет залил все уголки серебром волшебства. Сон потихоньку вливался в салон автомобиля.

- Знаешь, я давно хотел с тобой поговорить о смерти Солнца. О влиянии его гибели на нашу планету – почти не сонным голосом сказал Сергей своей девушке. От этих слов он будто проснулся.

Девушка подняла голову, оторвав её от правого плеча парня.

- О чём? – удивлённо спросила она.

- О Солнце… - Тут недавно смотрел фильм об этом. У меня возникли кое-какие мысли. И теперь не знаю с кем поделиться своими соображениями. Может, конечно, ты не поймёшь этого… -удивительно спокойным голосом сказал парень. В его глазах блестело отражение Луны.

Девушка пожала плечами, ничего не сказав ему в ответ. Они продолжили молчать. Лишь немая тень скользнула между ними и теперь парень понял, что девушка не понимает его и не стремиться понять его. Это очень огорчало Сергея. Он грезил совсем иными отношении со своей девушкой. Впрочем, их томное молчание длилось недолго. Во дворе, за которым ребята следили, началось движение. Вначале скрипнула калитка, после чей-то высокий, худощавый силуэт мужчины подошёл к входной двери хаты и через несколько секунд вошёл внутрь. Ребята следили сосредоточено за происходящим.

- Интересно, а кто это пришёл?- прервала молчание девушка. Она посмотрела на парня, но ничего не прочла в его глазах.  Оба и Ефремов и Веркин, были плотными и невысокими мужчинами. А этот мужчина был худым, как Орлов.

- А ты откуда знаешь, кто к ней ходит?

- Ну деревня… - удивилась Татьяна,-  А то все люди не знают обо всех…

- Это точно… - вздохнул парень.

В тишине ночи снова брякнула калитка и две фигуры пошли в сторону полей. Он двигались быстро, словно боялись опоздать куда-то…

У молодёжи росло напряжение. Любопытство подпирало их комками в горле. Сергей решил поехать за ними, но Таня отговорила его делать это.

- Куда они пошли?

- В сторону хутора…

- Да, интересно. Накануне туда поехали комбайнёры. Неужели этот мужик повёл её туда? – возмутился парень. Он представил как эту женщину будут тискать потные, грязные матерщинники. Узел отвращения расцвёл в нём. Ему захотелось удушить этих похотливых мужланов, которым всё равно на ком справлять свою физиологическую потребность. Внезапно для самого себя, он почувствовал как она переживала гибель мужа, тяжесть смерть новорожденных детей и скуку одиночества.

- О чём ты думаешь, Серёжа?

- Да, так…

- Сожалеешь, что она пошла к комбайнёрам, а ты здесь сидишь со мной?

- Да ты что! Сколько мне лет, а сколько ей…

- Все вы мужики одинаковые. Она женщина симпатичная – подытожила Татьяна.

- Перестань!

- Да вы похотливые скоты!

- Бабы не лучше! А поди посмотри ещё и похотливее нас будете

Ребята вновь замолчали. И где-то с полчаса не разговаривали. Никого не было в интересующим их дворе.

- Поехали по домам – предложила девушка.

Сергей не стал возражать ей, несмотря на то что ему очень хотелось последить за этими людьми.

Утро наполнило комнату парня яркими лучами. Снова пекло сдавливало воздух тяжёлыми парами и стало вновь трудно дышать. Парень позавтракал и пошёл на практику.  Она заключалась в наблюдении за оставленной после комбайнов стернёй. С самого начала эта работа ему опротивела, он боялся отца, отчего выполнял все предписания учёбы.

С детства Сергей был зажат догматической тяжестью отцовского авторитаризма. Окружающие Сергей парни часто критиковали заочно своих родителей, но он не имел такой привычки. Откуда-то из нутрии он понимал, родители делают всё на благо ему, посему не хотел перечить им своим несогласием. Он ходил меж комбайнов и хохочущих комбайнёров. Мужики были веселы, будто ночь прошла на ура. Студент подозрительно слушал их, ожидая что кто-то проболтается о вчерашней гостье. Но рабочие и словом не обмолвились о том что к ним приходила женщина. Весь день, работы было много, но Серёжа ни на минуту не прекращал искать следы ночной гостьи. Он и сам не мог толком понять почему его тянет к этой женщине. До вчерашнего дня парень и не вспоминал о ней, но теперь в груди будто расцвёл каменный цветок, который испепелял сознание. В голове не успокаивалась мысль о загадочной смерти Николая Орлова. Около десятка сказочных версий бродили по деревни об этом событии, но Сергей очень хотел разобраться в ней самостоятельно. Целый день студент провёл в ступоре, он полностью погрузился в мир своих размышлений. Сергей и сам толком не знал, что он хочет открыть для себя в этой загадке. После практики ему позвонила Татьяна, сообщив что вечером к ним приезжают родственники и поэтому увидеться не удастся. Парень даже обрадовался такому стечению обстоятельств. Когда взошла луна над утихающей деревней он пошёл к дому Орловых пешком. Душный, наполненный запахом разнотравья воздух успокаивал быстро стучащее сердце парня. Он сел на лавочку расположенную в трёх дворах от Орловых. Кусты сирени скрывали его от любопытных глаз прохожих, или тех кто мог следить за ним. Лунный свет приятно скользил по листве и траве. Он покрыл всё живое и умиротворял своей безмятежностью. Сычи воспели оду ночным пением от которого на коже парня поднимался волос. Страх потихоньку подбирался к нему, обнимая его змеиными кольцами. Чьи-то голоса разорвали единение тишины и следопыт обернулся в сторону идущих по дороге девчат.

Один из голосов Сергею был очень знаком. Он принадлежал его девушке. Парень решил не рисковать и встал с лавочки, покружился по сторонам и спрятался в кустах. Не прошло и минуты, как девушки уселись на эту же скамейку и утихли. Сергей чувствовал себя поганой воришкой. Таня шептала сидящей рядом с ней девушке о смерти Орлова, о своих догадках, людских былинках и о нездоровом интересе к Елене её парня. Девушки сидели тихо, лишь изредка обмениваясь шёпотом.

