ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Из детства. Сурки.

 

Из детства. Сурки.

30 августа 2014 - Валентин Пирогов
article236066.jpg

Валентин Пирогов                                                                      

Из детства

Сурки

 

          Между двумя лесами – Копытовым и Середним полевая грунтовая дорога. И почти рядом с дорогой – небольшой курган и на нём  большая тригонометрическая вышка метров 20 высотой. Вышка капитально изготовлена из бревнышек. И с надписью, что это государственная собственность и охраняется законом. Трактористы бережно опахивали этот, возможно скифский, курган. А под вышкой поселились сурки или по местному -  байбаки. Добралась наша братва и до байбаков. Но, байбаки близко не подпускают – прячутся в норах. Местные охотники добывали сурков  по заказу. У сурков очень целебный жир. Мы залегали в бурьяне, за кочками и наблюдали.

         Всего на земле 15 видов сурков. Прародина сурков — Америка, и у всех сурков был общий предок. В то время как многие животные в древние времена двигались из Азии в Америку, сурки из Америки переселялись в Азию. В Евразии большинство исследователей выделяет 8 видов сурков. Разные виды сурков обособились в различных географических зонах и отличаются друг от друга особенностями поведения, но сохранили внешнее сходство и необходимость впадать в зимнюю спячку. Все сурки травоядны, селятся в норах, имеют тёплый мех и почти все живут колониями. Различаются равнинные сурки (байбаки) и сурки горные, живущие в суровых условиях альпийских гор, куда летнее тепло приходит поздно, а зима является рано.

С 1886 года в США на Аляске 2 февраля отмечается День сурка. В этот день по поведению сурка определяется продолжительность зимы. В городах Ангарск, Азнакаево и Караганда установлены памятники сурку. Сурки легко приручаются; очень преданны хозяевам. Сурки встречают свистом восход Солнца. Сурки иногда храпят. 

          Слово «сурок» известно всем, и связано оно почти всегда с представленьем о сне — «спит, как сурок». Действительно, этот грызун, похожий слегка на белку, слегка на бобра, спит долго — полгода! Иначе говоря, половину жизни он спит, точнее сказать, проводит в спячке, особом состоянии, когда жизнь в организме чуть теплится. Это все происходит зимой. Прибавим сюда же обычный сон летом, и выходит, суркимало что видят в жизни.

         Сурчиная колония всегда заметна — горки земли рядом с норами и протоптанные тропинки, по которым грызуны ходят кормиться и кубарем катятся в норы, если видят опасность.

Подойти незаметным к суркам невозможно. Прекрасные слух и зрение помогают им заметить любое движенье. И кто бы ни заметил — свистит. Все сразу же настораживаются, и, если опасность нарастает, — немедленно в норы! При играх, однако, опасность можно и проморгать, поэтому в каждой колонии есть часовой. С возвышения он наблюдает за всем, что вокруг происходит, и почти всегда первым видит опасность. Свистит он по-разному. Самый тревожный и сильный свист означает: «Орел!!!» И тут — ни размышлений, ни промедлений, все катятся в норы. Кто не успел, попадает в когтистые лапы — нежным сурчиным мясом орлы кормят птенцов и падают на колонию сверху, как метеоры. Эту неизбежную дань сурки платили орлам всегда и будут платить до скончанья веков. И волку иногда удается прищучить жирного землекопа. Зверь с ночи прячется где-нибудь рядом с колонией и ждет, когда какой-нибудь поглотитель травы утречком зазевается.

Исстари охотились на сурков и с ловушками. Причем для охотника  это был «подножный корм». Сняв с сурка шкуру и вынув внутренности, охотник клал в утробу ему раскаленные на костре камни и помещал тушку в суму за седлом. Через пару часов он садился за сытный обед.

         Сегодня из-за меха, жира и мяса сурков бьют из оружия с оптическими прицелами. Тут в одночасье много не настреляешь, но методичность делает свое дело. Колонию можно извести полностью.

В сообществах сурки живут семьями. В норе рождаются два — четыре беспомощных детеныша. Месяц малыши кормятся молоком, а потом робко, под материнским надзором, выползают на травку. Знания опасностей жизни у них врожденные — начинают свистеть, как только видят что-нибудь необычное.

