Гриня

28 мая 2014 - Елена Долгих
-Прошу тебя, оставь меня в покое! 
-Зачем так грубо, лапочка. У тебя кто-то есть?
-Отстань!
    Подростки лет пятнадцати пререкались после дискотеки около автобусной остановки. Парень, высокий блондин, был напористым, видно, не привык к отказам. Худенькая девушка, среднего роста, смотрела непримиримо, очевидно, не в первый раз держала оборону. Городок был небольшой -  жителей тысяч двадцать, и единственным развлечением были два ресторана, два кафе и дискотека. Не трудно догадаться, где здесь по вечерам больше всего собиралось молодёжи.
Две очень похожие беленькие девочки подбежали к подошедшему автобусу и засмеялись:
-Летка, опять у тебя приставучий ухажёр!?
Мотнув в ответ тёмными кудряшками, девушка оттолкнула паренька и легко заскочила в отходящий автобус. Она села у окна и сделала вид, что смотрит в окно. Мысли потекли по привычному руслу: «Гриня, милый, зачем ты покинул меня. Здесь без тебя так тоскливо! И пристают всякие…Когда мы с тобой гуляли, никто не смел и близко ко мне подойти!» 
   
       Слёзы потекли, несмотря на все старания. Она их не вытирала, просто прикрыла глаза.   Ещё целых два года жить в этом городишке! Среди скучных одноклассников, мечтающих о выпивке и быстром сексе. Полета вздохнула. Мама любила делить её имя на две части и обычно говорила: 
- Поле… Лето… ветерок …Лето ты наше! Леточка! Летка! - и улыбалась. 
А отец называл её Анютины Глазки и подолгу смотрел на неё, когда бывал дома. Глаза у неё и вправду были необычного фиолетового цвета. Из-за этого цвета папина мама – бабушка Настя – была несколько обеспокоена. 
-Никого не было у нас в родне с такими глазами. В кого ж она, Олег? – каждый раз вопрошала, глядя на Полету. – И где вы имя такое отыскали? Полно ведь нормальных имён!
 Отец смеялся в ответ:
- Мама, ты всё прекрасно знаешь. Летка родилась в апреле, стало быть, начало было положено летом, по лету! Вот потому мы с Леной и решили назвать девочку Полета.
Бабушка тоже начинала смеяться:
-Вы с Еленой сумасшедшие!

         У мамы не было родни – она была из детского дома. Отказная. Летка часто думала о той женщине, которая маму оставила в роддоме. Лежа на диване, пыталась представить, какая она, придумывала всевозможные сказочные истории о том, почему она отказалась от воспитания дочери, но, в конце концов, перед ней всплывало лицо матери и, Летка начинала улыбаться. Они с мамой хорошо понимали друг друга, за пятнадцать прожитых лет ни разу не ругались, только спорили. Обижаться и не разговаривать  друг с другом они могли не более пяти минут. 
 Всё оборвалось в одно мгновение…Грузовик, пьяный водитель, скользкая дорога…
 Мама шла к Летке в школу, на родительское собрание. 
Отец как-то сразу постарел, пропадал на работе, Лета видела – он страдает. Она пыталась с ним поговорить, но неудачно, он отстранялся и уходил. В конце концов, приехала бабушка, проговорила с ним, закрывшись на кухне, часа три, и отец уехал на три года строить завод куда-то в Африку. Квартиру сдали знакомым, а Полета переехала к бабушке, чтобы доучиться два года в школе. 

