Хозяин

16 сентября 2014 - Юрий Алексеенко

Пять часов утра. Солнце только-только начало подумывать над тем, как бы ему подняться из-под горизонта, а луна, зависшая торчком у правого угла здания торгового дома «Магнит», с тревогой осматривала Восток, откуда должен появиться дневной свет и погубить её загадочную белизну, низвести до бледности и  тусклости. В эту предутреннюю пору первыми на улицы вышли дворники муниципального предприятия «Дороги», сонные и подавленные, некоторые неумытые, с закисшими, омутнёнными глазами, придушенные куревом на тощак. Один из них - Горемышкин по прозвищу Витька Иванович, пахан местных бомжиков, алкоголиков и прочих заблудших душ, коротающих свой век на придомовых лавочках и в подвалах. Поднялся он тоже ранёхонько, до восхода. Выйдя во двор с вениками и лопатами,  прокашлялся, звучно харкнул, и медленно пошаркал  в сторону своего участка – на территорию того самого «Магнита», над которым тупо и безнадёжно завис тот самый загадочный лунный диск.

Не доходя тыльной стороны магазина, он, этот угловатый и застенчивый Витька Иванович, в старых затасканных штиблетах на босу ногу и рванной выцветшей куртке с надписью: «Тагмет – моя семья», весь напружинился и пораженчески, будто с его кармана только что сняли опухший от денег гаманец, заорал на всё округу:

- Что, сука спишь ! ? Я те сказал гравий стеречь ! А ты ?!

После его взбалмошного вскрика вспыхнули светом в соседнем 14-этажном жилом доме почти разом восемь окон, причём одно – на 14 этаже, а три  - на 13. Оттуда понеслось разноголосье:

-Э ! Чё, придурок, орёшь !?... Щас выйду и в харю ткну ! ….. Ты, Гуманоид с веником ! Закрой пасть ! …. Чтоб у тебя, бомжары, глаза вынесло и нёбо почернело….

- А ну, дремота, попряталась быстро ! – Резко перебивает голоса с многоэтажки Витька Иванович. -  Когда я с подчинённым гутарю, даже жмурики во гробах умолкают, я три срока на зонах катал дуриков в рамсу, туберкулёз себе развивал, и ещё, если захочу, столько же откатаю, ежели чего…. Падлой буду..…

Сверху зависла напряжённая тишина. Через секунду одним за другим погасли окна, но на балконах появились еле уловимые, дёргающиеся огоньки от сигарет. Витька Иванович оглядел суровым взглядом чернеющую многоэтажку и продолжил рвать криком глотку, обращаясь к спрятавшемуся за колонной ночному сторожу:

- Я тебе, Сиповый, сказал не спать, жужелку стеречь, чтобы никто не окучил…. А ты всю ночь зявом хряпал, колдуны три тележки и вывезли….

- Витёк, я не виноват, меня Сенька, варкутинский дурик, опоил бормотухой, я и заснул…. Это он хапнул гравий ! – Послышался снизу осевший до сипоты голос недолеченного сифилитика.

-Так, быстро поднялся и пошёл искать ! Не найдёшь – заявление на расчёт ! Понял ?!

-Щас, щас…, Витёк, я распну этого Сеньку, это он меня подставил, падла ! Я у него стройматериал из кадыка вырву….. – Надрывно заскрипел тот же голос.

Зашлёпали по мокрому асфальту босые ноги.

- Бегом, я сказал ! – Заорал вдогонку Витька Иванович. – Узнаю, что крысятничаешь, пальцА отдёрну от ногтей…

Шлёпки об асфальт участились, затем стихли за углом дома.

На землю снова легла тишина, вязкая и душная, будто перед дождём.

-Мать твою…, - нарушил её  через минуту тот же ошалелый голос Витьки Ивановича. – Всех бомжей разгоню, на шо они мне облокотились ! Новых на вокзале наберу, молодых, бо эти хаметь начинают, торгуют магазинным добром. А мне это надо !? Со своего кармана «Магниту» приплачивать…..

Лицо его ещё больше нахмурилось. Напрягшись, Витька вытягивает шею, щурится и пытается разглядеть чернеющий возле отмостка магазина, у подвального окна круглый провал в земле.

- Суки, а не работники, досторожились….. спёрли не только гравий, но и крышку каналии,… с обичайкой ! Уволю всех ! Морды разорву на портянки ! – Свирепствует он.