Через год в семье появляется еще один приплод. Подрастающих малышей старшие братья и сестры помогают родителям нянчить. Две зимы и два лета каждый приплод живет со «стариками», затем родителей покидает.

Корм у всей братии — главным образом травы. Сурки хорошо различают их вкус и питательность — поедают в первую очередь самые аппетитные верхушки растений и всем другим травам предпочитают бобовые. Едят два раза в день — утром и на ночь, но, что называется, до отвала — примерно полкилограмма еды на брата. Пьют сурки мало, довольствуясь соком растений и росой по утрам. Но если есть возможность добраться к воде, то пьют охотно, громко чавкая и подымая голову кверху, как это делают куры и гуси.

В летнее время в нору сурки залезают, чтобы поспать, либо увидев опасность. Лежанье на солнце — любимое времяпрепровожденье. Но жизнь требует движений, и сурки, особенно молодые, много времени отдают играм — боксируют, вставая на задние ноги, или борются, стараясь противника повалить. Это всегда беззлобные дружеские забавы. Всерьез дерутся лишь взрослые самцы, оспаривая право сближаться с самками. У этих маленьких султанов могут быть две-три наложницы.

В целом жизнь колонии спокойна, размеренна, упорядочена. Характер каждого из сурков покладистый. В неволе их трудно вырастить, но выжившие привязываются к своему покровителю, отличают его от других, трутся боком о его ноги (то же самое они делают и в природе, ласкаясь к матери). В средние века подростки в Европе с ручными сурками потешали людей на ярмарках, побуждая сурков стоять столбиком, приседать, неуклюже лазать по наклоненной ноге. (Песенка «И мой сурок со мной…» — из тех времен.)

Сурок наряден. Мягкий подшерсток хранит тепло, а длинные остья меха у некоторых видов имеют своеобразную окраску — каждый волосок по длине окрашен ступенчато в черный, рыжий, опять черный и бежевый цвета. Мех сурка переливается всеми тонами красок в зависимости от того, как он стоит и как освещен солнцем.

Надо еще сказать, сурки превосходные землекопы. Передние четырехпалые лапы их вооружены мощными когтями, приспособленными для рытья. Землю сурки частично выдвигают задом наружу, частично уплотняют в подземных тоннелях боками. Они избегают сыпучей песчаной почвы, но не любят и слишком уж твердый грунт.

О самом главном — о сне травоедов. Длительность спячки — эволюционное приспособление пережить зимнюю бескормицу и холода. Зимою спят немало животных. Но, например, у медведей и барсуков это всего лишь сон. В теплую зиму медведь спит «вполглаза» и при опасности покидает берлогу. А вот ежи, сурки и так называемые земляные белки впадают в оцепененье, когда жизнь в их теле лишь теплится.

Летние норы сурков многочисленны (чтобы успеть в какую-нибудь заскочить), но неглубокие. Нора же зимняя глубока. В нее осенью усиленно носят постель — с охапку подсушенной и промятой в лапах травы. Забираясь в нору в конце сентября — октябре, сурчиная семья заделывает вход травой и землей и размещается в обширной спальне, тесно прижавшись друг к другу, чтобы сберечь тепло. В нору сурки уходят с большими запасами жира. Но во время спячки расходуется он экономно — жизненные процессы в их организме снижены до предела. Температура тела с 36 градусов падает до 8 — 10 и бывает лишь на два градуса выше, чем в спальне. Дыханье с 16 вдохов сокращается до двух-трех в минуту, частота сердечных пульсаций с 220 до 30 (в семь раз!).

Последние исследования показывают: раз в три недели сурки в норе просыпаются на двенадцать — двадцать часов. Видимо, это необходимо для стабилизации жизненных процессов в организме. В это время расход энергетических ресурсов большой. И все-таки наружу в апреле проснувшиеся сурки появляются отнюдь не тощими. Запасы их жира (до 90 процентов) расходуются в первые три недели житья, пока не подросла молодая трава. И все пережившие зиму возвращаются на круг полноценной жизни под солнцем — едят, играют, следят за опасностями. Если житейские беды сурка минуют, живет он долго — до двадцати лет.