      Пришла в новую школу в середине сентября, когда занятия уже начались, дожидалась отъезда отца. В мыслях она часто разговаривала с Гриней – догом чёрно-белой мраморной масти. На самом деле родовитого пса звали Грегори Самуэль, или - Сэм. Его подарил отцу старый друг по институту, он привёз Грегори из Франции. У собаки оказались странные зелёные глаза. Мама, хорошо владевшая английским языком, сказала, что догу больше подходит кличка Грин, а Летка – ей тогда было четыре года – чётко выговорила: «Гриня!» Мама захлопала в ладоши:
-Верно, Леточка! Грегори – Григорий – Гриня! И по цвету глаз имя подходит!
В первый же день девчушка притащила маленькое одеяло и подушку на лежанку к собаке, улеглась под бочок и уснула, крепко обнимая пса. Заглянув в спальню, родители тихо засмеялись:
-Две собачки- Летка родилась в год собаки – нашли друг друга!
 Они спали рядом, иногда на кровати у Летки, иногда на лежанке у Грини, позднее пёс спал возле кровати девочки. Гуляли вместе, с Гриней Летка не боялась ничего и никого. Рассказывали друг другу о своих обидах и радостях, девочка отлично понимала пса и знала про всех его подружек и друзей. Грегори был добродушным, позволял малышам таскать себя за уши и даже катал их возле песочницы, но вечерами, когда они с хозяйкой выходили на прогулку, он как-то подбирался и становился недоверчиво-осторожным охранником. Несколько раз Гриня спасал девочку от неприятностей.  Ей было десять лет, после прогулки, как обычно, Полета вызвала лифт и, обняв пса, шептала ему на ухо о том, как они будут грызть перед сном сухарики – Грегори их обожал! Внезапно пёс насторожился и, повернувшись, закрыл собой девочку. Летка подняла глаза, незнакомый мужчина приближался к ним быстрой походкой. В это время открылись двери подошедшего лифта.
- Подождите меня, пожалуйста! 
Пёс заворчал, обнажив клыки. Незнакомец остановился:
-Уймите, пса, маленькая леди, - улыбчиво проговорил он.
Но от этой улыбки у Полеты пробежал холодок по спине. Однако, распрямив плечи, она громко сказала мужчине:
-Стоять! Не подходите!
Гриня напряг спину, готовясь к прыжку, шерсть на его холке вздыбилась.
Криво усмехаясь, мужчина отпрянул назад:
-Чего ты? В гости я, к другу в гости! – зачастил он. – Не хотите ехать со мной? Ладно. Только потом лифт пришлите.
Слегка двинув правую лапу вперёд, пёс раскатисто рявкнул. Мужчина исчез, хлопнула дверь подъезда. Летка не успела испугаться, зато родители были напуганы её рассказом – утром, в соседнем доме была убита восьмилетняя девочка, труп нашли в лифте. За неделю в подъезде поставили двери с домофоном, а девочке строго-настрого запретили гулять позже шести, особенно зимой. 
Но время шло, страсти утихли. Лета ещё больше сблизилась с Гриней. На прогулках иногда он преграждал ей дорогу и подталкивал носом или телом в другом направлении. Девочка не спорила, поворачивала,и потом узнавала, что в этом переулке был сбит машиной прохожий, в том скверике хулиганы устроили разборку, а на этой улочке кто-то снял все крышки люка и это просто чудо, что никто не свалился в колодец. Лета догадывалась, что у пса необычное чутьё, но как он чуял такие неприятности, она не понимала.

       Время бежало, Грегори старел, Летка гнала от себя мысли о расставании, однако, это произошло. Мама погибла в мае, а в июне заболел Грегори, отказали задние ноги. Вызвали ветеринара, ставили уколы, поили микстурой, но пёс слабел на глазах. Он не поднимался, не ел, не пил. Однажды отец сказал странным голосом:
-Пойди, погуляй немного, Леточка, я посижу с Грегори. Хлеба купишь, а то я забыл зайти в магазин.
 У неё сжалось сердце, она обняла друга за шею, глядя ему в глаза, а тот вдруг кивнул. Летка вгляделась в собаку, еле слышно проговорила:
-Нет, Грегори, не оставляй меня одну! 
Пёс вздохнул, потом привстал и толкнул её носом в сторону двери. Девушка перевела взгляд от собаки к отцу, а потом решительно сказала тихим голосом:
-Папа, я буду с ним до конца, зови ветеринара. 
-Дочка, - заволновался Олег, - мы хотели его увезти за город и там…
-Нет, папа, пусть это будет здесь.
У неё хватило сил обнять пса и шептать:
-Смотри мне в глаза, Гриня, это не больно, просто смотри мне в глаза.
Взгляд собаки угас, у Леты закружилась голова, и стало вдруг очень темно… 
       Могила пса была на той самой полянке за городом, где они любили гулять. Небольшой холмик из речных камней и берёзка рядом. Теперь только девушка ощутила истинное одиночество. Потеря двух любимых друзей, понимающих её без слов, заставила по иному взглянуть на окружающий мир и многое переосмыслить. 

