ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Как пелена с глаз...

 

Как пелена с глаз...

9 октября 2013 - митрофанов валерий
article163375.jpg

Даёт видимо  одним людям Бог призвание, так тихонько, незаметно подтолкнёт человека к  намеченному  пути  и глядишь – шагает человек, судьбу свою  вершит, дело  полезное и    доброе для  всех  людей делает, не замечая своих  заслуг, не требуя  славы и наград. Вот и Вера Петровна, отработав двадцать лет в  маленькой деревенской школе учителем, недавно ещё упоённая  коммунистическими идеалами  всё же  как – то поняла,  нутром почувствовала  несправедливость, что  творили её  односельчане.  Стала принимать  как  укор, неприкрытый  и горький  стыд,  что - то мерзкое и постыдное, да что там говорить, подленькое  дело - измываться  над верой  предков  своих, топтать ногами святыни  и рушить стены  храмов. Начала  с  малого, стала собирать  данные о  храме, что изуродованный и  разломанный   стоял  наперекор невзгодам  на крутом угоре  посреди маленького, припёртого  лесами к  озеру  села. Потеряв золоченые  кресты, но, не склонив головы, он был  виден  отовсюду. Как огромный  великан  подпирал облака, гордо  высился, будто  летел, зазывая  за собой. Триста лет назад  строители поставили  его на берегу  озера, чтобы все  кто  вышел в озеро на  ладьях  видели своего  спасителя, что  показывал верный  путь домой. И  люди несли на храм последнее, отдавали без сожаления, украшая  и  возвеличивая, веруя  и любя.

 Вера Петровна собрав  воспоминания старожилов,   узнала  и о том, как ломали и крушили  храм. Уже при советской  власти как – то  в село  пришла  телефонограмма  со срочным заданием: «Храм  разобрать по кирпичику. Району  нужен  кирпич,  для  строительства кирпичного завода…». И  застучали ломы  и кувалды, полетела  красная кирпичная  пыль, белым рекой   со стен рушилась  штукатурка. Кирпичи ломались  с трудом, но  кололись под тяжестью  металла, разлетаясь на  куски. Целого кирпича взять  не  удалось, но через  неделю с помощью  трактора  уронили стены  алтаря  и центральную часть храма. Вскоре  прибыло  районное начальство, насмотревшись  на бесполезную работу, махнуло  рукой  и уехало искать  новые  средства для  важной  стройки районного значения. В  оставшихся помещениях по распоряжению председателя колхоза была  устроена электростанция,  способная давать   не  духовный свет, а электрический. По  пьянке   случился пожар, храм закоптился, но храм устоял, смиряясь с участью складского помещения для хранения удобрений. Святые  с облезлых  фресок, смотрели  выколотыми глазами и исчезали с растрескавшейся штукатуркой.

Учительница, попыталась  даже  узнать об этих знаменитых фресках, что были  украшением церкви, но наведываясь   в полуразрушенный  храм, продуваемый   всеми ветрами и  омываемый  дождями, она  смогла различить  на  месте знаменитых  фресок только какие - то неясные  тени святых. Давно  уже  вывезли все удобрения  из  храма, исчез  под ударами новых  экономических реформ и колхоз  с   громким названием «Путь Ленина». Люди в  деревне всё  чаще оглядывались на растерзанный храм,  не понимая,  отчего так притягивает  он  своими стенами, отчего  зовёт под свои  своды.

В один  из таких  наполненных  суетой дней,  в деревню   на рейсовом автобусе под  вечер приехала неизвестная никому старушка. В руках её был  узелок, а повязанная  чёрным платком  седая голова и тёмная  одежда на костлявых  плечах, пугали пассажиров. Выйдя  из автобуса и увидев  остовы  храма, старушка  с поклоном  перекрестилась. Кривой  клюкой она ощупывала  себе  путь. С какой-то тайной  в  глазах, долго петляя  по незнакомым улочкам деревни,  она пришла  к порогу Веры Петровны, тронула  дверь и, не стучась,  зашла  в дом, как будто её  ждали.