Сергей не мог различить слов. Ближе к полуночи из дома Орлова вновь вышел тот же худощавый мужчина и дойдя со скрипучей калитки исчез в темноте. Спустя три секунды огромная собака промчалась мимо соседских дворов и с большой скоростью приблизилась к лавочке, где сидели девушки. При виде их собака громко залаяла и кинулась на них. Таня и её спутница замерли. Они не знали что делать, но после незнакомая девушка подобрала небольшое палено и бросила его в пса. Сергей удивился такой смелости и чуть не выдал себя каким-нибудь воплем. Сидя в двух метрах от девушек он оставался абсолютно невидим. Густая листва и тонкая поросль с лихвой скрывала его от них. Собака исчезла и девушки быстро убежали отсюда. Спустя несколько минут, Сергей сел на лавочку и продолжил наблюдать за интересующим его двором. там снова никого не было видно. Время тянулось медленной липкой лентой. Парень притаился на скамейке. Мимо него никто не проходил, лишь откуда-то играло «Радио России». Диктор говорил о чём-то, но парень не прислушался к нему. Его переполняло сонным состоянием. Но с лавочки парень увидел как возле забора зажглась спичка, либо зажигалка. Там у забора, двора Орловых, явно кто-то курил. Этот ли кто-то гонял девушек, превратившись в собаку? Сергей засмеялся от такой мысли. Да он любил мистические фантазии западных кинорежиссёров, но чтобы поверить в такую «бабушкину сказку» нужно быть наивным человеком. Сергей встал и решился подойти к сидящему незнакомцу. Как раз он забыл дома свои сигареты, а курить сильно хотелось. Неоднозначные кружева опасения вдруг возникли в груди он шёл озираясь по сторонам, будто ожидая нападения собаки, но животного нигде не было видно. Чем дальше Сергей отходил от лавочки, тем робастно становилось в сердце. Где-то в мозгах интеллект смеялся над мальчишескими чувствами, но парень ничего не мог поделать со страхом. Сейчас он пожалел что не выдал себя Тане и её сестре, поскольку рядом с ними он чувствовал бы себя намного смелее. Вообще до сегодняшней вечерней прогулки парень ощущал себя одним из центров вселенной. Он был горд, тщеславен и непозволительно пренебрежительным к людям. Ему казалось, что во всём он разбирается куда лучше иных людей. Сергею доставляло удовольствие перечить взрослым, которые не понимали чего-то и старикам, особенно когда они пользовались устарелыми представлениями о мире. Да, так наверное поступает каждый взрослеющий человек, пытающийся подняться на свои ноги, пусть даже лишь в своих глазах. Дорога была короткой, не больнее тридцати метров. Но столкнувшись с неизвестным, да ещё и вскользь, парень не смог найти современной трактовки поведения этого мужика и собаки. Которая и была по его представлению тем худощавым гостем Орловой. Он шёл к нему за сигаретой, а может и не за ней. Сознание отключилось и парень не смог бы сейчас трезво ответить на вопрос сколько будет дважды два. Он находился уже в десяти метрах от лавочки, на которой кто-то курил сигарету и пьянящий запах дыма завьючивал голову парня. Сергей слышал как сидящий мужчина дышит тяжело, словно он болен или только что пробежался, а может отдыхивался от забойного лая. Эта мысль сносила с ног парня сильнее, чем удар кулаком в затылок. Его пленила эта загадка в которую он боялся поверить всем сердцем. Расстояние быстро сократилось и парень обомлел. Он подошёл и замер. Сияние луны рисовало на теле мужчины собачью шерсть. Вся грудь и руки были настолько волосаты, что они походили на обезьянью фигуру. Незнакомец внимательно посмотрел на подошедшего парня. Он ничего не говорил, лишь продолжал громко сопеть. Сергей тоже молчал, не в силах перебороть свой страх.

- Что тебе надо? – резко спросил сидящий мужчина.

- Закурить не найдётся?- отрывисто спросил парень.

Волосатое тело зашевелилось. Шерсть заблестела серой травой под лунным сиянием.

- Пошёл!- закричал мужчина

Сергей окончательно замер. Пот проступил по всему телу. Но увиденное парня потрясло. Совсем недавно фантазии были единым покровом его представления, а здесь, в данный момент мир грёз рушился и перед глазами явь разрезала время острым ножом. Огромная собака соскочила с ног мужчины и села рядом с Сергеем. Гость облегчённо вздохнул и принял сигарету. Дым завился белой фатой и мужчина заговорил о своей молодости, в которой он тайком курил от отца. Сергея удивил тон незнакомца. Он даже не знал его имени, но он говорил так, будто каждый день они виделись, или были знакомыми. Его слова были некой отдушиной для парня. Сейчас он ощутил в себе стыд, за то что он поддался людским суевериям. Все эти пересуды кружили над головой незваными птицами, щебечущими о недалёком миропредставлении. Мужчина упомянул о борьбе за чистоту нации среди комсомола, представителях родительских комитетов, дружинниках и прочих моралистах, которые покушались на его личный выбор вдыхать этот горьковатый привкус дыма от табака. По его словам он давно уже пересмотрел своё представление о курении и случись такое, что придется пережить жизнь заново, он решился бы не курить и не употреблять сладкого алкоголя. Но он не мог бросить этих привычек в настоящем, поскольку по его словам, он не сформировался бы как личность без них. Мужчина приводил десяток выводов и в голове Сергея они складывались в удивительную картину, где каждое слово, как отдельный кусочек мозаики находило своё место и укладывалось в целостность человеческого воззрения.

Сергей посмотрел на собаку. Это была та же псина, что кинулась на сидящих девушек. В душе парень посмеялся над собой… он даже чуть не вылепил свои домыслы мужчине, да умолк на полуслове.

- Ты что-то хотел спросить? Или расскажешь мне что-то?- сухо спросил мужчина. Дым его сигареты поднимался высоко над головой и рассеивался в воздухе длинными нитями, висящими в небе.

Парень пожал плечами. Он растерялся и словно проглотив язык, замолчал. Он и сам не ожидал, что можно молчать не просто так, как это делают все люди, а молчать сложно, растеряно, неуютно и тупо. Что сказать человеку, которого только что считал волколаком?  Парень затянул сигарету и посмотрел на сидящего мужчину. Тот тоже молчал, разглядывая Сергея.

- Понимаю… - ответил он – Бывает такое, что говорить ни с кем ни о чём не хочется. Летние вечера на самом деле не располагают к беседам с незнакомыми людьми. В такое время легко уединяться с противоположном полом и заниматься более приятными вещами… но увы не все так просто в жизни…

- Я просто хотел курить – соврал Сергей. Он выбросил окурок и тот полетел в высокую траву – Хотя… и в правду разговаривать нет желания. Как-то всё в жизни не просто и это напрягает очень сильно. Всё что вчера я считал незыблемым, сегодня превращается в пепел…

- Ты просто взрослеешь… я сам был таким лет в 18-20 лет. У меня был друг Коля и подруга  Елена. Мы любили нашу компанию и я глупо верил в то что такое общение может продолжаться всю жизнь. Мне тоже казались наши вечерне-ночные прогулки неземными. Мы любили мистику и и порядком щекотали друг другу нервы, то рассказами прочитанными днём, то нашими видениями. Не знаю то ли мы действительно видели всех этих лошадок, гуляющих по ночным полям, волков, светящихся фарфоровым светом среди густых рощ, то ли нам все это казалось и кажется до сих пор.

Мы бродили по тем местам куда обычно молодёжь не ходила. Нет, мы не были ни сектантами, ни ещё кем-либо… просто нас влекло непонятное сосуществование тайны вокруг нас. Мы открывали мир по-своему и думали что до людей можно что-то донести… какими мы были наивными…

- А что за лошади и волки? – Интересующимся тоном спросил парень. Он присел на корточки. В это время собака встала и подошла к калитке, уткнулась носом в ручку и та поддалась. Пёс вошёл во двор.

- Умная собака – добавил парень.