    Перебравшись к бабушке, Летка поняла, что трудности не закончились. Училась она, как прежде, легко. Врождённые способности помогали ей отвечать на пятёрки, а приобретённые усидчивость и работоспособность, выделяли в классе, как серьёзную и вдумчивую личность. Но эти качества не помогли найти новых друзей. Класс был дружный, весёлый, но беззаботный. Одноклассницы твердили:
-Не парься, Летка, жизнь одна и прожить её надо с толком! Чтобы не было мучительно и больно!
 Лета сходила в гости к одной, второй, и поняла, что ей скучно, говорить постоянно о парнях, одежде и успехах в постели не хотелось, да и противно было слушать. Она стала сторониться классных сборов, но иногда всё же «выходила в свет» - ездила на дискотеку, где выделялась умением красиво, пластично двигаться под музыку. Каждый раз к ней кто-нибудь цеплялся, но ей удавалось ускользнуть безо всяких неприятностей. Вот и теперь всё, вроде, обошлось. 
            
     Летка очнулась от дум, едва не пропустив остановку, но успела, спрыгнула с подножки и быстро завернула направо, к  многоэтажкам. От остановки вслед за ней двинулась компания подвыпивших парней. Сначала они просто отпускали однообразные шуточки:
-Девушка,  а вы одна? А можно вас проводить? А у вас есть закурить?
Каждая реплика сопровождалась взрывами смеха. Летка ускорила шаг, она почти вбежала под арку, ведущую во двор, но, пробежав несколько метров, остановилась – навстречу шли два неприятных типа. Сзади раздался смех. Девушка прижалась спиной к стене, отчаянно озираясь. Ногой она наткнулась на что-то и, наклонившись, подобрала короткий, не более полуметра, железный прут арматуры. Фигуры остановились чуть поодаль, вслух размышляя, что они будут делать с Леткой.
Слова вырвались сами:
-Грэгори, на помощь! Опасность!
Парни откровенно заржали:
-Это кто ж такой? Американец, что ли? Слыхал? Грегори!
Под сводами арки раздался негромкий угрожающий рык. Тень огромной собаки скользнула по стене и встала между Летой и этими. 
-Гриня? – всхлипнула девушка.
 Что-то толкнуло её в бок по направлению к домам. Она шагнула раз, ещё, потом побежала, бросив железку по дороге. Оглянулась у самого конца арки и ясно увидела зелёные глаза Грегори. Не помня себя, добежала до квартиры и, слегка задержавшись у двери, выскользнула на балкон. Под аркой была тишина.

 На утро город гудел от новостей. Восемь парней попали в больницу. Все они лепетали нечто несуразное о громадном псе, внезапно напавшем на них и бесследно исчезнувшем. Время нападения, как ни странно, они называли по-разному – кто говорил в десять вечера, кто в одиннадцать, а кто и в полночь. Врачи разводили руками – похоже на укусы животного, но не совсем. Поскольку потерпевшие были в алкогольном, и в наркотическом опьянении, их, подлечив, закрыли в психиатрическом отделении. 
   Вечерами Летка ходила под арку, стараясь не попадаться никому на глаза, вставала на то место у стены и, закрыв глаза, звала:
-Гриня, ко мне! Гриня! Ну, пожалуйста!
 Однако ни разу пёс не откликнулся на призыв хозяйки. 
  
      Через несколько лет, когда Полета вышла замуж и родила сына, пожилая няня Семёновна в роддоме рассказывала утром сменщице:
-Чуть со страху не умерла! Представь, Анна, сидит и глядит! Сама здоровая, темная с белыми крапинами. Страх господень!
Миловидная сменщица улыбнулась:
-Ночью всё кажется большим и страшным.
-Ну, не знаю, - протянула, уже сомневаясь, Семёновна. – И всё же была собака! Здоровая! И красивая и страшная одновременно!
-А куда она смотрела, говоришь?
-Так в аккурат на пятую палату! Над нами-то пятая!
  Полету взволновал случайно подслушанный разговор. На следующую ночь она не спала, ожидая восхода Луны, а потом тихонько подошла к окну. Прямо на снегу, у берёзы сидел Грегори, она сразу узнала его. Некоторое время они с нежностью смотрели друг на друга, потом Гриня кивнул так же, как тогда, перед уколом и, развернувшись, огромной тенью перемахнул забор.
 Сына Летка назвала Григорием.