Слова его эхом несутся между «Магнитом» и жилым домом. Снова начинают, вспыхивать окна на этажах. Теперь их больше. Разбуженные вывалили на балконы и глазами выискивают Витьку Ивановича, чтобы задать ему пару серьёзных вопросов.  Над головами слегка осветлилось небо. Луна чуть сдвинулась в сторону Востока и немного побледнела. На третьем этаже кто-то женским молодым голосом начал роптать:

- Опять этот бомж по утру своих гоняет ! Забодал ! Игорь, что ты молчишь ?! Муж ты или тряпка !? Пойди, дай этому мудаку по балде…

-Да ну его…, - слышится в ответ. – Он тубик, скоро сам подохнет… Бацилл ещё нахватаю….. Стой и смотри….

Вниз полетели незатушенные окурки, они падали на асфальт, разбрызгивая по сторонам искры. 

Натянув на глаза козырёк выцветшей и покрытой жёлтыми пятнами бейсболки, Витька Иванович побрёл дальше, к крытой рубероидом пристройке входа в подвал, от которой нёсся слегка уловимый слухом, сдавленный кашель.

- А ну вставай, уродище ! – Вновь заговорил Витька Иванович.

В пристройке началась возня, что-то упало, звякнув о бетонный пол. Через минуту перед лицом Витька Ивановича выросла чёрная сгорбленная фигура, шумно кашляющая.

- Я тут, Витёк,- послышался еле уловимый голосок. – Дай закурить….

- Быстро поднял всех, взяли веники, мешок и начали заметать ! – снова заорал Витька Иванович. – Вообще уже тут рассобачились !

- Щас, щас… Витёк…. Когда я жил в Орле, дом у меня был, отцовский - сгорел потом вместе с роднёй….. Так я каждое утро двор заметал. Наловчился… Всё сделаю как надо. Будь спок ! …. Дай закурить….

- После работы дам !  Курева, пива и пожрать ! Так…. пулей гоношимся по асфальту, вращаем лапами ! Чтоб блестело мене тут ! Перед приходом директора, Виктора Павловича – окурка шоб не видел !

Сказал он и бросил под ноги чёрной фигуре несколько веников, метёлку, два железных скребка и отошёл в сторону, сел на лавочку под распластанным и полусгнившем аварийным клёном, по которому давно уже плачет пила и скучает топор. Закурил. Заложив ногу за ногу и облокотившись локтём о  коленку, пристально вглядывается в побледневший диск луны. Со всех сторон послышались шипящие звуки метущих веников.

- Ишь ты, родня у него сгорела…., – бубнит себе под нос Витька Иванович. - У меня ,вона, вообще её никогда не было, всю жизнь – по детдомам, судам и тюрьмам и то не выпячиваюсь. А он храбрится, дуру косит. Пожалобиться хочет… Не выйдет. Пива этот уродище сегодня не получит, а завтра выгоню с подвала, пусть живёт где попало… Пойду завтра же на вокзал новых набирать…. Щас этого добра полно… Перроны ломятся от бомжаков… Конкуренция…

Прошло порядка пятнадцати минут. Со стороны спортивной площадки и мусорных баков, начинающих осветляться от утреннего света и озеленяться в полумраке, послышались крики:

- Иди, сука варкутинская…. ! Подставил меня ! За три тачки купился ! Да я тебе глотку отрежу…. Вперёд и не оглядывайся !

В посеревшей утренности уже обозначились контуры деревьев, домов лавочек и полусогнутые фигуры дворников. Витька отвёл глаза от луны и повернул голову в сторону мусорных баков. Увидев как Сиповый гонит пинками впереди себя перепуганного Сеньку Воркуту, покачал головой и говорит про себя:

-Всех разгоню ! Сначала – Сеньку, потом Сипового…. На шо они мне сдались !? Директор магаза уже мне намекал, шоб я произвёл дворницкую кадровую ротацию. Пришла пора !