- Не то слово, умная. Она меня вытаскивала из таких жизненных ситуаций, что не всякому ангелу-хранителю под силу такое. Мне нужно ей ставить памятник… ну вот… о лошадях…  о волках… в одну из летних ночей мы собрались на горе, что находится выше улицы, где жила Лена с родителями. В детстве, юности мы часто там бродили, поскольку люди туда не захаживали и нам никто не мешал. Мы любили разговоры о какой-то мифологической чернухе, как на поле увидели большой светлый шар. Он светил от нас достаточно далеко, метров восемьсот, километр. На глаз в ночи расстояние не определишь… вначале мы подумали, что это мотоцикл светит фарами, нас это не интересовало и мы отвлеклись. Сейчас не помню сколько прошло времени, давно это было, но Колька вновь указал нам на светлый шар. Он то стоял как вкопанный, то носился по кругу, то проваливался под землю, а то и вовсе прыгал на несколько метров над землёй. Мы сидели под деревом, которое росло на краю бетонного резервуара, в который сбрасывалась вода из канала, а после падала в лоно местной ГЭС. Нас не было видно из-за листвы и высокой травы, а мы видели окрестные места. Шар не приближался к нам, но и не удалялся. Он, словно кружился по заданной траектории и что-то рисовал. Продолжалось это около часа, а после этот огненный шар пронёсся мимо нас на такой высокой скорости, что никакому наземному транспорту и не снилось… в центре этого шара был бледно-жёлтый конь с огненной гривой. Он промчался мимо нас и скрылся за рощей, а мы сидели молча минут десять, или больше, не разговаривая. Я не помню точно, что описывали ребята после, но я был на грани помешательства. Знаешь, об НЛО сейчас говорят столько, что можно подумать что о них знают многое, но люди даже не знают что это такое. А об таких жителях нашей планеты, даже и словом не обмолвливаются. Мы сейчас живём в удивительное время. Старые идеологии разрушились, новые ещё не придуманы а мы вольны, как никогда ране и может как никогда впредь. Этот конь растворился в воздухе будто его никогда и не было вовсе. Я не понимал видел ли я его один и видели ли его мои товарищи. Все грани нашей дружбы стёрлись. Мне было стыдно открыть рот и почувствовать, как самые близкие мне люди будут смеяться надо мной. Думаю они тоже испытывали тоже самое. Лишь потом мы начали оживать. Ничего не говоря друг другу мы стали собираться к тому месту, где только что был конь. Страха не было в нас, ибо он ещё не смог побороть ужас и шок. Именно тогда я понял, чем отличен ужас от страха. Ужас понятие неосознанное, а страх это животный инстинкт, когда твой мозг понимает что ты попал в передел. В тот момент мы не помнили своих имён, да и вовсе всю дорогу переговаривались еле понятными обрывками слов.

Дорога по полю была наитруднейшей. Сухие колосья больно били по ногам, а эти загадочные метры растягивались словно резиновые камеры. В звёздную, но безлунную ночь, мы не смогли оценить того, что было вытравлено на поле. Лишь бесчисленные тропинки расползались перед нами в разные стороны.

Днём по нашему селу расползлись слухи о том что дебоширы потоптали поле и испоганили урожай. В обед Лена поднялась на гору, влезла на дерево и увидела что на поле лежит распластанная, огромная двухсторонняя спираль. От каждого её луча исходило множество закруглённых линий, заканчивающихся кругами. Лена сфотографировала это место, но фотография не отражала всей монументальности картины. Она нарисовала дома на альбомном листе этот рисунок и спрятала, поскольку побоялась того что люди скажут что это мы затоптали поле. Но поверь мне, врятле какой-то человек сможет нарисовать такую картину с точностью, да еще и ночью.

Ты не представляешь, что тогда было в селе. Люди придумывали небылицы, одна другой смешнее… вначале мы хотели признаться, что были свидетелями этого художества, но во время остановились и передумали… мы поняли, что наша версия, куда сказочнее всех людских выдумок. По прошествии многих лет Коля сказал: «Реальная жизнь куда более фантастичнее любой человеческой выдумки, какой бы она ни была изощрённой». Потихоньку молва от происшедшего начала утихать… дни летели совиными крыльями, и людская молва догорала как перегорелый костёр. Каждый вечер мы ходили под наше дерево, ждали чуда, но оно не приходит в одно и тоже место дважды. Люди из деревни тоже ходили искать хулиганов, но никто не попадался им, поскольку никто не мог сделать то, что натворил тот светящийся конь. Прошло пару-тройку лет, тот случай потихоньку угас и в нашей памяти и мы осторожно возвращались к нашей любимой мистике. Но случилось с нами следующее. Мы блукали по местному кладбищу. Ну ты понимаешь, молодёжь тянет туда, поскольку там можно проверить свой характер. Мы шли, шутили, рассказывали анекдоты, но нас насторожили иконы, обращённые ликами на улицу. В комнатах дома не было света, но с улицы он падал из фонарей. От этого святые лики блестели, стоя на подоконнике. Святые разглядывали кладбищенскую долину, не смотря на тогдашнее советское табу на религиозные культы. В один момент нам стало и жутко и страшно. Я не могу сказать, что именно нас напугало, но атмосфера была не романтичной. Луна, кладбище, сычиные песни, собачий лай, давили на грудь и мы быстро засобирались домой. К сожалению, в людях плохо развито интуиция. Но нас тогда окутала робость так сильно, что мы поддались всеобщему страху. Мы сидели на лавочке, в глубине старого кладбища, поросшего сиренью, акацией и ясенем. Непролазные дебри тенями рисовали силуэты страшных существ. Мы же не просто боялись как герои мультфильма «Котёнок по имени Гав», когда он с щенком дрожа от молнии, а мы травили ко всему прочему друг друга вымышленными историями про вампиров, оборотней и прочих существ. Затем мы не выдержали кладбищенского приюта и вернулись на своё место на краю бетонного резервуара. Там стало совсем не страшно, к тому же дерево излучало тепло, так как мы к нему нашли подход и разговаривали с ним как со старшим товарищем. Зря люди со смехом относятся к тому что некоторые разговаривают с неодушевлёнными предметами. Порой это дерево выслушает тебя гораздо внимательнее чем самый близкий человек и даст свой мудрый совет. Я благодарен Богу, что живу в такое время когда могу безопасно для своей жизни читать всякого рода фэнтезийную литератур. И относится к ней не как к сказке, а как к народной памяти о прекрасных временах истории земли, когда ещё жили все существа в мире и благоденствии. Меня умиляет наш удивительно поэтичный язык. Сколько в нём красивейших слов: полнолуние, покров, лебёдушка, умиротворение, лучезарный и сотни других слов… но к сожалению люди пользуются совсем иными и с другим внутренним посылом. Где-то часа в два ночи мы увидели снова знакомый шар. Он кружил теперь не над пшеничным полем, а немного дальше, где рос камыш на заболоченном месте канала. Ни секунды не теряя мы сорвались с места и рванули к тому месту. После исхода из кладбища нас уже ничего не страшило. К тому же мы жадно желали разглядеть коня вблизи. Поле мы миновали быстро и подобрались во плотную к камышу. Шар кружился на другом берегу, через канал мы не решились переплывать ночью. Его ширина 16 метров, к тому же быстрое течение. Днём бы это не была проблема, но под синью звёзд… сам понимаешь… шар в точности повторял те же движения по камышу, что и в прошлый раз на поле. Он кружился, проваливался под землю, прыгал в высоких зарослях. Только в этот раз его цвет был ярко красный, в нём не было такой прозрачной чистоты, как тогда. Шар держал внутри волка. Это испугало нас до смерти. Нашему удивлению не было предела. Знаешь, я тебе не буду рассказывать все наши похождения, да это и не к чему. Да и эту историю не стану до рассказывать… дальше было то что нельзя разглагольствовать. Но поверь, жизнь всегда интересней того что видно на первый взгляд.

- Да уж… - оторвал Сергей. - Прикольно, ничего не добавишь… здесь… Если это правда, то на самом деле прикольно…

Мужчина оживился. Его явно оскорбил тон и неверие парня, - А ты полагаешь я тебе это ради красного словца сказал? Зачем мне это нужно. Я не буду здесь тужиться, доказывая свою правоту, просто мы сейчас пойдём и ты сам увидишь всю правду, которая скрывается недалече от сюда. Парень засомневался. Снова в голове расцвели людские суеверия, взращенных молвой. Они обтянули его грудь упругими жгутами и придавили к земле. Захотелось кричать, но воздуха не было в лёгких, да и голос совсем пропал.