© Copyright: Елена Долгих, 2014

Регистрационный номер №0217478

от 28 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0217478 выдан для произведения: -Прошу тебя, оставь меня в покое! 
-Зачем так грубо, лапочка. У тебя кто-то есть?
-Отстань!
    Подростки лет пятнадцати пререкались после дискотеки около автобусной остановки. Парень, высокий блондин, был напористым, видно, не привык к отказам. Худенькая девушка, среднего роста, смотрела непримиримо, очевидно, не в первый раз держала оборону. Городок был небольшой -  жителей тысяч двадцать, и единственным развлечением были два ресторана, два кафе и дискотека. Не трудно догадаться, где здесь по вечерам больше всего собиралось молодёжи.
Две очень похожие беленькие девочки подбежали к подошедшему автобусу и засмеялись:
-Летка, опять у тебя приставучий ухажёр!?
Мотнув в ответ тёмными кудряшками, девушка оттолкнула паренька и легко заскочила в отходящий автобус. Она села у окна и сделала вид, что смотрит в окно. Мысли потекли по привычному руслу: «Гриня, милый, зачем ты покинул меня. Здесь без тебя так тоскливо! И пристают всякие…Когда мы с тобой гуляли, никто не смел и близко ко мне подойти!» 
   
       Слёзы потекли, несмотря на все старания. Она их не вытирала, просто прикрыла глаза.   Ещё целых два года жить в этом городишке! Среди скучных одноклассников, мечтающих о выпивке и быстром сексе. Полета вздохнула. Мама любила делить её имя на две части и обычно говорила: 
- Поле… Лето… ветерок …Лето ты наше! Леточка! Летка! - и улыбалась. 
А отец называл её Анютины Глазки и подолгу смотрел на неё, когда бывал дома. Глаза у неё и вправду были необычного фиолетового цвета. Из-за этого цвета папина мама – бабушка Настя – была несколько обеспокоена. 
-Никого не было у нас в родне с такими глазами. В кого ж она, Олег? – каждый раз вопрошала, глядя на Полету. – И где вы имя такое отыскали? Полно ведь нормальных имён!
 Отец смеялся в ответ:
- Мама, ты всё прекрасно знаешь. Летка родилась в апреле, стало быть, начало было положено летом, по лету! Вот потому мы с Леной и решили назвать девочку Полета.
Бабушка тоже начинала смеяться:
-Вы с Еленой сумасшедшие!

         У мамы не было родни – она была из детского дома. Отказная. Летка часто думала о той женщине, которая маму оставила в роддоме. Лежа на диване, пыталась представить, какая она, придумывала всевозможные сказочные истории о том, почему она отказалась от воспитания дочери, но, в конце концов, перед ней всплывало лицо матери и, Летка начинала улыбаться. Они с мамой хорошо понимали друг друга, за пятнадцать прожитых лет ни разу не ругались, только спорили. Обижаться и не разговаривать  друг с другом они могли не более пяти минут. 
 Всё оборвалось в одно мгновение…Грузовик, пьяный водитель, скользкая дорога…
 Мама шла к Летке в школу, на родительское собрание. 
Отец как-то сразу постарел, пропадал на работе, Лета видела – он страдает. Она пыталась с ним поговорить, но неудачно, он отстранялся и уходил. В конце концов, приехала бабушка, проговорила с ним, закрывшись на кухне, часа три, и отец уехал на три года строить завод куда-то в Африку. Квартиру сдали знакомым, а Полета переехала к бабушке, чтобы доучиться два года в школе. 