© Copyright: Юрий Алексеенко, 2014

Регистрационный номер №0239402

от 16 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0239402 выдан для произведения:

Пять часов утра. Солнце только-только начало подумывать над тем, как бы ему подняться из-под горизонта, а луна, зависшая торчком у правого угла здания торгового дома «Магнит», с тревогой осматривала Восток, откуда должен появиться дневной свет и погубить её загадочную белизну, низвести до бледности и  тусклости. В эту предутреннюю пору первыми на улицы вышли дворники муниципального предприятия «Дороги», сонные и подавленные, некоторые неумытые, с закисшими, омутнёнными глазами, придушенные куревом на тощак. Один из них - Горемышкин по прозвищу Витька Иванович, пахан местных бомжиков, алкоголиков и прочих заблудших душ, коротающих свой век на придомовых лавочках и в подвалах. Поднялся он тоже ранёхонько, до восхода. Выйдя во двор с вениками и лопатами,  прокашлялся, звучно харкнул, и медленно пошаркал  в сторону своего участка – на территорию того самого «Магнита», над которым тупо и безнадёжно завис тот самый загадочный лунный диск.

Не доходя тыльной стороны магазина, он, этот угловатый и застенчивый Витька Иванович, в старых затасканных штиблетах на босу ногу и рванной выцветшей куртке с надписью: «Тагмет – моя семья», весь напружинился и пораженчески, будто с его кармана только что сняли опухший от денег гаманец, заорал на всё округу:

- Что, сука спишь ! ? Я те сказал гравий стеречь ! А ты ?!

После его взбалмошного вскрика вспыхнули светом в соседнем 14-этажном жилом доме почти разом восемь окон, причём одно – на 14 этаже, а три  - на 13. Оттуда понеслось разноголосье:

-Э ! Чё, придурок, орёшь !?... Щас выйду и в харю ткну ! ….. Ты, Гуманоид с веником ! Закрой пасть ! …. Чтоб у тебя, бомжары, глаза вынесло и нёбо почернело….

- А ну, дремота, попряталась быстро ! – Резко перебивает голоса с многоэтажки Витька Иванович. -  Когда я с подчинённым гутарю, даже жмурики во гробах умолкают, я три срока на зонах катал дуриков в рамсу, туберкулёз себе развивал, и ещё, если захочу, столько же откатаю, ежели чего…. Падлой буду..…

Сверху зависла напряжённая тишина. Через секунду одним за другим погасли окна, но на балконах появились еле уловимые, дёргающиеся огоньки от сигарет. Витька Иванович оглядел суровым взглядом чернеющую многоэтажку и продолжил рвать криком глотку, обращаясь к спрятавшемуся за колонной ночному сторожу:

- Я тебе, Сиповый, сказал не спать, жужелку стеречь, чтобы никто не окучил…. А ты всю ночь зявом хряпал, колдуны три тележки и вывезли….

- Витёк, я не виноват, меня Сенька, варкутинский дурик, опоил бормотухой, я и заснул…. Это он хапнул гравий ! – Послышался снизу осевший до сипоты голос недолеченного сифилитика.

-Так, быстро поднялся и пошёл искать ! Не найдёшь – заявление на расчёт ! Понял ?!

-Щас, щас…, Витёк, я распну этого Сеньку, это он меня подставил, падла ! Я у него стройматериал из кадыка вырву….. – Надрывно заскрипел тот же голос.

Зашлёпали по мокрому асфальту босые ноги.

- Бегом, я сказал ! – Заорал вдогонку Витька Иванович. – Узнаю, что крысятничаешь, пальцА отдёрну от ногтей…

Шлёпки об асфальт участились, затем стихли за углом дома.

На землю снова легла тишина, вязкая и душная, будто перед дождём.

-Мать твою…, - нарушил её  через минуту тот же ошалелый голос Витьки Ивановича. – Всех бомжей разгоню, на шо они мне облокотились ! Новых на вокзале наберу, молодых, бо эти хаметь начинают, торгуют магазинным добром. А мне это надо !? Со своего кармана «Магниту» приплачивать…..

Лицо его ещё больше нахмурилось. Напрягшись, Витька вытягивает шею, щурится и пытается разглядеть чернеющий возле отмостка магазина, у подвального окна круглый провал в земле.

- Суки, а не работники, досторожились….. спёрли не только гравий, но и крышку каналии,… с обичайкой ! Уволю всех ! Морды разорву на портянки ! – Свирепствует он.