- Идём, или ты струсил? Ведь ты же думал, что я являюсь этим псом, когда подошёл. Ты же сидел в кустах, когда присели на скамейку твоя девушка и её сестра. Ты боялся показаться им, ибо не верил ни себе, ни людским словам. Но тебя тянуло сюда со вчерашнего дня… почему, ты после узнаешь… да и вообще много чего ты узнаешь вскоре… тебя очень тянет к Ленке и ты не понимаешь почему… ты же сутки уже не можешь прийти в себя… Да она хороша, только не поддавайся на её соблазн. Тебе это совсем не нужно! Всегда помни о Татьяне. Она сможет тебя вернуть обратно, только она одна. Ты готов следовать за мной?

Мужчина так резко замолчал, что парню показалось что тот перевёл время вперёд и проговорил свои мысли в ускоренном темпе. Вокруг царило удивительное благозвучие, несмотря на то что была тишина. Музыка вырывалась из глубины души, предвкушая необъяснимую встречу с не осознанным… что хотел сейчас Сергей, он и сам толком не понимал. В груди всё парило и он был готов на всё… но страх жалил его осиными укусами. Парень не совсем понял как мужчина узнал всё его поступки и желания. В которых он сам не мог признаться себе до конца. Но монолог мужчины, парню очень понравился. Он вообще любил слушать, как мужчины не корчат из себя пуп земли, а размышляют на те темы в которых не сильны. Парень согласно кивнул головой и пошёл вслед за ним. Шли они долго по полям, минуя сторожки и лесополосы. Звёзды мерцали над головами и Луна пленила серебряным молоком, плывущим по небу

- Боишься? – спросил мужчина, - Не бойся. Ты был выбран задолго до сегодняшнего дня. Лена тебя приметила еще тогда ты учился в школе. Нам необходимо это передать кому-то, а то кто знает что будет с нами завтра. Да ты не бойся.

- А что это были за конь и волк?

Мужчина поднял голову к верху и в его взгляде отразилась небесная глубина ночного неба. Он ничего не ответил на вопрос. Шли они долго ни о чём не разговаривая. Общих тем для бесед мужчины не находили, а говорить о всякой чепухе не хотелось.

- Меня кстати Александром зовут. А то ты даже не спросил.

- Прости не до того было… - ответил Сергей.

- Ничего, бывает…  сразу хочу тебя предупредить. Всё что ты увидишь живёт подле нас, но только многие могут увидеть это, и ещё меньше – вступать с ним в контакт. Сейчас по ТВ много говорят об Индии и Тибете. В этих местах свято чтут тонкую связь с другим миром. Но на Руси этого не меньше. Только люди здесь давно ослепли и не желают принимать и прозревать. Мы видим только то что хотим видеть, а чего не можем объяснить, стараемся не замечать. Не спорю, так легче жить, не праведнее, а проще… Даже само понятие святого духа – очень мистическое олицетворение божественной природы. Мы крестимся и верим в святую троицу, отца, сына и святого духа. Вот только этот дух у каждого свой и он для нас и является порою богом.

Наконец они дошли до оврага, спустились в ров, где внизу текла речка и по берегам вырос камыш. Сергей вспомнил как он сидел на вершине кургана, разглядывая удаляющиеся комбайны. Они действительно тогда очень походили на грузное стадо слонов, идущих с одного пастбища на другое. Тогда парень не понимал зачем посреди колхозного поля рабочие не распахали этот рукотворный курган. Ведь это пустяковое дело для трактористов. Он злился что люди чтят историю своего народа. Сейчас же когда он с мужчиной миновали этот курган, юноша подумал о том что землю натаскали сюда для защиты от огненных шаров. Почему-то в голове сложилась полноценная картина, где курганам отведена роль оберегов по всему югу России, от вездесущего мистического  существа, имя которому дух… Ветер подул по оврагу, на краю которого стояли мужчины. Воздух запах мёдом. Сергей чувствовал себя настолько отрешенным от мира, что сейчас хотелось стереть с памяти и своё имя и всю информацию, которая была в голове. Ему захотелось стать птицей, покинуть эту землю и раствориться в звёздной бездне, где-то на краю Млечного пути. Оттуда виден весь кругозор галактики. В ту ночь был виден удивительный звёздный дождь. Яркие точки пронзали атмосферу и светились блестящим огнём на лоне серого неба. Мужчина поднял руки к небу и раскрыл ладошки. Время немного остановилось и ветер угомонился. Сергей почувствовал чей-то внимательный взгляд на своей спине. Он оглянулся и увидел стоящую в трёх метрах от него Орлову. Её красивая фигура светилась в звёздном сиянии. Женщина подошла к мужчинам и стала между ними. Парень глядел на неё не отрываясь. А она смотрела, будто не видя ни его, ни своего мужчину. Её красивый взгляд бродил по застывшим зарослям камыша. Сергей огляделся и начал понимать что это место понемногу освещается, словно где-то разгоралась огромная свеча. И она озаряла окрестность. Откуда-то из недр земли вышел златогривый конь, который громко заржал и почва под ногами задрожала. Зверь начал кружиться, бегая по часовой стрелке и камыш легонько укладывался в аккуратный рисунок. Чем дольше конь кружил по болоту тем сильнее и ярче становилась его аура. Животное потихоньку покрывалось круглой аурой яркого света. Он не замечал людей и бегал всё быстрее круг от круга. Такого великолепия, Сергей ещё не видел. Он ущипнул себя, чтобы разбудить, но осознал парень что не спит. Александр и Елена упали на камни и поклонились до земли. Сергей почувствовал с каким трепетом они относятся к этому животному. Для них этот конь был верховным божеством их пантеона и это очень страшило парня. Никогда, ни от кого Сергей не слышал о таком чуде, живущем в родном селении. Он смотрел на на коня и не верил своим глазам. Разум отказывался принимать происходящее, но сердце пело радостную оду в честь мистического духа. Внезапно конь остановился и глянул в сторону людей. Его взгляд пронзил насквозь и Сергей понял что этот зверь соткан из огня и света. Он был настолько не реальный, что парень боялся дышать чтобы не спугнуть коня. Конь встал на дыбы и распустил огненные крылья. Зря художники рисуют коней с орлиными крыльями. Это самая большая ложь художественной фантазии. Лошадиные крылья совершенно уникальны. Они совсем иной формы нежели птичьи. Они не покрыты перьями, более всего они походят на конские хвост и гриву. Конь взмахнул крылами т упорхнул в небо, словно его и не было здесь никогда. Через минуту Александр и Елена поднялись на ноги и попрощались с этой живой загадкой. Они ничего не говорили о ней на протяжении ночи и по дороге домой.