      Пришла в новую школу в середине сентября, когда занятия уже начались, дожидалась отъезда отца. В мыслях она часто разговаривала с Гриней – догом чёрно-белой мраморной масти. На самом деле родовитого пса звали Грегори Самуэль, или - Сэм. Его подарил отцу старый друг по институту, он привёз Грегори из Франции. У собаки оказались странные зелёные глаза. Мама, хорошо владевшая английским языком, сказала, что догу больше подходит кличка Грин, а Летка – ей тогда было четыре года – чётко выговорила: «Гриня!» Мама захлопала в ладоши:
-Верно, Леточка! Грегори – Григорий – Гриня! И по цвету глаз имя подходит!
В первый же день девчушка притащила маленькое одеяло и подушку на лежанку к собаке, улеглась под бочок и уснула, крепко обнимая пса. Заглянув в спальню, родители тихо засмеялись:
-Две собачки- Летка родилась в год собаки – нашли друг друга!
 Они спали рядом, иногда на кровати у Летки, иногда на лежанке у Грини, позднее пёс спал возле кровати девочки. Гуляли вместе, с Гриней Летка не боялась ничего и никого. Рассказывали друг другу о своих обидах и радостях, девочка отлично понимала пса и знала про всех его подружек и друзей. Грегори был добродушным, позволял малышам таскать себя за уши и даже катал их возле песочницы, но вечерами, когда они с хозяйкой выходили на прогулку, он как-то подбирался и становился недоверчиво-осторожным охранником. Несколько раз Гриня спасал девочку от неприятностей.  Ей было десять лет, после прогулки, как обычно, Полета вызвала лифт и, обняв пса, шептала ему на ухо о том, как они будут грызть перед сном сухарики – Грегори их обожал! Внезапно пёс насторожился и, повернувшись, закрыл собой девочку. Летка подняла глаза, незнакомый мужчина приближался к ним быстрой походкой. В это время открылись двери подошедшего лифта.
- Подождите меня, пожалуйста! 
Пёс заворчал, обнажив клыки. Незнакомец остановился:
-Уймите, пса, маленькая леди, - улыбчиво проговорил он.
Но от этой улыбки у Полеты пробежал холодок по спине. Однако, распрямив плечи, она громко сказала мужчине:
-Стоять! Не подходите!
Гриня напряг спину, готовясь к прыжку, шерсть на его холке вздыбилась.
Криво усмехаясь, мужчина отпрянул назад:
-Чего ты? В гости я, к другу в гости! – зачастил он. – Не хотите ехать со мной? Ладно. Только потом лифт пришлите.
Слегка двинув правую лапу вперёд, пёс раскатисто рявкнул. Мужчина исчез, хлопнула дверь подъезда. Летка не успела испугаться, зато родители были напуганы её рассказом – утром, в соседнем доме была убита восьмилетняя девочка, труп нашли в лифте. За неделю в подъезде поставили двери с домофоном, а девочке строго-настрого запретили гулять позже шести, особенно зимой. 
Но время шло, страсти утихли. Лета ещё больше сблизилась с Гриней. На прогулках иногда он преграждал ей дорогу и подталкивал носом или телом в другом направлении. Девочка не спорила, поворачивала,и потом узнавала, что в этом переулке был сбит машиной прохожий, в том скверике хулиганы устроили разборку, а на этой улочке кто-то снял все крышки люка и это просто чудо, что никто не свалился в колодец. Лета догадывалась, что у пса необычное чутьё, но как он чуял такие неприятности, она не понимала.

       Время бежало, Грегори старел, Летка гнала от себя мысли о расставании, однако, это произошло. Мама погибла в мае, а в июне заболел Грегори, отказали задние ноги. Вызвали ветеринара, ставили уколы, поили микстурой, но пёс слабел на глазах. Он не поднимался, не ел, не пил. Однажды отец сказал странным голосом:
-Пойди, погуляй немного, Леточка, я посижу с Грегори. Хлеба купишь, а то я забыл зайти в магазин.
 У неё сжалось сердце, она обняла друга за шею, глядя ему в глаза, а тот вдруг кивнул. Летка вгляделась в собаку, еле слышно проговорила:
-Нет, Грегори, не оставляй меня одну! 
Пёс вздохнул, потом привстал и толкнул её носом в сторону двери. Девушка перевела взгляд от собаки к отцу, а потом решительно сказала тихим голосом:
-Папа, я буду с ним до конца, зови ветеринара. 
-Дочка, - заволновался Олег, - мы хотели его увезти за город и там…
-Нет, папа, пусть это будет здесь.
У неё хватило сил обнять пса и шептать:
-Смотри мне в глаза, Гриня, это не больно, просто смотри мне в глаза.
Взгляд собаки угас, у Леты закружилась голова, и стало вдруг очень темно… 
       Могила пса была на той самой полянке за городом, где они любили гулять. Небольшой холмик из речных камней и берёзка рядом. Теперь только девушка ощутила истинное одиночество. Потеря двух любимых друзей, понимающих её без слов, заставила по иному взглянуть на окружающий мир и многое переосмыслить. 