-Кто вы? Зачем? –  завидев  гостью, испугалась  учительница.

- Зови меня бабушкой, плохого тебе не сделаю, переночевать пусти  верующего человека! – старушка улыбнулась хозяйке, - сто два годика  у Бога  вымолила, да и за  других молиться  велели, вот и к  вам  наведалась…Грехов у вас  много, пора очиститься! Авось, спасётесь?

Вера Петровна  недавно окрестилась и конечно, не знала  всех тонкостей церковной службы, но из  слов старушки поняла, что та  просит, чтобы  её свели в храм,  где  она желает  узнать  одно - не потерял ли он свою святость.

Уже  смеркалось, они  взобрались на  холм заросший   кустарником и  травой, вошли  под мрачные  своды  развалин. Старушка  взяла Веру Петровну  за  руку  и повела  за  собой, та не сопротивлялась, чувствуя,  что  ей ни чем не навредят. Они прошли  через весь  храм  и оказались на месте разрушенного алтаря.

-Шагай  тише, нам сюда  нельзя, но Бог  простит, - и старушка,  закрыв глаза,  начала  молится, шепча  непонятные  учительнице слова. Вера Петровна силилась  понять,  о чём просит  гостья, но понять не могла.  Над  озером блеснул последний  луч заката,   у  руин  стало совсем  темно, подул  свежий ветер, чёрный  платок  старушки заполыхал  на ветру. Вере Петровне  от чего - то стало  жутко, старушка  не открывала глаз,  бормоча  непонятные слова. Вдруг  она,  завязав покрепче   платок,  шепнула  учительнице:

-Храм  святой! Святой, понимаешь! Я с Богом говорила! Идём, что  покажу! – и подтолкнула  её  к сохранившимся  стенам и куполу, -  Смотри!

Вера Петровна  подняла  глаза к верху  и не поверила, стены  и купол дрожали  в  голубом свете,  будто   огромные фонари подсвечивали их. А  на  стенах и куполе, переливаясь и играя красками,  расцвели как  волшебные цветы фрески.

- Вот Иисус, Богородица, а вот и апостолы…- указывала  скрюченным  пальцем старушка  учительнице. Только  теперь впервые  Вера Петровна  не только  увидела  этих святых, а почувствовала  их, принимая  душой. Учительница,  как и её напарница, крестилась, пытаясь продлить  это необычное явление.

Сколько времени продолжалось это чудо неизвестно, только  отвести взгляд было невозможно, неведомая  сила наполняла  душу светом добра, уносила  от мирской жизни, открывая  сердца двум женщинам, оказавшимся этим вечером в храме.

О своей  радости Вере Петровне хотелось  рассказать своим  землякам, что она  и сделала на следующий  день. Всю деревню облетела  весть – храм до сих  пор   не потерял свою  святость, в нём  можно молиться.

--Как  пелена с глаз! Всё  ясно вижу!  Вот Иисус…Богородица! – рассказывала  о случившемся  учительница своим землякам, - боясь опустить самое главное.

 Через день  учительница опять пришла  в храм, хотя  стены, как и прежде,  были пустыми, но у  окна стояла  маленькая  икона, принесенная  кем – то из жителей  деревни.

Теперь каждый день сюда  стали заходить   люди, неся иконы  и свечи,   ища защиты  и утешения от жизненной  непогоды. Верилось Вере Петровне, что  вскоре  люди отважатся  на великое, однажды  придут  и возведут  новые  стены, построят  своды, подведут  крышу, поставят  купола и укрепят  кресты, а затем пригласят художника, что  возьмёт  кисти и  оживит  умершие когда – то  фрески, а какие  они были,  учительница  теперь знает наверняка.

9.10.2013года.