Всё это великолепие продолжалось не более минуты, но её хватило чтобы понять что мгновение даёт оценить всю весомость жизненного пути. В эту минуту Сергей осознал как тяжело выходить на самом деле за грань человеческого понимания. Раньше вся его непохожесть на других заключалась в прослушивании индастриала, одежде и попытки умничать при помощи нескольких десятков прочитанных книг. А сейчас он вкусил настоящую непохожесть на людей. Он заглянул за ширму привычного мироукладства и в ней нашёл места для себя. Как ни странно было ему видеть выходящего из земных недр коня, парень ощущал в себе одно любопытное чувство: он почувствовал собственное причастие к неизведанной тайне. Все чувства царили в нём в полудрёме. Они не просыпались, лишь изредка подавали тихий, почти не слышный голос, который так часто он не слышал... теперь же в памяти навсегда застыла на смерть картина этого нереального коня. Его грациозный полёт теперь будет частым гостем в его снах, мечтаниях и размышлениях. Парень шёл не чувствуя ног под собой. Земля растворилась в ночной прохладе и лишь звёздная россыпь расстилалась перед ним... мужчина и женщина шли молча, словно они ничего особенного не видели, но парень после понял, что они просто привыкли к такому великолепию. Он хотел задать им сотни вопросов, но они рассыпались на осколки. Сейчас он чувствовал острую необходимость в молчании. Ему хотелось говорить на эту тему, но парень осознавал что для мужчины и женщины этот конь довольно частое происшествие в жизни. Томное молчание превращалась в лёгкое поглощение волшебства. Конь понемногу становился лишь расписным воспоминанием в памяти. Они шли довольно быстро и Сергея одолевала усталость. Она опоясывала ноги и голову, отчего становилось тяжело дышать и сознание затуманивалось. Огни деревенских фонарей мерцали разноцветными переливами. Они изображали рукотворную электрическую поляну, в которой было скопление осколков утренней зари. С деревни запахло свежеиспеченным хлебом, поскольку совсем не далеко от полевой дороги стояла пекарня. В былые годы она работала на полную силу, и чудотворный запах хлеба распространялся по всей деревни. Сейчас же рабочие пекли совсем немного хлеба, его хватало всего лишь покормить хлеборобов. Собственно, нынешний арендатор занимался всеобщим потреблением земельных возможностей, но не обогащал плодородный слой почвы. С каждым годом земля всё серела, теряя способность рожать, а затравленная химическими удобрениями почва поднимала всё больше мутированные сорта зерновых. До практики, Сергей не замечал и старался не думать об этом. Он знал, что добившиеся хоть какой-либо власти люди стараются обманывать общество, но не думал что это касается и его в том числе. Сейчас, после встречи с этим благородным животным, он открыл для себя новый мир, в котором светом можно лечить людские ошибки. Парень не понимал как можно исправить всё в мире, но остро ощущал что это необходимое начинание его судьбы. В груди расцветал душистый цветок нового мироздания. Он то и давал истинную ценность светозарного начала. Сергею хотелось отправиться вдогонку этому мистическому коню и раствориться с ним в ночной звёздной россыпи, бороздя ленту млечного пути. Они подошли к лавочке двора Орловых. Во дворе заскулила собака и тут же она выскочила на улицу и завиляла огромным хвостом. Александр погладил её и они с Еленой так же молча скрылись за калиткой. Парень остался один со своим раскрытым, перед неизведанным миром, сердцем. Дверь скрипнула и пара вошла в дом. Зажёгся свет в комнате, и на лавочку упали расписные тени от занавесок и витилиаватый рисунок молодого деревца, растущего над окном. Сергею стало очень жутко. Ужас подкрался к нему откуда-то из темноты. Его настораживало теперь всё. Лёгкий скрип деревьев, шорох в траве, лай деревенских собак, чья-то пьяная брань врывались в уши и заставляли содрогнуться. Казалось сейчас выйдет этот благородный конь из-за какого-то угла и спросит: «Зачем ты пришёл ко мне? Ведь я тебя не звал!» юноша соскочил с лавочки и помчался бегом домой. Он бежал так быстро, что уличные собаки побежали за ним следом, лая на него. Это прибавляло силы. Дома было удивительно спокойно. Отец спал на диване перед телевизором, брат что-то стонал бултыхаясь в пьяном полудрёме, мамы не было слышно, поскольку она спала в своей спальне. Парень лёг на свою кровать и попытался уснуть, но упрямая пружина воспоминания возвращала его на то место, где были протоптаны камышовые тропы. Ему чертовски хотелось увидеть тот рисунок, который вытоптал конь. Где-то в глубине души он уже парил над тем местом, но только боялся себе признаться в этом. Он дал себе слово после практики отправиться на это место и разглядеть его по-вниметельней. Солнце озарило небосвод и его лучи скользнули по лицу Сергея. Он так и не уснул в эту ночь. Зазвенел будильник и мелодия разлилась ручейками по комнате. Он встал и пошёл в кухню. Там уже крутилась мама и она начала расспрашивать о том где он пропадал всю ночь. Сын ничего не отвечал матери и она потихоньку успокоилась. Быстро позавтракав, он вышел на улицу и пошёл пешком на практику. Солнце припекало спину и от этого становилось ещё веселее на душе. Он также и оставался окрылённым от вчерашней прогулки. Придя на поле, где работа кипела в трудовом мужском поту, он ощутил как это здорово, когда твоя работа приносит пользу людям. В новый день парень вступил с новыми силами, мыслями и желаниями. До обеда было много забот и обязанностей которые отнимали сосредоточенность от мыслей о коне.

- Что-то ты мой друг сегодня рассеянный – спросил тракторист, подойдя к Сергею. Он посмотрел на него с каким-то укором.

- Да так... ночь не спал... дела... – не решительно ответил Сергей.

- Ага, знаю какие у тебя вчера были дела...

Сергей насторожился. Он испугался что их могли видеть там...

- И какие же? – спросил парень.

- Девка к тебе вчера приходила... сам видел, как над калиткой с твоим братом она стояла, часов в десять вечера... с ней ещё одна девушка стояла, видно не наша... не деревенская... Что друг, весело время провёл с ними? – мужской пытливый взгляд скользнул холодными лягушачьими прикосновениями по лицу Серёжи.

- Веселее и не придумаешь... – тихо ответил парень и отошёл от мужика. Он представил, как неловко себя чувствовала Таня перед сестрой. Парень быстро вынул телефон из кармана и позвонил ей, но она не ответила. Снова внутри всё заклокотало и парень понял, как будет сложно объяснить Тане о том где и с кем он провёл вечер и ночь. В его памяти моментально восстал образ недоумённых глаз, которые не будут верить ни единому слову, сказанному его устами. Да он и сам бы не поверил тому человеку который попытался бы ему рассказать о светящимся коне.

Тракторист подошёл опять к Сергею и снова завёл разговор о девчонках. Его монотонные слова, очень раздразнили парня. Ему захотелось ударить мужчину в лицо, но он сдержал свою агрессию. Сергей понимал, что тот не уймётся без грозного «отвали!», но парню не хотелось ссориться и срываться на человека. Внезапно в кармане зазвонил телефон и мелодия оповестила парня о том что звонила Татьяна.

- Алло? – включив телефон, ответил парень.

- Привет, где ты вчера был вечером?..

- Гулял... мне хотелось побыть одному...

- Где ты гулял? –ровно спросила девушка.

- По полю, к кургану ходил...

- Ты не лжёшь мне? Может ты был у Орловой?

- С какой стати?

- Последнее время от тебя я слышу только разговоры о ней.

Сергей обернулся и посмотрел в сторону деревни. Какая-то дикая тоска заскулила собачим воем в груди. Вся жизнь стала такой хрупкой, будто коснись её правдивыми словами, она рухнет как стеклянный витраж. Случайности не бывает – все на этом свете либо экзамен, либо наказание, либо вознаграждение, либо знамение.

- Я тебе о ней и её муже говорил только один вечер... думаю мы решили их ворос.

- Да один вечер... на другой – ты исчез...