Слова его эхом несутся между «Магнитом» и жилым домом. Снова начинают, вспыхивать окна на этажах. Теперь их больше. Разбуженные вывалили на балконы и глазами выискивают Витьку Ивановича, чтобы задать ему пару серьёзных вопросов.  Над головами слегка осветлилось небо. Луна чуть сдвинулась в сторону Востока и немного побледнела. На третьем этаже кто-то женским молодым голосом начал роптать:

- Опять этот бомж по утру своих гоняет ! Забодал ! Игорь, что ты молчишь ?! Муж ты или тряпка !? Пойди, дай этому мудаку по балде…

-Да ну его…, - слышится в ответ. – Он тубик, скоро сам подохнет… Бацилл ещё нахватаю….. Стой и смотри….

Вниз полетели незатушенные окурки, они падали на асфальт, разбрызгивая по сторонам искры. 

Натянув на глаза козырёк выцветшей и покрытой жёлтыми пятнами бейсболки, Витька Иванович побрёл дальше, к крытой рубероидом пристройке входа в подвал, от которой нёсся слегка уловимый слухом, сдавленный кашель.

- А ну вставай, уродище ! – Вновь заговорил Витька Иванович.

В пристройке началась возня, что-то упало, звякнув о бетонный пол. Через минуту перед лицом Витька Ивановича выросла чёрная сгорбленная фигура, шумно кашляющая.

- Я тут, Витёк,- послышался еле уловимый голосок. – Дай закурить….

- Быстро поднял всех, взяли веники, мешок и начали заметать ! – снова заорал Витька Иванович. – Вообще уже тут рассобачились !

- Щас, щас… Витёк…. Когда я жил в Орле, дом у меня был, отцовский - сгорел потом вместе с роднёй….. Так я каждое утро двор заметал. Наловчился… Всё сделаю как надо. Будь спок ! …. Дай закурить….

- После работы дам !  Курева, пива и пожрать ! Так…. пулей гоношимся по асфальту, вращаем лапами ! Чтоб блестело мене тут ! Перед приходом директора, Виктора Павловича – окурка шоб не видел !

Сказал он и бросил под ноги чёрной фигуре несколько веников, метёлку, два железных скребка и отошёл в сторону, сел на лавочку под распластанным и полусгнившем аварийным клёном, по которому давно уже плачет пила и скучает топор. Закурил. Заложив ногу за ногу и облокотившись локтём о  коленку, пристально вглядывается в побледневший диск луны. Со всех сторон послышались шипящие звуки метущих веников.

- Ишь ты, родня у него сгорела…., – бубнит себе под нос Витька Иванович. - У меня ,вона, вообще её никогда не было, всю жизнь – по детдомам, судам и тюрьмам и то не выпячиваюсь. А он храбрится, дуру косит. Пожалобиться хочет… Не выйдет. Пива этот уродище сегодня не получит, а завтра выгоню с подвала, пусть живёт где попало… Пойду завтра же на вокзал новых набирать…. Щас этого добра полно… Перроны ломятся от бомжаков… Конкуренция…

Прошло порядка пятнадцати минут. Со стороны спортивной площадки и мусорных баков, начинающих осветляться от утреннего света и озеленяться в полумраке, послышались крики:

- Иди, сука варкутинская…. ! Подставил меня ! За три тачки купился ! Да я тебе глотку отрежу…. Вперёд и не оглядывайся !

В посеревшей утренности уже обозначились контуры деревьев, домов лавочек и полусогнутые фигуры дворников. Витька отвёл глаза от луны и повернул голову в сторону мусорных баков. Увидев как Сиповый гонит пинками впереди себя перепуганного Сеньку Воркуту, покачал головой и говорит про себя:

-Всех разгоню ! Сначала – Сеньку, потом Сипового…. На шо они мне сдались !? Директор магаза уже мне намекал, шоб я произвёл дворницкую кадровую ротацию. Пришла пора !



Рейтинг: +2 146 просмотров
Комментарии (4)
Влад Устимов # 16 сентября 2014 в 22:47 +1
Силен, бродяга!
Юрий Алексеенко # 6 октября 2014 в 16:16 0
Спсибо, Влад ! 39
Надежда Рыжих # 6 октября 2014 в 14:31 +1
СИлен!
Юрий Алексеенко # 6 октября 2014 в 16:16 0
Надя, спасибо, что заглянула ко мне.... И оценила... Хотя "Хозяин" уже мне не нравится, я бы его переработал.