    Перебравшись к бабушке, Летка поняла, что трудности не закончились. Училась она, как прежде, легко. Врождённые способности помогали ей отвечать на пятёрки, а приобретённые усидчивость и работоспособность, выделяли в классе, как серьёзную и вдумчивую личность. Но эти качества не помогли найти новых друзей. Класс был дружный, весёлый, но беззаботный. Одноклассницы твердили:
-Не парься, Летка, жизнь одна и прожить её надо с толком! Чтобы не было мучительно и больно!
 Лета сходила в гости к одной, второй, и поняла, что ей скучно, говорить постоянно о парнях, одежде и успехах в постели не хотелось, да и противно было слушать. Она стала сторониться классных сборов, но иногда всё же «выходила в свет» - ездила на дискотеку, где выделялась умением красиво, пластично двигаться под музыку. Каждый раз к ней кто-нибудь цеплялся, но ей удавалось ускользнуть безо всяких неприятностей. Вот и теперь всё, вроде, обошлось. 
            
     Летка очнулась от дум, едва не пропустив остановку, но успела, спрыгнула с подножки и быстро завернула направо, к  многоэтажкам. От остановки вслед за ней двинулась компания подвыпивших парней. Сначала они просто отпускали однообразные шуточки:
-Девушка,  а вы одна? А можно вас проводить? А у вас есть закурить?
Каждая реплика сопровождалась взрывами смеха. Летка ускорила шаг, она почти вбежала под арку, ведущую во двор, но, пробежав несколько метров, остановилась – навстречу шли два неприятных типа. Сзади раздался смех. Девушка прижалась спиной к стене, отчаянно озираясь. Ногой она наткнулась на что-то и, наклонившись, подобрала короткий, не более полуметра, железный прут арматуры. Фигуры остановились чуть поодаль, вслух размышляя, что они будут делать с Леткой.
Слова вырвались сами:
-Грэгори, на помощь! Опасность!
Парни откровенно заржали:
-Это кто ж такой? Американец, что ли? Слыхал? Грегори!
Под сводами арки раздался негромкий угрожающий рык. Тень огромной собаки скользнула по стене и встала между Летой и этими. 
-Гриня? – всхлипнула девушка.
 Что-то толкнуло её в бок по направлению к домам. Она шагнула раз, ещё, потом побежала, бросив железку по дороге. Оглянулась у самого конца арки и ясно увидела зелёные глаза Грегори. Не помня себя, добежала до квартиры и, слегка задержавшись у двери, выскользнула на балкон. Под аркой была тишина.

 На утро город гудел от новостей. Восемь парней попали в больницу. Все они лепетали нечто несуразное о громадном псе, внезапно напавшем на них и бесследно исчезнувшем. Время нападения, как ни странно, они называли по-разному – кто говорил в десять вечера, кто в одиннадцать, а кто и в полночь. Врачи разводили руками – похоже на укусы животного, но не совсем. Поскольку потерпевшие были в алкогольном, и в наркотическом опьянении, их, подлечив, закрыли в психиатрическом отделении. 
   Вечерами Летка ходила под арку, стараясь не попадаться никому на глаза, вставала на то место у стены и, закрыв глаза, звала:
-Гриня, ко мне! Гриня! Ну, пожалуйста!
 Однако ни разу пёс не откликнулся на призыв хозяйки. 
  
      Через несколько лет, когда Полета вышла замуж и родила сына, пожилая няня Семёновна в роддоме рассказывала утром сменщице:
-Чуть со страху не умерла! Представь, Анна, сидит и глядит! Сама здоровая, темная с белыми крапинами. Страх господень!
Миловидная сменщица улыбнулась:
-Ночью всё кажется большим и страшным.
-Ну, не знаю, - протянула, уже сомневаясь, Семёновна. – И всё же была собака! Здоровая! И красивая и страшная одновременно!
-А куда она смотрела, говоришь?
-Так в аккурат на пятую палату! Над нами-то пятая!
  Полету взволновал случайно подслушанный разговор. На следующую ночь она не спала, ожидая восхода Луны, а потом тихонько подошла к окну. Прямо на снегу, у берёзы сидел Грегори, она сразу узнала его. Некоторое время они с нежностью смотрели друг на друга, потом Гриня кивнул так же, как тогда, перед уколом и, развернувшись, огромной тенью перемахнул забор.
 Сына Летка назвала Григорием.


Рейтинг: +2 229 просмотров
Комментарии (2)
Серов Владимир # 28 мая 2014 в 23:35 0
Интересно!
Елена Долгих # 29 мая 2014 в 01:50 0
Спасибо!))))