- Я был там... – вдруг он понял что сейчас проболтается. Этого рассказа девушка не поймёт. Может быть он поведает о своей встрече с неизведанным ей, но только не сейчас...

- Там, это где? – всё также ровно и холодно спросила Таня.

- На кургане... не поверишь, но там такая благодать... будто воздух на нем во сто крат чище  нашего...

- Темнишь что-то ты... – подытожила Таня и отключилась. После этого стало как-то чудовищно тихо. Эта тишина вливалась в уши и поглощала все живое, что было там внутри.

Он присел под веткой ясеня. Лёгкая тень листвы немного спасала от изнывающей жары. В середине лета неослабевающий зной доводит большинство людей до изнеможения, но Сергей любил эту жару и всякий раз наслаждался терпким летним погожим денькам. Парень с ревностью любил любые погодные изменения. Под проливными дождями мог бродить с огромным удовольствием и наслаждаться мореной-метелью, в студёный мороз. Он наслаждался мощнейшими стрелами молний, которые заряжали его своим магнетизмом и силой. И сейчас он потихоньку сливался в единый оркестр с пожухшей травой, пыльными листьями и запахом уборочной страды. Время шло к обеду, и неподалёку от парня две женщины накрывали на стол. Оттуда запахло горячим борщом и узваром. Всегда эти женщины готовили узвар, вместо чая, или компота. Сергею было всё равно, что поставят на стол, сегодня он был погружён в совсем иные мысли. К мыслям о вчерашней ночи прибавилось и объяснение перед Таней. Женщины позвали мужчин на обед и те заглушили моторы своих тракторов, комбайнов и грузовиков и начали собираться вокруг большой кастрюли с водой. Один из трактористов зачерпывал ковшом воду и сливал её на руки рабочим. Сергей тоже умылся и холодная вода смыла на некоторое время мысли о своих проблемах. Все расселись за столом и разговорились. Мужики подшучивали друг над другом и громко матерились. От этого воздух становился каким-то жёстким и обжигающим. Он травил лёгкие угарным газом. Сергею вновь захотелось побыть одному, но в этот момент  к столу подошли главный агроном и арендатор. Их лица были задумчивы, впрочем мужчины хотели скрыть это от рабочих. На все вопросы, они отнекивались и уходили от ответов. Но не угамонные мужики выпотрошили их внутреннее беспокойство. Арендатор заговорил первым о том что терзало его душу. Он сел за стол, взяв в правую руку ложку, в левой уже был кусочек хлеба. По его поведению было видно, что он растерян и не понимал что происходит вокруг него. Голос был робким и растерянным.

- Дело обстоит следующим образом... сегодня ночью недалеко от карьера, левее от кургана, на камышовых тропах кто-то начертил рисунок, похожий на те, что запечатлены на пшеничных полях. Я не знаю как вам объяснить происшедшее, но такую чертовщину нужно скрыть. Если это получит огласку, то сюда навалят всякие уфологи, мистики и прочие шарлатаны. Они растрезвонят об этом и никто у нас не станет покупать хлеб. Я не хочу терять свои деньги из-за подобной рекламы. Сейчас вы прекратите убирать  пшеницу и поедите косить камыш, пока никто не увидел этой вакханалии.

- Не может такого быть? – возмутились рабочие. Они подняли галдеж, как стая ворон. Сразу возникло десяток сказочных версий, от которых у парня закружилась голова. Он вспомнил слова Александра. «Днём по нашему селу расползлись слухи о том что дебоширы потоптали поле и испоганили урожай... Ты не представляешь что тогда было в селе. Люди придумывали небылицы, одна другой смешнее…» Сергей внимательно слушал мужские разговоры и упивался своим превосходством перед толпой зевак. Здесь то он и осознал свою избранность и вновь слова Александра всплыли в голове «Не бойся. Ты был выбран задолго до сегодняшнего дня. Лена тебя приметила еще тогда ты учился в школе. Нам необходимо это передать кому-то, а то кто знает что будет с нами завтра. Да ты не бойся...» – Жалко, что я не могу рассказать об этом чудотворстве, им. Для них это станет очередной сказкой... – подумал парень. Его терзало это хваткое ощущение поведать приземлённым мужикам о том что твориться совсем рядом с их жилищем. Парня рвало на куски и возносило в поднебесье и он еле сдерживался от того чтобы не сорваться с места и не побежать туда, где накануне был счастлив.

- Сергей, ты же сказал своей девушке, что вчера сидел на кургане вечером... это правда? – спросил тот же тракторист, что рассказал о том что Таня приходила к нему. Его голос был недоверчивым и притворно спокойным.

Парень молча поднял на него взор и глубоко вздохнул.

- Да я там был до глубокой ночи... но ничего не видел... нет... – неуверенно отбрехался парень. Сейчас к нему пришла мысль о том, что конь сам решает кому открывать свои тайны, а кому нет. Ведь он существует очень долгое время, поскольку о кругах на полях рассказывается и ХХ веке и в средневековье и в древности. Но до сих пор никто толком не объяснял причину появления их на полях. И тут эта вечная загадка отворила свои врата перед ничем не приметным парнем. И он не возьмёт на себя право обнародовать её перед толпой непонимающих людей. Соблазн был на столько сильным, что поддайся ему, сейчас бы он вскочил на стол, смёл бы этот залихватский борщ ногами и отрапортовал о увиденном вчера чуде.

- Парень, ты не скрывай того что видел... – сказал агроном. – Может ты поможешь решить то кто смог это нарисовать. Может это местная шпана начудила? Или ты сам? – спросил агроном. Он был полным, краснощёким белобрысым мужчиной. Он был одет в белую свободную майку и темно-синие спортивные штаны. На ногах были красивые кроссовки. Мужчина подошёл к Сергею и положил свою руку на плечо. – Ты не скрывай пожалуйста то что мог увидеть. Здесь замешаны большие деньги, и поверь из-за тебя мы их можем потерять. Твоему отцу придётся сутками отрабатывать их. Ему не понравится твоё упорство.

- Что я должен делать, если я ничего и никого не видел? Как мне доказать это?

- Ты не врёшь? – спросил арендатор.

- Нет – ответил парень – Зачем мне, если тут сыплются прилюдно угрозы ?

Мужчины прокашлялись. Они не подумали, что парень отобьется от них таким способом. распорядившись чтобы на камыши поехали два тракториста и скосили траву от греха по дальше, мужчины удалились. Вместе с ними поехал к камышовым тропам и Сергей. Его одолевало странное ощущение того что он предаёт тайну. Но отступить сейчас он не мог. Он заранее взял дома цифровой фотоаппарат. Добрались они туда быстро и мужчин шокировал удивительно точный чертёж, мастерски выполненный на камыше. Спиралевидная пружина опоясывала небольшой квадрат в центре рисунка. На каждой спирала, которых было шесть, были маленькие круги. Потрясающая точность изображения поразила мужчин. Трактористы нервно закурили, и клубы дыма запеленали их головы.

- Что тут произошло? – спросил первый тракторист. Это был Манохин Николай Александрович. Он посмотрел на своего коллегу и выматерился. – За всю свою жизнь не видел ничего подобного. По телевизору пару раз показывали как в Европе закручивали такие рисунки на пшеничных полях.

- На Ставрополье такое было года два назад... – добавил второй мужчина, Васильев Евгений Викторович. Они оба были в лёгком шоке.