© Copyright: митрофанов валерий, 2013

Регистрационный номер №0163375

от 9 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0163375 выдан для произведения:

Даёт видимо  одним людям Бог призвание, так тихонько, незаметно подтолкнёт человека к  намеченному  пути  и глядишь – шагает человек, судьбу свою  вершит, дело  полезное и    доброе для  всех  людей делает, не замечая своих  заслуг, не требуя  славы и наград. Вот и Вера Петровна, отработав двадцать лет в  маленькой деревенской школе учителем, недавно ещё упоённая  коммунистическими идеалами  всё же  как – то поняла,  нутром почувствовала  несправедливость, что  творили её  односельчане.  Стала принимать  как  укор, неприкрытый  и горький  стыд,  что - то мерзкое и постыдное, да что там говорить, подленькое  дело - измываться  над верой  предков  своих, топтать ногами святыни  и рушить стены  храмов. Начала  с  малого, стала собирать  данные о  храме, что изуродованный и  разломанный   стоял  наперекор невзгодам  на крутом угоре  посреди маленького, припёртого  лесами к  озеру  села. Потеряв золоченые  кресты, но, не склонив головы, он был  виден  отовсюду. Как огромный  великан  подпирал облака, гордо  высился, будто  летел, зазывая  за собой. Триста лет назад  строители поставили  его на берегу  озера, чтобы все  кто  вышел в озеро на  ладьях  видели своего  спасителя, что  показывал верный  путь домой. И  люди несли на храм последнее, отдавали без сожаления, украшая  и  возвеличивая, веруя  и любя.

 Вера Петровна собрав  воспоминания старожилов,   узнала  и о том, как ломали и крушили  храм. Уже при советской  власти как – то  в село  пришла  телефонограмма  со срочным заданием: «Храм  разобрать по кирпичику. Району  нужен  кирпич,  для  строительства кирпичного завода…». И  застучали ломы  и кувалды, полетела  красная кирпичная  пыль, белым рекой   со стен рушилась  штукатурка. Кирпичи ломались  с трудом, но  кололись под тяжестью  металла, разлетаясь на  куски. Целого кирпича взять  не  удалось, но через  неделю с помощью  трактора  уронили стены  алтаря  и центральную часть храма. Вскоре  прибыло  районное начальство, насмотревшись  на бесполезную работу, махнуло  рукой  и уехало искать  новые  средства для  важной  стройки районного значения. В  оставшихся помещениях по распоряжению председателя колхоза была  устроена электростанция,  способная давать   не  духовный свет, а электрический. По  пьянке   случился пожар, храм закоптился, но храм устоял, смиряясь с участью складского помещения для хранения удобрений. Святые  с облезлых  фресок, смотрели  выколотыми глазами и исчезали с растрескавшейся штукатуркой.

Учительница, попыталась  даже  узнать об этих знаменитых фресках, что были  украшением церкви, но наведываясь   в полуразрушенный  храм, продуваемый   всеми ветрами и  омываемый  дождями, она  смогла различить  на  месте знаменитых  фресок только какие - то неясные  тени святых. Давно  уже  вывезли все удобрения  из  храма, исчез  под ударами новых  экономических реформ и колхоз  с   громким названием «Путь Ленина». Люди в  деревне всё  чаще оглядывались на растерзанный храм,  не понимая,  отчего так притягивает  он  своими стенами, отчего  зовёт под свои  своды.

В один  из таких  наполненных  суетой дней,  в деревню   на рейсовом автобусе под  вечер приехала неизвестная никому старушка. В руках её был  узелок, а повязанная  чёрным платком  седая голова и тёмная  одежда на костлявых  плечах, пугали пассажиров. Выйдя  из автобуса и увидев  остовы  храма, старушка  с поклоном  перекрестилась. Кривой  клюкой она ощупывала  себе  путь. С какой-то тайной  в  глазах, долго петляя  по незнакомым улочкам деревни,  она пришла  к порогу Веры Петровны, тронула  дверь и, не стучась,  зашла  в дом, как будто её  ждали.

-Кто вы? Зачем? –  завидев  гостью, испугалась  учительница.