 

 

© Copyright: Валентин Пирогов, 2014

Регистрационный номер №0236066

от 30 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236066 выдан для произведения:

Валентин Пирогов                                                                      

Из детства

Сурки

 

          Между двумя лесами – Копытовым и Середним полевая грунтовая дорога. И почти рядом с дорогой – небольшой курган и на нём  большая тригонометрическая вышка метров 20 высотой. Вышка капитально изготовлена из бревнышек. И с надписью, что это государственная собственность и охраняется законом. Трактористы бережно опахивали этот, возможно скифский, курган. А под вышкой поселились сурки или по местному -  байбаки. Добралась наша братва и до байбаков. Но, байбаки близко не подпускают – прячутся в норах. Местные охотники добывали сурков  по заказу. У сурков очень целебный жир. Мы залегали в бурьяне, за кочками и наблюдали.

         Всего на земле 15 видов сурков. Прародина сурков — Америка, и у всех сурков был общий предок. В то время как многие животные в древние времена двигались из Азии в Америку, сурки из Америки переселялись в Азию. В Евразии большинство исследователей выделяет 8 видов сурков. Разные виды сурков обособились в различных географических зонах и отличаются друг от друга особенностями поведения, но сохранили внешнее сходство и необходимость впадать в зимнюю спячку. Все сурки травоядны, селятся в норах, имеют тёплый мех и почти все живут колониями. Различаются равнинные сурки (байбаки) и сурки горные, живущие в суровых условиях альпийских гор, куда летнее тепло приходит поздно, а зима является рано.

С 1886 года в США на Аляске 2 февраля отмечается День сурка. В этот день по поведению сурка определяется продолжительность зимы. В городах Ангарск, Азнакаево и Караганда установлены памятники сурку. Сурки легко приручаются; очень преданны хозяевам. Сурки встречают свистом восход Солнца. Сурки иногда храпят. 

          Слово «сурок» известно всем, и связано оно почти всегда с представленьем о сне — «спит, как сурок». Действительно, этот грызун, похожий слегка на белку, слегка на бобра, спит долго — полгода! Иначе говоря, половину жизни он спит, точнее сказать, проводит в спячке, особом состоянии, когда жизнь в организме чуть теплится. Это все происходит зимой. Прибавим сюда же обычный сон летом, и выходит, суркимало что видят в жизни.

         Сурчиная колония всегда заметна — горки земли рядом с норами и протоптанные тропинки, по которым грызуны ходят кормиться и кубарем катятся в норы, если видят опасность.

Подойти незаметным к суркам невозможно. Прекрасные слух и зрение помогают им заметить любое движенье. И кто бы ни заметил — свистит. Все сразу же настораживаются, и, если опасность нарастает, — немедленно в норы! При играх, однако, опасность можно и проморгать, поэтому в каждой колонии есть часовой. С возвышения он наблюдает за всем, что вокруг происходит, и почти всегда первым видит опасность. Свистит он по-разному. Самый тревожный и сильный свист означает: «Орел!!!» И тут — ни размышлений, ни промедлений, все катятся в норы. Кто не успел, попадает в когтистые лапы — нежным сурчиным мясом орлы кормят птенцов и падают на колонию сверху, как метеоры. Эту неизбежную дань сурки платили орлам всегда и будут платить до скончанья веков. И волку иногда удается прищучить жирного землекопа. Зверь с ночи прячется где-нибудь рядом с колонией и ждет, когда какой-нибудь поглотитель травы утречком зазевается.

Исстари охотились на сурков и с ловушками. Причем для охотника  это был «подножный корм». Сняв с сурка шкуру и вынув внутренности, охотник клал в утробу ему раскаленные на костре камни и помещал тушку в суму за седлом. Через пару часов он садился за сытный обед.

         Сегодня из-за меха, жира и мяса сурков бьют из оружия с оптическими прицелами. Тут в одночасье много не настреляешь, но методичность делает свое дело. Колонию можно извести полностью.

В сообществах сурки живут семьями. В норе рождаются два — четыре беспомощных детеныша. Месяц малыши кормятся молоком, а потом робко, под материнским надзором, выползают на травку. Знания опасностей жизни у них врожденные — начинают свистеть, как только видят что-нибудь необычное.

Через год в семье появляется еще один приплод. Подрастающих малышей старшие братья и сестры помогают родителям нянчить. Две зимы и два лета каждый приплод живет со «стариками», затем родителей покидает.