Сергей влез на кабину Белоруса и сфотографировал этот загадочный рисунок. Он сам был ошарашен таким натюрмортом. Ещё до поездки сюда, парень находился под впечатлением яркого коня. А теперь... теперь в его глазах осталась выгравленная спираль из шести лучей, описывающая квадрат, с небольшими кругами на конце каждого рукава. Слишком много впечатлений навалилось на него в последние часы. Стольких волн эмоций на парня не наваливалось никогда впредь. Он тяжело дышал, словно боясь прийти в себя. Трудность в том, что ему никак не получить ни то ни другое. Любовь сейчас же становится мягкой, преданной, полной жертвенности и доброты но ни  небесной, ни земной не сыскать. Внутри все болело. В парня начало вливаться совершенно чужое и непонятное чувство необъяснимого страха. Оно парализовывало сознание и уносило душу в центр этой камышовой галактики. Парень ощутил головокружение и сослал его на изнывающую жару летнего дня. Солнце пекло достаточно сильно. Он слез с кабины и показал фото мужчинам. Они удивились по настоящему. Трактористы не выдвигали никаких новых версий происшедшего. Им было велено скосить весь камыш и они не могли ослушаться. Но тут-то Серей и понял что косить этот рисунок нельзя. В груди всё забурлило когда мужики завели моторы и начали уничтожать  камышовый орнамент. Вновь головокружение проявилось в глазах тёмной рябью и слабостью. Парень присел на землю и опустил голову вниз. Под ногами копошились несколько муравьёв. Они тащили к муравейнику какую-то букашку. Она была по-видимому уже не живой, поскольку парень не заметил чтобы та сопротивлялась. Но каждый из муравьёв старался взвалить  всю тяжесть на себя. Поэтому получалось тащить её неуклюже и с низким КПД. Они перехватывались своими маленькими лапками по телу букашки и старательно тащили, словно от этого зависит их настоящее. Муравьи не обращали внимания на смотрящего на них парня. Возможно они совсем его не видели, или им было не до него. Они полностью были поглощены своей работой. От этого в парне проснулась смелость и он соскочил с места и рванулся к тракторам. Он замахал руками и остановив один трактор, сказал чтобы те не косили, а оставили всё как есть. Мужик засмеялся и поехал дальше. Сергей понимал, что от этого покоса зависит их дальнейшая работа. Арендатор спишет свои убытки на этих мужиков, лишив их жизни. Парень ушёл с этого поля в сторону села. Дорога казалась ему бесконечной. Поле раскинулось словно на десяток километров. Каждый шаг давался парню сложно, но он превозмогал эту слабость. Оказавшись с другой стороны поля, он осторожно осмотрелся, затем быстро пересек окрестности кургана и побежал по цветущему ромашковому полю, сбивая ногами хрупкие лепестки. Добежав до опушки, он оглянулся и увидел  скошенные камышовые тропы и двух мужчин. Он снова тронулся бежать, то и дело стопорясь и прислушиваясь. Он ожидал того головокружения. Но всё было тихо, замирая на месте, Сергей напряженно выжидал головной боли от которой страх пробирал парня до костного мозга. Прислушиваясь, он задерживал дыхание и сжал кулаки. Ему страстно, до судороги в ногах, хотелось вскочить и бежать, бежать изо всех сил, без оглядки. Но тогда бы он выдал себя. Парень не хотел этого головокружения, он боялся его пуще вчерашней встречи с этим конём.

