Гражданин К.

9 февраля 2014 - Вадим Ионов

У гражданина К. случился кризис жанра.

Комедийно-драматический фарс набух до своей критичности и лопнул. Лопнул по-тихому, как выдохнул, без оглушительного хлопка и зловещего чёрного дыма.

Декорации рухнули, оставив К. в подвешенном состоянии посреди пыльного хлама на зябком ветерке.

 

Напасть эта стряслась с ним в тот миг, когда он потерял к себе уважение и за это лишил себя отчества. За недостойность.

Его новое место пребывания оказалось пустынным и необъятным  –  бескрайний удел ожидания или заключения.

 

Когда же К. увидел самого себя «голеньким» со стороны, то с омерзением скривился и зажмурился. Какое-то время он так и жил с закрытыми глазами, не решаясь оглядеться, боясь, как бы не сделалось хуже.

 

В первые дни своего нахождения в пугающей невесомости, гражданин К. отчаянно барахтался и, будучи охваченным животной паникой, судорожно искал выход из гиблого положения, проклиная и себя самого и свою любознательную задумчивость, что довела его до осознания бесстрастных губительных откровений.

 

Однако отсутствие опыта существования в новом «измерении» лишало его возможности найти хоть какое-то разумное решение. Тут уже не работала формула спасительного выбора – приложиться к мощам или прибиться к хлыщам. И те и другие «врачевали» в мире, из которого он был исторгнут, и в эти пУстыни не заглядывали.

 

Со временем его оставили и мелкие бесы, что поначалу изощрялись в искушениях. Но и они, в конце концов, потеряли к нему интерес. После чего гражданин К. лишил себя имени. За ненадобностью.

 

Когда же он сжился со своим полумёртвым состоянием и принял одиночество не как насилие или испытание, а как непреложную молчаливую данность мироздания, он утерял и своё гражданство. За никчёмностью.

 

Эта потеря оказалась последней, так как взять уже с него было больше нечего….

 

***

 

Цвета и звуки вернулись к нему внезапно, будто лопнула плёнка мутного пузыря, в котором он жил всё последнее время.

Лопнула с его пробуждением, когда он открыл глаза и почувствовал, что ему разрешено жить дальше.

 

Он лежал и наслаждался пением птиц за окном, ветром, шагами людей, глядя на красную каплю, что висела на краю абажура ночника. Затем он встал, подошёл к окну и, прижавшись лбом к стеклу, стал смотреть на суету города.

 

Город по-прежнему кипел финансистами, аферистами, запыхавшимися аналитиками и политиками, влюблёнными и забытыми, обманутыми и возвеличенными, трудягами и лентяями. Он ясно видел этот вихрь, который нёсся непонятно куда и непонятно зачем.

 

Наблюдая за этим тайфуном, он поймал себя на мысли, что бесконечно любит эту круговерть и всех её обитателей, в течении своей болезни утеряв ядовитость осуждений и черноту обвинений.

 

Затем он быстро оделся, снял с ночника крохотную красную каплю и посадил её на лацкан пиджака. Божья коровка запустила свои лапки в межклетье ткани и была готова к путешествию.

 

Он подмигнул попутчице и вышел на улицу, приняв непреклонное решение начать закрывать висящие долги и расплачиваться по старым счетам.

 

Чувствуя себя счастливым и полным сил, улыбаясь встречным прохожим, он знал, что ему надо торопиться, потому как, не имело никакого смысла тратить ещё одну, следующую жизнь на весь этот бедлам….

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0188075

от 9 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0188075 выдан для произведения:

У гражданина К. случился кризис жанра.

Комедийно-драматический фарс набух до своей критичности и лопнул. Лопнул по-тихому, как выдохнул, без оглушительного хлопка и зловещего чёрного дыма.

Декорации рухнули, оставив К. в подвешенном состоянии посреди пыльного хлама на зябком ветерке.

 

Напасть эта стряслась с ним в тот миг, когда он потерял к себе уважение и за это лишил себя отчества. За недостойность.

Его новое место пребывания оказалось пустынным и необъятным  –  бескрайний удел ожидания или заключения.

 

Когда же К. увидел самого себя «голеньким» со стороны, то с омерзением скривился и зажмурился. Какое-то время он так и жил с закрытыми глазами, не решаясь оглядеться, боясь, как бы не сделалось хуже.

 

В первые дни своего нахождения в пугающей невесомости, гражданин К. отчаянно барахтался и, будучи охваченным животной паникой, судорожно искал выход из гиблого положения, проклиная и себя самого и свою любознательную задумчивость, что довела его до осознания бесстрастных губительных откровений.

 

Однако отсутствие опыта существования в новом «измерении» лишало его возможности найти хоть какое-то разумное решение. Тут уже не работала формула спасительного выбора – приложиться к мощам или прибиться к хлыщам. И те и другие «врачевали» в мире, из которого он был исторгнут, и в эти пУстыни не заглядывали.

 

Со временем его оставили и мелкие бесы, что поначалу изощрялись в искушениях. Но и они, в конце концов, потеряли к нему интерес. После чего гражданин К. лишил себя имени. За ненадобностью.

 

Когда же он сжился со своим полумёртвым состоянием и принял одиночество не как насилие или испытание, а как непреложную молчаливую данность мироздания, он утерял и своё гражданство. За никчёмностью.

 

Эта потеря оказалась последней, так как взять уже с него было больше нечего….

 

***

 

Цвета и звуки вернулись к нему внезапно, будто лопнула плёнка мутного пузыря, в котором он жил всё последнее время.

Лопнула с его пробуждением, когда он открыл глаза и почувствовал, что ему разрешено жить дальше.

 

Он лежал и наслаждался пением птиц за окном, ветром, шагами людей, глядя на красную каплю, что висела на краю абажура ночника. Затем он встал, подошёл к окну и, прижавшись лбом к стеклу, стал смотреть на суету города.

 

Город по-прежнему кипел финансистами, аферистами, запыхавшимися аналитиками и политиками, влюблёнными и забытыми, обманутыми и возвеличенными, трудягами и лентяями. Он ясно видел этот вихрь, который нёсся непонятно куда и непонятно зачем.

 

Наблюдая за этим тайфуном, он поймал себя на мысли, что бесконечно любит эту круговерть и всех её обитателей, в течении своей болезни утеряв ядовитость осуждений и черноту обвинений.

 

Затем он быстро оделся, снял с ночника крохотную красную каплю и посадил её на лацкан пиджака. Божья коровка запустила свои лапки в межклетье ткани и была готова к путешествию.

 

Он подмигнул попутчице и вышел на улицу, приняв непреклонное решение начать закрывать висящие долги и расплачиваться по старым счетам.

 

Чувствуя себя счастливым и полным сил, улыбаясь встречным прохожим, он знал, что ему надо торопиться, потому как, не имело никакого смысла тратить ещё одну, следующую жизнь на весь этот бедлам….

 

Рейтинг: 0 166 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
92
91
91
90
86
82
79
78
73
72
70
69
66
66
66
64
63
61
60
58
58
56
54