- Зови меня бабушкой, плохого тебе не сделаю, переночевать пусти  верующего человека! – старушка улыбнулась хозяйке, - сто два годика  у Бога  вымолила, да и за  других молиться  велели, вот и к  вам  наведалась…Грехов у вас  много, пора очиститься! Авось, спасётесь?

Вера Петровна  недавно окрестилась и конечно, не знала  всех тонкостей церковной службы, но из  слов старушки поняла, что та  просит, чтобы  её свели в храм,  где  она желает  узнать  одно - не потерял ли он свою святость.

Уже  смеркалось, они  взобрались на  холм заросший   кустарником и  травой, вошли  под мрачные  своды  развалин. Старушка  взяла Веру Петровну  за  руку  и повела  за  собой, та не сопротивлялась, чувствуя,  что  ей ни чем не навредят. Они прошли  через весь  храм  и оказались на месте разрушенного алтаря.

-Шагай  тише, нам сюда  нельзя, но Бог  простит, - и старушка,  закрыв глаза,  начала  молится, шепча  непонятные  учительнице слова. Вера Петровна силилась  понять,  о чём просит  гостья, но понять не могла.  Над  озером блеснул последний  луч заката,   у  руин  стало совсем  темно, подул  свежий ветер, чёрный  платок  старушки заполыхал  на ветру. Вере Петровне  от чего - то стало  жутко, старушка  не открывала глаз,  бормоча  непонятные слова. Вдруг  она,  завязав покрепче   платок,  шепнула  учительнице:

-Храм  святой! Святой, понимаешь! Я с Богом говорила! Идём, что  покажу! – и подтолкнула  её  к сохранившимся  стенам и куполу, -  Смотри!

Вера Петровна  подняла  глаза к верху  и не поверила, стены  и купол дрожали  в  голубом свете,  будто   огромные фонари подсвечивали их. А  на  стенах и куполе, переливаясь и играя красками,  расцвели как  волшебные цветы фрески.

- Вот Иисус, Богородица, а вот и апостолы…- указывала  скрюченным  пальцем старушка  учительнице. Только  теперь впервые  Вера Петровна  не только  увидела  этих святых, а почувствовала  их, принимая  душой. Учительница,  как и её напарница, крестилась, пытаясь продлить  это необычное явление.

Сколько времени продолжалось это чудо неизвестно, только  отвести взгляд было невозможно, неведомая  сила наполняла  душу светом добра, уносила  от мирской жизни, открывая  сердца двум женщинам, оказавшимся этим вечером в храме.

О своей  радости Вере Петровне хотелось  рассказать своим  землякам, что она  и сделала на следующий  день. Всю деревню облетела  весть – храм до сих  пор   не потерял свою  святость, в нём  можно молиться.

--Как  пелена с глаз! Всё  ясно вижу!  Вот Иисус…Богородица! – рассказывала  о случившемся  учительница своим землякам, - боясь опустить самое главное.

 Через день  учительница опять пришла  в храм, хотя  стены, как и прежде,  были пустыми, но у  окна стояла  маленькая  икона, принесенная  кем – то из жителей  деревни.

Теперь каждый день сюда  стали заходить   люди, неся иконы  и свечи,   ища защиты  и утешения от жизненных  непогод. Верилось Вере Петровне, что  вскоре  люди отважатся  на великое, однажды  придут  и возведут  новые  стены, построят  своды, подведут  крышу, поставят  купола и укрепят  кресты, а затем пригласят художника, что  возьмёт  кисти и  оживит  умершие когда – то  фрески, а какие  они были,  учительница  теперь знает наверняка.

9.10.2013года.

Рейтинг: +2 229 просмотров
Комментарии (3)
Анна Магасумова # 9 октября 2013 в 16:41 0
Святое дело - восстановить храм. Очень душевный рассказ.
митрофанов валерий # 9 октября 2013 в 21:24 0
спасибо, Анна,... c0137
Тая Кузмина # 10 ноября 2013 в 12:45 0
Хороший рассказ, читать было интересно!!!!