Перед тем как спуститься по улице к дому, Сергей постучались к Александру. Он ответил, что сейчас будет готов. Когда он вышел, то верно, из-за усталости, да из-за того, что до утра Сергей не уснул, парня одолела слабость. Гость сел на ступеньки ведущие в хату и отключился на пару минут. Мужчина отворил ставни, яркий солнечный свет ослепил его, и он зажмурился, как от удара. В комнате Елена прыгала от радости и все восхищалась пришедшему гостю. Сергею передалась её радость и он почувствовал себя лучше и заметил какой он голодный. Изнутри вываливался запах горячих котлет. Мужчина пригласил парня в дом и тот вошёл внутрь. Комнаты были чисты, но в них не было новой мебели. И шкафы и столы и кровати были ещё довоенного производства. Парень словно провалился в молодость своей бабушки. На Александре были брюки чёрного цвета и старая, замызганная временем рубашка. Он присел на стул и указал парню на такой же стул. Сергей сел и начал говорить о скошенном рисунке. Его голос дрожал, но мужчина успокоил его, сказав что так люди разбудили волка, которого они пойдут сегодня вечером проведывать. Мужчина спросил пойдёт ли он с ними и гость согласился. Лена подала на тарелке пюре и три котлеты. Они начали обедать...
Спустя час Сергей попал домой. Уже дошёл слух, что парень мог быть как минимум свидетелем этой чертовщины и родители недоумённо смотрели на сына, ожидая сердечного раскаяния. Но вопреки их ожиданиям сын сказал что не причастен к этому происшествию и пригласил и отца и мать к компьютеру, за которым он показал изящный рисунок огромного коловорота, распластавшего свои крылья на камышовом поле. Родители смотрели с завидным удовольствием на сына, за то что ему удалось повидать такую загадку своими глазами. Они расспрашивали Сергея об этом и он чуть было не проговорился о том, что действительно ночью он был там, где рождался загадочный рисунок. Но парень во время замолчал, впрочем родители были поражены увиденным и отец заявил, что поговорит с арендатором о том, что его сын не мог создать такой рисунок в темноте. Сергей впервые за многое время увидел в своём отце поддержку и какую-то защиту. Он знал что его можно переубедить в этом вопросе еще с десяток раз. И всякий раз он останется убеждённым что он сам открыл для себя новую эпастась ответа. Уж таким наделила менталитетом простой русский народ, что он готов любое чужое мнение принять за своё собственное и доказывать его несостоятельность всеми доступными для него методами. Еще не угасла баталия с родителями к нему пришла Таня и её поведение насторожило парня. Она старалась вести себя так, будто ничего не произошло и если сегодня парень исчезнет от неё вечером, то она поймёт это и не будет докучать его своими расспросами. Девушка была под впечатлением от общения со своей сестрой, которая приезжала к ним вчера. Это была троюродная сестра Тани по материнской линии. Звали её Юля Сепертеладзе. Она была из Ростова-на-Дону. Ей недавно исполнилось 21 год и она собралась замуж за одного парня приехавшего в её институт из Кипра. Девушка уже дважды летала к нему в город Пафос и обнаружила, что там проживает огромное количество этнических греков, уехавших на заработки из соседних Ставропольского и Краснодарского краёв. На улицах звучит русская речь, едва ли не чаще чем эллинский язык. Юля постоянно восхищалась красотою и греческой осанкой своего парня и часто видела себя Афродитой в его глазах. Не смотря на то что сама была исконно русской девушкой. Ей досталась грузинская фамилия от первого бабушкиного брака, который был, впрочем как и второй не крепким и недолгим. Таня говорила о ней с таким трепетом и сожалела что в детстве они не общались близко. Татьяна всегда не любила её ростовский, городской говор, с которым Юля приезжала к ним. Они виделись не так уж и часто, раза два в детстве и четыре раза когда повзрослели. Девушка нарочито не казалась темы вчерашнего вечера Сергея, явно прибегая к женской хитрости молчанием выудить мальчишеский секрет. Сергей тоже ничего не говорил о том где и как он провёл вечер и том что знает что она с сестрой приходили к нему домой. 
– Я сегодня не смогу пойти погулять, - призналась девушка. Она внимательно следила за поведением парня, но он не выдал своей радости. Он пожал плечами и спросил:
- Почему? Мстишь наверное мне за вчерашний вечер?
Татьяна радостно улыбнулась и отрицательно покачала головой. Она не отрывала взгляда от парня и тот предложил ей пойти выпить чаю. Девушка согласилась и они прошли в кухню. Там были родители и Сергей облегчённо вздохнул. Он помнил их одно из первых свиданий, на котором они поклялись не врать и не скрывать друг от друга ничего. До вчерашнего вечера он не сомневался в своей верности словам, но этот случай с конём, выбил его из накатанной колеи. Рассказать об увиденном. Не разобравшись самостоятельно выглядело глупым, но и долго скрывать это тоже не удастся. Это разрывало парня изнутри, а и Елена, и Александр не хотели говорить, поскольку для них и конь и волк стали обыденным явлением в жизни. Вечер карабкался по стрелкам часов неоступной силою. Он приближался ростом тревоги, просыпающейся в груди. Парень ждал когда девушка уйдёт домой, но она всё сидела. Солнце садилось и тревога в его сердце распускала свои бутоны. Внезапно, Таня соскочила с места и замешкалась. Он вспомнила о своих неотложных делах и собравшись, вышла, сказав что провожать её не стоит. Сергей побрёл в свою комнату и тоже начал собираться. Он чувствовал себя не хорошо, поскольку поступил не по совести с Таней. Его терзали сомнения нужен ли ему этот светящийся конь и что он может дать ему в жизни. Врятле эти загадочны силы позволят зарабатывать на себе большие деньги. Если они живут под боком у населения, а те и духом не ведают о их существовании. Да и не получится заработать в нашей стране на мистической стороне Русского бытия -не то государство. Ни власть, ни церковь, ни, наконец, народ не дадут размножится нежити в своих окрестностях. В нашей стране слишком уж долго приучали людей не видеть дальше своего носа и они ослепли... это очень печалило молодого человека. Но всё же он не думал отступать.
В половину десятого он выбрался на улицу и пошёл к Орловой. Там вновь горел свет и на завалинке светился огонёк сигареты. То сидел Александр. Он что-то напевал себе под нос и приветливо улыбнулся гостю. Рядом сидел пёс и сильно вилял хвостом, поднимая пыль с земли. Сергей сел рядом и они заговорили об этом загадочном коне. Александр рассказал как вызывать этого странника. Но парень не всё понял и постеснялся попросить что бы мужчина повторил. От этих слов повеяло  неким загадочным буддизмом средней полосы высокогорья Тибета и Гималаев. Парень почувствовал минорные песнопения монахов, обтянутых оранжевыми тканями. На миг он умчался в эти далёкие и непонятые места, но спустя секунду он вернулся обратно в родную деревню. Просидели они на лавочке где-то минут сорок, пока не вышла к ним Елена Орлова. Она сказала два каких-то странных слова и мужчина встал. Вслед за ним соскочил с места и Сергей. Он почувствовал на себе чей-то внимательный взгляд. Парень огляделся, но в темноте ничего не увидел. Они пошли туда же... Снова дорога стала какой-то резиновой. Шаги были тяжелы, а путь был продырявлен сквозными временными рытвинами. Ветер дул то в одно, то в противоположное направление. Он сквозил ото всюду, словно с каждой стороны находилась невидимая форточка. Сергей то и дело ощущал на себе чей-то внимательный взгляд, но только не понимал кто так смотрит на него. Спустя полчаса ребята добрались до скошенного камыша. Ни Елена, ни Александр не расстроились из-за скошенного рисунка. Им вообще было наплевать на рисунки, поскольку они не представляли никакой ценности для них. Этой загадочной паре, сотканной из людских домыслов, суеверий и недомолвок были интересны сами светящиеся жители подземного царства. Сергей внимательно наблюдал за ними и всё никак не мог сообразить реальные ли они персонажи, или посланники их одного параллельного мира. Он отметал эти соображения, высмеивая свои догадки, но его всё так же терзало сомнение: почему никто не видит этих коня и волка из местных жителей. Когда и как они появляются Сергей так и не понял, да это сейчас и не было интересно. Он жаждал увидеть волка, и боялся этого больше всего на свете. Взошла полная Луна. Над самой кромкой горизонта она была одним огромным красным пятном. Но чем выше поднималась она тем мельче становилась. Казалось луна улетает прочь от земли и через час другой совсем сорвётся со своей орбиты. Но потом луна одумалась и помчалась по небесной дороге, проделанной миллионами лет. Сергей услышал как мужчина чем-то зашуршал. Парень оглянулся и посмотрел на мужчину. Он чиркнул зажигалкой и закурил. При полнолунии, всё равно свет горящего газа был необычайно ярким. Сергей вспомнил, что и вчера перед самым появлением света, он закурил, словно это был некий ключ к появлению подземного коня. Теперь же земля начала светиться, будто в скошенной траве лежало зеркало и оно отражало яркий блеск небесного светила.

Поле начинало сильнее озаряться с каждым дуновением ветра. Там рождалась новая жизнь в том первородном хаусе, что и принято именовать ужасом. Свет пронзал необычайные лучи, уносящиеся в высокое русское небо. Ветер же не поднимал траву, а наоборот прижимал поклоном к земле. Парень вновь ощутил этот загадочный взгляд на своей спине. Он обернулся. В десяти метрах от него стояла Таня. Она была шокирована и сильно испугана. Девушка не знала что делать. По её виду парень догадался что она готова убежать от сюда, но просто не решается сделать первый шаг. Он подозвал её. Когда Татьяна подошла ближе и прижалась подбородком в правое плечо парня, он смог разглядеть её лицо. Сергей смотрел на неё необычайно внимательно, он никогда раньше её такой не видел. Девичья гладкая, чистая, кожа отражала этот злобно красный оттенок. Каждая молекула, каждая мускула были сосредоточены на этом необъяснимом существе. Глаза горели, будто два ярких огонька. они светили, словно в них зажглись две звёздочки. от этой девичьей красоты у парня закружилась голова. Он стоял, хватаясь пальцами за воздух, словно не в силах устоять на мощном ветру. Таня была гостей из прошлой жизни. она сумела пройти сквозь закрытые для посторонних двери не оставив и следа. Сергей не понимал откуда девушка узнала об этом месте. Смелой её нельзя было назвать, но она пришла сюда одна - это смелый поступок. Сейчас он не старался понять почему и зачем она здесь. В груди автоматной очередью стучало сердце в ожидании второго в жизни чуда. Из земли всё нарастал яркий малиновый свет. Светящийся шар появился над камышом, словно заря поднималась на небосвод. небо осветилось. На ружу выскочил огромный хищный волк. Он громко завыл и поднявшийся торнадо унёс его песнь высоко в небо. Все вчетвером присели, не отрывая взгляда от светящегося зверя. Он же начал быстро бегать по кругу, выжигая скоростью какой-то странный рисунок. Сергей подумал, что он будет таким же как накануне делал  конь, но Елена сказала, что волк просто заметает следы, чтобы никто не знал о их существовании. Таня замерла. Она совсем ничего не говорила, лишь смотрела на Сергея и вопрошала глазами сотни вопросов. Оп шептал, что всё расскажет после, а сам понимал что рассказать ему нечего...

Август, Сентябрь 2010, февраль 2011

 

 

 

 

композиция "Выйду я на волюшку" группы Аркона. альбом 2004 - "Лепта"

Рейтинг: 0 332 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!