Корм у всей братии — главным образом травы. Сурки хорошо различают их вкус и питательность — поедают в первую очередь самые аппетитные верхушки растений и всем другим травам предпочитают бобовые. Едят два раза в день — утром и на ночь, но, что называется, до отвала — примерно полкилограмма еды на брата. Пьют сурки мало, довольствуясь соком растений и росой по утрам. Но если есть возможность добраться к воде, то пьют охотно, громко чавкая и подымая голову кверху, как это делают куры и гуси.

В летнее время в нору сурки залезают, чтобы поспать, либо увидев опасность. Лежанье на солнце — любимое времяпрепровожденье. Но жизнь требует движений, и сурки, особенно молодые, много времени отдают играм — боксируют, вставая на задние ноги, или борются, стараясь противника повалить. Это всегда беззлобные дружеские забавы. Всерьез дерутся лишь взрослые самцы, оспаривая право сближаться с самками. У этих маленьких султанов могут быть две-три наложницы.

В целом жизнь колонии спокойна, размеренна, упорядочена. Характер каждого из сурков покладистый. В неволе их трудно вырастить, но выжившие привязываются к своему покровителю, отличают его от других, трутся боком о его ноги (то же самое они делают и в природе, ласкаясь к матери). В средние века подростки в Европе с ручными сурками потешали людей на ярмарках, побуждая сурков стоять столбиком, приседать, неуклюже лазать по наклоненной ноге. (Песенка «И мой сурок со мной…» — из тех времен.)

Сурок наряден. Мягкий подшерсток хранит тепло, а длинные остья меха у некоторых видов имеют своеобразную окраску — каждый волосок по длине окрашен ступенчато в черный, рыжий, опять черный и бежевый цвета. Мех сурка переливается всеми тонами красок в зависимости от того, как он стоит и как освещен солнцем.

Надо еще сказать, сурки превосходные землекопы. Передние четырехпалые лапы их вооружены мощными когтями, приспособленными для рытья. Землю сурки частично выдвигают задом наружу, частично уплотняют в подземных тоннелях боками. Они избегают сыпучей песчаной почвы, но не любят и слишком уж твердый грунт.

О самом главном — о сне травоедов. Длительность спячки — эволюционное приспособление пережить зимнюю бескормицу и холода. Зимою спят немало животных. Но, например, у медведей и барсуков это всего лишь сон. В теплую зиму медведь спит «вполглаза» и при опасности покидает берлогу. А вот ежи, сурки и так называемые земляные белки впадают в оцепененье, когда жизнь в их теле лишь теплится.

Летние норы сурков многочисленны (чтобы успеть в какую-нибудь заскочить), но неглубокие. Нора же зимняя глубока. В нее осенью усиленно носят постель — с охапку подсушенной и промятой в лапах травы. Забираясь в нору в конце сентября — октябре, сурчиная семья заделывает вход травой и землей и размещается в обширной спальне, тесно прижавшись друг к другу, чтобы сберечь тепло. В нору сурки уходят с большими запасами жира. Но во время спячки расходуется он экономно — жизненные процессы в их организме снижены до предела. Температура тела с 36 градусов падает до 8 — 10 и бывает лишь на два градуса выше, чем в спальне. Дыханье с 16 вдохов сокращается до двух-трех в минуту, частота сердечных пульсаций с 220 до 30 (в семь раз!).

Последние исследования показывают: раз в три недели сурки в норе просыпаются на двенадцать — двадцать часов. Видимо, это необходимо для стабилизации жизненных процессов в организме. В это время расход энергетических ресурсов большой. И все-таки наружу в апреле проснувшиеся сурки появляются отнюдь не тощими. Запасы их жира (до 90 процентов) расходуются в первые три недели житья, пока не подросла молодая трава. И все пережившие зиму возвращаются на круг полноценной жизни под солнцем — едят, играют, следят за опасностями. Если житейские беды сурка минуют, живет он долго — до двадцати лет.

 

 

Рейтинг: +2 206 просмотров
Комментарии (3)
Серов Владимир # 2 сентября 2014 в 12:21 0
Хорошо! super
Валентин Пирогов # 3 сентября 2014 в 18:53 +1
Денис Маркелов # 3 сентября 2014 в 19:50 0
Такие вот рассказы о животных надо давать читать детям